Похождения Чайки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Байкальская Открытая газета", origindate::13.10.1999, "Полет Чайки. Часть вторая"

Похождения Чайки

Скромность красит прокурора

Converted 10265.jpgЛюбимец Российской Фемиды, бывший областной прокурор, бывший заместитель генерального прокурора по следствию, а ныне министр юстиции Юрий Яковлевич Чайка не любит вспоминать иркутский период своей деятельности, а зря. Ведь раньше-то со скромностью у него было попроще. Так, осенью 1987 года Чайка исполнял обязанности областного прокурора (сам прокурор, Александр Плешивцев, был в отлучке). Не мудрствуя лукаво и не страдая угрызениями совести, Юрий Яковлевич отправил в Генпрокуратуру представление на себя, любимого, - на внеочередное присвоение звания «Старший советник юстиции», каковое благополучно и незамедлительно получил.

А в феврале 1992 года Юрий Яковлевич уже сам стал начальником областной прокуратуры. Первое, чем он занялся на высоком и ответственном посту, было рассмотрение разнарядки на награды – в мае того же года по советскому летоисчислению исполнялось 70 лет прокуратуре, а по такому поводу, сами понимаете, положена «раздача слонов». К званию «Почетный работник прокуратуры» он представил своего зама Виктора Лебедева, страдающего перманентными запоями. Во время празднеств Лебедев свой «знак почета» получил, и на радостях так загулял, что аж четыре месяца (!!!) не появлялся на работе. В отчаянии Чайка посылал к нему кадровиков, в дверь ему подсовывали записки с вызовами в прокуратуру – все было втуне. Новоявленнный «почетный работник» пил старательно и изумительно, и в конце концов к концу года его заставили написать заявление на увольнение, причем в Москву об истинной причине ухода сообщать не стали – видимо, по причине природной скромности.

Верный принципам показушничества, Чайка умудрился сделать героя из Киренского районного прокурора Вадима Вольского, в чью квартиру по ошибке постучались два пьяных мужика. Вышедший Вольский стал с ними ругаться, его побили, но жена Вольского схватила хранящийся дома табельный пистолет мужа и задержала пьяниц. Чайка же расписал это происшествие так, что Вольский с риском для жизни задержал двоих ранее судимых преступников. Это «донесение» пошло в Генпрокуратуру и в журнал «Человек и закон», а сам Вольский был удостоен от Чайки награды. Правда, в Киренске истинный ход этой истории известен, что служит источником веселья для местных жителей – зато для Иркутска и Москвы Чайка выглядел «вождем героических прокуроров».

Во второй половине 1994 года в газете «Советская молодежь» прокурор Иркутской области Юрий Чайка лично заверил жителей, что надо покупать бумаги «Хопер-Инвест» – он-де так и сделал. После такой рекламы, понятно, многие иркутяне свои деньги «Хопру» доверили и… остались ни с чем. А в августе этого года многотомное уголовное дело по мошенничеству «Хопра» Генеральная прокуратура РФ передала в суд. Стоит ли говорить, что рекламное заявление Юрия Яковлевича в этом деле не фигурирует… Да и как оценить заявление «ока государева», как во времена оны именовалась прокуратура!

С приходом Чайки из областной прокуратуры вынужден был уйти ряд опытных следственных работников. При нем следственнную, часть возглавил Петр Лукин, о стиле руководства которого можно судить по следующему эпизоду. В феврале 1995 года, во время обычного рабочего дня, следователи и другие прокурорские работники устроили прямо в кабинетах банальную пьянку, коя продолжалась до самого вечера. Дежурные по РУОПу (а следственное управление, как известно, размещается в одном с ним здании, по Байкальской, 129) несколько изумились, наблюдая в десятом часу вечера «исход» изрядно набравшихся начальника следственной части Петра Лукина, начальника отдела Сергея Трофимова, прокурора одного из отделов Бориса Михалева. После того щедрого возлияния Трофимов таинственно исчез, не появляясь ни дома, ни на работе. Собутыльники сами толком не могли объяснить, где они «потеряли» своего спутника. Труп его «оттаял» на Ушаковке только в марте следующего года, где его случайно нашел иркутянин, выгуливающий собаку. Дело оказалось простым до банальности: пьяный Трофимов, брошенный в невменяемом состоянии коллегами, заблудился, забрел на реку Ушаковку и замерз… Хоронили его в закрытом гробу. Опасаясь возможного гнева родственников, Чайка быстренько отправил на пенсию Лукина, а Михалев перевелся в транспортную прокуратуру. В Москву же Юрий Яковлевич отрапортовал: с происшествием разобрался, виновные наказаны. Правда, о том, что рыба с головы воняет, начальник «веселых прокуроров» предпочел умолчать.

В апреле 1995 года сотрудники Восточно-Сибирского Регионального отделения по борьбе с организованной преступностью (ВС РУОП) около полуночи ворвались в одну иркутскую квартиру, где был устроен частный публичный дом. Обслуживали клиентов девочки разных «основных» профессий: продавцы, учителя, студентки. Были среди них и молодые работницы МВД и прокуратуры. Полуголых прокурорш засняли на видеокамеру, и в том же месяце фрагмент с участием сотрудниц правоохранительных органов в роли «жриц любви» был показан по местному телевидению – только лица закрыли. Комментировал фрагмент начальник РУОП Александр Егоров. Он на всю область объявил, что «героини» работают именно в прокуратуре. Чайка, тогдашний областной прокурор, все же упросил Егорова не давать хода материалам. Генпрокуратуру оставили в неведении о своеобразной «смычке» работниц правоохранительных органов области и уголовной клиентурой борделя. По всей России такого телесюжета не было – что ж Чайке скромничать!

С Иркутском Чайку связывает также строительство на берегах Ангары Института прокуратуры, и публикации небезынтересных статей в журнале «Законность» (это официальный печатный орган генеральной прокуратуры сначала СССР, а ныне России). Когда Юрий Яковлевич и не думал о работе в Москве, а старался закрепиться на теплом месте областного прокурора, он совместно с преподавателем кафедры уголовного права юридического факультета государственного университета Игорем Звечаровским написал и опубликовал пару статей. Кто собственно был автором, а кто только поставил свою подпись, не так важно, важно другое: в столице России обратили внимание, что областной прокурор умеет не только руководить следователями, но еще и оригинально мыслит, а это весьма не традиционно для чиновника такого ранга.

Вероятно за эту помощь Игорь Звечаровский, который не когда не занимался практической работой становится начальником Института прокуратуры - государственным советником юстиции третьего класса (это соответствует армейскому званию генерал-майор). Теперь сей теоретик дает ценные указания – как работать практикам, то есть реально действующим операм и следователям, по раскрытию преступлений.

В начале девяностых годов в Иркутской области австралийской фирмой «Стар Технолоджи Системс Лимитед» была предпринята и успешно проведена попытка завладеть золоторудным месторождением «Сухой лог», где запасы «желтого металла» оцениваются более чем в полторы тысячи тонн. Хотя региональное управление ФСБ своевременно и регулярно докладывало по всем инстанциям о проводящейся инофирмой операции, возглавляемая Чайкой прокуратура отнеслась ко всем этим сигналам с олимпийским спокойствием. Уголовное дело за № 18/221847-96 удалось возбудить только после отбытия Юрия Яковлевича в Москву. В постановлении о возбуждении дела, в частности, сказано: «…Заместитель председателя Госкомимущества России Мостовой П.П., являясь уполномоченным представителем Российской Федерации в АОЗТ «Лензолото» и представляющий интересы государства, злоупотребляя служебным положением, в нарушение действующего законодательства, путем обмана и злоупотребления доверием на основании протокола № 12 собрания акционеров АОЗТ «Лензолото» от 27 мая 1994 года и фиктивного решения акционеров от 20 апреля 1995 года единолично, без согласования с Российским фондом федерального имущества, неправомерно внес изменения в учредительный договор и устав АО «Лензолото», согласно которым корпорация «Стар…» вносит свой первоначальный вклад не в иностранной валюте, а в российских рублях из расчета 1 рубль – 0,4 доллара США, что эквивалентно 312 млн. 500 тыс. рублей или 1,5 млн. долларов США.

Таким образом, в результате умышленных и неправомерных действий Мостового П.П. государству причинен значительный ущерб в виде недополучения российской стороной иностранной валюты в крупных размерах…»

Примерно в это же время Юрий Яковлевич получил в подарок часы «Longin» с золотым браслетом. За что бы такие царские подарки?

К сожалению, подполковник ФСБ Петр Мазанников силы свои переоценил – не тягаться ему со столицей! Уголовное дело благополучно и негромко кануло в Лету.

В свое время Чайка затеял строительство в Иркутске Юридического института. Цель вроде бы благая – следователи с Дальнего Востока должны были повышать свою квалификацию на берегах Ангары, а не мотаться для этого в Москву. Правительство эту идею одобрило и выделило (распоряжением за подписью Черномырдина) деньги на строительство. По непонятным причинам подряд на строительство получили югославы (известная в Иркутске фирма «Ксеми-Трейд»). Проведенная сотрудниками ФСБ проверка показала, что отчетность, мягко говоря, не в порядке – сказать проще, обычные приписки, каковые вылились в ущерб на сумму около миллиона долларов. Заместитель начальника ФСБ Александр Николюк отправился к преемнику Чайки на посту областного прокурора Анатолию Мерзлякову с предложением возбудить уголовное дело. Увидев в деле оперативного учета фамилию Чайки, Мерзляков наотрез отказался выступить против предшественника, предложив Николюку попросту забыть о своих открытиях. В начале ноября 1996 года в Иркутск прилетел и сам заместитель генпрокурора Юрий Чайка, и здесь состоялась его встреча с Николюком и Мерзляковым. О чем шла речь на этом рандеву неизвестно. Однако информация об оперативном деле неведомым путем попала в Москву и летом 1998 года в Иркутск прибыла комиссия из трех работников центрального аппарата ФСБ и двух сотрудников генеральной прокуратуры. Здесь им была придана от местной прокуратуры старший прокурор отдела по надзору за расследованием особо важных дел и оперативно-разыскной деятельностью Ирма Калугина. Вся эта дружная команда направилась в архив ФСБ проверить, есть ли там материалы на Юрия Чайку. Оказалось – да, есть, и не только на него: к исчезновению средств имел отношение и начальник Юридического института Игорь Звечаровский. Начальник регионального управления ФСБ по Иркутской области приказал своим офицерам перепроверить оперативное дело – вдруг ошибка – но проверка все подтвердила. Более того, сумма исчезнувших «баксов» возросла примерно до полутора миллионов. Материалы были ксерокопированы и ушли в столицу по линии генеральной прокуратуры. Они легли на стол к Юрию Скуратову и тогдашнему директору ФСБ Николаю Ковалеву. Чекисты и надзирающий орган пришли к консенсусу – оперативное дело огласке не предавать. Вероятно, Юрий Скуратов сейчас об этом жалеет – ведь Чайка, мягко говоря, предал своего шефа. А материалы этого дела лежат в опечатанном кабинете генпрокурора. Интересно, будет ли новый глава прокуратуры также будет держать у себя «под спудом» компромат на министра юстиции, или все же поступит по закону и совести?

Converted 10266.jpg

"Чайка на яхте - отдых на Ангаре".
Рядом со стоящим Чайкой сидит нынешний прокурор Иркутской области Анатолий Мерзляков