Почему Басаева ловили 11 лет

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Почему Басаева ловили 11 лет Наши корреспонденты попытались выяснить, что мешало поймать террориста № 1, как его ликвидировали и что теперь ждет Чечню и Северный Кавказ

"Отшумели фанфары по блестяще проведенной спецоперации. Президент Путин наградил ликвидаторов Шамиля Басаева высокими государственными наградами. Чекистов даже показали по телевизору - со спины, не называя фамилий. Это тот редкий случай, когда страна не должна знать своих героев. Их подвига ждали долго - с 1995 года, когда после кровавого рейда Басаева на Буденновск (после захвата больницы с родильным отделением за ним даже закрепилась кличка Гинеколог) Генпрокуратура объявила будущего «военного амира Кавказа» в федеральный розыск. Дальше были взрывы домов, «Норд-Ост», теракты на самолетах, Беслан... За каждой ужасающе жестокой и хладнокровной диверсией маячила бородатая тень «злого гения». От кровожадного Басаева отрекался даже Масхадов. А он умудрялся ускользать не где-нибудь в горах Тора-Бора, а в российской «зоне оперативной ответственности». И вот, наконец, добегался. Директор ФСБ Николай Патрушев в ликвидации Басаева уверен на 100 процентов. Что же позволило Лубянке так уверенно утверждать, что на пустыре в ингушском селении Экажево были найдены останки главного врага России? Об этом позже, а пока мы отправляемся из Грозного в Веденский район, где, по слухам, живут близкие родственники Басаева. Только они могут стать ключом в экспертизе ДНК, которая и расставит все точки над «i». Главаря боевиков возили в багажнике - Чтобы туда вас отправить, придется целую войсковую операцию снаряжать, - вздыхает знакомый из чеченского МВД, который не раз выделял нам двух автоматчиков с машиной для поездок по равнинной части республики. - Думаете, Басаева убили и война закончилась? Да и не найдете вы там никого. Показываем ему заметку в одной из российских газет: «Мать Басаева тяжело больна и более девяти лет живет в Ведено в полном одиночестве. 80-летнюю Нуру Басаеву решено не привлекать к процедуре анализа ДНК для опознания трупа ее сына Шамиля Басаева, поскольку она тяжело больна. Как рассказали односельчане Басаева, жители Ведено, Нура узнала о гибели сына из уст соседей и встретила эту весть спокойно. Правда, наутро соседи видели, как она тайком у себя во дворе вытирала слезы...» - При чем здесь мать Басаева и Ведено? - усмехнулся офицер. - Это же его родное село... - Ну и что. В этом селе жила мать Ширвани - родного брата Шамиля. Но она оттуда уехала, и в Чечне ее сейчас нет. А мать самого Хромого - из Ермоловки. Умерла уже. Отца тоже в живых нет. Ширвани за границей где-то скрывается. В Турции вам надо родню его искать или в Саудовской Аравии. А в Ведено если все-таки поедете, то безопаснее будет без охраны. Меньше засветитесь. Сопроводить нас в горы согласился уже много раз помогавший нам оперативник республиканских спецслужб, еще с первой войны сотрудничавший с ФСБ. Ильясу уже за 50, но он до сих пор периодически уходит в горы «на охоту». - Раньше повеселее было, - лихо выруливает Ильяс между дорожными ухабами. - Поработал со стукачами, пошел в лес, вернулся с результатом. А теперь шайтаны быстрее нас о планах операций узнают. Едва впереди завиделись сопки, Ильяс вдавливает педаль газа, и стрелка спидометра подкрадывается к 140 километрам в час. Тормозим лишь на блокпостах, где наш провожатый с улыбкой жмет руку проверяющему и катит дальше. - Знакомые? - удивились мы. - Ага, старые приятели, - смеется Ильяс и демонстрирует, как через рукопожатие он передает 10 рублей. А мы-то всю дорогу думали, как же Шамиль Басаев передвигался по республике. Не все же ему по горам на одной ноге скакать. - Да так же и передвигался, - подтвердил наши догадки Ильяс. - Вот вы сзади сидите за тонированными стеклами, а на посту даже не поинтересовались, что за пассажиры. Хотя Басаев-то наверняка в багажнике ездил. По крайней мере Масхадова так возили. Впрочем, коррупция - это не единственная причина неуловимости Хромого. Все, кто в то или иное время «работал по Басаеву», отмечают его сверхъестественную везучесть. На этом месте в 98-м еще не Одноногого, но уже Гинеколога пытались подорвать спецслужбы. Ильяс показывает нам место закладки фугаса. «Вай-вай, кормильца убили!» - Между первой и второй войнами я тут все на пузе облазил свободным «рейнджером», - проезжая перевал, Ильяс останавливается и выходит из машины. - Вот видишь - воронка. Здесь случилась моя первая встреча с Шамилем. Я закладывал фугас на Хаттаба, провода протянул вон на ту верхушку. Правее, под деревом, поставил гранатометчика «на добивание». «Уазик» иорданца появился слишком быстро, не сбавляя скорости в повороте, и цепь я замкнул на полсекунды позже положенного. Машину приподняло на два колеса, но она проскочила, вильнув задом. Из-за этого маневра пролетел мимо заряд гранатомета. Казалось бы, такая верная засада, а два раза повезло. Потом из радиоперехвата узнали, что с Хаттабом Басаев ехал. В 2000 году «груманам» (спецназ ГРУ. - Авт.) информацию передали о его передвижениях. Опять засаду устроили. Басаев снова с Хаттабом ехал, но теперь на двух машинах. Причем было известно, в какой из них поедет охрана. Ее и не стали трогать, обстреляли другую. Позже оказалось, что Шамиль с охраной ехал. Какой-то заговоренный он был. Через полтора часа езды мы паркуемся у веденской администрации. Пока Ильяс ведет переговоры, мы беседуем с сотрудниками сводной оперативной группы по Веденскому району. - Да никакой Басаев не заговоренный, - отмахиваются ребята. - Хитрый он был, это да. Но есть и еще один нюанс. Не секрет, что здесь оперативная работа строится на агентуре, на стукачах. Ты удивишься, но у Басаева не было кровников среди простых чеченцев. Ни одного. Чтобы объявить кровную месть такому зверю, нужно очень много мужества, это слишком большая ответственность. Местные его боялись до дрожи в коленях. Поэтому и с агентурой по Басаеву у нас туговато было. Да и сам он не дурачок был. Это не Гелаев, который без сотни боевиков не передвигался. Хромой не ходил одним маршрутом, если спускался с гор, то с ним были максимум двое человек. Сам лично никогда не пользовался мобильником, как Масхадов. Да и что там греха таить, в отличие от нас у него с информацией всегда все было в порядке. Тут теперь многие вздыхают: «Вай-вай, кормильца убили!» Нельзя сказать, что население его поддерживало, но и отказать ему не могли. Слишком боялись. Не было команды «Фас!» Кстати, в прошлом году Басаев до того уверовал в свою неуловимость, что приехал к Масхадову в Толстой-Юрт (здесь чуть позже и был уничтожен экс-президент Ичкерии. - Авт.) вообще без телохранителей. Об этом на допросах в прокуратуре рассказывали помощник Масхадова Вахид Мурдашев и его племянник Висхан Хаджимурадов. По показаниям боевиков, Одноногий прожил с ними в подвале целую неделю, работая с двумя портативными компьютерами. А потом также в гордом одиночестве покинул убежище. Как же террорист № 1 умудрился проделать путь из горной Чечни до Пригородного района Грозного и обратно незамеченным? Видимо, так же, как ему удавалось безнаказанно разъезжать по Назрани перед нападением на город. В прошлом году 12 лет тюрьмы здесь дали бывшему сотруднику МВД Ингушетии Магомеду Лолохоеву. Именно он на своей машине возил Гинеколога на «рекогносцировку», а позже помогал боевикам провозить оружие через блокпосты. Имели место уж совсем загадочные истории. - Дважды мы знали о том, что боевики будут проводить свою шуру (военное совещание. - Авт.), - расскажет нам позже источник в УФСБ по Чеченской Республике. - Один раз под Бамутом, другой - под Курчалоем. Собиралось там человек по сто самой верхушки, включая Басаева и Масхадова. А нам не давали команды «Фас!». Мол, тщательно операцию спланировать не успеем, понесем потери, из Москвы по башке получим, будем действовать только точечно... А попробуй без команды их накрыть, так потом по судам затаскают. Догман Сидиева не верит в смерть своего кровавого племянника. Тетя бандита - мать-героиня Ильяс вышел из администрации довольный: «Есть результат. Конечно, родителей Басаева я не воскресил, но зато в Дышне-Ведено живет его родная тетя по отцу - Догман Сидиева». Еще 15 минут тряски по бездорожью, форсирование обмельчавшей речки вброд, резкий подъем в горы, и мы выруливаем на улицу Ушаева. - Тут сами ищите, мне здесь светиться нельзя, - остается Ильяс в машине. - Да и вам советую не задерживаться - место гниловатое. Узенькая безлюдная улочка, раскисшая коричневой глиняной жижей после дождя, одинаковые зеленые высокие заборы, чахлые постройки за ними. Третий дом от школы выделяется добротной кладкой из красного кирпича. Из-за забора выглядывает девушка лет 25. - Не подскажете, где Сидиевы живут? - Здесь. В местной прессе мы вычитали, что вся басаевская родня отреклась от бандита и не желает общаться с прессой. Поэтому, напустив на себя сочувственный вид, корреспонденты «КП» представились: - Мы из неправительственной организации «Фонд общественных свобод». По поводу гибели Шамиля Басаева поговорить приехали. Разрешите войти... Девушка отворила калитку: «Я Иман, двоюродная сестра Шамиля. Сейчас маму позову». Типичный чеченский дом буквой «П», посреди большой дворик, в углу стоит старенькая красная «БМВ». Догман Сидиева вышла к нам со своего огорода и предложила присесть на скамейке. - А почему вы уверены, что он погиб? - Глаза женщины увлажнились. - Тело не показали, свидетелей не показали. Пока мне мусульманин, который видел тело Шамиля, не подтвердит его смерть, я не поверю. Мы в 2000 году его уже чуть не помянули. В феврале 2000 года Басаева действительно едва не уничтожили. В ходе штурма Грозного федеральные войска окружили группу террориста на окраине города. Отступать ему было некуда - позади только минное поле. Однако он решил прорываться именно по нему. И прорвался, потеряв треть отряда и правую ногу почти по колено. Тогда поползли слухи о том, что Гинеколог скончался от гангрены. Позже о ликвидации главаря боевиков в апреле и мае 2002 года сообщали начальник Генштаба Вооруженных сил России Анатолий Квашнин и командующий Северо-Кавказским военным округом генерал-полковник Геннадий Трошев. В апреле 2004 года проскакивала информация о гибели Басаева неподалеку от села Али-Юрт в Ингушетии. Якобы он скончался от тяжелого ранения и тайно захоронен в горной части Веденского района Чечни. В январе 2005 года высказывалось предположение, что самый одиозный лидер террористов пал жертвой внутрибандитских разборок. А спустя месяц зампредседателя Службы госбезопасности Абхазии Юрий Ашуба сообщил, что по информации, полученной от одной из жен Басаева, чеченский террорист скончался от хронической болезни почек. Однако Черный амир неизменно «воскресал», позируя перед видеокамерой. - А если все-таки его убили? - Тезет устрою (поминки. - Авт.), все село приглашу. В голове не укладывается, как можно устраивать поминки по человеку, бравшему в заложники беременных женщин в Буденновске и устроившему кровавый кошмар в школе Беслана. - За что ж мне такое? - вздыхает женщина. - Зачем мне Горбачев Золотую Звезду давал? - Что за Звезду? - Как матери-героине. Зачем я 10 детей рожала. Их вот теперь убивают... - Где? - Там. - Догман, пожав плечами, кивает на зеленые вершины. «Никто от него не отрекся» - А муж ваш где? - Мужа в могилу свели. - Кто? - Федералы, - зло цедит сквозь зубы женщина. - Пять раз его военные забирали. Даже с поминок дочери забрали. А он астмой болел. - Он же совсем старенький был, - вставляет свои «пять копеек» Иман. - А федералы прямо на маму автомат наставляли и допытывались, где Басаев, где Басаев. А мы откуда знаем? - Он у вас не бывал? - В первую войну заезжал иногда, ночевал у нас. - Догман всхлипывает. Она совсем не похожа на тетю, отрекшуюся от своего кровожадного племянника. - А за что мне от него отрекаться?! - Внезапно острый взгляд женщины пронзает одного из репортеров «КП», как кумулятивный заряд танковую броню. - Никто из родственников от него не отрекся! В калитку на шум стали заглядывать бородатые мужчины, оценивающе приглядываясь к чужакам. Судя по гортанному гомону за забором, их собралось не менее десятка. По телу пробежал холодок. - Я тебе больше скажу, - наступает Догман Сидиева. - Если он сейчас живой сюда войдет, мне придется в очереди стоять, чтобы его обнять! За забором одобрительно загудели. Стало совсем неуютно. В Чечне мы не раз общались с родственниками «шахидок», взрывавших себя на концертах и в самолетах. Все они прятали взгляд, опускали глаза, невнятно оправдывались и даже где-то чувствовали себя виноватыми. Тетя террориста № 1 виноватой себя явно не чувствовала, глядя в упор, гордо вскинув подбородок. - Думаешь, я не поняла, кто вы такие? - совсем выбила она нас из колеи. - Можешь меня там у себя потом коровой сделать, а мне не страшно сейчас сказать тебе всю правду. С облегчением вспоминаем, что, если через 40 минут мы не появимся у администрации Ведено, сюда приедет группа прикрытия. Есть время послушать."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации