Почему Манасир перестал быть «своим парнем» у Миллера

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Зияд Монасир.jpg Сейчас речь может идти о выживании компании «Газпром»: банки-кредиторы требуют в суде возврата долгов, заказы от «Газпрома» сошли на нет

Газпромбанк ведет переговоры о покупке группы «Стройгазконсалтинг», рассказали «Ведомостям» люди, близкие к участникам этих переговоров. Заказы от «Газпрома» сошли на нет, найти им адекватной замены не удалось, а банки-кредиторы требуют в суде возврата долгов. Так что сейчас речь может идти о выживании компании.


Почему Зияду Манасиру придется расстаться со «Стройгазконсалтингом»


В партнерах у Манасира в разное время были знакомые президента России Владимира Путина, дочь друга главы государства и генерал ФСБ. Манасир покупал у «Газпрома» и родственников его руководителей ненужные им активы, по-братски делился долей в генподрядчике строительства газопроводов с фирмой, не чуждой газпромовскому начальству. Он даже вкладывал в газпромовские проекты свои деньги, если требовалось, и терпеливо дожидался погашения долгов по контрактам.


Манасир.jpg

Зияд Манасир так и не стал «своим парнем» для руководства «Газпрома».


Благодаря этому бизнесмен смог взойти на вершину – стать одним из крупнейших подрядчиков «Газпрома». Но удержаться на ней Манасиру не удалось. С 2012 г. «Стройгазконсалтинг» стал все чаще проигрывать многомиллиардные газпромовские тендеры компаниям старых знакомых Путина – «Стройтрансгазу» Геннадия Тимченко и «Стройгазмонтажу» Аркадия Ротенберга. В 2013 г. «Стройгазконсалтинг» получил от «Газпрома» подрядов всего на 32,1 млрд руб., тогда как, например, «Стройгазмонтаж» выиграл, по данным «СПАРК-маркетинга», подряды концерна как минимум на 207,7 млрд руб. Выручка группы «Стройгазконсалтинг» в том же году упала на треть – с 387,9 млрд до 259,74 млрд руб. В прошлом году компания Манасира, судя по базам закупок, вообще не получала заказы «Газпрома».

Манасир отчаянно пытался диверсифицировать бизнес. В 2013 г. «Стройгазконсалтинг» получил первый крупный дорожный подряд и участвовал в строительстве обхода Одинцова – нового выхода на МКАД с трассы М1 «Беларусь» стоимостью 32,4 млрд руб. Летом того же года компания выиграла тендер на продление Замоскворецкой линии московского метро на 2,7 км стоимостью 10,5 млрд руб. А в апреле 2014 г. «Стройгазконсалтинг» выиграл конкурс на строительство первой секции ЦКАД за 48,883 млрд руб.

Но знакомый бизнесмена признает, что компенсировать потерю газпромовских подрядов оказалось крайне сложно. Ведь их доля в портфеле заказов компании до разрыва превышала 60%.

«Манасир не скупился тратить огромные средства на поддержание хороших отношений, но так и не стал «своим парнем» ни для «Газпрома», ни для людей из окружения Путина», – рассуждает знакомый бизнесмена. «Зияд был до глубины души обижен тем, что люди, для которых он много сделал и которых считал друзьями, как оказалось, не ценят его и по-настоящему не принимают в свой круг», – сетует другой знакомый бизнесмена. «Ведомости» разобрались, с кем и как дружил Манасир и к чему это привело.


Друзья из правительства


19-летний Манасир приехал в 1984 г. из Иордании в Баку на учебу в Институт нефти и химии. Уже в начале 1990-х он заработал первые серьезные деньги на перепродаже компьютеров, торговле металлом, арматурой и пиломатериалами. В этом ему помогли партнеры. Знакомые Манасира подчеркивают, что он – человек общительный и неконфликтный. «Стараюсь выстраивать добрые отношения с очень многими людьми. Я в своей жизни ни с кем не ругался», – подтверждал Манасир два года назад в интервью «Ведомостям».

Полезные знакомства помогли ему выйти на самый привлекательный рынок – нефтяной. Манасир рассказывал, что в ноябре 1992 г. на организованном им по просьбе товарища из Оренбурга банкете в Москве познакомился с бывшим вторым секретарем азербайджанского ЦК КПСС Виктором Поляничко, близким другом отца-основателя «Газпрома» и тогдашнего премьера Виктора Черномырдина. На следующий год в родной для Черномырдина Оренбургской области Манасир приступил к розничной торговле нефтепродуктами.

Сын Поляничко – Петр стал партнером Манасира в нескольких строительных фирмах, на базе которых позже возник «Стройгазконсалтинг». В конце 1990-х – начале 2000-х гг. Манасир построил общежитие для сотрудников «Тюменьбургаза» – местной «дочки» «Газпрома». Проект обошелся бизнесмену в $3,5 млн. Параллельно его компании стали получать заказы монополии и ее структур. На многое тогда рассчитывать не приходилось.

Крупные строительные контракты доставались «Стройтрансгазу», среди владельцев которого были родственники газпромовского начальства. Но «Стройтрансгаз», как говорил Манасир, стал «больше отдыхать, а не работать», поэтому объекты, с которыми тот не справлялся, перепадали другим. Так, в 2000 г. компания Манасира участвовала в обустройстве Заполярного месторождения.


Друзья в форме


Когда в апреле 2001 г. Манасир создал «Стройгазконсалтинг», Петр Поляничко еще был совладельцем компании. Но к тому времени президентом страны был уже Путин. В мае предправления «Газпрома» вместо Рема Вяхирева стал Алексей Миллер. А вскоре сменился и партнер Манасира в «Стройгазконсалтинге» (здесь и далее – данные СПАРК). Сам бизнесмен впоследствии объяснял это тем, что с Поляничко возникли разногласия по развитию бизнеса и его доля была выкуплена.

Новым совладельцем компании стал бывший первый замначальника УФСБ по Московскому военному округу генерал-майор Анатолий Ткачук. В 2002 г. ему досталась четверть «Стройгазконсалтинга». Ткачук не ответил на вопросы «Ведомостей». А его знакомый объяснил, что у генерала – обширные связи. Например, среди его деловых партнеров был старший коллега Путина по КГБ – бывший начальник управления военной контрразведки ФСБ генерал-полковник Алексей Моляков. Впрочем, партнером Манасира Ткачук был недолго. В реестре за 2004 г. его имени уже нет среди совладельцев компании. Как и почему это произошло, собеседники «Ведомостей» не говорят.

В начале 2000-х бизнесмен познакомился с сыном руководителя ФСО Евгения Мурова – Андреем (с 2013 г. предправления ФСК), рассказывают два знакомых Манасира. А для подмосковной резиденции Путина – Ново-Огарево – структуры бизнесмена построили бассейн.

Как рассказывает знакомый Ткачука, силовики, которым импонировал четкий подход Манасира к бизнесу, в начале 2000-х гг. свели его с другом юности Путина – бывшим начальником петербургского УФСБ генерал-полковником Александром Григорьевым, в то время возглавлявшим Росрезерв. К 2004 г. дочь Григорьева Ольга получила 10% «Стройгазконсалтинга». А Григорьев сумел обратить внимание Путина на эффективного предпринимателя.


Григорьев.jpg

Александр Григорьев.

Сотрудничество Манасира с «Газпромом» вышло на новый уровень. «Стройгазконсалтинг» побеждал в одном газпромовском конкурсе за другим. В 2002 г. компания начала работать на Песцовой площади Уренгойского месторождения. В 2005 г. – получила контракты на обустройство двух площадей Ямбургского месторождения, а в 2007 г. – на строительство основных участков первой нитки газопровода Грязовец – Выборг – одного из самых дорогих проектов «Газпрома», связавшего месторождения в Ямало-Ненецком округе с газопроводом Nord Stream. Доходы компании росли как на дрожжах. В 2007 г. «Стройгазконсалтинг» впервые попал в рейтинг «200 крупнейших непубличных компаний» Forbes с выручкой 113,8 млрд руб.

Как Манасиру удалось найти общий язык с генералами из спецслужб? Он мог сталкиваться с представителями КГБ еще во время учебы в институте, говорят знакомые бизнесмена. Ведь не секрет, что сотрудники госбезопасности особо интересовались студентами из зарубежных стран.

Представитель «Стройгазконсалтинга» сообщил, что не может комментировать слухи и мнения. «Появление Ольги [Григорьевой] в акционерах обусловлено совершенно другими причинами, но мне не хотелось бы их разглашать», – говорил Манасир в интервью «Ведомостям».


Друзья из «Газпрома»


Манасиру приходилось выстраивать отношения и с «Газпромом». Как он это делал? Сам Манасир в 2013 г. так ответил «Ведомостям» на этот вопрос: «Постепенно. Мы ведь с малого начинали и делом доказывали, что готовы к крупным проектам».

«Манасир работает в особых условиях. <…> «Стройгазконсалтинг» – компания одного заказчика, «Газпрома», – говорил бывший член правления «Газпрома» и «Стройтрансгаза» Геннадия Тимченко Александр Рязанов.

О каких «особых условиях» могла идти речь? «Стройгазконсалтинг» делился контрактами с фирмами, родственными газпромовскому руководству, выяснили «Ведомости». Совладельцем одной из компаний «Стройгазконсалтинга» – «Орион-строя» являлось петербургское ЗАО «Дэкс», у которого был общий гендиректор с фирмой Анны Голко – дочери бывшего топ-менеджера «Газпрома», а ныне вице-президента Газпромбанка Ярослава Голко. А миноритарием «Дэкса» числился экс-руководитель еще одной компании, принадлежавшей Анне Голко, ее матери Светлане Голко, а также Татьяне Голубевой – супруге зампреда правления «Газпрома», офицера КГБ в отставке Валерия Голубева.


Ярослав Голко.jpg

Ярослав Голко.

Голко пришел в «Газпром» в 2003 г. В 2004 г. половина «Орион-строя» отошла «Дэксу». За тот год она задекларировала 128 000 руб. выручки и чистый убыток. В 2006 г. Голко возглавил газпромовский департамент инвестиций и строительства, а в 2007 г. вошел в правление «Газпрома». Тогда же выручка «Орион-строя» стала расти невероятными темпами. В 2007 г. она составила 31,19 млрд руб. Чистая прибыль компании за 2006–2009 гг. превысила 5 млрд руб.

«Орион-строй» работал на строительстве участков магистрального газопровода Грязовец – Выборг, выступал наряду со «Стройгазконсалтингом» одним из генподрядчиков трубопровода Бованенково – Ухта, а также газопровода Сахалин – Хабаровск – Владивосток (1453,5–1690,2 км). К примеру, для последнего в этом списке газопровода «Стройгазконсалтинг» построил 527,6 км, а «Орион-строй» – 236,75 км. На Заполярном месторождении «Орион-строй» строил подъездные дороги и прочую инфраструктуру.

«Орион-строй» по заказу «Газпрома» занимался не только строительством: в 2006 г. он победил в аукционе на поставку бизнес-джета Falcon-900B (1993 г. в. Заводской номер – 118, регистрационный номер RA – 09000) с условием обязательной последующей передачи самолета в аренду сроком на пять лет ООО «АП «Газпром авиа». Самолет Falcon с таким номером и сейчас упоминается на сайте «Газпром авиа».

Зачем «Стройгазконсалтингу» было делиться долей в «Орион-строе» и покупать бизнес-джет? «Без этого нельзя, половина подрядчика и самолет понадобились важным людям», – говорит знакомый Манасира, избегая прямого ответа.

В 2011 г. Путин заявил о борьбе с «конфликтом интересов» в государственных энергетических компаниях. Благодаря Манасиру часть вопросов, которые могли бы задать топ-менеджерам «Газпрома», были сняты. Его «Стройгазконсалтинг-север» в 2011 г. выкупил половину «Орион-строя». В том же году Манасир купил у жены Голубева и сына Голко половину компании «Ямалтрансстрой», которая была генподрядчиком строительства мостов газпромовской железной дороги на Ямале: Обская – Бованенково – Карская. Эта стройка закончилась скандалом: Следственный комитет возбудил несколько уголовных дел. Построенное не соответствовало изначально утвержденному проекту, перерасход средств мог составить 19 млрд руб.

В том же 2011 году «Стройгазконсалтинг» приобрел 63% компании «Спецэнерготранс», которая в прошлом перевозила по железной дороге трубы для «Газпрома». До этого «Спецэнерготрансом» полностью владели фирмы, подконтрольные Ивану Миронову – сводному брату члена правления «Газпрома» Кирилла Селезнева.


Больше не друзья


Почему же испортились отношения Манасира с «Газпромом»? Человек, знающий и Манасира, и руководителей компании, рассуждает об этом так: «В «Газпроме» не любят, когда человек начинает рассказывать о своих проблемах. Там выдвигают условия. И какие бы они ни были, ты или соглашаешься и работаешь, или уходишь». У Манасира был прямой доступ к Миллеру. Но когда тот стал все чаще слышать о финансовых проблемах подрядчика, общение прекратилось.

Все предыдущие заслуги никак не сказались на бизнесе «Стройгазконсалтинга». Оказалось, что уступки фирмам, родственным топ-менеджерам «Газпрома», имели больше тактическое, а не стратегическое значение, отмечает знакомый Манасира. Охлаждение отношений бизнесмена с «Газпромом», по его словам, явно почувствовалось в 2012 г. Все это совпало с уменьшением инвестпрограммы газового концерна, а также усилением позиций конкурентов – «Стройгазмонтажа» и «Стройтрансгаза». У Манасира доступа к первому лицу уже не было: друг Путина Григорьев умер в декабре 2008 г., а его дочь в начале 2009 г. продала свою долю в «Стройгазконсалтинге».

«Я как подрядчик должен иметь не менее 30 млрд руб. свободных оборотных средств, чтобы обеспечивать непрерывный цикл производства, – говорил Манасир в интервью «Ведомостям» в 2009 г. – В феврале денег в «Газпроме» не было, при этом план ввода объектов на II квартал никто не отменял». Манасир также объяснял, что когда в «Газпроме» сократили инвестпрограмму, то перенесли сроки по вводу некоторых объектов. При этом 35 млрд руб. средств «Стройгазконсалтинга» были вложены в замороженные проекты «Газпрома».

Завершив в 2012 г. строительство для «Газпрома» компрессорной станции «Портовая» – ключевого элемента «Северного потока», Манасир полагал, что ему дадут построить как минимум еще один такой объект. Но в 2012 г. конкурс на компрессорную станцию «Русская» выиграл «Стройгазмонтаж», а на станцию «Казачья» – «Аргус пайплайн», позднее доставшийся Тимченко.

Усиление конкурентов и сокращение газпромовской инвестпрограммы, по словам знакомого Манасира, привело к тому, что прежняя схема взаимодействия с «Газпромом» стала накладной. «Получаешь контракт и – неважно, где ты возьмешь деньги, – идешь и строишь, а деньги получишь после, – рассуждает знакомый Манасира. – В тучные времена это работало, потери можно было компенсировать, но в таких обстоятельствах стало проблемой». Если один подряд следует за другим, компания живет. Но если подряды проходят мимо – «простаивающая техника начинает генерировать убытки, людям надо платить, и все это сыпется, как лавина», говорит знакомый Манасира.


График затрат.png


Пытался ли Манасир говорить с теми людьми в «Газпроме», которым он помогал? Да, говорят его знакомые. Но Манасира не услышали: привыкли, что у богатого человека нет проблем, или не считали, что должны компенсировать средства, вложенные в замороженные проекты.

Но могла быть и другая причина падения. «Манасир – способный человек. Но, получив доступ к большим деньгам, люди его масштаба нередко чувствуют себя великими инвесторами и начинают устраивать «сделки века», – рассуждает бизнесмен, знакомый с Манасиром.

Интересы Манасира были действительно широки: в 2007 г. он купил бизнес-центр «Миракс плаза» за $700 млн. В 2012 г. – 13 из 26 офисных этажей в «Башне 2000» в «Москва-сити». А еще до этого вместе со знакомыми Путина – Николаем Шамаловым и Дмитрием Гореловым он инвестировал в строительство целлюлозно-бумажного комбината в Коми, заводов в Нижегородской области, лесозаготовительных, лесопильных и деревообрабатывающих предприятий.

«Инвестиции затягивают, начинается жизнь в счет будущих поступлений, растут кредиты. Для их обслуживания и урегулирования долгов нужны были все новые и новые контракты. Манасир полагал, что в «Газпроме» его поймут, – он же делал для них все. А люди в «Газпроме» спрашивали: почему мы должны расплачиваться за его инвестиционные амбиции?» – объясняет знакомый с ним бизнесмен. В итоге за последние два месяца Банк Москвы, Альфа-банк, Московский кредитный банк и ФК «Открытие» подали к «Стройгазконсалтингу» исков на 13 млрд руб.

Все попытки уладить конфликт с «Газпромом» были безрезультатны. Осенью 2013 г. Манасир пожаловался президенту «Роснефти» и ответственному секретарю президентской комиссии по ТЭКу Игорю Сечину, что «Газпром» не дает ему подрядов и не вовремя перечисляет средства. Это, по словам знакомого Манасира, стало последней каплей – отношения с Миллером были испорчены безвозвратно. В ноябре директор департамента «Газпрома» по управлению корпоративными затратами Михаил Сироткин написал письмо Миллеру, в котором предложил отдать крупные подряды только четырем компаниям: «Стройгазмонтажу» , «Газпром центрремонту», «Салаватнефтехимстрою» и «Стройтрансгазу».

Руководство «Газпрома» не давало установку не взаимодействовать со «Стройгазконсалтингом», уверял в мартовском интервью «Ведомостям» Сироткин. А насчет письма он ответил так: «Я не помню, кто в список попал, а кто нет…»


Поиски спасения


В конце 2013 г. около 30% «Стройгазконсалтинга» приобрел предприниматель Руслан Байсаров. Детали этой сделки стороны не раскрывают. В апреле 2014 г. стало известно, что Тувинская энергетическая промышленная корпорация (ТЭПК) Байсарова провела тендер на строительство железной дороги к своему Элегестскому угольному месторождению. Строительство оценивалось в 144,3 млрд руб. Победителем была признана компания из группы «Стройгазконсалтинг». Средства на освоение месторождения должны были выделяться в том числе из фонда национального благосостояния (ФНБ). Летом 2014 г. было решено, что из ФНБ, а также в виде госгарантий по кредитам госбанков и налоговых льгот государство выделит на проект 170 млрд руб. Но в феврале 2015 г. проект не вошел в шорт-лист претендентов на деньги ФНБ, который Минэкономразвития представило на утверждение Путину.


Байсаров.jpg

Руслан Байсаров застал уже трудные времена.


Как в «Газпроме» смотрят на ситуацию вокруг «Стройгазконсалтинга» Манасира?


«У «Газпрома» нет долгов перед «Стройгазконсалтингом», – был лаконичен представитель газового концерна. «Деньги они получают <…> Те проекты, которые они реализуют сейчас [для «Газпрома»], это мегастройки. Это стройки, которые сравнимы с объемом инвестпрограммы «Газпрома» <…> «Стройгазконсалтинг» работает на объектах «Газпрома», очень важных объектах. Это и обустройство Бованенковского месторождения. Это газопровод Бованенково – Ухта. <…> Сейчас они находятся на завершающем этапе, и «Стройгазконсалтинг» должен будет выполнить свои обязательства и сдать нам объекты в срок», – говорил Сироткин.

Ccылки

Источник публикации