Почему Владивосток выбрал крутого мэра

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Владивостокцы приноровились запаковывать экскременты в пластиковые мешочки и выбрасывать в окно. Тогда взбунтовались дворники, потребовав у мэрии специальные каски"

Оригинал этого материала
© "Комсомольская правда", 17-origindate::19.08.2004

Почему Владивосток выбрал крутого мэра?

Галина Сапожникова

Фото Игоря НОВИКОВА

Вот говорят про него: криминальный авторитет. А по виду - восьмиклассник на экзамене!

Каждая российская дворняжка знает, что во Владивостоке опять были выборы.

Что само по себе является абсолютным абсурдом, потому что фамилию мэра своего родного города не каждый с ходу и вспомнит, а вот товарищей Черепкова, Копылова и Николаева знают в лицо. Мы их не звали, но они приходят к нам каждый день с экранов телевизоров и все пытаются объяснить, почему у них нет электричества и воды.

История выборов мэра Владивостока последних десяти лет - то ли анекдот, то ли песня. В середине июля мы опять вздрогнули, потому что сначала нам явился многострадальный Черепков с перебинтованной шеей после неудавшегося покушения на его жизнь, а потом кандидаты во владивостокские мэры и вовсе запрыгали на телеэкранах, как перепуганные солнечные зайчики, повально не желая участвовать в выборной гонке. И тогда наконец Владивосток сделал свой окончательный выбор и проголосовал за 30-летнего Владимира Николаева, о котором горожане говорили как о человеке с криминальным прошлым.

Для того чтобы понять, почему Владивосток 10 лет изумляет всю страну, я туда и отправилась. Дабы поставить диагноз городу и его жителям. А может, и всем нам.

Золото далеких предков

Этот город с его романтичными сопками, корабельными реями и множеством красивейших бухт мог быть совсем другим, но он этот. С обилием пробок на разбитых дорогах, потухшими фонарями и морем, в котором нельзя купаться, потому что туда сбрасывается канализация.

С первого взгляда Владивосток кажется насквозь криминальным из-за блеска золотых цепей. Со второго понимаешь, что это всего лишь опоздавшая на несколько лет мода и массивным золотом из-под рубашки может неожиданно блеснуть и вполне приличный человек. Но новый мэр Владивостока Владимир Николаев золотых цепей и спортивных штанов «Адидас» давно не носит.

Вот говорят про него: криминальный авторитет, а по виду не скажешь. Приехал получать удостоверение в городскую избирательную комиссию: ну просто восьмиклассник на экзамене! Полы пиджака одергивает, раскачивается от смущения и путает слова «предшественники» и «последователи». Это было утром, когда чиновники городской администрации, доставшиеся ему в наследство от бывшего мэра, злобствовали в лифтах: «Теперь на гербе города будет распальцовка!» Вечером картина была уже другой: Николаев уверенно давал интервью, обещая «лоббировать бизнес на территории города», но над ним больше никто не смеялся, и те же самые чиновники теперь выстраивались в очередь, чтобы подобострастно пожать ему руку.

Точно по Ленину: «Владивосток далеко, но ведь город-то нашенский!»

«Авторитет» или нет?

На днях неожиданным заявлением разразился полпред президента на Дальнем Востоке Константин Пуликовский: «Мы достаточно тщательно проверили биографию Николаева и нашли там много оговоров... Николаев имел бурное, молодое, задорное время - попадал в милицию, в драке нанес тяжелые увечья своему сопернику. Но это все было в его 21, 22, 23 года, и раздувать то, что в молодые годы сделал тот или иной человек, и делать на этом акцент я бы не стал». До выборов полпред посылал совсем другие письма. Председатель тихоокеанской государственной телерадиокомпании «Владивосток» Валерий Бакшин рассказывал мне, как еще месяц назад сотрудники полпредства, наоборот, просили журналистов обратить внимание на негативные штрихи в николаевской биографии.

Давайте все же разберемся с вопросом: являлся ли Николаев криминальным авторитетом?

Что у нас есть? Слухи - на пустом месте они обычно не возникают. Публикации, путешествующие из газеты в газету: кличка Николаева - Винни-Пух, группировка насчитывала 220 человек, идейным руководителем был некто Баул, странным образом погибший в 1995 году, после чего «братки» разбежались по «бригадам»: одни ушли к Карпу (Сергею Карпову), другие к Пухам (если быть точным, Винни-Пухов двое, второго зовут Дмитрий Глотов, говорят, он собирается стать мэром Находки). Карпов был убит 1 мая 1998 года, на вдове его женился нынешний приморский губернатор Сергей Дарькин, а на имуществе - новый владивостокский мэр Владимир Николаев. Именно эту версию недавнего прошлого изучают студенты юридического факультета Дальневосточного госуниверситета по учебнику, который написала группа авторитетнейших юристов, а редактировал директор Центра по изучению организованной преступности, доктор юридических наук профессор Виталий Номоконов.

Факты - приговор Первореченского районного суда, датированный 22 октября 1999 года: «22. 07. 1998 г. В. В. Николаев высказывал угрозу убийством директору спорткомплекса «Олимпиец» Ефремовой Т. Ю.», затем совместно с еще четырьмя своими «коллегами» «нанес множественные удары по различным частям тела председателю краевого спорткомитета Чикину М. П.», за что был осужден по двум статьям Уголовного кодекса Российской Федерации и приговорен к лишению свободы на три с половиной года. Впрочем, тут же был амнистирован и освобожден из-под стражи, отсидев в камере предварительного заключения 1 год и 3 месяца. Николаев в профиль, анфас и в наручниках с подачи какого-то доброжелателя гуляет теперь по Интернету.

То, что у Владимира Николаева была бурная молодость, - абсолютная правда. Но правда и то, что по крайней мере последние года три из крутого пацана он превратился в успешного руководителя крупной рыболовецкой фирмы. Реальная жизнь - это не черно-белое кино.

А город подумал: разборки идут

Converted 17266.jpg

Кадры оперативной съемки

Все гадали: как скоро Владивосток почувствует дыхание новой власти? Долго ждать не пришлось: на следующий день после выборов 16 «братков» напились до чертиков в итальянском ресторане «Мауро Джанванни» и с криками «За Вовку!» и «За победу!» чисто конкретно полезли под юбки к официанткам. Все в лучших традициях кинобоевиков: били бутылки об пол, швыряли посуду и орали, что «поставят город раком». «Не думаю, что Николаев велел им так сделать. Это просто псы, которые сорвались с цепи», - говорила, унимая дрожь в руках, администратор ресторана Лилия Баркова.

«Я не имею к этому никакого отношения!» - упрямо повторял на всех пресс-конференциях мэр.

Допустим, это провокация, которую срежиссировали политические противники Николаева: ресторан принадлежит семье его конкурента по рыбному бизнесу - сенатора Олега Кожемяко. Но главного фигуранта погрома официантки не раз видели в свите николаевских охранников! Хоть золотым станет новый мэр, хоть серебряным, но сможет ли он построить все свое бывшее окружение, которое почувствовало себя победителями?

То здесь будет прорываться, то там: и морды кому-нибудь ребята набьют еще не раз, и дань возьмут от его имени. Имидж мэра с криминальным прошлым городу удобен - на него можно все сваливать. И будет всем счастье: чиновникам, ворующим бюджетные средства, рэкетирам, обирающим мелкий бизнес, горожанам, пугающим детей сказками про страшного Винни-Пуха, и наконец нам, журналистам, любящим об этом писать без дотошной проверки.

Вот пара историй из мифотворчества последнего времени: будто бы приходит Николаев наутро после выборов в магазин «Макс-Мара», одевается там по полной программе и говорит продавцам: «Ну что: 50 процентов скидки или закрываться будем?» Приезжаю в «Макс-Мару», девчонки - в хохот: «Мы торгуем только женской одеждой»...

Или вот еще: абсолютно весь Приморский край пересказывает, будто бы в начале мая губернатор Дарькин попытался уговорить Николаева снять кандидатуру с выборов. А Николаев, обидевшись (деньги-то потрачены огромные!), ему ка-а-к даст! И Дарькин тогда ка-а-к уедет на месяц лечиться в Европу! Что характерно, у всех рассказывающих нашлись свидетели этого инцидента, столько людей во всем городе не живет, сколько есть свидетелей! Разглядываю Дарькина - синяков вроде бы нету. Спрашиваю об этом Николаева - чувствую по реакции: еще один такой вопрос, и эти истории будут рассказывать уже про меня...

Николаев как он есть

Стены его нового кабинета пока девственно пусты, но стол завален, будто Владимир Викторович провел за ним не один рабочий день, а как минимум месяц.

- Мы работали и в выходные тоже, - важно пояснил он.

Во Владивостоке вообще модно работать сутками. Николаевский предшественник Копылов рассказывал, что засиживался до 3 ночи. А мэр всех мэров Черепков - тот вообще любил назначать деловые встречи на 4 утра, а планерки проводил исключительно после полуночи.

- И зачем вам такая жизнь? Ездили бы себе по миру и наслаждались. Вы же богаты?

- Она была бы скучная, эта жизнь, если бы можно было просто сидеть и говорить о том, что больше ничего не нужно. Мне хочется создать что-то такое, после чего в городе Владивостоке после тебя была бы память, и ты бы действительно гордился, что вывел город Владивосток - до тебя он был в таком состоянии, а ты действительно смог сделать все возможное, и при тебе и твоей команде жизнь стала действительно легче.

...Пока столь длинные монологи даются ему с трудом. Блоки фраз, заученные наизусть перед выборами, больше неактуальны, а новых пока не придумано. Но это скоро пройдет. Еще в четверг, в день своего клятвоприношения, он мне напоминал смущенного школьника. В понедельник за столом сидел уже целый секретарь райкома комсомола...

- Я думал: идти - не идти, размышлений было много, работа сложная, ежедневная, ночная. А после того как мы посовещались с нашей партией «Единая Россия», рискнул: придется идти наводить порядок.

- Как вы думаете, вас в городе любят?

- Судя по той поддержке, которая была адресована в наш адрес, нас где-то и любят, и где-то возлагают надежды.

- Что за супостаты тогда сочиняют про вас грязные сплетни?

- Безусловно, это противники, которые с нами боролись разными методами. Могу сказать, что раньше, конечно, доверия к газетам у меня было больше. Могу даже дать совет тем, кто сейчас собирается идти на выборы: не будет никакой головной боли, если он перестанет читать про себя всякую ерунду.

- Но ведь был в вашей биографии один неприятный факт, и, наверное, лучше было публично покаяться?

- Я не совершал ничего, в чем мне нужно было бы каяться! Я перед законом чист. Как у нормального человека в этом обществе, у меня были проблемы с правосудием. Но в чем они выражались? В том, что я вступился за женщину, которую ударил и выдворил из кабинета чиновник администрации края? (У правосудия была несколько иная версия случившегося. См. приговор. - Авт.). Каждому человеку свойственны ошибки, но другой бы мужчина прошел мимо, а я был 19-летним мальчишкой...

«Мальчишке», к слову, на момент вынесения приговора было не 19, а все 26 лет. За 4 с половиной года после суда он стал кандидатом юридических наук. В феврале 2004 года в Москве, в Российском университете дружбы народов, защитил диссертацию на актуальнейшую для Приморья тему «Охрана окружающей среды в Европейском Союзе».

- А при чем тут юриспруденция? - удивилась я.

- А я правовые акты Евросоюза изучил, - не растерялся Николаев.

Не подвергая никакому сомнению решение диссертационного совета, рискну тем не менее дать совет на будущее: не штамповать авторефераты под копирку. А то на странице 10 написано, например: «Основные теоретические выводы и предложения, изложенные в диссертационном исследовании, были апробированы автором в рамках чтения лекций на юридическом факультете Дальневосточного государственного университета». А учебное управление ДВГУ сообщает: сведениями о почасовой работе В. В. Николаева за последние 5 лет не располагает.

...Я с удовольствием ловлю Николаева на всех мелких нестыковках. Ну не приемлет моя либерально-демократическая суть руководителя города с такой биографией!

Им стыдно?

«Я живого человека, проголосовавшего за Николаева, не встречал», - признался мне в разговоре профессор криминологии Номоконов. А я вот встретила. Целых трех.

«Николаев перед выборами бесплатно установил железные двери в подъездах», - рассказал мужичок на автобусной остановке.

«Ну и что, что сидел? Все сидели», - констатировала кассирша в книжном магазине.

Конкретнее всего объяснился один таксист: «Да не было в середине 90-х в России человека, который бы не нарушал закон!»

Все же остальные опрошенные мной жители Владивостока - не менее 40 - утверждали, что голосовали «против всех». Потом я поняла: им просто было стыдно сознаться в том, что во всем их городе не нашлось человека, который был бы стопроцентно и беспрекословно уважаем.

Странно, все они почему-то надеялись на Путина - что он вмешается в ситуацию, остановит Винни-Пуха в его походе за мэрским медом и пришлет в город внешнего управляющего.

Ничего этого не произошло. Судя по последнему заявлению полпреда Пуликовского, Кремль пошел по самому простому пути, решив переписать Николаеву биографию. В психологию города, в котором на дороге всегда будет прав «Лэндкрузер», такой мэр, как Николаев, вписывается идеально. Но неужели из всех прочих кандидатов он на самом деле был лучшим?

Личное дело

Владимир Николаев.

Родился во Владивостоке (1973 г.). Окончил Дальрыбвтуз по специальности инженер-экономист (1996 г.). Был судим (1999 г.).

Председатель краевой федерации по кик-боксингу (2000 г.). Депутат Законодательного собрания Приморского края (2001 г.). Мэр Владивостока (2004 г.). Женат, воспитывает двоих сыновей.

***

Принято считать, что жители Владивостока проголосовали за Владимира Николаева, потому что устали от бардака, с которым не могли справиться его предшественники.

Слишком примитивная трактовка: трубы не перестанут ржаветь, если им показать пистолетное дуло.

Другая популярная версия: у людей не было выбора, поэтому из всех зол они выбрали меньшее.

Вместе с Владимиром Николаевым список кандидатов в мэры насчитывал 10 человек. Представив себя немытой и озлобленной жительницей Владивостока, я решила лично перезнакомиться хотя бы с половиной списка, чтобы понять - кто из кандидатов смог бы реально вытянуть Владивосток из коммунального болота?

Классик с двумя тузами

Самый известный из всех - Виктор Иванович Черепков. Легендарный, просто-таки выдающийся мэр, переживший 25 снятий с выборов и несколько покушений на свою жизнь. В последней выборной кампании ему выпало аж целых два туза - сначала, как только стало ясно, что во втором туре он выиграет выборы, его под надуманным предлогом удалили с поля. А потом еще и взорвали, но, к счастью, не до конца, что дало населению право думать, что гранату РГД-5 Виктор Иванович подбросил себе под дверь сам, потому что если бы за дело взялся серьезный конкурент - оно было бы сделано раз и навсегда... Контуженный, но не сдавшийся Черепков ведет теперь борьбу из госпиталя Тихоокеанского флота.

Про него много чего рассказывают: и как в середине девяностых в целях безопасности ездил по городу на «КамАЗе» с бетонными блоками, и как отводил от себя пули силой взгляда, и как победил Ельцина в суде и был восстановлен в должности мэра, с которой президент его осмелился было снять... Народный фольклор тем не менее сохранил строчки: «По проспекту Черепкова я гуляю не спеша. Просыпается природа, и волнуется душа...», а народная память - вечную благодарность за шикарную автомобильную развязку, схему которой он, говорят, нарисовал на коленях. И ничего - все построилось-срослось!

Но в больничной палате, которую охраняют 2 собровца с автоматами, сейчас лежит не борец с режимом, а мирный дедушка, которому очень пошли бы гномичий колпачок и мешок с подарками. Не до подарков, товарищ, пока идет война! - напоминают сразу целых четыре мобильных телефона на тумбочке.

- Черепкова можно победить, только снимая! - говорит он вкрадчивым голосом, как сказочник. - Когда участвует в выборах Черепков, тогда ставки поднимаются в миллионы долларов, потому что просто так его не победить!

В палате, кроме него, других Черепковых мужеского полу нет - только жена тихонько подремывает под привычный мужнин монолог. Как любой политик, записавшийся в классики, Черепков говорит о себе в третьем лице.

Как депутату Госдумы, Черепкову выделяют машину. Старую «Волгу», которая во Владивостоке воспринимается как пощечина. Время от времени у нее прямо на ходу отваливается приборная панель, и тогда водитель, вздыхая, достает отвертку и начинает вбивать ее обратно. И она держится до первой ухабины, коих в городе много. Борьба двух российских зол, похоже, будет вечной...

«А русалку мы слепили с местной девушки»

При Черепкове во Владивостоке не было электричества, а при Копылове, последнем мэре, - воды. Это пишется легко - а вы попробуйте сами повскакивать в 4 утра, чтобы судорожно помыться под холодной тоненькой струйкой! А смыть за это время накопившиеся от всей семьи экскременты! Это не анекдот, это реальность: народ приноровился запаковывать их в пластиковые мешочки и выбрасывать в окно. Тогда взбунтовались дворники, потребовав у мэрии специальные каски. Повторяю: XXI век, форпост России на Дальнем Востоке...

В городе ходят слухи, что после провала на выборах Юрий Копылов спешно эмигрировал. А вот и нет - он в городе, правда, следом за его авто ездит машина с внушительного вида помощниками, которые время от времени напоминают: «Юрий Михайлович, опустите окошко - стрельнуть могут».

- Это все было мое хозяйство, - скромно показывает экс-мэр на Амурский залив. - Посмотрите направо: единственный в Российской Федерации плавающий фонтан. Это я поставил. А рядом посадил русалку - меня еще слегка покритиковали, что она не такая, как в Копенгагене, но у нас своя, мы ее с натуральной местной девушки сделали! Арку построил с вечно немеркнущей лампадой. Памятник адмиралу Макарову перенес в центр. Улица была занюханная, заплеванная, я ее преобразил. А вертолетную площадку не успел вот...

И Юрий Михайлович надолго замолкает. Чувствуется, жаль ему земляков, рожденных плавать, а не летать.

- Я принимал Ким Чен Ира, у меня фото совместные есть. Провел Европейско-азиатско-тихоокеанский форум, чемпионат мира среди женщин по самбо. Спидвей возродил, футбол, являюсь председателем всех водно-моторных видов спорта. Если хотите, сейчас покажу, как я умею! Вот сбегаю до корабля и покручусь-попрыгаю. Я - председатель аквабайкеров города Владивостока, чтоб вы знали!

- Не надо, пожалуйста, никуда бежать! - взмолилась я, испугавшись, что он сейчас укатит себе в розовый закат и я так и не узнаю, почему во Владивостоке случился водный кризис.

- В прошлом году был сильный тайфун, он снес две улицы. На другой год в ожидании тайфуна хлопцы просто спустили воду в хранилищах, дабы сохранить жилье - а тайфуна не было.

И тогда я ввел чрезвычайную ситуацию и спас Владивосток от замерзания!

Но Владивосток этого подвига не оценил - как и необъяснимой любви Копылова к брусчатке, которой тот вымостил весь город и о которую побилось немало народу о ту дивную пору, когда тротуары лакировал ночной мороз. Зато это было красиво... При мэре Копылове город Владивосток стал похож на рождественскую елку, о которой вспомнили лишь летом. Но снова надевать карнавальные платья на немытые тела владивостокцы были не готовы.

Пулемет с видом на город

- Я был «заказан» на 30 мая за 3000 долларов, - такой фразой встретил меня еще один кандидат во владивостокские мэры, бывший милиционер Дмитрий Дмитриев. - Но киллер сдал мне эту информацию за 3 тысячи рублей.

Дмитриев возглавляет милицейский профсоюз и издает оппозиционную газету «Милиционер Приморья». На кресле у него лежит пулемет...

- Это макет, - успокоил он меня. - Мне его подарили друзья, после того как однажды ночью ко мне вломились «братки». Я его поставил на балкон, чтобы отовсюду видно было, и пацаны все поняли правильно.

Перед выборами во все почтовые ящики прилетели листовки, в которых было написано, что Дмитриев - это второй Буданов и что в Чечне он зачем-то убил свою любовницу Наташу.

Иллюстрировала эти ужасы фотография страшной татуировки с дмитриевского плеча. Не знаю, как там с любовницей, но плечи я рассмотрела во всех подробностях, поскольку в тот день во Владивостоке было жарко. Нету там никаких татуировок! Показать же свои плечи народу сам Дмитриев так и не смог. В эту выборную кампанию доступ на телеэкраны был невозможен абсолютно для всех кандидатов, кроме Владимира Николаева. Собственно, именно по этой причине они и начали в самый последний момент массово спрыгивать с лыжни.

«Если бы мэром Владивостока выбрали Дмитрия Дмитриева - местная жизнь превратилась бы в один длинный сериал про комиссара Каттани», - подумала я. Но на всякий случай понеслась в гостиницу спасать от бандитов свой «ноутбук» и диктофонные пленки и весь вечер нервно оглядывалась, стараясь запомнить номера проезжающих мимо джипов. «Это паранойя!» - ласково успокаивала меня Лена Прядко, редактор нашей дальневосточной редакции, когда мы с ней возвращались из разгромленного накануне итальянского ресторана. Но через час на ее домашний телефон позвонили, подробно разъяснив, ЧТО бывает с теми журналистами, которые пишут нехорошие статьи про нового мэра...

Вот и пойми после этого, кто звонил! Соратники Николаева, пытающиеся оказать ему услугу, или бывшие оппоненты по предвыборной борьбе? Если первые, то услуга медвежья. Не дай бог что случится хоть с одним журналистом - на будущей карьере их босса можно ставить крест. Если вторые - то тоже зря. Все равно жители Владивостока будут судить о новом мэре не по газетным скандалам, а по делам.

«Замочим мафию в сортире!»

Converted 17267.jpg

Сам Бог, казалось, явил насквозь криминальному Владивостоку спасение в виде полковника ФСБ в отставке. И сортир в предвыборном лозунге Николая Марковцева вроде бы присутствовал, и мобильник выводил правильную мелодию - «Не думай о секундах свысока», а результат все равно оказался провальным: всего 9 процентов. А «маффиозо» Николаев, с которым Марковцев обещал бороться, - все 53...

«Да я просто пораскручиваться пошел», - смущенно оправдывается теперь Марковцев, объясняя главный выборный парадокс: выставив свою кандидатуру, он тем не менее призывал народ голосовать против всех...

Николаева и Марковцева связывает нечто большее, чем просто соперничество. Прошлой осенью на сессии Законодательного собрания Марковцев в полемическом пылу «наехал» на команду губернатора Приморья Сергея Дарькина. Николаев обиделся за друга, подошел в перерыве к коллеге-депутату и припечатал: «Еще раз на трибуну вылезешь - замочу!» Марковцев написал заявления в суд и в ФСБ. Пока счет один-один, потому что два суда приняли два противоположных решения: один - в пользу «мочильщика», другой - «мочимого». ФСБ вообще отмолчалась. Сложно ей решить, что дороже: офицерская честь или спонсорская помощь, оказанная ОАО «Турниф», которым до прихода на мэрский пост руководил Владимир Николаев. Это - официальная информация, опубликованная в рекламном буклете компании: УВД по Приморскому краю в 2002 году перечислено 100 тысяч рублей, а ГУП

Комбинат УМТО ФСБ России (Управление материально-технического обеспечения? - Авт.) - 1 миллион 310 тысяч 862 рубля. В демократических странах это называется коррупцией. В России наблюдается повсеместно.

- Представьте себе заседание краевой Думы, - рассказывает Марковцев. - Встает один товарищ и говорит: «Господа, ну скажите честно - кто у нас не под бандитами?» И все молчат. Наверное, всего у человек трех-четырех нет своего бизнеса, а все остальные кому-то платят...

«Андропова сюда! Возродить или клонировать!» - бешено застучало у меня в голове после встречи с Марковцевым.

...Именно поэтому его мэром и не выбрали. Городу, который строили авантюристы, андроповский порядок противопоказан.

Харизма со знаком минус

Ради последнего серьезного кандидата в мэры - Александра Передни - мне даже пришлось менять билет на самолет. Уехать, не узнав, чем именно потрясет меня этот персонаж, было уже невозможно. Пулеметом? Компроматом? Спортивной прытью?

Оказалось, совсем другим. Тем, что он с первого раза смог вспомнить название собственной диссертации и даже предъявил результат - пластмассовую коробочку с таблетками из панциря краба, которые абсорбируют токсины лучше активированного угля. В отличие от других кандидатов он свой труд явно писал сам - это вам не абстрактные вопросы охраны окружающей среды Евросоюза, как у Николаева, и не проблемы лесотехнического комплекса, как у Копылова.

Всем был вроде бы хорош Передня: его рыболовецкий колхоз «Восток-1» и налоги платит, и благотворительностью занимается, и с братками общих дел не имеет. Расчет на то, что Владивосток истосковался по позитивным личностям с нормальной биографией, в принципе был верен. Но за 10 лет беспросветной борьбы за жизнь психология владивостокцев фатальным образом изменилась. Ну не нравятся Владивостоку положительные герои! «У Передни харизмы нет», - подумав, говорили мне самые разные люди - от вице-губернатора до председателя телерадиокомитета. Под харизмой здесь, видимо, понимается какой-нибудь классный минус, который, по логике, должен помешать человеку занимать выборную должность. В этом плане Александр Передня действительно проигрывал, потому что шел на выборы под лозунгом «Поверь в мечту и сделай выбор!» и говорил буквально следующее:

- Мы знаем, что такое хорошо и что такое плохо, и эта планка постоянно опускается ниже и ниже. Заказные убийства уже не шокируют, разве что их изощренность. Для меня ясно, что эту планку надо поднимать. Но иногда я думаю - может быть, я сам поднял ее слишком высоко? Может, стоит рассматривать жизнь как бизнес? Сделать переоценку ценностей, если они отторгаются? И то, что я отторгаюсь вместе с ними, - это объективно?

Но во Владивостоке романтики, увы, не в чести... Дело не в том, что у города не было выбора. А в том, что краевые власти подчеркнуто тащили в свою лодку лишь одного кандидата - Владимира Николаева, с которым они стопроцентно получили бы (и получили! - Авт.) проблемы. Но почему ставка была сделана именно на него?

***

Converted 17268.jpg

Обратите внимание: сначала демонстранты написали на плакате «Не допустим бандитов». Потом добавили «экс». Испугались Николаева? Посоветовались с юристами?

На прошлой неделе сразу две владивостокские редакции - «Народное вече», опубликовавшее приговор по делу Николаева, и представительство «Комсомолки», которая одной из первых написала о разгроме в ресторане «Мауро Джанванни», - получили письма с угрозами. Независимо от того, кто их рассылает - бывшее окружение Николаева или его многочисленные недоброжелатели, - стоит признать: этот спектакль приходит к хорошо подготовленным зрителям, потому что владивостокская милиция до сих пор не отреагировала ни на один связанный с выборами инцидент. Главный погромщик итальянского ресторана, которого опознали официантки, как ни в чем не бывало ездит по городу, никто его не задерживает. Кто подкинул гранату Черепкову - милиция до сих пор определить не может. Хулиган, который вывернул руку бывшей начальнице пресс-центра мэрии Татьяне Богатиковой, установлен. Но кто он? Заместитель начальника краевого УВД Станислав Староверов! Богатиковой еще повезло - ее заместительнице Инне Эстриной после схватки с полковником милиции пришлось лечь в больницу с сотрясением мозга и делать операцию на колене! В ярость Староверова привела их невинная попытка выяснить: зачем работникам горизбиркома в воскресный день вдруг срочно понадобилось рыться в мешках с бюллетенями и почему столь высокопоставленный милицейский чин приехал их охранять?

То, что во время выборов милиция работала лишь на одного кандидата - Владимира Николаева, во Владивостоке видели все.

Не только милиция, но и судебная власть: Ленинский районный суд, например, не увидел крамолы в том, что с машин с николаевским предвыборным лозунгом во время избирательной кампании шла торговля дешевой рыбой, но придрался к Черепкову, ответившему какому-то ветерану на бланке депутата Госдумы, коим, собственно, и являлся!

- Никогда! Никогда Черепкову больше не позволят избраться ни мэром, ни губернатором! - прямо заявил в интервью председатель краевой избирательной комиссии Сергей Князев.

По-разному можно трактовать не только Закон о выборах, но даже и медицинский диагноз, если ставить его, исходя из идеологии. Врачи госпиталя Тихоокеанского флота, например, пришли к заключению, что контуженный после взрыва гранаты Черепков не может явиться на суд, в то время как врачи из краевого департамента здравоохранения настаивали: «Нет, может!» - хотя какое может быть разночтение в оценке состояния человека, который лежит под капельницей с перебинтованной шеей?

Можно только догадываться, почему всех кандидатов в мэры били по макушке веслами, а одного конкретного Николаева втягивали в лодку чуть ли не за уши.

Во-первых, этого хотел губернатор. Во-вторых - «Единая Россия». В-третьих - Москва, которой вечно проблемный Владивосток надоел хуже мороженого минтая. Не исключено, что Кремль, который сейчас пытается навести порядок на необъятных просторах нашей страны, до Дальнего Востока пока просто не добрался, потому был согласен на любого местного мэра, лишь бы тот контролировал ситуацию, не доводя ее до засухи и полярной ночи.

В этом смысле Николаев доверие старших товарищей уже оправдал: проведя на новом месте ревизию и не обнаружив денег, немедленно выставил на продажу прогулочные катера, которые стояли на балансе мэрии, сократил чиновничьи расходы, вывел на борьбу с мусором (это в пору отпусков и каникул! - Авт.) молодежь и муниципальных служащих.

Но покуда он не разберется со всеми юридическими «непонятками» и не накажет тех, кто от его имени громит рестораны и рассылает письма с угрозами, все его успехи будут сводиться к нулю. Тепло и вода обывателю милее политики, а безопасность важнее мусора. Кому нужны роскошные аквапарки и мосты, которые он собирается строить, если горожане будут бояться выходить из дому?

Школа для воспитания трудных подростков

«Как вы думаете, каким Николаев будет мэром?» - спрашивала я у владивостокцев. Может, став государственным мужем, он справится? Или, наоборот, узаконит каноны поведения, присущие криминальной среде?

- Второй вариант поведения мне представляется более вероятным, - считает профессор-криминолог Виталий Номоконов. - Первое время будет период адаптации, но потом неизбежно начнут применятся стереотипы. Сформировавшиеся люди решают проблемы так, как привыкли.

Опальный милиционер Дмитрий Дмитриев - тот, что держит на балконе макет пулемета - высказался еще категоричнее: «У него голодная «братва». Деньги за выборы надо отдавать. Все будут обложены данью, так что исправиться у него не получится».

То есть в ближайшие дни нам предстоит наблюдать битву титанов: то ли «братки» цивилизуются и начнут жить по нашим понятиям, то ли мы - по их.

- Цель уголовной политики как раз и состоит в том, чтобы человек, совершивший преступление, понес наказание, а, во-вторых, на него было бы оказано воспитательное воздействие, - убеждал меня главный блюститель выборной законности в Приморском крае Сергей Князев, доктор, кстати, юридических наук.

Кресло мэра в качестве школы для воспитания трудных подростков? По некоторым данным, в приморском городе Дальнегорске к нему вовсю примеряется хорошо известный УБОП Олег Зубов. На Находку решительно настроился второй «Винни-Пух», николаевский соратник Дмитрий Глотов. Все места, где в Приморье в этом году будут выборы, давно распределены? А что, может получиться интересный эксперимент!

...Проблема заключается в том, что, с одной стороны, им придется ежедневно доказывать, что они отошли от криминальной среды, а с другой - на нее же и опираться, чтобы сделать хоть что-то дельное. Вряд ли у них есть другие соратники.

Сор из избы нашего профессионального цеха

А сейчас я расскажу о том, как четыре года назад мы чуть было не рассорились с моим ближайшим коллегой, политическим обозревателем «Комсомолки» Евгением Анисимовым, с которым нас отправили в командировку в Красноярский край, чтобы описать историю взлета и падения Анатолия Быкова. Правда, Толик Быков и прозвище носил интеллигентнее - Челентано, и прыгнул выше Николаева, завладев 28 процентами акций Красноярского алюминиевого завода. В большую власть он не рвался, вполне довольствуясь местом депутата краевого Законодательного собрания, но народом был горячо любим - погорячее, пожалуй, чем новый владивостокский мэр, потому что строил церкви и содержал детский дом не для того, чтобы победить на выборах. Но власть решила разобраться с теми, кто, по ее мнению, был не достоин нести знамя крупного бизнеса. И пошла на гнуснейшую провокацию с псевдоубийством его «братка» - конкурента Паши Цветомузыки.

- Это подло! - кричала я в лицо своему коллеге. - Цель не может оправдывать средства! Власть не имеет права сама идти на преступления и обман даже в государственных интересах!

- Да пойми же ты, - терпеливо объяснял мне он, - пришло другое время, и «крутых пацанов» в спортивных костюмах и золотых цепочках неизбежно должны сменить другие - с дипломами Гарварда и Оксфорда. Это неизбежно. Это прогресс.

Он меня не убедил, материал мы, забившись по разным углам, писали отдельно. Статья так и вышла на полосы - разделенная пополам, как границей.

Сегодня власть опять нарушает закон ради того, чтобы мы уступили дорогу новому поколению. Но какому? Вот этому - совсем недавно сменившему кожаные куртки и спортивные штаны на дорогие костюмы и наштамповавшему себе диссертации?

...И мы опять спорим до хрипоты, потому что я это воспринимаю как трагедию, а мой коллега - как закономерное явление.

Кто более матери-истории ценен?

Есть такое выражение в Америке: «И мы не будем вспоминать: на чем Рокфеллер сделал первые 100 долларов и кто у него с револьвером в руках отбирал нефтяные вышки в Техасе». Аналог нашего пока не придуман, но на самом деле сегодняшний водораздел проходит именно здесь. Готовы ли мы забыть гранитные монументы «От братвы» на городских кладбищах и простить новым лицам в экономическом и политическом бомонде страны происхождение их капиталов? Их дикое прошлое осталось в прошлом, они переоделись и цивилизовались, и их дети учатся в Англии и Австралии на те деньги, которые они когда-то своровали у нас. Может быть, пришло время подвести черту под бандитскими девяностыми и пересмотреть взгляды?

Кто опасен для государства более - неуправляемый лидер люмпен-пролетариата или недавний криминальный авторитет?

С точки зрения власти баррикадный Черепков представляет собой гораздо большее зло, чем привлекавшийся к уголовной ответственности Николаев. Потому что приручить криминал дешевле, чем с ним бороться. А выключить у пролетариата микрофон проще, чем научить его политкорректности.

Чтобы увидеть, что из всего этого получится, должно пройти время.

«Власть, да ты же сама такая!»

Даже из самых депрессивных российских регионов я не возвращалась в такой тоске, как из Владивостока. Дело не в разрухе - почистить его, помыть - и в сочетании с обилием морских деликатесов и потрясающим природным ландшафтом станет он красивой открыткой. Более всего меня потрясла незатейливая местная мораль.

- Допустим, я споткнулась и была осуждена - не важно, может быть, я совершила убийство, воровство или кражу, - деловито перечисляла мне Ольга Сун-жаю, активистка спонсируемой Владимиром Николаевым организации «Золотая молодежь» (которая, собственно, и обеспечила Николаеву успех. Молодые россияне обычно выборы игнорируют - на этот же раз повалили толпой. Секрет был прост: «Золотая молодежь» раздавала лотерейные билетики, по которым разыгрывались призы. - Авт.). - Я совершила преступление, но это же еще не значит, что я не гожусь на пост мэра! - доказывала мне Ольга, по образованию, кстати, юрист.

- Именно это и значит, - растерялась я. - Есть библейская заповедь: единожды солгав - кто тебе поверит?

- А есть другая: кто сам без греха - пусть бросит в нее камень! Уголовное прошлое Николаева мне неинтересно - это все черный пиар. Если бы Николаев был уголовником, за три месяца его работы с нашей организацией это бы уже как-нибудь проявилось. Я наблюдала, как он общался с женой: ущипнул, в лобик поцеловал, посмеялся. Покажите мне человека, который скажет, что это - не совокупность доброты и порядочности!

...Я видела самую разную Россию - грязную, нищую, отчаявшуюся, но никогда - такой, с моралью медузыѕ Вроде бы те же самые книжки читали владивостокцы, а менталитет у них не российский. Оно и понятно: откуда ему быть, если многие умудрились прожить жизнь, не увидев Питера и Москвы? Самый дешевый авиабилет в столицу - под тысячу долларов. Самое доступное окно в мир - Китай. Самый короткий путь заиметь автомобиль - привезти из Японии праворукую «тачку», чтобы потом биться на ней на обгонах, как бабочка-крапивница. Зачем брести по длинной дороге, если есть пути короче?

Вот говорят: не было в середине 90-х человека, который бы не нарушал закон. Если говорить о «черных» зарплатах и неуплаченных налогах - согласна. Но большинство российских граждан, сделавших деньги и карьеру, под суд за угрозу убийством и нанесение побоев все-таки не попали!

Время от времени жизнь подбрасывает нам соблазны - мы от них героически отказываемся, а потом гордимся собой: я достоин! Я смог устоять! Мне зачтется! И тут выясняется, что все это было зря?..

Я не против того, чтобы те, кто однажды оступился, возвращались в нашу жизнь. Я против того, чтобы они нами правили. Чтобы у нас не было соблазна в случае чего крикнуть им в лицо: «Власть, да ты же сама такая!»