Почему на самом деле увольняют Астахова

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск
Павел Астахов

Детский омбудсмен Павел Астахов все-таки уходит в отставку, рассказал журналистам в субботу высокопоставленный источник в Кремле


Правозащитника требовали уволить за его неосторожное «Как поплавали?» в беседе с пострадавшими на Сямозере детьми, но похожие проколы случались с ним и раньше. Эксперты признают, что Астахов, судя по всему, просто не создан для этой должности. Как он попал на этот пост и почему уволен, разбиралась «Лента.ру».


Слухи об отставке разлетелись по соцсетям и СМИ еще в конце рабочей недели. Но в аппарате уполномоченного их фактически опровергли: говорили, что Астахов работает в штатном режиме и просто собирается в плановый отпуск.


Тем временем на сайте change.org продолжала набирать голоса петиция за отставку омбудсмена. Поводом для нее инициаторы назвали реплику в беседе с детьми, выжившими в шторме на Сямозере. Астаховское «Ну что, как поплавали?» в считаные часы превратилось в мем и вызвало волну критики в адрес уполномоченного по правам ребенка.


К полудню воскресенья, когда кремлевский источник уже определил судьбу правозащитника, за отставку подписалось около 156 тысяч граждан.


По информации СМИ, Астахов признавался, что ему «реально серьезно влетело» от президента за неаккуратное высказывание. Но на помощь поспешили медики, объяснив, что горе-омбудсмен действовал в соответствии с рекомендациями психолога. Сам правозащитник также ссылался на некие специальные психологические приемы, которые должны были сделать беседу с пострадавшими детьми более непринужденной.


Высказывания Астахова о воспитании, педофилах и любви к туркам


Но это далеко не первый публичный прокол Астахова. Ему тут же припомнили прошлогоднее высказывание в связи с браком несовершеннолетней на Кавказе: «Есть места, где женщины уже в 27 лет сморщенные и по нашим меркам им под 50». Тогда интернет гудел ничуть не меньше, а в отставку чиновника отправляют только сейчас. Так что же случилось — неуместная фраза на фоне гибели детей переполнила чашу терпения или для увольнения есть еще какие-то причины?



В костюме Tom Ford, с легкой долей цинизма


«Вряд ли он с кем-то поссорился, — говорит политолог Евгений Минченко. — Думаю, что Астахов на этой позиции оказался достаточно случайно: была медийная раскрученная фигура, с высокой узнаваемостью, бойко говорит, к тому же юрист». Но по мнению эксперта, теперь выяснилось, что детский правозащитник «свой главный функционал не выполняет». «Учитывая обилие претензий к нему, он все-таки не влился в эту роль, не сросся с ней», — считает Минченко.


В биографии Астахова действительно ничто не говорит в пользу того, что защита семьи и детства была его призванием. Дед по матери работал в органах госбезопасности, сам правозащитник закончил Высшую школу КГБ в 1991 году. А десятилетие спустя отучился в Питсбургском университете в США.


И все же для случайного назначения Астахова в конце 2009 года место освободилось при достаточно загадочных обстоятельствах. Предыдущий омбудсмен Алексей Головань, согласно официальной информации, уволился по собственному желанию, но коллеги недоумевали. «Не могу даже предположить, что его заставило написать такое заявление», — удивлялась Элла Памфилова, в то время — глава Совета при президенте по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Тогда же источник «Коммерсанта» в администрации президента подчеркивал, что защита детей — приоритет для президента и «в этом смысле Головань очень соответствовал поставленным задачам».


В отличие от Голованя, пришедшего на должность федерального «детского» омбудсмена с аналогичного поста в Москве и известного в основном в профессиональной среде, Астахов стал настоящей приглашенной звездой в аппарате уполномоченного. С 2004 года он вел первое в стране судебное шоу «Час суда» и еще несколько программ на телевидении и радио. Ко всему прочему медийный правозащитник выпускал книги по вполне насущным юридическим вопросам: «Как получить наследство» или «Права потребителя. Юридическая помощь с вершины адвокатского профессионализма». Есть в активе и беллетристика — книги «Мэр», «Продюсер» и роман «Рейдер», по которому даже сняли кино.


В профессиональном мире, впрочем, адвоката Астахова знают за другие заслуги. Он защищал, к примеру, руководство финансовой пирамиды «Властилина» и обвиненного в шпионаже в пользу США американца Эдмонда Поупа, участвовал в деле главы холдинга «Медиа-Мост» Владимира Гусинского.


«В американских фильмах есть два типа адвокатов. Один — это такой набриолиненный, холеный юрист в костюме Tom Ford, с легкой долей цинизма. Другой — пьющий, морщинистый, сострадательный. Астахов — это первый типаж, — обрисовывает президент коммуникационного холдинга «Минченко консалтинг» Евгений Минченко главную проблему теперь уже почти бывшего детского омбудсмена. — У Астахова все-таки не сложилось имиджевое соответствие этой позиции».


Посмотрел на проблему иначе


Собственно, позиция уполномоченного по правам ребенка формировалась «снизу», начиная с регионального уровня. В 1998 году должность учредили в Калужской, Волгоградской, Новгородской областях, а также в Санкт-Петербурге и Екатеринбурге: это произошло в рамках пилотного проекта Минсоцразвития и Детского фонда ЮНИСЕФ. Постепенно подключались новые субъекты, а в сентябре 2009 года должность вывели на федеральный уровень соответствующим президентским указом.


Некоторые источники объясняли назначение Астахова довольно близкими отношениями с окружением нынешнего премьера Дмитрия Медведева; впоследствии омбудсмен как минимум посещал мероприятия фонда, работающего под патронажем супруги премьера. Но Минченко не согласен: по его мнению, объяснять последующую отставку ослаблением того или иного клана — слишком сложная и натянутая версия. С одной стороны, у Астахова действительно хорошие отношения с адвокатом Михаилом Барщевским, который считается «представителем группы Медведева». С другой — клановая принадлежность человека в нынешней системе быстро меняется.



Сменив Голованя, проработавшего на посту всего несколько месяцев, Астахов пообещал не совершать никаких революций. Отсутствие соответствующего бэкграунда правозащитника не смущало. «Мой предшественник — профессионал с большим опытом работы по защите прав ребенка. Я не работал с детьми, хотя шестнадцать лет занимался семейным правом, поэтому смотрю на проблему несколько с другой позиции», — рассказывал он «Российской газете».


По словам Астахова, для него была «важна работа с исполнителями», например правоохранительными органами, которые тоже должны защищать права детей, но не желают «разбираться с чужими семейными дрязгами». Спустя почти полтора года после вступления в должность Астахов представил президенту отчет о соблюдении прав и интересов детей в России. Документ состоял из трех томов, один из которых — в формате фотоальбома. Коллеги правозащитника сетовали, что текст отчета широкой аудитории недоступен.


Хотя это не значило, что общественность не была знакома с деятельностью Астахова. Некоторые свои заявления он публиковал в Instagram, например предлагал защищать детей от деструктивной информации.


Периодически он немного отклонялся от подшефной темы, уходя в социально-экономические вопросы. В частности, призывал раздавать малоимущим невостребованные продукты вместо их уничтожения.


Должность Павла Астахова предусматривала в первую очередь работу с госорганами, но он много общался и с детьми/ Фото: Геннадий Гуляев / «Коммерсантъ»


Тем не менее, согласно президентскому указу, должностные обязанности омбудсмена выглядят несколько иначе и лежат далеко за пределами медийного поля. В первую очередь уполномоченный ориентирован на работу с государственными структурами, деятельность которых затрагивает интересы и права детей.


В указе говорится, что омбудсмен имеет право запрашивать сведения от федеральных органов госвласти, самостоятельно или вместе с профильными структурами проверять работу госорганов и должностных лиц, а также направлять им рекомендации по восстановлению нарушенных прав того или иного ребенка.


Просто мотаюсь на Лазурный Берег


В правозащитном сообществе редко комментировали суть работы Астахова и тем более ее соответствие должностным задачам. Но зато у коллег были претензии имиджевого характера. Так, член Европейского института омбудсмена Сейран Давтян в одной из своих публикаций раскритиковал тон материалов, размещаемых на сайте омбудсмена. «Павел Астахов поставил региону оценку "хорошо с минусом"», — цитировал Давтян сообщение на сайте от апреля 2011 года по поводу визита уполномоченного в Псковскую область.


«Я не знаю, как выглядит стилистика переписки между уполномоченным при президенте по правам ребенка и уполномоченным по правам ребенка в регионах, но стилистика сообщений, размещаемых на информационном сайте президентского омбудсмена, свидетельствует о чувстве превосходства омбудсмена П. Астахова над своими коллегами», — написал Давтян.


В комитете Госдумы по этике считают, что Астахов «зазвездил» в последние года четыре. «В последнее время он ведет себя не как детский омбудсмен, а как бизнесмен, нахально, высокомерно, не как подобает государственному служащему на такой высокой и ответственной должности, который должен защищать детей, восстанавливать их нарушенные права», — говорил «Ленте.ру» член комитета Ян Зелинский.



Атрибуты «звездности» у Астахова действительно просматривались. Журнал «7 дней» посвящал его семье обстоятельные фоторепортажи. Астахов жаловался, что «вообще из Москвы», где они живут со средним сыном, надолго не уезжает. «Просто мотаюсь почти каждые выходные сюда, на Лазурный Берег, иначе, боюсь, малыш от меня отвыкнет», — делился он с журналом. А о родах супруги во Франции рассказывал, что «мы действительно занимали самую большую палату в госпитале», где до этого рожала Анджелина Джоли.


«Он человек состоятельный, в прошлом адвокат, и это его личное благополучие прямо-таки читается в его глазах, в его заявлениях и поступках», — признавал имиджевые особенности Астахова политолог Дмитрий Орлов в разговоре с «Лентой.ру».


Евгений Минченко отмечает, что Астахова и так «достаточно долго держали» на этой должности, хотя в его работе явно было что поправить. По мнению эксперта, при следующем назначении имиджевую составляющую должны учесть. «Сюда бы подошла какая-нибудь сострадательная женщина средних лет, такая, например, как Лиза Глинка, — говорит Минченко. — Или можно сюда Памфилову клонировать».


Вместо Памфиловой, правда, уже предложили сенатора Елену Мизулину: по словам члена думского комитета по вопросам семьи, женщин и детей Ирины Чирковой, детским омбудсменом должна быть непременно женщина, а Мизулина может апеллировать и к партии власти в парламенте, и к исполнительным структурам.


Дальнейшая политическая карьера Астахову пока не светит, уверен Минченко. В партийные списки на выборах в Госдуму правозащитник не успел по срокам, а в одномандатных округах, где надо встречаться лицом к лицу с избирателем, шансов у него немного. Но за судьбу адвоката политолог не беспокоится: «Он богатый человек. Не пропадет».


Ссылки

Источник публикации