Почему Анатолий Чубайс пугает массовым отключением потребителей?

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Промышленные Ведомости", № 9, сентябрь 2006

Почему Анатолий Чубайс пугает массовым отключением потребителей?

Это шантаж или реальность?

Моисей Гельман

Предупредив недавно Владимира Путина о массовых грядущей зимой отключениях потребителей и потребовав под этим соусом бюджетных денег на обновление энергетического хозяйства страны, глава РАО "ЕЭС" расписался не только в собственной несостоятельности как руководитель стратегически значимой национальной энергетической компании. Он расписался и в предстоящем провале затеянной масштабной авантюры, цинично и словно бы в насмешку названной им планом «ГОЭЛРО 2».

Ведь реализация такой же авантюры американскими чубайсами в Соединенных Штатах завершилась грандиозной энергетической катастрофой. После чего там были сделаны, как прежде говорили, необходимые оргвыводы: прекратили «реформу», посадили за финансовые прегрешения на ее почве руководителей крупнейшей американской энергокомпании в тюрьму и приняли программу создания единой национальной энергосистемы, подобную российской.

А у нас «реформирование» электроэнергетики на американский манер со всеми признаками краха электроснабжения продолжается, и растет число энергокатастроф. Однако руководство страны нужных оргвыводов почему-то пока не делает. Хотя давно очевидно, что король, прикидывающийся реформатором, голый. А его деяния на электрическом поприще могут привести к развалу экономики и социальному взрыву перед предстоящими парламентскими и президентскими выборами. К тому же и разработкой новой нормативно-технической базы электроснабжения согласно закону «О техническом регулировании» занимается сам монополист. «Под себя», во вред интересам потребителей.

Иллюзии на лжи

Converted 22439.jpg Как известно, так называемая реформа электроэнергетики затевалась ради привлечения в отрасль частных инвестиций. Реформаторы утверждали, и, как ни странно, убедили в том власти, что для этого необходимо всего лишь внедрить в отрасли рыночные отношения, после чего, мол, деньги потекут в нее полноводной рекой. Поэтому РАО «ЕЭС» разделили «по видам бизнеса» на якобы конкурентный сектор с образованием в нем множества независимых генерирующих компаний, и неконкурентный, куда вошли вновь созданная Федеральная сетевая компания «ФСК ЕЭС» и диспетчерская служба.

И еще утверждалось, что частных инвесторов, мол, отпугивают государственный контроль над РАО «ЕЭС» и государственное регулирование тарифов на электроэнергию. Поэтому генерирующие компании решено было полностью приватизировать, освободив от госпакета акций, и создается свободный от госрегулирования так называемый рынок электроэнергии. При этом умалчивалось, на чьи деньги будет обновляться электросетевое хозяйство, без которого электростанции работать не смогут, и как оно, не будучи рыночным, сможет существовать.

О том, что вся эта затея – чистой воды профанация и обернется развалом в стране электроснабжения, специалисты давно предупреждали власти (см., в частности, «Антигосударственный заговор в РАО «ЕЭС России», или Бомба для президента». – «Промышленные ведомости» № 7-8, май 2002 г.). И на то имеются веские принципиальные основания физического, технологического и экономического характера, которыми пренебрегли.

Дело в том, что электроэнергия передается по проводам почти со скоростью света, ее невозможно где-то складировать, и поэтому она должна потребляться почти мгновенно, в считаные доли секунды, после появления на свет. В силу этих свойств, и в первую очередь скоротечности, управление всем процессом электроснабжения – производством, передачей, распределением и потреблением электроэнергии – для надежности и безопасности должно быть обязательно сосредоточено в одних руках.

Дробление «по видам бизнеса» АО-энерго, прежних ответственных поставщиков электроэнергии, владевших комплексом технических и технологических средств для ее производства и доставки потребителям, уже привело к множеству серьезных аварий, в том числе в Москве и Санкт-Петербурге, из-за развала прежнего единого диспетчерского управления.

Необходимо заметить, что, в отличие от Единой энергосистемы (ЕЭС) с множеством параллельно и синхронно работающих электростанций, газовая отрасль не требует столь жесткого оперативного управления, так как газ транспортируется по трубопроводам с гораздо меньшей скоростью, чем электроэнергия по проводам. Кроме того, газ можно хранить в естественных подземных резервуарах, да и в самих трубопроводах.

Однако правительство, что совершенно правильно, сохраняет единство «Газпрома», для которого оно диктуется не столько технологическими, сколько экономическими соображениями, так как крупные компании более конкурентоспособны и экономически эффективнее, чем мелкие.

В силу технологического и обусловленного этим обязательного организационного единства процесса электроснабжения экономика всего этого хозяйства также должна быть единой. В противном случае оказывается невозможной системная хозяйственная деятельность и ее оптимизация по критериям в интересах потребителей.

Собственно говоря, «реформа» электроэнергетики как раз и направлена на полное разрушение указанной триады единства. Это исключает возможности концентрации ресурсов для достижения конечного системного результата: экономически эффективного и надежного электроснабжения потребителей, в частности, за счет снижения энергозатратности товарного производства на основе энергосбережения.

При этом капитализация каждого вновь образованного в электроэнергетике хозяйствующего субъекта оказывается много меньше, чем прежних АО-энерго и энергохолдинга в целом. Следовательно, много меньше стала их залоговая стоимость. Эти факторы в сочетании с длительным – до 10-15 лет – сроком окупаемости вложений и отсутствием ответственных поставщиков электроэнергии, гарантирующих ее производство и доставку потребителям, создают большие риски, что делает маловероятным привлечение частных инвестиций.

Риски не окупить внешние вложения возрастают еще больше из-за отсутствия гарантий поставок газа на электростанции при росте его дефицита и необходимости существенно увеличить цены на электроэнергию. Ведь для оплаты и окупаемости внешних инвестиций при нынешних ценах на строительство энергетических мощностей тарифы придется увеличить в 3-4 раза. В результате резко возрастет инфляция, еще больше снизится платежеспособный спрос во всех секторах экономики, что приведет к дальнейшему сворачиванию товарного производства и сокращению сбыта электроэнергии, а также к обнищанию населения.

Но тарифы пока регулирует государство, и оно не пойдет на самоубийство. Поэтому внешние инвесторы, осознавая эти риски возврата и окупаемости вложений, не станут зря тратить свои деньги.

Кроме того, инвесторы остерегутся и не станут рисковать, памятуя о крахе аналогичной «реформы» электроэнергетики в Соединенных Штатах. Нас при ее продолжении ожидает то же самое, после чего обанкротившиеся российские энергокомпании не возвратят вложенные в них деньги (см. «Реформа по Чубайсу потерпела в США крах. Разрешат ли ему после этого блефовать у нас дальше?» – «Промышленные ведомости» № 3, март 2005 г.).

Что же касается конкуренции, без которой якобы тоже невозможны частные инвестиции, то для ее возникновения на рынке необходима избыточность предложения, превышающая на 20-40% спрос. Однако в России во многих местах при пиковых нагрузках наблюдается дефицит электромощностей, и в РАО «ЕЭС» уже составлен список из 16 регионов, в которых вскоре начнется массовое отключение потребителей. Спрашивается, о каких рыночных отношениях можно говорить при таких обстоятельствах?

Если бы повсеместно существовала избыточность электроэнергии и возникла конкуренция, она неизбежно выродилась бы в монополизм каких-то компаний. Причина простая: избыточную электроэнергию нельзя будет реализовать в месте ее производства. А в Единой энергосистеме на расстояние свыше 800 км можно передавать примерно 5% от всех мощностей - так она была построена для надежности, минимизации системных затрат и организации перетоков.

Но даже при возможности транспортировать электроэнергию из любого места страны куда угодно превышение ее предложения над спросом неизбежно приведет к закрытию избыточных мощностей – излишки некуда девать будет. Поэтому если даже вдруг возникнет конкуренция поставщиков, она неизбежно выродится в монополию наиболее агрессивных «игроков» на рынке.

Кроме того, частным владельцам невыгодно станет содержать и мощности, избыточные в период между сезонными пиками потребления. Их станут закрывать, из-за чего возникнет дефицит электроэнергии и она будет дорожать. Так что, если государство не управляет энергосистемами в интересах потребителей, заинтересованных в надежном и дешевом электроснабжении, то неизбежно наступает крах электроснабжения.

Converted 22440.jpgПодобное достаточно быстро после начала реформы электроэнергетики произошло в США. У нас из-за слабого контроля государства за деятельностью РАО «ЕЭС», к слову, в нарушение ст.71 Конституции РФ, уже наблюдается такая же тенденция. И вводимые псевдорыночные отношения в электроэнергетике лишь увеличивают риски для инвесторов. Хотя государство, пока еще владеющее контрольным пакетом акций РАО «ЕЭС», более надежный гарант для частных инвесторов, нежели разделенные «по видам бизнеса» нынешние осколки энергохолдинга.

Примером может служить Китай, где частные иностранные инвестиции под государственные гарантии наследников «великого кормчего» многократно превышают иностранные вложения в российскую экономику.
Если столь очевидные последствия проигнорированы руководителями энергохолдинга и курирующих отрасль министерств, то спрашивается, компетентны ли эти руководители или преднамеренно вводят в заблуждение государство и общество, навязывая свои иллюзии и догмы?

Вот что заявил Анатолий Чубайс на встрече с Владимиром Путиным, состоявшейся 19 августа с. г. в Сочи (из стенограммы, опубликованной на сайте Президента России):

«Главное из тех поручений, которые Вами давались, – это разработка программы мер по привлечению инвестиций. Такая программа разработана, она разработана и утверждена на заседании Правительства. Несколько недель назад она была утверждена и у нас на совете директоров.

Сам по себе этот документ для нас, с одной стороны, непростой для реализации, с другой стороны – по масштабу и по значимости для энергетики, да и не только для энергетики, он совершенно беспрецедентный. Размер программы – 2,1 триллиона рублей. Программа пятилетняя, на 2006–2010 годы. Она сбалансирована с точки зрения генерации, топливного баланса и регионального спроса, сориентирована на прогноз спроса – по крайней мере, как мы его понимаем.

Самое главное, она просчитана по источникам финансирования. Причем этот расчет и проработку мы завершили несколько дней назад, когда Правительство одобрило проект бюджета на 2007 год. В том числе в нем есть часть, которая касается нас. И, таким образом, вся концепция финансирования на этот колоссальный объем финансовых ресурсов на сегодня практически полностью сформирована. Мы понимаем, откуда и как мы будем получать финансовые ресурсы для того, чтобы ее реализовать». — Конец цитаты.

Заявив все это, Анатолий Чубайс еще раз расписался в собственной несостоятельности. Получается, если бы президент страны не побеспокоился о программе мер по привлечению инвестиций в отрасль, то программы и по сей бы день не было? Но она должна была быть разработана уже давно, в 2001 г., в пакете документов, обосновывающих возможность проведения реформы электроэнергетики, т.е. еще до принятия законов о ее проведении.

Что же до ее утверждения правительством – это от лукавого: не входит в его функции утверждать подобные документы акционерных обществ. Да и бессмысленно говорить о каких-то мерах по пятилетнему привлечению финансовых средств в отсутствие инвестиционной программы.

Правительство 7 июня с.г. обсуждало лишь предварительные оценки необходимых инвестиций в электроэнергетике на период с 2006 по 2010 год. О них докладывал Виктор Христенко, который заявил, что частные инвесторы будут вкладывать средства в строительство тепловых электростанций, а государство – в остающиеся под его контролем атомные и гидравлические станции, а также в электросетевое хозяйство. Все намечаемые затраты в электроэнергетике превысят 2,38 трлн. рублей, причем из них на долю государства придется около 1,76 трлн. рублей.

Однако после визита Чубайса к президенту страны возник вопрос, кто кого вводил в заблуждение: министр Христенко правительство или глава энергохолдинга Владимира Путина?

Вот еще одна выдержка из стенограммы упоминавшейся беседы в Сочи, опубликованной на сайте Президента России. Она демонстрирует, как глава РАО «ЕЭС» плел лукавые узоры риторики, словно бы не замечая деликатных возражений собеседника:

В. ПУТИН: Анатолий Борисович, несколько лет назад, когда Вы формулировали саму идеологию преобразований в сфере электроэнергетики, Вы говорили, что без этих реформ развивать электроэнергетику будет невозможно, нужно привлекать частные инвестиции – и иностранные, и российские. Насколько я понимаю, сегодня компания рассчитывает на получение государственного финансирования, что вызывает некоторые вопросы. Есть некоторые противоречия между тем, что было вначале и на сегодняшний день?

А. ЧУБАЙС: Нет, здесь нет противоречия – ни по сути, ни по объему. Постараюсь обосновать свою позицию. Концепция реформирования, как Вы прекрасно знаете, как раз у Вас ее обсуждали, и Вы ее поддержали, ее базовый принцип состоит в том, что генерация – это конкурентный сектор, который должен проходить в рыночном регулировании, в него нужно привлекать частные инвестиционные ресурсы.

В. ПУТИН: Это прежде всего тепловая генерация?

А. ЧУБАЙС: Да, правильно, прежде всего тепловая. А распределительные и прежде всего магистральные сети должны остаться под контролем государства. В законе даже написано, что доля государства должна быть увеличена до 75 процентов. Хотя про проценты можно спорить, но никто не спорит, все с этим согласны.
Собственно говоря, в этой логике мы вышли на всю инвестиционную концепцию, она вся – продолжение концепции реформы, что значит: тепловая генерация идет за частными деньгами, а магистральные сети должны получить бюджетную поддержку. Если можно, я бы называл цифры, которые расставят сразу все на свои места. Программа пятилетняя – ну возьмем ближайший год, 2007-й: объем программы составляет 715 миллиардов рублей.
В. ПУТИН: А куда же будут направлены деньги, вырученные от приватизации тепловой генерации? Может, в этом и будет смысл – выручить деньги от приватизации и направить эти средства на развитие сети, в том числе и магистральной?

А. ЧУБАЙС: Практически почти так, только с одной поправкой: прежде всего нужно направить средства на саму генерацию, ее же тоже нужно развивать, хотя и на сети тоже. Если из 715 миллиардов рублей будущего года итоговое решение по бюджету составляет 41,5 миллиарда рублей, практически все остальное – это внебюджетные средства. Соотношение один к пятнадцати, даже к двадцати. В этом смысле львиная часть ложится не на государство, не на бюджет, и мы не ставили такой вопрос перед бюджетом. В той части, которая решена, на мой взгляд, – это разумный компромисс, без обременения бюджета чем-то непосильным. Повторю еще раз: львиная часть финансирования – это действительно частные ресурсы, которые, собственно, и есть сердцевина всей концепции реформ. – Конец цитаты.

Вряд ли президент, как утверждает Чубайс, поддерживал когда-то «концепцию» бюджетного финансирования обновления и строительства магистральных сетей – тезис появился недавно. При этом необходимо обратить внимание на существенную разницу в суммах необходимых вложений, «озвученных» президенту и правительству. Христенко указал потребность только РАО «ЕЭС» на пятилетку в сумме почти 1,98 трлн. рублей, из них – по Христенко – государство должно будет потратить свыше 1,35 трлн. рублей, или 68%. При этом на долю тепловых станций, т.е. возможных частных инвестиций, придется чуть более 626 млрд. рублей.

Чубайс говорил о необходимых РАО «ЕЭС» на 2007 год 715 млрд. рублей, из которых государству придется раскошелиться на сети якобы лишь на 41,5 млрд., что составит 5,8%. Но у Христенко для РАО «ЕЭС» на 2007 год были совсем иные суммы: всего 393,8 млрд. рублей, из которых только на магистральные сети государству придется затратить почти 214,75 млрд. рублей, т. е. 54,5% всех намеченных годовых инвестиций. Это совсем не 41,5 млрд. бюджетных рублей, или 5,8% суммы годовых инвестиций по Чубайсу.

А всего в 2007 г. бюджетные инвестиции по Христенко должны будут составить в РАО «ЕЭС» 280,4 млрд. рублей, или 71% от всех вложений. К этой сумме надо добавить еще свыше 44,66 млрд. бюджетных средств на завершение строительства новых блоков АЭС.
Возможно, Анатолий Борисович вполне искренне заблуждался в своих намерениях привлечь в электроэнергетику крупные частные инвестиции.

Точно так же, как искренне когда-то верил, что все получат по две «Волги» на ваучер или, что когда в России вымрет несколько десятков миллионов человек, не вписавшихся в рынок, в стране установятся рыночные отношения, и что дефолт, осуществленный по его инициативе, станет благом для страны. И верил еще во многое другое, что неизменно завершалось «как всегда» во вред большинству населения и государству. После чего каждый раз наступало очередное прозрение, и Чубайс публично каялся и, «искренне заблуждаясь», врал вновь.

Даже государственный переворот в 1996 г. придумал, чтобы спасти своих подельников, пытавшихся вынести деньги из Белого дома, и одновременно «спас» от «заговорщиков» Ельцина перед его «переизбранием». Покаялся он и после энергокатастрофы в Москве в мае 2005 г., мол, мало внимания уделяли развитию энергосистемы, да и денег якобы не хватало, и реформу правительство задерживает…

Как Чубайс записал в свои приверженцы главу государства

Вот и с инвестициями наступило «прозрение». Но покаяться сейчас – значит поставить крест на своих политических амбициях. Поэтому Анатолий Борисович, чтобы заполучить бюджетные деньги и выиграть время – до 2008 г. – на упомянутой встрече в Сочи, видимо, решил, мягко говоря, попугать президента страны:

«К сожалению, должен признать, что ситуация крайне остра: дефицит сегодня становится острейшим вопросом не только в одном, двух, трех регионах, а в десятках регионов. Для нас это означает тяжелейшие режимы угрозы текущих аварий, остановки энергоснабжения. Сейчас, находясь здесь, коротко поговорил об этом с коллегами-энергетиками. На Кубани из-за тяжелых режимов в некоторых случаях мы вынуждены были ввести ограничения на обеспечение потребителей в августе, чего, думаю, не бывало долгие годы. Преодолеть и решить это можно только с реализацией программы, с учетом решений, которые были приняты, отталкиваясь от совещания у Вас. Вот, пожалуй, общая оценка ситуации и проблем, которые мы должны решать, реализуя эту программу». —Конец цитаты.

Чубайс явно лукавил, пытаясь свалить на президента ответственность за решения по реализации программы мер по привлечению инвестиций для лжереформы. На чем этот документ основан, совершенно непонятно. Ведь отсутствует собственно программа развития электроэнергетики, к ее разработке на период до 2020 г. лишь в прошлом году приступил институт «Энергосетьпроект».

Однако обоснованность и этой будущей программы уже сейчас вызывает большие сомнения, так как в стране усилиями «либералов», к коим относится и Анатолий Борисович, давно ликвидированы, как «нерыночные», макроэкономическое планирование и управление экономикой на основе межотраслевых балансов. Поэтому, где, когда и какие энергомощности строить и каковы объективные прогнозы электропотребления, толком никто не знает.

Да и в самом РАО «ЕЭС», похоже, не ведают о действительном состоянии своего хозяйства. О какой же программе мер по привлечению инвестиций говорил Чубайс, свалив ответственность за решения по ее осуществлению на главу государства?
Более того, Правительство РФ вообще не сможет утвердить инвестиционную программу РАО «ЕЭС», предварительный бюджет которой на период с 2006 по 2010 год обсуждался в июне с. г.

В докладе Счетной палаты РФ, проверявшей, как проводится реформа электроэнергетики (доклад опубликован в июле с. г.), в частности, говорится:

«Отсутствие реестра объектов электросетевого хозяйства, входящих в единые национальные электрические сети, не позволяет Правительству Российской Федерации объективно оценить состояние всего электросетевого комплекса страны, его работоспособность, а, следовательно, лишает его возможности принимать взвешенные, объективные решения при рассмотрении объемов финансирования инвестиционных программ».

Разработка и ведение этого реестра предписаны законом «Об электроэнергетике» и соответствующим постановлением правительства, на что в тарифах для «ФСК ЕЭС» в 2004-2005 г. г. предусмотрели свыше 300 млн. рублей. Деньги все потратили, а реестр так и не появился. Надо полагать, отсутствуют также и реестры объектов позже созданных генерирующих компаний.

Так что прежде чем составлять «программу мер по привлечению инвестиций», необходимо было разработать сводный реестр объектов отрасли на основе их инвентаризации. И лишь после этого, исходя из реестров объектов, разработать инвестиционную программу, объективно отражающую состояние электроэнергетического хозяйства страны и его обеспеченность топливными и техническими ресурсами для обновления.

Такая программа должна быть оптимизирована по критериям минимизации общесистемных затрат. Для этого, исходя из необходимости удовлетворения потребительского спроса, нужно будет оценить четыре возможных варианта вложений: строительство в регионах новых генерирующих мощностей, строительство новых магистральных линий и увеличение пропускной способности региональных электросетевых хозяйств для дополнительных закупок электроэнергии в соседних регионах, энергосбережение у потребителей и снижение потерь в энергосистемах, и сочетание всех указанных возможностей для выбора наиболее дешевого варианта.

Но для этого необходимо знать подлинное состояние дел в отрасли, объективный прогноз электропотребления и потенциал ресурсов.

После энергокатастрофы в Москве, помимо упавшего на линию электропередачи дерева, в качестве ее причины в РАО «ЕЭС» указали и на дефицит в городе генерирующих мощностей. Но недавний анализ одного из крупных специалистов показал, что генерирующих мощностей в Москве сейчас избыток, причем, с запасом на 2-3 года при нынешних темпах роста энергопотребления.

Не удовлетворяемый спрос, а это около 4 тысяч МВт, в Московской области. Очевидно, здесь и нужно построить новые электростанции - Москва ими перенасыщена, а также увеличить мощности высоковольтных подстанций, через которые в Московский регион поступает электроэнергия из соседних областей, и, возможно, построить дополнительные линии электропередачи. Ведь только на Рязанской ГРЭС имеется «лишних» тысяча мегаватт.

А вот что внушал Чубайс президенту на сочинской встрече:

В. ПУТИН: Как обстоит ситуация с так называемыми критическими регионами: крупными городами Петербургом, Москвой, Западной Сибирью? Мы отдельно разговаривали с Вами на эту тему.

А. ЧУБАЙС: Да, было отдельное Ваше поручение, прежде всего по трем регионам: Москва, Санкт-Петербург и Западная Сибирь. По каждому из трех регионов мы разработали и утвердили программы развития их энергетических систем. По Москве – это программа на 439 миллиардов рублей, опять же с генерацией, с магистральными сетями, с распределительными сетями, с финансированием – с нашей стороны, со стороны города, со стороны частного капитала – на ближайшие пять лет. По Петербургу также такая программа разработана, размер ее несколько поменьше, но это тоже серьезная программа на 239 миллиардов рублей.

По Тюмени для нас получилась, может быть, самая сложная программа, потому что потребители – нефтяники, и без работы с потребителем в этом регионе программу реализовать невозможно. Поэтому, может быть, программу немного задержали по времени, но ее тоже утвердили вместе с нефтяниками. Документ подписали все нефтяные компании, три губернатора, полномочный представитель Президента в Уральском федеральном округе Петр Латышев. Программа утверждена. Сейчас мы разворачиваем ее реализацию.

По этим программам почти обеспечены источники финансирования, кроме небольшого объема, который остался незакрытым, но мы знаем и размер этого объема, и источник, который оставшиеся объемы должен закрывать. – Конец цитаты.

О действительной ситуации в Москве уже сказано выше, о ней знают городские власти, и Юрий Лужков заявил, что не позволит превратить город в кочегарку. В Петербурге почти всю прибыль «Ленэнерго», а это, по сути, целевая инвестиционная компонента в тарифе на электроэнергию, по указанию председателя совета директоров Абызова использовали для выплаты дивидендов, из-за чего случился скандал.

Что касается Тюмени, то не программу, а декларацию о намерениях подписать подписали, но частных инвестиций как не было, так и нет. Нефтяники и газовики предпочитают строить там собственные электростанции малой и средней мощности, киловатт и электроэнергия которых обходятся им вдвое, втрое дешевле, чем в РАО «ЕЭС». Они могли бы возникающие излишки электроэнергии передавать в общую сеть. Но «Тюменьэнерго», невзирая на растущий ее дефицит, в этом отказывает – интересы иные.

Интересы у руководства РАО «ЕЭС» и его выделенных «по видам бизнеса» дочерних компаний, по всей видимости, состоят в том, чтобы содрать побольше денег с потребителей и государства и начать новый передел собственности за счет создания дефицита энергомощностей и поглощения, в обмен на дефицитные мощности, активов потребителей (см. «Антигосударственный переворот в РАО «ЕЭС России». Как его ликвидировать». – «Промышленные ведомости» № 14, сентябрь 2004 г.).

Надо полагать, и по этим причинам тоже решил Анатолий Борисович «предупредить» президента страны о грядущих аварийных отключениях электроснабжения. Так как «предупреждения» в Сочи, видимо, не подействовали, Чубайс 1 сентября повторил их вновь уже перед журналистами. А 13 сентября был обнародован список из 16 регионов, в которых осенью и зимой отключат многих потребителей.

Эти угрозы оказались возможными из-за полной бесконтрольности деятельности руководства РАО «ЕЭС». По сути, тем самым был послан сигнал дочерним компаниям о вседозволенности. Ведь чем будет хуже, тем, возможно, скорее дадут бюджетные деньги – предупреждали же! Что же до угроз отключений, то достоверность их масштаба можно оценить по кредитной истории доверия и устоявшейся противоречивости риторики Анатолия Борисовича. Ну, хотя бы по его нынешним, весьма противоречивым финансовым запросам на инвестиции – что прошлое ворошить.

Напомню, в упоминавшейся беседе с президентом страны Чубайс заявил, что в 2007 г. РАО «ЕЭС» потребуются 715 млрд. рублей. Спустя месяц в интервью газете «Завтра» сумма на 2007 г. уменьшилась более чем вдвое – до 10 млрд. долларов, или примерно 280 млрд. рублей.

13 сентября иностранным инвесторам Чубайс огласил потребную РАО «ЕЭС» сумму на пятилетку в размере 81,5 млрд. долларов – какая потрясающая точность – или около 2,28 трлн. рублей, т. е. в среднем ежегодно примерно по 456 млрд. рублей. А еще спустя почти месяц – 6 октября – на совещании руководителей предприятий энергохолдинга Анатолий Чубайс заявил, что «минимум 20 млрд. долларов в год мы получим уже в 2007 г.». Это около 550 млрд. рублей.

Воистину, как и у гоголевского Хлестакова, «легкость в мыслях необыкновенная».

Насколько эти запросы объективны, можно судить и по оценке Счетной палаты РФ, приведенной в отчете о недавней проверке реформирования электроэнергетики. Проверявшие утверждают, что совокупная потребность в инвестициях для всей электроэнергетики России, а это не только РАО «ЕЭС», до 2015 года не превысит 60 млрд. долларов, причем с учетом строительства новых блоков АЭС и до 2015 г., т. е. на две пятилетки!

О том, что финансовые запросы Анатолия Борисовича от лукавого, свидетельствует еще одно его же заявление от 15 сентября с. г.:

«В настоящее время менеджмент РАО «ЕЭС России» формирует прогноз перспективного сводного заказа оборудования для энергокомпаний холдинга, реализующих пятилетнюю инвестиционную программу модернизации и строительства энергообъектов».

Спрашивается, если инвестиционная программа уже реализуется, то как это происходит без нужного оборудования? Ведь прогноз заказа – не сам заказ. Вместе с тем, если такая программа существует, то почему формируется лишь прогноз заказа оборудования, а не сам заказ? Ведь в инвестпрограмме вся необходимая для этого информация имеется. Так что Чубайс лишь невольно еще раз подтвердил отсутствие инвестиционной программы для «плана ГОЭЛРО 2», на основе которой и должен составляться заказ поставок оборудования. Хотя убеждал Владимира Путина, что она якобы утверждена правительством.

Но, допустим, деньги будут. Согласно «плану ГОЭЛРО 2» до 2010 г. включительно намечено ввести около 22 млн. кВт генерирующих мощностей – по 4,4 млн. в год в среднем. В последние несколько лет, в основном за счет «незавершенки», ежегодно вводили в среднем по 0,6 млн. кВт, а в советские времена, для сравнения, – по 8-10 млн. Кроме того, надо строить новые и обновлять старые линии электропередачи – их протяженность с напряжением от 220 кВ и более превышает 170 000 км. Есть ли на все это ресурсы: оборудование, материалы, комплектация, строительные мощности и кадры?
Уже сейчас ясно, что первая чубайсовская «пятилетка» будет завалена, так как первые два года потеряны. Ведь даже прогноз сводного заказа оборудования еще не сформирован. Когда это произойдет, будет разработана, как заявил Чубайс, «целостная стратегия развития «Силовых машин».

В этом концерне сосредоточены остатки былой мощи советского энергомашиностроения, кооперационное производство которого разрушили во времена обвальной приватизации. Недавно РАО «ЕЭС» приобрело блокирующий пакет акций концерна и, по словам Чубайса, «предстоит дать старт качественно новому этапу его развития». Стартовый пистолет пока не выстрелил, а сам забег на обновление производства концерна займет не один год. Ведь его пытаются реанимировать уже 10 лет.

Возможно, расчет на импортные поставки оборудования? Но о них ничего не говорят. Между тем, заказ, к примеру, газовой турбины мощностью 77 МВт компании Дженерал Электрик выполняется 10 месяцев, месяц требуется для ее доставки и 3 месяца она монтируется в месте установки. Если заказать на Калужском турбинном заводе паровую турбину мощностью 35 МВт, ее изготовят через 18 месяцев и 2 месяца потребуется на монтаж.

Таким образом, чтобы через 2 года заработал один блок парогазовой электростанции мощностью 100-110 МВт, оборудование надо было заказать вчера. А для выполнения чубайсовской пятилетки необходимо ежегодно вводить в среднем по 4,4 тысячи МВт. Сегодня же полная неопределенность с самой инвестиционной программой, которую предварительно должно будет утвердить правительство страны.

Но Чубайс уже указал виновников срыва намеченного им «плана». На упомянутом совещании 6 октября он заявил:

«В ближайшие 2-3 года в основных технологических блоках: «разработка проекта» – «заказ оборудования» – «электро/тепло/гидромонтаж» – «наладка оборудования» – стране будет необходимо удвоить или утроить объемы работ в машиностроении, энергетическом строительстве. Значительная часть этих секторов пока не готова. Спрос–то мы предъявим, и профинансировать мы способны, но смежники не готовы освоить (выделено автором). Именно поэтому совершенно ясно, что и здесь потребуются решения особого рода, стратегические решения. Часть из них уже осуществлена, часть будет реализовываться в ближайшем будущем».

Масштабные отключения потребителей, видимо, и есть «особого рода стратегические решения».

Куда деваются деньги?

Поза независимого эксперта, принятая главой энергохолдинга, предупреждающего об авариях и отключениях, явно от лукавого. Ведь именно он, главным образом, виновен в плачевном состоянии отрасли, в том числе, из-за изгнания оттуда большей части компетентных специалистов, замененных «менеджерами». И сетования на отсутствие денег и отставание тарифов от темпов инфляции – неправда.

Индекс тарифов на электроэнергию, согласно данным Росстата, к началу 2006 г. в сравнении с 1991 г. возрос в 43 000 раз, что вдвое превысило индекс цен промышленной продукции, втрое – потребительских товаров и услуг и почти в 7 раз индекс цен сельхозпродукции и труда. Но Чубайс, вопреки решению правительства, ограничивающему рост тарифов естественных монополий рамками инфляции, настаивает якобы для привлечения инвестиций на существенном увеличении тарифов на электроэнергию.

Недавно на заседании правительства он заявил, что увеличение никак не скажется на росте инфляции в стране. Сказано это было то ли с отчаяния, то ли по недомыслию. На что Герман Греф в случае доказательства столь значимого открытия в экономике пообещал представить его автора к нобелевскому лауреатству.

Следует заметить, те, кто настаивает на привлечении в электроэнергетику частных инвестиций за счет значительного повышения тарифов, провоцирует дальнейший существенный рост инфляции в экономике. Как известно, в цене электроэнергии предусмотрены средства на инвестиции в размере примерно 12%, а в тарифе «ФСК ЕЭС» эта доля близка к 60% абонентской платы.

Вымогаемых с потребителей средств вместе с амортизационными отчислениями вполне хватало на замещение выбывавших мощностей. По оценкам, за последние 10 лет потребители, по сути, в виде незаконного налога, вложили в РАО «ЕЭС» примерно 15 млрд. долларов, на которые можно было построить свыше 20 млн. кВт новых генерирующих мощностей. Еще примерно 8-9 млн. кВт можно было построить за счет амортизационных отчислений. Построили же всего за это время около 4 млн. кВт.

Куда делись остальные деньги – можно лишь предполагать. Если же рассчитывать на внешние инвестиции, то для возвращения их с процентами с потребителей в тарифах придется вымогать «инвестиционную» компоненту, по оценкам, в 4-5 раз превышающую нынешнюю. Ведь строительство и окупаемость электроэнергетических объектов затягивается на 10-15 лет.

Но сейчас потребителей заставляют еще и переплачивать за электроэнергию. По оценкам, переплата достигает почти половины выручки энергохолдинга (см. «Как в РАО «ЕЭС» собирают дань с потребителей». – «Промышленные ведомости», № 5, май 2006 г.).

Куда же деваются деньги? Согласно бухгалтерской отчетности, чистая нераспределенная прибыль в энергохолдинге с 462,47 млрд. в 2004 г. возросла к концу 2005 г. почти до 467,8 млрд. рублей. За это же время расходы по текущей деятельности увеличились на 103,1 млрд., или 17,9%, а выручка – на 105,4 млрд. рублей, или на 15,5%. Хотя произвели электроэнергии в 2005 г. лишь на 2,1% больше чем в предыдущем, а тепловой энергии даже меньше на 0,6%.

Вообще за последние 6 лет непроизводственные затраты в РАО «ЕЭС» возросли как минимум до 1,1 трлн. рублей, на которые можно было построить примерно 55 млн. кВт генерирующих мощностей. Построили же, как отмечалось, более чем в 10 раз меньше (см. «Некоторые итоги «реформирования» электроэнергетики России». – «Промышленные ведомости» № 4, апрель 2006 г.).

Замечу, затраты на создание одного киловатта тепловых электростанций перешли все мыслимые границы – они составляют в среднем 1200-1700 долларов, что вдвое, втрое превышает действительные цены. А на новой станции в Сочи киловатт обошелся в 2400 долларов! Происходит это из-за привлечения множества посредников-спекулянтов, связанных с некоторыми членами правления энергохолдинга – нынешними и бывшими. Конечно же, дают посредникам «заработать» за счет потребителей из чисто альтруистических побуждений.

Как следует из упомянутого отчета Счетной палаты о проверке РАО «ЕЭС», его руководство при создании оптовых генерирующих компаний почти всю кредиторскую задолженность вошедших в них электростанций перевело в Федеральную сетевую компанию, контрольный пакет акций которой должно выкупить государство. Выкупать акции придется за счет дополнительной эмиссии, что обойдется бюджету, помимо указанных выше сумм еще в 113,4 млрд. рублей. Так что приобретение и содержание ФСК обернется для государства тяжким финансовым бременем.

Кроме того, сетевую компанию обременяют новыми долгами. Помимо прежних, на сумму 19,8 млрд. рублей, до конца этого года решено разместить еще два облигационных займа на сумму 11 млрд. рублей с купонной ставкой 7-9%. Так как в 2008 г. нынешнее РАО «ЕЭС» упразднят, облигации придется погашать тоже государству. И это далеко не все издержки, которые будут ему навязаны.

Проверка Счетной палаты вскрыла в той же «ФСК ЕЭС» громадные объемы уже авансом проплаченной на много миллиардов рублей «незавершенки». А используемая в компании нормативная документация по ценообразованию в электросетевом строительстве вызывает большие сомнения в ее объективности. Эту документацию по договору разработалѕ Институт повышения квалификации госслужащих.

Но Федеральная служба по тарифам, которая обязана проверять обоснованность включаемых в тарифы инвестиционных затрат, предложенные нормы ценообразования в строительстве электрических сетей приняла без всякой проверки. Поэтому экономическая обоснованность капитального строительства в «ФСК», как и в энергохолдинге в целом, вызывает большие вопросы. Достаточно сказать, что инвестиционная компонента в тарифе «ФСК» в 2004 г. составляла 58,4%, а в 2005 г. – 55,3%.

На строящихся сетевых объектах проверкой также выявлено отсутствие в их инвестиционных проектах сметной документации. Все это в сочетании с многочисленными посредниками позволяет существенно завышать стоимость работ, что тоже ведет к росту ценовой инфляции. Несмотря на то, что договорами «ФСК ЕЭС» предусматривалось авансирование работ в размере 30% их стоимости, авансовая предоплата достигает 80%. Только за 2003-2004 годы она возросла в 80 раз и составила почти 5,5 млрд. рублей. К примеру, за создание системы корпоративной связи за два года выплатили почти 1,43 млрд. рублей, а подрядчик освоил лишь12,2%, или 175 млн. рублей. А Чубайс требует бюджетные деньги.

Видимо, для того, чтобы труднее было разобраться с оплатой работ, из финансовых потоков в «ФСК ЕЭС» плетут сложные запутанные узоры. Делается это в том числе за счет создания организационной неразберихи с хозяйственной подчиненностью сегментов сетей в нарушение их строгой технологической схемы в рамках Единой энергосистемы страны. Все это лукаво называется реструктуризацией и реформированием отрасли, для чего в дополнение к прежним структурам создано 7 межрегиональных магистральных сетевых компаний – ММСК.

Однако проверяющие из Счетной палаты обнаружили, что «работает» лишь одна из них – «ММСК Центр». Причем в ней на момент проверки числилось всего два (!) сотрудника – генеральный директор и главный бухгалтер, а на балансе не значилось никаких основных фондов, требуемых для передачи электроэнергии. Тем не менее были заключены договоры с владельцами объектов на территории Москвы и Московской области иѕ «Томскэнерго» об использовании их имущества для передачи этой «ММСК Центр» электроэнергии. Но как можно было выполнять соглашения в отсутствие у компании обслуживающего персонала, причем томские электросети к Центру вообще не имеют никакого отношения?

Весь этот цирк завершался тем, что Федеральная служба по тарифам установила виртуальной «ММСК Центр» тариф за якобы оказываемые ею услуги, да еще в отсутствие обязательной лицензии. Кроме того, эта ММСК, не являясь субъектом оптового рынка, не могла участвовать во взаиморасчетах, а также, не будучи официально признанной естественной монополией, разве что в Зазеркалье, вообще не подлежала государственному регулированию.

И все это происходило с ведома и при попустительстве федеральных органов власти. Так что впору писать с натуры новую поэму «Мертвые души», где в роли современного Чичикова выступает генеральный директор «ФСК ЕЭС» Андрей Раппопорт, к слову, социолог по образованию. Он же своим приказом поставил этот спектакль в реформаторском театре абсурда, именуемом РАО «ЕЭС России». Вопрос в том, куда деваются получаемые «ММСК Центр» деньги за «услуги» и какова при этом прибыль?

Все это было бы смешно, если бы не майская в прошлом году энергокатастрофа в Москве и области. Ведь одной из ее причин явился именно развал организационного единства московской энергосистемы и ее диспетчерского управления. К слову, в отчетах «ФСК ЕЭС» и «Мосэнерго» за прошлый год сказано, что никаких аварий в системах не было.

Описываемая проверка Счетной палаты носила выборочный характер. Выборочно проверены и несколько прежних АО-энерго. Везде обнаружены в больших размерах нецелевое использование средств, громадный рост задолженности по кредитам и займам, существенное увеличение затрат, а также тарифов, превышающее темпы инфляции, незаконное перечисление абонентной платы в материнское РАО «ЕЭС» и многое другое.

Так как в результате выборочной проверки, носившей случайный характер, повсеместно выявлены многочисленные серьезные финансовые и хозяйственные нарушения, можно утверждать, что весьма велика вероятность таких нарушений во всем энергохолдинге. Как известно, его руководство контролирует все финансовые потоки «дочек», поэтому нарушения, по всей видимости, санкционированы сверху и носят регулярный характер. А гендиректор «ФСК» еще и член правления РАО «ЕЭС».

Вот одно из общесемейных финансовых нарушений. В октябре 2002 г. распоряжением бывшего тогда заместителем председателя Правительства РФ В. Христенко в абонентную плату на 2003-й и 2004-й год включили по 2 млрд. рублей якобы для погашения долга «Камчатскэнерго» за потребленный в 1996-1998 г.г. топливный мазут. Хотя непонятно, почему долги регионального АО-энерго должны были выплачивать все российские потребители.

Однако выявилось, что в 2003 г. поставщику мазута «Роснефти» перечислили всего 865,7 млн. рублей. Это и был весь камчатский долг. А остаток средств и еще 2 млрд. рублей за 2004 г. руководство материнской компании РАО «ЕЭС» разместило на своих банковских депозитах и в конце 2004 г. накопленную сумму с процентами (около 3,2 млрд. рублей) использовало для погашения своей задолженности перед иностранными кредиторами.

Вообще вопросов по поводу финансовой деятельности РАО «ЕЭС» много (см. «Левые дела правого Чубайса». – «Промышленные ведомости № 11, май 2001 г.). Поэтому, если наконец не будет проведена комплексная финансовая проверка всего энергохолдинга, то после его ликвидации в 2008 г. концов не найти. Возможно, «реформой» преследовалась и эта цель тоже.

Много вопросов и по экспорту электроэнергии, осуществляемому через посредника «Интер РАО ЕЭС». Спрашивается, почему электроэнергия в Китай продается по 50 копеек за кВт.ч., а тут же на границе, в Хабаровске, по 2,2 рубля? Дешевле, чем в Ленинградской области продается электроэнергия в Финляндию – цена в 2-3 раза меньше европейской. Чем вызван такой альтруизм, во что он обходится казне, кому достается разница между ценой на границе и через метр после нее, и почему российские потребители электроэнергии и поставщики топлива для ее производства, тот же «Газпром», должны дотировать названные страны? Замечу, в указанных регионах существует дефицит электрических мощностей, а Ленинградская область включена в список 16 отключаемых территорий.

Зато потери электроэнергии в электрических сетях, согласно отчету Счетной палаты, достигают 15% от потребляемого ее количества, что вдвое больше, чем за рубежом. Но это в среднем «по больнице». В прошлом году произвели 952 млрд. кВт.ч, а потери превысили 140 млрд. кВт.ч. Судя по прошлому зимнему пику нагрузки и остатку тогда резерва мощности, только в европейской части России куда-то исчезло
15 млн. кВт мощностей (см. «Промышленные ведомости № 2, февраль 2006 г.).

Так как учет электроэнергии в сетях является внутренним делом «ФСК», трудно отделить потери, возникшие из-за халатности персонала и неграмотной эксплуатации ими оборудования от вполне осознаваемого воровства. Ведь сегодня к продажам электроэнергии с ведома руководства РАО «ЕЭС» и, надо полагать, к обоюдной выгоде, привлечено множество спекулянтов-перепродавцов.

Так как электроэнергию невозможно где-то хранить, посредники в ее продаже – фигуры, придуманные для махинаций. К слову, только в Московской области потери в сельских линиях превышают 30-40%. Если их устранить, дефицит в регионе был бы много меньше.

Владеет РАО «ЕЭС» и магистральными теплопроводными сетями. В пересчете на годовой расход топлива в системах теплоснабжения потери тепла в трубах превышают 16%. Согласно упомянутому отчету Счетной палаты, выработанность основных фондов в отрасли достигла 60%, оборудования тепловых станций – 70%, гидравлических – 80%. Ускоренный в последние годы износ оборудования вызван значительным – в 4 раза – снижением объемов регламентных ремонтных работ. Ведь эксплуатирующим энергетическое хозяйство организациям выделяется лишь половина средств на обслуживание техники из сумм, предусмотренных тарифами. Поэтому оборудование зачастую эксплуатируют, не ремонтируя, на износ, и ждут, пока произойдет авария.

Зато оплата «труда» работников центрального аппарата РАО «ЕЭС» растет как на дрожжах, в среднем она превысила 120 000 рублей в месяц, а средний месячный доход членов правления близок к 1 млн. рублей. Согласно отчету Счетной палаты, затраты на оплату труда в центральном аппарате в 2004 г. составили 70% от себестоимости услуг материнской компании, или около 1,77 млрд. рублей.

Деньги эти берутся из абонентной платы за передачу электроэнергии, и указанная сумма в 5 раз превысила утвержденные затраты. Так что чего удивляться громадным «потерям» электроэнергии в сетях, которые намного превышают ее зимний дефицит. Катастрофические же результаты своей работы руководители РАО «ЕЭС» пытаются объяснить якобы объективными причинами, сваливая вину на правительство, и добиваются устранения последствий своей деятельности за счет бюджетных средств.

К НЭПу в электроснабжении

Итак, уже только одно отсутствие реестров электрических подстанций и сетей, в которых фиксируются их состояние и пропускная способность, не позволяет объективно оценить потребление и причины дефицита электроэнергии на различных территориях. Поэтому список из 16 регионов, где якобы из-за дефицита мощностей намечено отключать в осенне-зимний период потребителей, представляется, мягко говоря, необоснованным.

Отсутствие реестров объектов электроэнергетики не позволяет разработать достоверные инвестиционные программы, а, следовательно, объективно определить суммы необходимых вложений. Поэтому требуемые в электроэнергетике, по мнению руководителей РАО «ЕЭС» и Минпромэнерго, инвестиции существенно различаются между собой, и они каждый раз указывают разные суммы.

Дефицит мощностей и электроэнергии возник во многом из-за нарушений эксплуатации энергетического оборудования и существенного снижения объема регламентных ремонтных работ при том, что деньги на них, как и на воспроизводство мощностей, выделялись и тратились.

Система электроснабжения страны работает на износ. Это осознанная политика руководства РАО «ЕЭС», целью которой является получение максимальной прибыли в ущерб интересам потребителей. Проводимая «реформа» приведет к развалу электроснабжения страны. Поэтому, пока еще не поздно, необходимо ее прекратить и восстановить прежнее организационное и технологическое единство ЕЭС.

Восстановление организационного и технологического единства ЕЭС позволит перейти к экономически эффективной политике электроснабжения, основанной на экономически целесообразном сочетании развития генерирующих мощностей и сетей для передачи электроэнергии с энергосбережением у потребителей и в самих энергосистемах. Одним из основных системных критериев экономической целесообразности должна стать минимизация удельных энергозатрат при производстве различных видов продукции и ВВП в целом.

Экономически эффективный потенциал энергосбережения в стране оценивается суммарно в 150-180 млн. т условного топлива (у. т.), что соответствует примерно 20% всего энергопотребления. Из них 80-90 млн. т тратятся впустую из-за потерь при транспортировке тепловой и электрической энергии. Стоит 1 т у. т. около 1200 рублей. Поэтому за теряемую в транспортных сетях энергию с потребителей взыскивают, как минимум, ежегодно 96 млрд. рублей.

Вместе с тем снижение электрической мощности в нагрузке у потребителя на 1 кВт обходится в 3-5 раз дешевле, чем создание 1 кВт генерирующей мощности на электростанции, стоимость которого в РАО «ЕЭС» превышает 1200 долларов. А в ближайшие годы потребуется обновить несколько десятков миллионов киловатт.
Сейчас тарифы на электроэнергию устанавливают в каждом регионе как средневзвешенные значения ее стоимости на местных электростанциях, т.е. в общем «бассейне» региона.

Так как станции распределены неравномерно и существенно разнятся по себестоимости электроэнергии, то тарифы существенно отличаются даже в соседних областях. Между тем перетоки электроэнергии происходят в основном внутри территорий, на которых размещены технологические подразделения ЕЭС, прежде именовавшиеся объединенными энергосистемами.

Эти территории почти совпадают с федеральными округами. Если тарифы устанавливать в рамках объединенных энергосистем с учетом всех находящихся на их территориях электростанций, а их значительно больше, чем в отдельных регионах, то средневзвешенная цена электроэнергии в таких укрупненных «бассейнах» снизится в среднем на треть.

Причем объединенные энергосистемы в соответствии с их технологической ролью надо превратить в хозяйствующие субъекты – «дочки» РАО «ЕЭС», а бывшие региональные энергосистемы АО-энерго окажутся «внучками». Тем самым восстановится организационная структура ЕЭС, заложенная при ее проектировании и строительстве.

При этом для электроснабжения в первую очередь будут использоваться электростанции с наиболее дешевой электроэнергией, т. е. восстановится прежний порядок работы ЕЭС (см. «Как уберечь электроснабжение страны от чумы реформирования». – «Промышленные ведомости» № 1, январь 2005 г.). Капитализация и инвестиционная привлекательность новых «дочек» существенно возрастет по сравнению с прежними АО-энерго.

Помимо перечисленных, далеко не полных возможностей экономии энергоресурсов и снижения в конечном итоге стоимости электроэнергии, при восстановлении прежнего порядка работы ЕЭС удастся сэкономить еще примерно 20% топлива. Кроме того, немало энергоресурсов можно будет сберечь за счет восстановления прежней оптимизации перетоков электроэнергии для снижения ее потерь, а также строительства новых линий электропередачи.

Речь, в частности, идет о присоединении к ЕЭС Объединенной энергосистемы Дальнего Востока, что позволит дальневосточным регионам обмениваться электроэнергией с Сибирью, и о завершении строительства мощной, с малыми потерями, линии постоянного тока Сибирь – Центр для передачи дешевой избыточной электроэнергии сибирских ГЭС в европейскую часть страны. Ничего этого руководство РАО «ЕЭС» делать не собиралось и не собирается в процессе реформы. К тому же этому отнюдь не способствует дробление активов и ресурсов, инвестиционная привлекательность которых порознь, вне энергосистем, окажется ничтожной.

Чтобы перейти к новой политике экономичного электроснабжения страны, необходимо коренным образом изменить организационные, хозяйственные и экономические взаимоотношения между энергетиками и потребителями и привести их в соответствие с физическим и технологическим единством, т. е. неразрывностью производства и потребления электроэнергии.

Баланса интересов можно добиться, если потребители электроэнергии, в первую очередь крупные, станут коллективным совладельцем РАО «ЕЭС России», учитывая к тому же, что физически и технологически системы электроснабжения являются неформальными цехами их производств. Сделать это можно, выпустив акции энергохолдинга и его «дочек», пока они еще не разбежались, на сумму инвестиций, предусмотренных тарифами и выплаченных потребителями (см. упомянутую выше статью «Как уберечь электроснабжение страны от чумы реформирования»). Как отмечалось, это примерно 15 млрд. долларов.

Во избежание споров, кому и сколько причитается акций новой эмиссии, представляется целесообразным организовать региональные корпорации потребителей и передать им соответствующие пакеты. Тогда представители этих корпораций – коллективных акционеров и региональных администраций займут места в советах директоров «внучек», «дочек» и «бабушки» обновленного РАО «ЕЭС России».

После чего узкоотраслевым коммерческим интересам энергетиков будут противопоставлены общесистемные и макроэкономические интересы потребителей: снижение удельных энергозатрат при производстве продукции и ВВП. А добиваться этого можно, внедряя ресурсо- и энергосберегающие технику и технологии как в производстве, передаче и распределении электроэнергии, так и у ее потребителей.

Для паритетности представительства сторон представляется также целесообразным передать региональным корпорациям потребителей и администрациям в доверительное управление, частично или полностью, государственный пакет акций, дивиденды по которым будут перечисляться в федеральный бюджет. Ведь чиновники, представляющие государство в советах директоров РАО «ЕЭС» и его нынешних «дочек», ввиду своего непрофессионализма и ангажированности явно не справляются с данным им поручением.
Об этом помимо затеянной порочной реформы свидетельствует кризисное состояние энергохолдинга, во многом порожденное некомпетентностью его управляющих и почти полным отсутствием контроля за их деятельностью со стороны главного акционера – государства. Да и не дело правительства управлять хозяйством отдельных компаний – оно должно регламентировать макроэкономические условия их работы. Но сегодня, согласно закону «О техническом регулировании», нормативно-техническую базу электроэнергетики создает само РАО «ЕЭС». «Под себя». Вот уж, воистину, «козла пустили в огород».

Отсутствие контроля нередко приводит к злоупотреблению РАО «ЕЭС» своим монопольным положением на рынке, в частности, к ограничениям в продажах электроэнергии атомными электростанциями. Хотя они в силу своей специфики должны загружаться полностью, да и электроэнергия их дешевле, чем на многих тепловых станциях.

Чтобы АЭС как составная часть Единой энергосистемы страны работали в ней координированно и «под завязку», помимо учета приоритетности их максимальной загрузки в средневзвешенных тарифах, представители этих станций также должны войти в советы директоров членов обновленного энергосемейства. Для этого потребуется все АЭС преобразовать в государственные акционерные общества без их дальнейшей приватизации, а концерн «Росэнергоатом» – в холдинг, передав туда контрольные пакеты акций АЭС.

Часть остальных акций каждой атомной станции государство передаст в доверительное управление объединенному АО-энерго, на территории которого расположена данная АЭС, а также РАО “ЕЭС” при условии, что интересы государства в советах директоров этих обществ будут представлять также работники соответствующих АЭС и «Росэнергоатома». Такая интеграция при сохранении государственного контроля над атомной энергетикой позволит координировать текущую деятельность и развитие обеих компаний.

Итак, предлагаемая реорганизация РАО "ЕЭС России" и приход в советы директоров его субъектов представителей региональных администраций, промышленных потребителей и «атомщиков» позволят коренным образом изменить политику этой стратегически значимой для страны компании.

Прежняя, ложная и вредная цель ее деятельности – получение максимальной прибыли от продажи электроэнергии, которая в кризисных экономических условиях ведет к разрушению электроэнергетики, будет заменена на общесистемную рыночную – получение максимальной прибыли от продаж различных видов конечной, функционально и потребительски завершенной продукции за счет снижения энергозатрат на ее производство.

Интеграция всего капитала и выпуск в последующем единой акции энергетического семейства позволят сконцентрировать в едином фонде все средства для инвестиций, направляя их массированно в нужные точки. В фонд должны будут направляться все амортизационные отчисления, инвестиционная компонента, дивиденды, начисляемые на акции корпораций потребителей, доходы от ценных бумаг и пр.

В итоге расширенная до Тихого океана ЕЭС превратится в систему коллективного пользования, контролируемую потребителями электроэнергии, которые заинтересованы в достижении максимальной эффективности своего производства, в том числе снижении его энергоемкости. В этом же объективно должны быть заинтересованы государство и общество.

Следующим шагом может стать создание энергогазовой компании объединением РАО «ЕЭС» и «Газпрома». Наличие такой компании позволит перейти к оптимизации балансов энергоресурсов по критериям минимизации их затрат. Будущее РАО «Энергогазпром» может явиться основой трансконтинентальной евразийской энергетической компании с образованием в ней объединенной энергосистемы Азии и Европы.

Такой подход позволит решить проблемы энергетической безопасности России и стран континента на основе управления балансами энергоресурсов и их оптимизации (см. подробно «Поле чудес Анатолия Чубайса, а Буратино на нем - вся Россия, или Как последние геостратегические ресурсы страны использовать для ее спасения». – Промышленные ведомости» № 2, февраль 2006 г.).

Однако пока власти идут на поводу у группы лиц с психологией мелких лавочников, которые ради собственного обогащения, возможно, заинтересованы в новом переделе и присвоении чужой собственности, а для этого – в переделе самой власти и образовании «либеральной империи». Любой ценой. А там хоть трава не расти.

См. тематическую подборку по реформе РАО "ЕЭС"

Рисунки Игоря Кийко