Почему Дания не выдала Закаева

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Lenta.Ru", origindate::04.12.2002, Фото: "Коммерсант"

Почему Дания не выдала Закаева

Перевод текста решения министерства юстиции Дании по делу Ахмеда Закаева

Converted 13832.jpgРоссийские власти решили задержать и арестовать российского поданного Ахмеда Закаева (дата рождения 26 апреля 1956 г.) 20 сентября 2001 г.

Российские власти обратились в Интерпол с международным ордером на арест Ахмеда Закаева 25 октября 2001 г. Ордер на арест Ахмеда Закаева с целью экстрадиции в Россию был распространен во всех странах, где действует Интерпол. В документе сказано, что Ахмед Закаев предположительно уехал из России. Далее было сказано, что он находился в розыске за организацию незаконных вооруженных формирований и покушение на жизнь сотрудников правоохранительных органов.

25 октября 2002 г. в Интерполе появился новый документ. Он был более ли менее похож на старый, но включал добавочную информацию с целью опознания. Далее, в документах упоминалось, что Ахмед Закаев предлагал интервью СМИ о захвате заложников в Москве 23 октября 2002 г., и что Закаев возможно участвовал в планировании этого захвата заложников.

Проанализировав документы, полиция Копенгагена пришла к заключению, что необходима дополнительная информация. 28 октября 2002 г. полиция Копенгагена потребовала у российских властей добавочной информации по этому делу. Запрошенная информация была получена полицией 29 октября 2002 г. Согласно этой информации, Ахмед Закаев подозревался в совершении нескольких терактов в периоде с 1996 по 1999 г., а также подозревался в участии в захвате заложников в Москве с 23 по 26 Октября 2002 г.

В связи с этими данными, 30 октября 2002 г. Ахмед Закаев был арестован полицией Копенгагена.

По приказу муниципального суда г. Копенгагена того же дня, Ахмед Закаев был задержан. В дальнейшем задержание Закаева в Копенгагене было продлено судом до 5 декабря 2002 г.

31 октября 2002 г. российские власти потребовали экстрадиции Ахмеда Закаева с целью проведения судебного процесса в России. Требование было выдвинуто согласно Европейской Конвенции об экстрадиции от 13 декабря 1957 г.

Согласно требованию и приложенному решению о задержании и аресте Ахмеда Закаева, датированному 20 сентября 2001 г., Закаеву было выдвинуто обвинение в организации незаконных вооружённых формирований, организации или участии в вооруженном мятеже и покушении на жизнь сотрудников правоохранительных органов. Все обвинения, предъявленные в требовании об экстрадиции, касались фактов, совершеных в период с 1996 по 1999 г.

1 ноября 2002 г. датское Министерство юстиции письменно информировало посольство РФ о том, что информация, предоставленная российскими властями, оказалась недостаточной для рассмотрения Минюстом дела об экстрадиции Закаева, согласно Европейской конвенции об экстрадиции. Поэтому Министерство юстиции потребовало более подробное описание обвинений, вынесенных против Ахмеда Закаева. В частности, Минюст Дании потребовал данные об обвинениях, на основании которых Россия требовала экстрадиции, время и место совершения преступлений, юридические описания и соответствующие законные постановления (сравни статья 12(2) (б) Европейской конвенции об экстрадиции 13 декабря 1957 г.). Далее, Минюст Дании потребовал официальный перевод материалов, предоставленных российскими властями.

Во время встречи в Москве 5 ноября 2002 г., Минюст Дании получил дополнительную информацию от российских властей; дополнительная информация была передана российскими властями 15 ноября 2002 г.

На встрече с представителями посольства РФ, состоявшейся 19 ноября 2002 г. в министерстве, Минюст Дании подчеркнул, что Европейская конвенция об экстрадиции содержит ряд официальных требований о запросе об экстрадиции и сопутствующих документах, включая требование о переводе данных документов. В то же время, Минюст заявил, что замечен ряд несогласований между английским и датским переводом документов, предоставленных российскими властями, и что перевод не был официальным. Минюст попросил российские власти предоставить точный и официальный перевод до 30 ноября 2002 г.

Наконец, и из-за сложившихся особых обстоятельств, Минюст подчеркнул, насколько важно, чтобы российские власти передали все доказательства криминальных обвинений датским властям до 30 ноября 2002 г. В связи с этим, была сделана ссылка на датскую декларацию относительно 12 статьи Европейской конвенции об экстрадиции.

20, 25 и 27 ноября 2002 г. российские власти передали датским властям дополнительную информацию о деле Закаева, включая измененные просьбу об экстрадиции и официальный перевод.

Согласно документам, полученным Минюстом Дании, 1 ноября 2002 г. российские власти решили расширить обвинения против Ахмеда Закаев и включить обвинения в создании вооруженных частей, терроризме, захвате заложников, убийстве, вооруженном ограблении и покушении на жизнь сотрудников правоохранительных органов в период с 1996 по 1999 г.

Документы переданные российскими властями, подтверждающие требование об экстрадиции, включали:

Постановление от 20 сентября 2001 г. об открытии уголовного дела против Ахмеда Закаева 
Постановление от 20 сентября 2001 г. о привлечении Ахмеда Закаева в качестве обвиняемого 
Постановление от 20 сентября 2001 г. начать поиски, задержать и арестовать Ахмеда Закаева 
Постановление от 1 ноября 2002 г. о привлечении Ахмеда Закаева в качестве обвиняемого 
заявление об обвинениях, по которым 1 ноября 2002 г. требовалась экстрадиция Закаева 
ряд официальных документов о допросах свидетелей 
Российское требование об экстрадиции было написано в согласии с Европейской конвенцией об экстрадиции от 13 декабря 1957 г., с которой согласились как датская, так и российская сторона.

Во время ратификации, по поводу 12 статьи Европейской конвенции об экстрадиции, Дания заявила:

"Когда присутствуют на вид особые обстоятельства, датские власти имеют право потребовать у просящей страны предъявить доказательства создающие достаточную вероятность вины обвиняемого человека. В требованию об экстрадиции будет отказано, если доказательства окажутся недостаточными.

Согласно датскому закону об экстрадиции, экстрадиция не произойдет если, из-за особых обстоятельств, следует предположить, что обвинения по которым требуется экстрадиция, не подтвердаются достаточными доказательствами.

Проанализировав дело Закаева, включая доказательства предъявленные российскими властями на требование датских властей, Минюст отмечает следующее:

Большинство свидетельских показаний, предоставленных российскими властями в доказыво вины Ахмеда Закаева, были записаны 30 октября 2002 г. или позже. Следовательно, эти показания были записаны после решения о задержании и аресте Ахмеда Закаева 20 сентября 2001 г. и после требования об экстрадиции Ахмеда Закаева из Дании. В этой связи непонятно, на каких основаниях было принято решение об аресте и задержании Ахмеда Закаева. В связи с этим, следует заметить, что решение об аресте и задержании Ахмеда Закаева было издано российским властями в связи с обвинениями в криминальной деятельности по постановлению от 20 сентября 2001 г.

Далее, надо учесть, что согласно информации, полученной Минюстом Дании, адвокат Ахмеда Закаева не присутствовал на свидетельских допросах, которые были проведены вне суда.

Большинство показаний свидетелей, записанных в октябре и ноябре 2002 г., относятся к событиями, которые якобы произошли в 1995 и 1996 г. В целомом, показания страдают неточностью. Это относится как и к описаниям преступлений и времени их совершения, так и к роли Ахмеда Закаева. Также неясно, являлись ли свидетели очевидцами преступлении или же получили информацию о преступлениях от других лиц.

Ознакомившись с уголовным делом, и в связи в вышеупомянутым, Министерство Юстиции Дании находит, что доказательства участия Ахмеда Закаева в криминальных действиях, предоставленные российскими властями для запроса об экстрадиции Закаева, не являются достаточными.

В связи с этим, экстрадиция не произойдет и требование России, в том виде, в каком оно было представленно датским властям, не будет удовлетворено (статья 3, абзац 4 датского постановления об экстрадиции).

От лица Министра, 

Яков Шарф (Jakob Scharf)