Почему не инвестируем в нашу экономику

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Почему не инвестируем в нашу экономику Петр Казакевич, главный управляющий денежной «заначкой» страны: «Это миф, что Стабфонд размещен в американских банках»

" Экс-министр финансов царского правительства Сергей Витте строго поглядывает за тем, как управляющий Петр Казакевич распоряжается Стабфондом «Стабфонд худеет! Караул!» - голосят некоторые аналитики в последнее время. Причем панику вызвали даже не слухи, а заявление первого зампреда Центробанка Алексея Улюкаева: мировой финансовый кризис ударил по средствам Стабфонда, размещенным в американских ипотечных бумагах. Хотя потом финансист попытался оправдаться: дескать, его не совсем правильно поняли. Правду мы отправились выяснить у главного управляющего «госзаначкой» - заместителя директора Департамента международных финансовых отношений, госдолга и государственных финансовых активов Минфина Петра Казакевича. Дополнительный доход без риска невозможен - Петр Александрович, так как надо было понимать Улюкаева? - Доход от инвестиций нельзя представить в виде прямой линии. Безусловно, существуют колебания. И это правда, что в составе наших финансовых активов, разрешенных для размещения средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния (эти фонды заменили Стабфонд), есть долговые обязательства американских государственных агентств - Федеральной корпорации по ипотечному кредитованию жилищного строительства и Федеральной национальной ипотечной ассоциации, которых затронул ипотечный кризис. Но по состоянию на текущий момент у нас нет убытков по этим инструментам. - Как так? Американцы от инвестиции в собственные ценные бумаги терпят убытки, а мы подсчитываем барыши? - Акции этих компаний действительно прилично потеряли в цене: с начала года подешевели на 30 - 40%. Но вот их долговые обязательства (другие ценные бумаги - облигации, а не акции) даже выросли в цене. Чем это объясняется? В принципе эти бумаги относятся к резервным активам многих крупных инвесторов и центробанков различных государств. По риску они фактически равны государственным обязательствам США - то есть очень надежны, что подтверждается международными рейтингами. Причем объемы вложений в эти бумаги центральными банками в начале года даже возросли, потому что они могут принести дополнительный доход. - А мы не поторопились закапывать российские денежки в американском фондовом рынке? Ведь заокеанская экономика до сих пор испытывает серьезные проблемы... - Никто не отрицает, что у экономики США в целом и у ипотечного сектора в частности - серьезные проблемы. Да, риски выросли, но говорить о том, что Америка утратила ведущие позиции в мировой экономике, не приходится. При этом в долговых обязательствах иностранных государственных агентств, включая американские, мы держим незначительные средства. Сейчас мы можем размещать в такие активы до 15% Резервного фонда и Фонда национального благосостояния. Кроме того, 80% средств мы должны размещать в государственные бумаги и 5% - в бумаги международных финансовых организаций. Таким образом, у нас по-прежнему достаточно консервативный портфель, где доля негосударственных бумаг незначительна. - Разложили яйца по разным корзинам... - ...для получения дохода и минимизации рисков. Нас очень долго критиковали за то, что мы чрезмерно консервативны, хотя, как показала жизнь, это себя оправдало, особенно в условиях кризиса. А когда мы все-таки, посоветовавшись и с Банком России, и с различными экспертами, пошли на незначительное расширение списка инструментов инвестирования Стабфонда, мы снова оказались под валом критики. Чудес не бывает. Мы не можем получать дополнительный доход, к чему нас все так призывают, не беря на себя дополнительные риски. Как вложили? Расскажем, но не все - Во что и в каком объеме еще вложены средства российской «госзаначки»? - К сожалению, до сих пор у большинства наших сограждан нет понимания того, как образуются доходы от управления фондом. Говорят, что средства находятся в американских банках, что вложены исключительно в доллары США и так далее. Это мифы и заблуждения. Средства фонда не вкладываются напрямую в долговые обязательства в виде ценных бумаг, а размещены на трех валютных счетах в Банке России: 45% - в долларах США, 45% - в евро и 10% - в фунтах стерлингов. Таким образом, мы страхуем наши валютные риски: потери от снижения курса доллара компенсируются доходом от роста евро. Проценты по этим счетам начисляются и уплачиваются исходя из доходности индексов, которые сформированы из финансовых инструментов, которые я уже перечислил. Нам разрешено инвестировать не только в американские долговые обязательства, но и в обязательства Австрии, Бельгии, Великобритании, Германии, Дании, Ирландии, Испании, Канады, Люксембурга, Нидерландов, Финляндии, Франции и Швеции. Для того, чтобы быть инвестором в ценные бумаги, вам необязательно иметь эти бумаги самому. Вам просто достаточно иметь некий механизм, который позволяет рассчитывать доходы и получать их. Что, собственно говоря, у нас и происходит. Подобные депозиты с плавающими процентными ставками, зависящими от поведения фондовых индексов, сейчас начинают предлагать своим клиентам и российские банки. Более подробно данные об инвестициях мы не раскрываем. - Это секрет? Эксперты говорят, что это чуть ли не гостайна. - Мы стараемся быть открытыми, но здесь должны быть разумные пределы. Некоторые эксперты из ведущих международных инвестбанков считают, что даже ту информацию, которую мы раскрываем, может быть, не всегда нужно раскрывать. - Но почему?! - Это может нанести вред нашим инвестициям. Думаю, разумно сообщать о каких-то операциях уже постфактум, а не заранее. Практически все так и делают. - Хорошо, а можно узнать, какой доход принесли инвестиции Стабфонда в 2007 году? - 151,9 миллиарда рублей, что эквивалентно 6,2 миллиарда долларов США. Эта сумма представляет собой проценты по валютным счетам Стабфонда в Банке России. Укрепление рубля съело прибыль? - Вы сказали, что в прошлом году инвестиции Стабфонда принесли доход. Но пару недель назад аудиторы Счетной палаты говорили об убытках в 58,6 миллиарда рублей... - Обе цифры - верные. Просто существует курсовая разница, связанная с переоценкой валютных счетов. То есть, если сравнить ту сумму рублей, которую мы потратили на покупку валюты, с суммой рублей, за которую эту валюту можно продать сейчас, мы получим отрицательный результат. Еще раз повторю: это связано с укреплением рубля. Поскольку активы размещены в иностранной валюте, чудес не бывает - результаты размещения, выраженные в национальной валюте, хуже, чем в иностранной. Но тем не менее в конечном итоге результаты положительные. Замечу, что полученный доход инвестируется и сам начинает приносить прибыль. Нельзя исключать, что со временем рубль начнет слабеть, и тогда доходы, выраженные в рублях, будут более высокими. - А вот эксперты утверждают, что инвестиции в рублях приносят наибольшую прибыль, а в долларах и евро - убытки. Почему же тогда при инвестировании Стабфонда мы делаем наоборот? - На днях наш министр отчитывался в Госдуме об исполнении бюджета за 2006 год. И ему задавали этот вопрос. Собственно говоря, для чего был создан Стабфонд? - Для сбережения и приумножения капиталов. - Справедливо, а что беречь? Сверхдоходы от высоких цен на нефть, на которые не рассчитывали. Мы их получили и решили сохранить, потому что понимаем: к сожалению, зависимость национальной экономики от экспорта энергоресурсов пока еще очень высока. Было решено минимизировать эти риски путем откладывания в сторону определенной части этих доходов и управления ими. Какой смысл нам вкладывать эти средства в наши национальные активы, которые непосредственно связаны с данными рисками? Нам нужно, наоборот, разделять наши активы и размещать их за рубежом. А вот как раз во многом за счет того, что у нас был Стабфонд, а сейчас - новые фонды, в России обеспечена финансовая стабильность, и граждане могут позволить себе хранить часть своих средств в рублях, в национальной, а не иностранной валюте. Почему не инвестируем в нашу экономику? - Многие эксперты ссылаются на норвежский Стабфонд: дескать, он прибыльнее российского. Может, и нашу «заначку» вложить по его подобию? - Разговоры, какой из фондов прибыльнее, из серии: кто сильнее - кит или слон? Не секрет, что норвежский фонд размещается в более широкий спектр активов, чем российский, более агрессивно. Сейчас им разрешено вкладывать до 60% в акции. Остальные 40% - в облигации, бумаги с фиксированным доходом. Также они начинают размещать средства в недвижимость, подумывают и об иных, более рискованных и доходных вложениях. Но надо понимать, что эта стратегия оправдывает себя, когда у вас много времени. На протяжении нескольких лет в среднем норвежцы получали доходность выше, чем можно ожидать от Стабфонда, но по итогам прошлого года их доходность оказалась ниже нашей, а доходность в норвежской кроне - вообще отрицательной, опять же из-за укрепления национальной валюты. Мы же, напротив, благодаря тому, что у нас были исключительно госбумаги, очень хорошо заработали. - Странно получается: иностранцы вкладывают деньги в российский бизнес, а мы сами инвестируем Стабфонд в иностранные ценные бумаги и валюту. Почему не направить их в нашу родную экономику? - Почему же не вкладываем?! Это уже происходило. В конце прошлого года из Стабфонда было потрачено 300 миллиардов рублей: 180 миллиардов - на Банк развития, 90 миллиардов дали инвестиционному фонду и 30 миллиардов рублей - Российской корпорации нанотехнологий. - Но все эти организации или еще практически не заработали, или результатов пока не дали! - Может, тогда рано и говорить о том, что нужно выделять больше средств на такие проекты? Подождать, когда уже выделенные средства заработают, покажут свою эффективность? И тогда можно говорить о каких-то дальнейших шагах в этом направлении. * Это приблизительная схема управления деньгами Стабфонда, составлена по данным экспертов и Минфина. - А если поддержать акции российских компаний? - Бюджетный кодекс не запрещает размещать средства в российские акции и корпоративные облигации, депозиты отечественных банков. Но у нас нет права смотреть на российский рынок отстраненно, как всего лишь на один из интересных рынков для инвестиций. Нам нужно помнить, что мы сами живем в этой стране. И думать, какие последствия будут от этих инвестиций. А мы можем действительно оказать медвежью услугу как национальному фондовому рынку, так и, собственно говоря, фондам, средства которых мы размещаем. Представьте: вдруг нам срочно понадобятся средства для обеспечения каких-либо обязательств, которые взяло на себя государство. Тогда нам придется срочно изымать деньги из российского рынка акций. А что если такая ситуация случится в не самое удачное время для рынка. Это может подлить масла в огонь и дополнительно обрушить цены акций и облигаций. Зачем? - А если попробовать заработать на золоте? Драгметаллы - сейчас один из самых прибыльных инвестиционных инструментов... - На мой взгляд, включение драгметаллов в перечень разрешенных финансовых активов действительно заслуживает обсуждения. За год цена золота выросла на 40%, серебра - на 33%, платины - на 62%. Однако и здесь стоит действовать осторожно, поскольку цены многих благородных металлов близки к историческим максимумам. Бесплатных капиталов не будет - На недавнем Российском экономическом форуме в Швейцарии Михаил Задорнов - экс-министр финансов, а ныне банкир - говорил о недостатке средств в российских банках. И предлагал правительству часть «госзаначки» вложить в российские банки. Это реально? - Я с уважением отношусь к Михаилу Михайловичу, но не совсем понимаю, почему представители банковского сообщества, которые, наверное, считают, что возглавляемые ими банки являются достаточно эффективными коммерческими предприятиями, полагают, что именно нефтегазовые фонды российского государства должны стать источником развития банковского или какого-то иного сектора экономики... - ...Задорнов, наверное, и государственные интересы учитывал. Он же когда-то ваше министерство возглавлял, а теперь вот глава одного из крупнейших госбанков России! - Никто не говорит, что не нужно развивать банковскую систему. Но если мы все-таки ориентированы на рыночную экономику, то нужно дать возможность отечественным и зарубежным кредиторам самим объективно оценить риски, связанные с финансированием российских банков. Мы не должны подменять эту объективную, справедливую оценку механизмом распределения дешевых или вообще бесплатных капиталов среди наших банков. Это просто бессмысленно. Рынок сам оценит, насколько эффективны те или иные кредитные организации, и предоставит им финансирование. По-другому нам никогда не создать устойчивую и конкурентоспособную банковскую систему. - Глава Минфина как-то на встрече с зарубежными коллегами заявил, что Россия поможет мировым державам преодолеть ипотечный кризис, если вложит средства Фонда благосостояния в зарубежные рынки. А оно нам надо? - Роль суверенных инвестиционных фондов, подобных нашим Резервному фонду и Фонду национального благосостояния, для мировой финансовой системы действительно ощутима. Такие фонды - долгосрочные, консервативные инвесторы, которые в подавляющем большинстве не используют заемные средства. Во времена кризисов они могут позволить себе не только не продавать бумаги, а, напротив, приобретать их. Поэтому наши фонды, как, думаю, и другие иностранные государственные инвестиционные фонды, безусловно, вносят немалый вклад в стабильность мировой финансовой системы. И это очень важно. - Вы управляете огромными средствами - «подушкой безопасности» России. Спите по ночам спокойно? - Управляю, конечно, не один. А сплю я, как правило, крепко, поскольку работа отнимает много сил. Хочется верить, что благодаря нашей работе и у остальных россиян тоже есть основания спать крепко. КСТАТИ ПРАВИТЕЛЬСТВО НЕПЛОХО ЗАРАБОТАЕТ НА ОБЛИГАЦИЯХ - Правительство выбрало для инвестиций Стабфонда компании высшей категории надежности, - говорит начальник Департамента международных рынков ИК «Брокеркредитсервис» Виктор ЦАРЕВ, которому мы показали список компаний и агентств, в чьи ценные бумаги вкладывают Стабфонд. - Это касается и Федеральной национальной ипотечной ассоциации США, которая считается частной: она была создана государством, перешла в частные руки. У такого рода организаций нет прямых гарантий государства на случай дефолта. Но подразумевается, случись кризис - в беде ее не оставят. Желание чиновников вложить деньги в ценные бумаги - вполне логичный ход. Средства Стабфонда вложены в основном в казначейские обязательства различных государств. Доход приносят небольшой, но стабильный - не больше 3 - 4%. И вкладываться сейчас неопасно. К тому же в последнее время облигации существенно дешевели. Со временем котировки снова вырастут, и при продаже облигаций правительство России наверняка неплохо заработает. КОММЕНТАРИЙ ЭКСПЕРТА Игорь НИКОЛАЕВ, директор Департамента стратегического анализа компании ФБК: «Золотовалютные резервы и Резервный фонд - это одно и то же» - Механизм инвестирования Стабфонда напоминает депозит с привязанным к фондовым индексам доходом. Минфин перечисляет деньги на счета Центробанка. А представители ЦБ на них покупают разрешенные правительством облигации компаний и обязательства государств. В зависимости от успешности инвестиций Минфин и Центробанк получают прибыль. Объяснение всему, что рассказал чиновник, возможно, кроется вот в чем. 19 марта на заседании Госдумы министр финансов Кудрин признал, что в составе золотовалютных резервов находятся 160 миллиардов долларов средств Резервного фонда и Фонда национального благосостояния, все эти средства размещены на депозитах в Банке России. Это значит, что представление об отдельном существовании золотовалютных резервов и Стабфонда неправильное. Все эти деньги лежат в одном «мешке». Более того: это одни и те же средства. Центробанк давно вкладывает золотовалютные резервы в валюту, иностранные гособязательства и ценные бумаги. Теперь точно такие же операции разрешено совершать с «госзаначкой»."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации