Почему в России бьют журналистов и правозащитников

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Логотип правозащитной организации

Пассажиров автобуса в Чечне называли «предателями», избили их и сожгли автобус. В тот же день другая группа атаковала офис правозащитников в Категория:Ингушетия|ингушском городе Карабулак]]


Тезис о «пятой колонне» как прикладной политический инструмент


1949832.jpg


В среду вечером люди в масках напали на границе Ингушетии и Чечни на автобус, в котором в Грозный ехали российские и иностранные журналисты и правозащитники мобильной группы Комитета по предотвращению пыток (КПП). Нападавшие назвали пассажиров «предателями», избили их (четверо к вечеру четверга находились в больнице) и сожгли автобус. В тот же день другая группа атаковала офис правозащитников в ингушском городе Карабулак.


Дерзкие акции вызвали официальное осуждение Кремля, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков назвал нападение «абсолютно возмутительным, абсолютным хулиганством». По его словам, президент Владимир Путин поручил МВД выяснить обстоятельства происшедшего. Оценивать ситуацию пришлось и российскому МИДу, от которого потребовали объяснений коллеги из Швеции и Норвегии (журналисты из этих стран получили серьезные травмы).


Возмущение Москвы выглядит абсолютно оправданным, но в нем не хватает рефлексии.


С одной стороны, бандитская выходка на границе Ингушетии и Чечни – продолжение серии демонстративных и оставшихся безнаказанными нападений на правозащитников, независимых журналистов и оппозиционных политиков, происшедших в последние годы на Северном Кавказе. Мы привыкли рассматривать это как признак особой политической ситуации в регионе, где правящим кланам позволено больше, чем везде. Особенно это касается главы Чечни Рамзана Кадырова, который не раз выступал против правозащитников и внесистемной оппозиции. Офис КПП в Грозном был разгромлен в декабре 2014 г., фамилия лидера КПП Игоря Каляпина стала для Кадырова нарицательной в недавних призывах к борьбе с оппозицией.


В январе 2016 г. глава Чечни назвал сторонников внесистемной оппозиции «врагами народа», а затем выложил в соцсетях ролик с изображением Михаила Касьянова и его соратников в оптическом прицеле. Его ближайшие соратники угрожали оппонентам Кадырова и Путина слабо замаскированными намеками.


С другой стороны – и тут прав Олег Кашин – автобус сожгли в России. Сколько можно говорить об особой ситуации на Кавказе?


Это Кремль занялся сегрегацией НКО после 2012 г. Это Путин в марте 2014 г. заявил о «пятой колонне» и «национал-предателях». Его слова были подхвачены государственной пропагандой. Частью провластных активистов эти слова были восприняты как индульгенция на моральный прессинг и преследования публичных критиков власти. В августе 2014 г. был избит политик и журналист Лев Шлосберг, опубликовавший статью о возможном участии псковских десантников в войне в Донбассе, виновники не найдены. В феврале 2015 г. рядом с Кремлем убит Борис Немцов, в убийстве обвиняют сотрудников МВД Чечни, заказчик неизвестен.


Если верховная власть в своих сиюминутных интересах начинает разделять общество на «белых» и «черных», стоит ли удивляться, что через два года этот принцип используется в прикладном смысле и как политический инструмент на уровне провинции? И что государство как единственный правомочный источник насилия это насилие не контролирует, а лишь беспомощно охает и ахает.


Избитые в Ингушетии журналисты собирали материалы о пытках и похищениях в Чечне


Журналисты и правозащитники, избитые в ходе нападения на микроавтобус СМГ, ехали в Грозный, чтобы собрать материал о похищениях и пытках в Чечне, передает «Кавказский узел».


Водитель автобуса, более других пострадавший при нападении в Ингушетии, рассказал, что атаковавшие говорили на русском языке с сильным акцентом.

В частности, журналисты интересовались обстоятельствами смерти двух уроженцев Чечни, которые ранее просили убежища в Норвегии, однако были депортированы на родину. Источник "Кавказского узла" из Норвегии, знакомый с убитыми, рассказал, что менее чем через год после депортации оба были обнаружены мертвыми.


"Меньше чем через год одного убили, представив это автокатастрофой. На теле были следы пыток. Второго депортированного похитили и через месяц нашли в реке Аргун также со следами зверских пыток", - рассказал источник. Другой источник издания, знакомый с делом, это подтвердил: "Сейчас все представлено, как будто в одном случае это была авария, а в другом - человек утонул. Разумеется, правоохранительные органы дела не завели. Родственники молчат, опасаясь за свою жизнь".


Материал о смерти двух чеченцев после депортации публиковало норвежское издание Ny Tid, корреспондент которого Ойстен Виндстад был избит во время нападения на автобус. Стоит отметить, что нападавшие на журналистов и правозащитников называли их пособниками террористов.


Об этом рассказал водитель Башир Плиев, которому сломали ногу и руку, а также нанесли черепно-мозговую травму. Он заявил, что преследование микроавтобуса Сводной мобильной группы в Ингушетии велось от Карабулака, на окраине которого расположена штаб-квартира правозащитников.


"Когда мы выехали из Карабулака, журналисты сказали мне, что какая-то машина все время едет за нами, даже номер машины назвали, но я этим словам не придал значения. Я был уверен, что в Ингушетии мы находимся в полной безопасности", - рассказал Плиев.


По его словам, микроавтобус был подрезан, после этого нападавшие вытащили его из машины и швырнули на трассу. Его избивали в течение 15 минут, требуя открыть дверь салона, которая открывается только с кнопки водителем. "Во время избиения они кричали: "Ты возишь пособников террористов! Ты помогаешь террористам! А мы боремся с терроризмом!" Это то, что я слышал. Потом у меня наступил шок", - рассказал Плиев, отметив, что напавшие все говорили на русском языке, но с сильным акцентом.


Нападение на машину с журналистами и правозащитниками из сводной мобильной группы Комитета по предотвращению пыток произошло вечером 9 марта. Около 20 неизвестных в масках напали на микроавтобус в районе станицы Орджоникидзевская в Ингушетии. Злоумышленники избили пассажиров, вытолкали всех прочь и подожгли автобус.


"Когда мы выехали из Карабулака, журналисты сказали мне, что какая-то машина все время едет за нами, даже номер машины назвали, но я этим словам не придал значения. Я был уверен, что в Ингушетии мы находимся в полной безопасности", - рассказал Плиев


Многие пострадавшие расположились в чеченском отеле "Грозный-сити". Как сообщает "Медиазона", чей корреспондент также был избит при нападении, следователи и сотрудники МВД из Ингушетии должны были осмотреть номера избитых журналистов, однако их туда не пустили.


Юрист Комитета по предотвращению пыток Екатерина Ванслова представила расписку от других журналистов и правозащитников, которые разрешили ей забрать вещи из их гостиничных номеров, однако директор гостиницы отказался пустить Ванслову и ингушских правоохранителей, мотивируя это тем, что они не являются хозяевами комнат.


В ходе нападения пострадали норвежский журналист Ойстен Виндстад, корреспондент Шведского радио Мария Перссон Лёфгрен, Александрина Елагина из The New Times, журналист "Медиазоны" Егор Сковорода, блогер Михаил Солунин, сотрудничавший с "Коммерсантом" журналист Антон Прусаков, юрист Екатерина Ванслова, пресс-секретарь Комитета по предотвращению пыток Иван Жильцов и водитель Башир Плиев.


Ссылки

Источник публикации