Почему Фадеев не уходит на покой

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


origindate::08.04.2004, Фото: "Коммерсант"

Почему Фадеев не уходит на покой

Николай Патрикеев

Converted 16517.jpg

Геннадий Фадеев

10 апреля президенту ОАО «Российские железные дороги» Геннадию Фадееву исполняется 67 лет. Годы, что и говорить, почтенные. Кажется, все отдал родной отрасли Фадеев, долгие годы бывший первым замом министра путей сообщения СССР и министром МПС России. Немало он и взял у нее – ведь именно нынешний президент ОАО «РЖД» взрастил скрывающегося за рубежами страны Николая Аксененко и раздувающегося на железнодорожных активах бизнес-зятя Павла Козлова. Прошла зима, традиционно пиковая для железнодорожной отрасли. Минули выборы, в мобилизации средств для которых Фадеев всегда принимал участие.

На покой? Ну нет. Только не Фадеев. И пусть говорят о том, что Путин готов отстранить его. Пусть вспоминают о неких заявлениях об отставке, которые он писал. Пока президент ОАО «РЖД» не только не покидает свою весьма ответственную должность, но и стремится с помощью зятя Павла Козлова укрепить личную финансовую «подушку», которой стала для него страховая компания «ЖАСО» (Козлов – первый заместитель генерального директора этой компании). Это настоящая сверхмонополия, созданная буквально на пустом месте.

Одна из работающих на железнодорожном рынке страховых компаний, в прошлом году не побоявшаяся бросить вызов опекаемой семьей Фадеева «ЖАСО», в начале апреля вновь обратилась в Московскую городскую прокуратуру. Два месяца прошло с тех пор, как прокуратура Москвы вынесла представление об устранении Московской железной дорогой (входит в ОАО «РЖД») явных нарушений антимонопольного законодательства, допущенных в пользу компании «ЖАСО». А воз и ныне там. Полисы не связанных с семьей г-на Фадеева компаний вокзалы считают пустыми бумажками.

Железные дороги России всегда были областью, закрытой для постороннего глаза. Еще с царских времен в этой отрасли выстраивались фамильные сети и иерархии, четко и агрессивно преследовался ведомственный интерес. С распадом СССР железные дороги, с избытком отхватив суверенитета, превратились в герметически закупоренную структуру. При министре Николае Аксененко, выпестованным Фадеевым, эта независимость достигла апогея - отраслевая «касса» стала его личным кошельком, а многие руководящие посты в полном соответствии с семейной логикой заняли родственники министра.

Казалось, что с его падением и вторым приходом к власти Геннадия Фадеева времена должны измениться. Ветеран отрасли Фадеев был призван реформировать МПС и беспроблемно уйти. Однако сегодня его зять Павел Козлов, не имеющий даже официального статуса генерального директора «ЖАСО», претендует на безраздельный контроль над страховым рынком на железнодорожном транспорте. Он – «смотрящий» за хозяйством новой (а на самом деле старой) «железнодорожной семьи».

«Семье» есть за что бороться. Потенциальный рынок страхования железнодорожных рисков огромен -- около 20 миллиардов рублей. Поставь все под контроль фадеевско-козловской «ЖАСО» -- и спокойная старость далеко за пределами Родины обеспечена.

Козлов контролирует сразу несколько «железнодорожных» компаний. Причина очевидна: повезло человеку с тестем. В «ЖАСО», свою вотчину, Козлов набирает людей по принципу родственных связей с Фадеевым или личной преданности. Сегодня в «ЖАСО» работают зять, дочь и племянница сестры жены Геннадия Фадеева. А на рынке действуют ясные правила: или с Козловым под недремлющим оком Фадеева, или никак. «ЖАСО» -- формально вообще не структура «РЖД». Но попробуй поспорь: железнодорожники – люди полувоенные. А точнее, практически подневольные. Какая уж тут конкуренция!

Министерство по антимонопольной политике уже несколько раз было вынуждено откладывать рассмотрение дела, возбужденного по факту ограничения конкуренции на железнодорожном страховом рынке. Фигуранты - страховая компания «ЖАСО», ОАО «Российские железные дороги» и ее филиал, Московская железная дорога. Причины переноса – «ЖАСО» и ОАО «РЖД» не предоставляют необходимых документов. Впрочем, МАП предупреждало МПС и ОАО «РЖД»: с монополией пора заканчивать. Позицию министерства поддержала и прокуратура Москвы.

Искусственная монополия создается на наших глазах. И вот – таково подлинное лицо монополии! – она уже посягает поистине на святое, на добровольное медицинское страхование железнодорожников (ДМС). Еще совсем недавно ДМС занимались 12 компаний. Теперь одна – «ЖАСО». Финансовое состояние раздувающейся подобно мыльному пузырю «ЖАСО» отнюдь не идеально. Но дело не в надежности распоряжения средствами для лечения тружеников опасной профессии. Дело в том, чтобы нарастить «семейные» активы. И вот уже врачи ведомственных поликлиник готовятся к тому, что денег от ДМС они не получат.

Стиль Фадеева и Козлова – мимикрия. Они пытаются подстроиться под требования прокуратуры и антимонопольного ведомства, выступая за формальную отмену ими же организованных незаконных распоряжений, на основе которых монополизируется рынок. Но на смену одной отмененной бумаге приходят десять устных приказов. Спорить с ними не приходится: поспоришь – будешь работать в другом месте.

Владимир Путин – известный враг монополии. Конкурентоспособность российской экономики он сделал одним из ключевых пунктов национальной повестки дня. На встрече с доверенными лицами президент еще раз подчеркнул: «сохраняется монополия государства на предоставление услуг в значимых для граждан сферах», а чиновники от имени государства продолжают выполнять надуманные функции. «Следствием этого становятся удушение деловой инициативы, мздоимство, злоупотребление властью», считает президент. Фадеев и его зять Козлов – именно такие деятели. Всего за несколько месяцев конкуренция на рынке страхования железнодорожных рисков практически задушена. Ситуация такова, что исправить ее может только руководство исполнительной власти. Или Счетная палата, начавшая недавно проверку ОАО «РЖД».