Поточное судопроизводство

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Российскую систему правосудия ждет ускорение без перестройки

1199861330-0.jpg Верховный Суд России объявил служителям Фемиды жесткое предупреждение: за нарушение сроков рассмотрения дел они могут быть дисквалифицированы. Так предложено уменьшить число жалоб россиян в Страсбург на нарушение одного из важных постулатов Европейской конвенции – права на разрешение спора «в разумный срок». Однако пока не ясно, как в режиме ускорения можно будет соблюсти право россиян еще и на справедливое правосудие.

Вопросу соблюдения сроков рассмотрения уголовных, гражданских и административных дел Пленум Верховного Суда России посвятил предновогоднее заседание 27 декабря. Накануне его председатель Вячеслав Лебедев рассказывал о принимаемых мерах Президенту России Владимиру Путину. Проблемы объясняются возрастающим объемом работы, которая ложится на судей: за 2007 год рассмотрено более 7 миллионов гражданских дел, свыше 6 миллионов дел об административных правонарушениях, а количество уголовных, по словам Вячеслава Лебедева, приближается к миллиону. Кроме судей, виновниками затягивания дел названы адвокаты, чиновники и иные недобросовестные участники процесса.

Европейская разумность

Международные конвенции, на которые так часто ссылаются правозащитники и критики российской судебной системы, не указывают никаких конкретных сроков рассмотрения дел, а говорят лишь об общих понятиях «разумности».

В каждом случае этот срок должен определяться исходя из конкретных обстоятельств –сложности дела, поведения заявителей и судебных властей. Например, в срок разбирательства имущественного спора входит весь процесс — от подачи иска до фактического исполнения решения. Страсбургский суд признает затягиванием только недобросовестные действия государства – чиновников и судебных инстанций. Это может быть выражено в незаконном отказе в приеме заявлений, необъективном распределении или неоправданном объединении дел, смене судей, отложении и приостановлении рассмотрения и так далее. Даже сам факт подобных действий признается нарушением принципа разумности срока разбирательства. При этом Европейский суд, как правило, исключает из срока рассмотрения периоды, когда затягивание разбирательства происходило по инициативе частного лица (подача многочисленных ходатайств, смена адвоката, немотивированное отсутствие сторон в судебном процессе и т.п.).

Журналисту «Фонтанки» удалось найти в архиве Европейского суда по правам человека только одно решение против России, в котором отечественная судебная машина критиковалась за нарушение оных разумных сроков: петербургский «дольщик» Алексей Бабурин оказался участником конфликта заказчика и подрядчика по строительству жилого дома. Первый иск в Куйбышевский районный суд был предъявлен еще в 1998 году, но дело так и не было рассмотрено за восемь лет! Истец даже жаловался на нарушение разумного срока в вышестоящие инстанции, вплоть до Верховного Суда России. Формальный ответ получил из городского: «рассмотрение дела откладывалось в связи с загруженностью суда делами, а судья, рассматривающий дело заявителя, ушел в очередной ежегодный отпуск». Позже в отношении «судьи-отпускника» все же было вынесено частное определение, в котором ему вменили нарушение норм процессуального права, а также разумных сроков разбирательства дела.

Было и еще одно решение Европейского суда, в котором упоминалось затягивание процесса. Питерский «узник» отсудил у России 20 тысяч доларов за слишком долгое нахождение в следственном изоляторе «Кресты». Речь о долгом судебном разбирательстве наверняка будет идти и при рассмотрении в Страсбурге заявления экс-депутата Юрия Шутова, который требует взыскать с России три миллиона евро.

Решайте быстро – хуже будет

Верховный Суд России предлагает целый набор инструментов, дабы дисциплинировать судей. Вышестоящие (апелляционная, кассационная и надзорная) инстанции в случае выявления фактов неоправданного нарушения сроков могут выносить частные определения или постановления. А вот «за грубое или систематическое нарушение судьей процессуального закона, повлекшее неоправданное нарушение сроков разрешения дела и существенно ущемляющее права и законные интересы участников судебного процесса» может быть наложено дисциплинарное взыскание вплоть до прекращения полномочий судьи. С учетом, как рекомендует «мудрый Страсбург», – конкретных обстоятельств.

Дисциплинарные меры предлагается, по мере возможности, применять и к другим недобросовестным участникам процесса. Например, в случаях задержки судебного разбирательства дела по причинам неявки адвокатов без уважительных причин «обращать внимание на указанные факты руководителей адвокатских палат». Правда, не ясно, как судьи должны оное «внимание» привлекать и какие последствия ждут адвокатов, его проигнорировавших. Такие же обращения предлагается адресовать должностным лицам органов внутренних дел, уголовно-исполнительной системы и службы судебных приставов, виновных в несвоевременной доставке содержащихся под стражей подсудимых, невыполнении постановлений (определений) судьи о приводе арестованных и т.п.

В отличие от Европейской конвенции, российские процессуальные кодексы предусматривают конкретные сроки совершения всех процессуальных действий. Например, судебное разбирательство мировым судьей должно быть начато не позднее 14 суток со дня поступления заявления или уголовного дела. Гражданские споры рассматриваются и разрешаются судом до истечения двух месяцев со дня поступления заявления, а мировым судьей – месяца со дня принятия иска. Дело об административном правонарушении рассматривается в пятнадцатидневный срок со дня получения судьей протокола и других материалов дела.

Особое внимание Верховный Суд России обращает на соблюдение прав подсудимых, содержащихся под стражей. По действующему Уголовно-процессуальному Кодексу РФ приговор должен быть вынесен в течение шести месяцев со дня поступления дела в суд. Хотя по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях этот срок можно продлевать сколько угодно раз. Европейская конвенция предусматривает право задержанного или заключенного под стражу на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда – то есть через полгода суд должен либо вынести приговор, либо выпустить подсудимого на свободу. Этот вариант в принятых 27 декабря рекомендациях даже не рассматривается.

Неделя под судом или годы в тюрьме?

Россия далеко не рекордсмен по срокам рассмотрения дел. Одно из решений Европейского суда по правам человека посвящено двум судебным делам, рассматривавшимся в ФРГ семнадцать и десять лет!

В 80-е годы по заказу Верховного Суда СССР были проведены исследования и составлены нормативы затрат времени на рассмотрение различных категорий дел. Например, на бракоразводный процесс (без спора об имуществе или детях) судья должен был тратить до 30 минут. «Плохой судья легко будет соблюдать эти сроки, – рассуждает бывший председатель одного из петербургских судов. – Хороший, возможно, несколько раз отложит рассмотрение дела и, может быть, примирит враждующие стороны».

Два года – нормальный срок разрешения гражданского спора в американском суде. Причем служители Фемиды даже не скрывают, что такая неповоротливость судебной системы вынуждает стороны приходить к мировому соглашению. В практике российских судов общей юрисдикции доля таких соглашений не превышает одного процента от общего числа поданных исков. В США наоборот – единицы дел доходят до судебного решения.

Требуя ускорить рассмотрение дел, в том числе уголовных, Верховный Суд России не объясняет, как в условиях признаваемой в том числе самим Вячеславом Лебедевым перегруженности не ухудшить и без того не лучшее качество принимаемых решений. Под угрозой дисквалификации быстрее должны будут принимать решения служители Фемиды не только первой, но и апелляционной, кассационной и надзорной инстанций. То есть совершенную, например, мировым судьей ошибку вряд ли впопыхах смогут исправить вышестоящие суды. Причем за ошибки, если только они не очень уж грубые или предумышленные, судей никто не карает даже выговорами. Мировой судья, который должен изучить дело за несколько дней, может приговорить гражданина к двум годам лишения свободы. Ежегодно виновными мировые судьи признают почти 240 тысяч россиян, а апелляционная инстанция отменяет только 15 процентов обжалованных приговоров.

Спрашивал ли кто-нибудь подсудимых или иных участников процесса – что лучше – лишнюю неделю быть под следствием или, будучи невиновным, много лет провести в заключении?

Оригинал материала

«Фонтанка.ру» от origindate::08.01.08