Почему Рамзан Кадыров просит отставки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Кадыров, Рамзан Ахматович

Рамзан Кадыров на самом деле в отставку не собирается, а просто набивает себе цену. Глава Чечни добился, что в республике больше нет терроризма, но при этом у него довольно напряженные отношения с силовиками.


Чечня без арабских инвесторов


Большинство комментаторов сошлись во мнении, что Рамзан Кадыров на самом деле в отставку не собирается, а просто набивает себе цену. Глава Чечни добился, что в республике больше нет терроризма, но при этом у него довольно напряженные отношения с силовиками. Чеченцев, убивших оппозиционного политика Бориса Немцова, арестовали. Одного из организаторов убийства Руслана Геремеева, близкого к семье Кадырова, объявили в международный розыск. Год назад Кадыров приказал стрелять по силовикам, если они будут проводить операции без уведомления руководства Чечни. Но поводы для недовольства собой у главы Чечни все же есть: несмотря на все усилия и встречи с арабскими королями и принцами, инвестиции в регион так и не пришли.


Дотаций много, а инвестиций мало


Кадыров добился для Чечни огромной поддержки из федерального центра – около 59 млрд руб. дотаций каждый год, или 539 млрд руб. за девять лет его правления, как подсчитал РБК. За это время была полностью заново отстроена столица Чечни город Грозный, в Чечню вернулись около 1 млн беженцев. В Грозном, Аргуне и Шали появились свои деловые центры – офисные здания с мечетями. Но инвестиционно-привлекательным регион так и не стал, полагают в агентстве «Эксперт РА».


Кадыров много лет просил федеральный центр отдать республике нефтегазовые компании – основу экономики. Но Чечне принадлежит только 49% главного добывающего предприятия региона – «Грознефтегаза», контрольный пакет акций и лицензия на добычу в руках «Роснефти». Чечня не может распоряжаться собственной нефтью, это делает «Роснефть», выкачивая каждый год около 1 млн т черного золота. Другое нефтедобывающее предприятие, «Чеченнефтехимпром», может быть приватизировано в 2016 г. – глава Чечни хочет, чтобы нефтяной завод остался у республики. Еще его отец Ахмат Кадыров безуспешно пытался взять под республиканский контроль чеченскую нефть: в обмен он готов был отказаться от дотаций из центра. Но этого не произошло, Ахмат Кадыров был убит. Многие считают, что именно эти попытки стоили жизни Кадырову-старшему.


В итоге нефтяного рая и потока инвестиций, как в арабских странах, нет. Но при этом республика строит дорогие небоскребы – символы нефтяного богатства.


Памятник Кадыровым


В Грозном началось строительство многофункционального комплекса (МФК) «Ахмат Тауэр» стоимостью в $500 млн. Строение, стилизованное под чеченскую сторожевую башню, названо в честь Ахмата Кадырова и станет самым высоким зданием в Европе (400 м) и памятником отцу и сыну Кадыровым. МФК «Ахмат Тауэр» станет второй очередью делового центра «Грозный-Сити». Есть одна проблема с этим грандиозным проектом – власти Чечни не могут назвать его инвесторов. Впрочем, у Рамзана Кадырова есть ответ на вопрос, где в республике берут деньги на небоскребы: «Аллах дает!»


Проект МФК «Ахмат Тауэр» принадлежит ООО «МФК Ахмат Тауэр», 50% – у Вахита Геремеева, 50% – у Адама Докаева. У Геремеева и Докаева есть также ООО «Грозный молл» (проект торгового центра площадью 125 000 кв. м), который расположится рядом с «Ахмат Тауэр». Докаеву также принадлежит ООО «Каусар», проект фонтана с паркингом. Здание, как заявлено, проектируют американцы Андриан Смит и Гордон Гилл, но представлял проект российский архитектор Александр Зусик.


Арабские инвесторы


Emaar Properties (выручка за девять месяцев 2015 г. – $2,68 млрд) знаменита тем, что построила самое высокое здание в мире («Бурдж Халифа» в Дубае высотой 828 м) и самый большой торговый центр в мире (Dubai Mall площадью 2 млн кв. м). Но эта компания не единственная в списке инвесторов, участвовавших в чеченских проектах. Так, весной 2014 г. инвестором «Ахмат Тауэр» правительство Чечни объявляло короля Саудовской Аравии Абдаллу ибн Абдул-Азиза Аль Сауда. Но в январе 2015 г. король Абдалла умер. Прошел 2015 г., арабы в чеченский проект так и не вошли, и забивать сваи под будущий небоскреб начали без них. На сайте Emaar Properties Россия, как место, где девелопер работает, отсутствует.


Зачем арабам инвестировать в «Ахмат Тауэр», большой вопрос. В «Грозном-Сити» офисная башня заполнена едва ли наполовину, и то – госструктурами.


Стоит отметить, что официально «Грозный-Сити» был открыт в октябре 2011 г. к 193‑й годовщине города Грозный и 35‑летию Рамзана Кадырова. Здание бизнес-центра (класс А, общая площадь – 22 500 кв. м) сдается в аренду, как следует из информации на сайте управляющей компании. Бизнес-центр принадлежит ЗАО «Инкомстрой» (контроль у Давада Гучигова, главы строительной компании «Амина»), основной арендатор – правительство Чечни и близкие к правительству структуры – уполномоченный по защите прав предпринимателей, «Чеченфильм» и пр.


Все семь зданий «Грозного-Сити» были построены на деньги Регионального фонда имени Кадырова, ЗАО «Инкомстрой, ОАО «Грознефтегаз» («дочка» «Роснефти»), Абабукара Арсамакова, основного владельца Московского индустриального банка, и Минфина Чеченской республики. (подробнее см. «Ко», №18 от 12.05.2014). Через дочерние компании Фонда имени Кадырова проходили бюджетные деньги на содержание телеканала «Путь», производство минеральной воды, строительство Национального музея в Грозном, жилья, поликлиник, школ и пр.

Станислав Ивашкевич, замдиректора по развитию индустрии гостеприимства отдела стратегического консалтинга и оценки CBRE, сомневается, что новые гостиничные площади «Ахмат Тауэр» будут востребованы. Что касается возможности прихода сюда международных гостиничных сетей, то, по словам эксперта, этот бренд неизвестен, и Грозному вряд ли нужен оператор люксовых отелей. «Здесь, скорее, нужна халяльная гостиница с халяльной кухней, без алкоголя, без замков, с молельными комнатами, с мужским персоналом, унитазами, повернутыми на восток, и точками в номерах, указывающими направление на Мекку», – полагает он.


Технический заказчик строительства «Ахмат Тауэр», компания «Смарт Билдинг», вопрос об источниках инвестиций в этот МФК прокомментировала так: «Инвестиционная компания «Ахмат Тауэр» сообщит об инвесторах, когда это будет необходимо. Одно можно сказать – там нет бюджетных средств и средств Фонда имени Кадырова».


Власти Чечни сообщили, что, помимо коммерческой составляющей, в «Ахмат Тауэр» будет Музей Ахмата Кадырова. Но в Грозном уже есть большой мемориальный комплекс, посвященный первому президенту Чечни, – с золотой стелой и люстрой из кристаллов Сваровски весом в тонну, которая стоит 50 млн руб.


Команда культовой стройки


Заслуживает внимания и команда, которая занимается культовой стройкой. Учредитель МФК «Ахмат Тауэр» – Вахит Геремеев – самый малоизвестный из братьев Геремеевых. Братья Геремеевы – дяди Руслана Геремеева, подозреваемого в убийстве Бориса Немцова. Вахит Геремеев – помощник депутата Госдумы Адама Делимханова.


Кроме того братья Геремеевы – двоюродные братья Адама Делимханова, тот в свою очередь двоюродный брат Рамзана Кадырова, его правая рука и возможный преемник. Делимханов курирует все крупные стройки Грозного – «Грозный-Сити», «Ахмат-Арена», Грозненское море. У Делимханова есть золотой пистолет. В ноябре прошлого года на восьмилетие младшего сына Рамзана Кадырова Адама он подарил «Мерседес», стоимость которого оценивают в 12 млн руб., а фото авто, в котором сидит с именинником, Делимханов разместил в своем «Инстаграме».


Другой совладелец МФК «Ахмат Тауэр» Адам Докаев вместе с Адамом Делимхановым в 2013 г. руководили восстановлением сгоревшей высотки в «Грозном-Сити», инвестором которой был Московский индустриальный банк Абубакара Арсамакова.


Почему арабы тянут с инвестициями в Чечню?


Глава Чечни, наверное, единственный в России, кто напрямую общается с королями и принцами. К Рамзану Кадырову приезжали король Иордании Абдалла II, принц Саудовской Аравии Абдулазиз бин Турки, а наследный принц Абу-Даби шейх Мохаммед бин Зайед дал торжественный обед в честь Кадырова.


Но есть несколько важных обстоятельств, которые мешают инвестиционному диалогу арабов и Рамзана Кадырова. Много чеченцев воюют за ИГИЛ в Сирии. ИГИЛ считается врагом саудитов, и это может быть препятствием для импорта капитала из Саудовской Аравии в Чечню. Хотя Рамзан Кадыров готов послать свои войска бороться с ИГИЛ вместе с Саудовской Аравией.


Куратор всех крупных строек Делимханов обвинялся в убийстве Героя России, бывшего командира батальона «Восток» Сулима Ямадаева, совершенного в 2009 г. в Дубае. Ранее, в 2008 г., в Москве был убит политический соперник Рамзана Кадырова, брат Сулима Ямадаева – Руслан. Делимханов был невъездным в ОАЭ до 2012 г. Только в 2012 г. полиция Дубая, по данным агентства «Росбалт», отозвала ордер на международный розыск депутата, а с сайта Интерпола исчезли фотография и личные данные Адама Делимханова. Но Аслан Ямадаев, брат Сулима и Руслана и владелец строительной компании «Ямад», так и не вернулся в Чечню – его нет на родине около восьми лет, сообщили «Ко» в ООО «Ямад». Кроме того, Делимханов находится под санкциями США с июля 2014 г. за связи с преступной организацией «Братский круг» наркодельца Гафура Рахимова. Делимханов на вопросы «Ко» не ответил.


Вот эта команда и пытается привлечь инвестиции в Чечню. Основным инвестором «Грозного-Сити» стал Фонд имени Кадырова – то есть средства российского бюджета и пожертвования, – можно предположить, что схема финансирования «Ахмат Тауэр» и остальных проектов будет схожей.


«В Чечне нет никакой экономики, кроме бюджетной, нет там и следа независимого суда, а значит, нет института собственности. Следовательно, никаких гарантий возврата инвестиций и сохранения активов там нет. Поэтому в Чечню не инвестируют – нет ни одной причины поступать по-другому. От Чечни можно только откупаться», – резюмирует старший научный сотрудник РАНХиГС Денис Соколов.


Ссылки

Источник публикации