Почему «Норильский никель» - последняя надежда Дерипаски

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Почему «Норильский никель» - последняя надежда Дерипаски FLB: Конъюнктура мирового рынка и снижение цен на алюминий не позволяют «Русалу» исполнять кредитные обязательства и развиваться

"«Недавно «Русал» опубликовал пресс-релиз об итогах производственной деятельности компании в 2011 году. Скажем сразу – прелюбопытнейший документ, позволяющий оценить производственный потенциал «Русала» как на конец прошлого года, так и на перспективу, пишет в сегодняшних «Новых известиях» доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский . - Перспектива, заметим, нерадужная, так как в 2011 году производство алюминия на мощностях «Русала», при общемировом росте производства на 8%, а потребления – на 10% по сравнению с 2010 годом, выросло всего на 1% . По итогам прошлого года «Русал» произвел 4,1 млн. т алюминия, что составляет 9,0% от общемирового показателя. Для сравнения – Китай, с учетом того, что «китайское производство алюминия росло, несмотря на снижение загрузки действующих алюминиевых мощностей в целях сокращения национального потребления электроэнергии, а также закрытие устаревших предприятий во втором полугодии 2011 года», выработал 19,1 млн. т (41,9% мирового производства), а рост составил 10% за год». «Итоги производственной деятельности «Русала» при вдумчивой аналитике показывают, что большинство мощностей компании работают на пределе возможностей – отсюда столь малый рост производства , - полагает профессор. - Так, выработка алюминия на крупнейшем активе «Русала» – Красноярском алюминиевом заводе (КрАЗ) – увеличилась всего на 2%, на Братском алюминиевом (БрАЗ) – на 1%, а на Саяногорском алюминиевом и вовсе снизилась на 7%. А ведь это крупнейшие алюминиевые заводы «Русала», производящие в совокупности 60,2% продукции! При этом стоит учесть, что КрАЗ и БрАЗ получают электроэнергию (составляющую более четверти себестоимости) от ОАО «Красноярская ГЭС» и ОАО «Иркутскэнерго», частично находящихся в собственности холдинга «Базовый элемент» . «Максимальный объем прироста производства зафиксирован на предприятии «Русала» Kubal (Швеция) – 19% (где, впрочем, производится всего 2,7% годового объема), зато снижение производства зафиксировано на пяти предприятиях из 16, и в лидерах здесь – Запорожский алюминиевый комбинат, где падение производства составило 3,6 раза. «Намного лучше» ситуация на другом зарубежном алюминиевом активе «Русала» – нигерийском заводе ALSCON (снижение выработки – «всего» 15%), а также на Волховском алюминиевом заводе (14%). Но это «цветочки» – объем производства на упомянутых предприятиях невелик, настоящую тревогу (а также подтверждение авторского тезиса о работе мощностей на пределе возможностей) вызывает снижение производства алюминия на Хакасском заводе (7,1% совокупного годового выпуска). И пусть итоговый отрицательный показатель составил всего 1%, тенденция очевидна – «Русал» не справляется с ростом себестоимости продукции (хакасское производство «не заведено» на собственные источники электроэнергии, а работать на склад в условиях падения мировых цен на алюминий невыгодно), отсюда и негативная динамика. Немногим лучше ситуация с производством глинозема. Рост по этому показателю составил всего 4%, причем основной прирост производства приходится на зарубежные активы «Русала» , прежде всего на завод Windalco Ewarton на Ямайке (прирост по итогам года – 133%), где вырабатывается 6,8% совокупного объема. Неплохие результаты показали и другие иностранные мощности: ирландское предприятие Aughinish (прирост 4% и 23,6% годовой выработки компании), а также украинский Николаевский глиноземный завод (прирост 4% и 19,6% годовой выработки). На фоне роста зарубежного производства российские комбинаты стагнируют: максимальный прирост зафиксирован на Богословском алюминиевом заводе (6% и 12,9% годовой выработки), а максимальное падение – Бокситогорском глиноземном заводе (2,5 раза и, как следствие, всего 0,7% годовой выработки). Похоже, руководство «Русала» крайне мало заинтересовано в развитии глиноземного производства внутри России, отсюда и столь незначительная доля российского производства глинозема – всего 34,6% от совокупного выпуска сырья . Анализируя ситуацию с глиноземным дивизионом «Русала», нельзя не вспомнить о толлинге (то есть о переработке иностранного сырья с последующим вывозом готовой продукции). В России до сих пор не поставлен заслон толлинговым операциям, в результате чего федеральный и региональные бюджеты недополучают сотни миллионов рублей налоговых поступлений. Как видно из представленных выше показателей, «Русалу» гораздо выгоднее завозить сырье из-за рубежа, используя толлинговые схемы, чем развивать внутрироссийское производство. Отсюда и столь низкие результаты производственной деятельности российских глиноземных предприятий . Упоминая толлинг, нужно сказать, что схожая ситуация сложилась в производстве «Русалом» бокситов . Из общего объема добычи (13 473 тыс. т) на долю российских производителей пришлось всего 5380 тыс. т, или 39,9% годового объема. Основными же производителями бокситов стали по итогам 2011 года предприятия «Русала», расположенные в таких далеких странах, как Гвинея (36,5%), Ямайка (13,7%), а также в Гайане (9,6%). При этом нельзя не сказать о непростой политико-экономической ситуации в Гвинее – стране, где уже не раз ставился вопрос о национализации отрасли по добыче полезных ископаемых. Вывод по итогам краткого анализа итогов производственной деятельности «Русала» в 2011 году напрашивается сам собой – сложившаяся негативная конъюнктура на мировом алюминиевом рынке, а также убыточность многих алюминиевых предприятий компании не позволяют своевременно исполнять кредитные обязательства и развиваться в соответствии с намеченным кредиторами графиком. Вот почему в 2011 году, так же как годом ранее, основным источником прибыли «Русала» станут не собственные алюминиевые мощности, а инвестиция в ОАО «ГМК «Норильский никель» – предприятие, которому «Русал» пытается навязать свою политику и мечтает в конечном итоге получить контроль над ним . Очевидно, однако, что качество менеджмента в «Русале» не выдерживает никакой критики, и в чьих интересах происходят «гринмейлерские» атаки на «Норильский никель» – большой, но очевидный вопрос. Но это уже, как говорится, совсем другая история». Снижению выработки продукции на российских предприятиях «Русала» Агентство федеральных расследований FLB уделяло внимание ранее. В частности наш сайт писал: «на официальном сайте ОК «РУСАЛ» опубликован релиз по итогам производственной деятельности в 2011 году. Согласно представленной отчетности производственные показатели алюминиевого холдинга выросли. При этом, увеличение объема производства глинозема в 2011 году связано с ростом производства на зарубежных заводах компании, а не в России. «Увеличение объема производства глинозема в 2011 году связано с ростом производства на заводе Windalco Ewarton на Ямайке и значительным восстановлением производства на заводе Aughinish в Ирландии». Из российских компаний, согласно пресс-релиза, увеличение производства глинозема произошло только на Богословском алюминиевом заводе, но, как известно, на этом предприятии свои проблемы, в решение которых пришлось вмешиваться премьер-министру Владимиру Путину. Что же касается Ачинского глиноземного завода, то здесь продолжается сокращение производства. Если в 2010 году на АГК было произведено 1 млн. тонн глинозема, то в 2011 – 977 тонн. А «рекордным» стал Бокситогорский глиноземный завод, на котором сокращение объемов производства в 2011 году достигло 60%». В общем, послностью в духе выводов профессора Крического. О том, что участие «Русала» в бизнесе «Норильского никеля» может всерьез угрожать экономической безопасности России, Агентство федеральных расследований FLB сообщало в другой своей публикации. Как ранее сообщало FLB, «конец января этого года принес вполне ожидаемое известие с рынка слияний и поглощений (M&A) о слиянии двух компаний, специализирующихся на добыче и реализации цветных металлов - Glencore и Xstrata . Общая сумма сделки по предварительным расчетам составит порядка 90 млрд долларов, а механизм заключается в обмене акциями: Glencore выпустит 2,8 акции за каждую акцию Xstrata. Казалось бы, какое дело российской экономике до означенного слияния двух в значительной степени офшорных компаний? Не скажите. Однако, прежде чем представить на суд читателя наше видение ситуации, представим краткую справку о двух сливающихся в M&A экстазе бизнес-структурах. Glencore International AG (ранее - Marc Rich & Co AG) - один из крупнейших в мире поставщиков сырьевых товаров и редкоземельных металлов. Glencore осуществляет свою деятельность на территории почти 40 стран и занимается преимущественно торговлей, производством, переработкой и хранением полезных ископаемых, а также сельскохозяйственной продукции. Еще один немаловажный факт - активы Glencore включают в том числе 8,8% уставного капитала небезызвестной компании "Русал", владеющей, в свою очередь, блок-пакетом акций флагмана российской цветной металлургии - "Норильского никеля" . Да что там говорить, наблюдательный совет компании En+, владеющей более чем 47% UC Rusal (обе фирмы зарегистрированы на офшорном острове Джерси), возглавляет глава Glencore Айван Глайзенберг. Едем дальше. Xstrata, штаб-квартира которой расположена в швейцарском "льготном" кантоне Цуг, специализируется на добыче угля, а также никеля, меди, цинка, свинца, золота и серебра. Компания осуществляет свою деятельность на территории Австралии, Аргентины, Великобритании, Германии, Испании, Колумбии, Перу и ЮАР. Интересный поворот - до объявления о слиянии Glencore и Xstrata и так были частично аффилированы: Glencore принадлежало 34% акций Xstrata. В создающейся объединенной компании заместителем генерального директора станет все тот же Айван Глайзенберг, отныне контролирующий существенную долю рынка цветных металлов. Кстати, в рейтинге "FT-500" за 2010 год Xstrata вошла в первую сотню компаний, заняв 97-е место. А теперь по сути. Основным конкурентом Glencore выступают не гиганты горнорудной промышленности, такие как BHP Billiton (6-е место в рейтинге "FT-500"), Vale (23-е место) или Rio Tinto (45-е место), а наш "Норильский никель", поскольку один из основных профилей деятельности Xstrata - как раз добыча и реализация никеля . При этом не будем забывать о "дружбе" Glencore и "Русала" как юридических лиц и Айвана Глайзенберга и Олега Дерипаски как лиц физических. Вот почему при умелом использовании некоторых статей Федерального закона от 26 ноября 1995 года N 208-ФЗ "Об акционерных обществах" "Русал", а точнее ООО "ОК Русал Управление Инвестициями", на которое формально оформлен блок-пакет "Норильского никеля", получает доступ к информации, позарез нужной и Glencore, и сливающейся Xstrata . Как говорится, только бизнес, ничего личного. Да и о каком патриотизме может идти речь, когда на кону сотни миллионов долларов. В таких случаях, как правило, подписывают специальное соглашение, ограничивающее доступ к внутренней информации . Остановимся на Законе "Об акционерных обществах" подробнее. Пункт 1 ст. 91 Закона гласит, что "к документам бухгалтерского учета и протоколам заседаний коллегиального исполнительного органа имеют право доступа акционеры (акционер), имеющие в совокупности не менее 25 процентов голосующих акций общества". Кроме того, согласно п.1 ст. 89 Закона, владелец блок-пакета может знакомиться с внутренними документами общества, документами бухгалтерского учета и бухгалтерской отчетности, отчетами независимых оценщиков, уведомлениями о заключении акционерных соглашений, направленных обществу, а также списками лиц, заключивших такие соглашения, судебными актами по спорам, связанным с созданием общества, управлением им или участием в нем. Как видно, спектр внутренней конфиденциальной информации чрезвычайно широк и способен оказать неоценимую помощь в конкурентной борьбе. Самое противоречивое в этой ситуации то, что действия ООО "ОК Русал Управление Инвестициями" (запросы о получении необходимой информации) будут абсолютно законными и основанными на статьях Федерального закона "Об акционерных обществах". Изменения же в этот закон, так необходимые в современных конкурентных условиях, на повестке дня Государственной Думы не стоят, хотя в зарубежном праве стороны в таких случаях, как правило, подписывают специальное соглашение, ограничивающее доступ к внутренней информации. Если, конечно, алюминиевый холдинг реально заинтересован в росте стоимости своих инвестиций. Что может предпринять "Норильский никель" в условиях формирования нового сопоставимого по активам конкурента? Прежде всего, выйти с предложением к "Русалу" о подписании упомянутого соглашения об ограничении доступа к внутренней информации, поскольку утечки могут происходить помимо воли руководства алюминиевого гиганта . В случае если "Русал" не согласится на подписание такого соглашения (и, как следствие, распишется в явном переходе на сторону Glencore), необходимо обращаться напрямую в правительство, как известно, обладающее правом законодательной инициативы, с требованием о внесении изменений в Закон "Об акционерных обществах". Это важно, поскольку "Норильский никель" наполняет не только региональный бюджет Красноярского края, но и бюджет федеральный . Ведь теперь информация о деталях бизнеса "Норникеля" станет с помощью "Русала" ценным инсайдом для объединенных Glencore и Xstrata. Слияние Glencore и Xstrata, на первый взгляд, не имеющее отношения к российской экономике, выдвигает новые задачи и перед правительством России. Причина в том, что не отреагировать на сделку M&A нельзя: "Норильский никель", если учитывать российских контрагентов - это сотни тысяч рабочих мест, миллиарды рублей налоговых и таможенных сборов, оплот освоения природных богатств России за Полярным кругом, и, в конечном итоге, престиж страны на мировой экономической арене. Вот почему российское правительство просто обязано помочь "Норильскому никелю" в изменившихся конъюнктурных условиях»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации