Почему убивают в Тольятти и Самаре?. Ефремов

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Эта история началась почти два года назад, когда прокуратура Самарской области проводила в департаменте по строительству и архитектуре администрации Самарской области проверку финансовой деятельности Территориального дорожного фонда. Тогда проверка областной прокуратуры и по ее поручению проверка управления Федерального казначейства Министерства финансов РФ по Самарской области никаких нарушений со стороны департамента не выявили.

Но, несмотря на это, 26 июля 2001 года прокуратура области все-таки возбудила уголовное дело по факту превышения и злоупотребления должностными лицами департамента полномочий при принятии векселей в счет платежей налогов в Территориальный дорожный фонд. Странно, но учет налоговых платежей в Территориальный дорожный фонд, в том числе и векселей, передаваемых в счет уплаты налоговых платежей и зачисляемых в ТДФ, осуществлялся непосредственно налоговой инспекцией - органом, собственно говоря, и призванным осуществлять функции сбора, учета и контроля за правильностью и законностью уплаты налоговых платежей, а также ведение лицевых счетов. Следовательно, Самарской областной прокуратуре стоило предъявлять претензии скорее налоговикам, нежели строительному ведомству.

Кроме того, отчет об исполнении бюджета Территориального дорожного фонда ежегодно принимался Самарской губернской Думой в виде законов, но тогда на эти законы протесты прокуратуры Самарской области почему-то не поступали. Однако протест поступил сейчас, спустя почти два года, и был отклонен губернской Думой, то есть просто нет предмета для уголовного дела, так как департамент исполнял закон.

Прокуратура области длительное время не давала работникам департамента возможности ознакомиться с постановлением о возбуждении дела, однако из сообщений СМИ сотрудникам строительного ведомства стало известно, что уголовное дело было возбуждено в отношении юридического лица, что, кстати, не предусмотрено ни уголовным, ни уголовно-процессуальным законодательством РФ. Юристы департамента считают, что дело возбуждено прокуратурой Самарской области без законных оснований, так как проверкой областной прокуратуры и по ее поручению проверкой управления Федерального казначейства Министерства финансов РФ по Самарской области нарушений со стороны департамента не было выявлено.

В течение полугода областная прокуратура производила многократные выемки документов, допросы работников департамента при отсутствии к тому, по мнению адвоката Сергея Киринского, законных оснований. Это было подтверждено и Генеральной прокуратурой РФ, которая отказала прокуратуре Самарской области в продлении срока следствия ввиду отсутствия оснований и дала указание прокурору области по факту ненадлежащей организации следственной работы и отсутствия контроля провести проверку с привлечением виновных лиц прокуратуры области к ответственности.

Вскоре после этого прокуратура области в лице начальника отдела Золина известила департамент о прекращении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, однако в этот же день следователь прокуратуры Гусева направила в департамент еще одно письмо, в котором указала, что уголовное дело было прекращено ею из-за истечения срока следствия, а постановление о прекращении дела отменено по указанию Генеральной прокуратуры. Таким образом, департамент получил от двух должностных лиц прокуратуры взаимоисключающие уведомления, причем уголовно-процессуальное законодательство не предусматривает такого основания для прекращения уголовного дела, как истечение срока следствия.

Но уже 14 марта 2002 года из прокуратуры области поступили сообщения об отмене заместителем прокурора области постановления о прекращении уголовного дела и продлении срока предварительного следствия со ссылкой на указание заместителя генерального прокурора РФ. Официальные документы Генеральной прокуратуры РФ о продлении сроков следствия до сегодняшнего дня департаменту не представлены.

Это послужило основанием для обращения руководства департамента в суд с жалобой на действия прокуратуры области. Судебный процесс обещает быть долгим. Дело в том, что постановление о возобновлении уголовного дела против департамента областная прокуратура отказалась предъявлять не только юристам департамента, но и судье. В связи с чем у адвокатов возникли подозрения, что этого постановления просто не существует. В этом случае все действия прокуратуры области будут расцениваться как самоуправство. Попытки судьи Самарского районного суда города Самары самостоятельно выяснить, действительно ли Генеральная прокуратура давала поручение о возобновлении следствия, результатов не дали. Кроме того, областная прокуратура потребовала присутствия на судебном процессе в качестве соответчика представителя Генеральной прокуратуры. Последняя, видимо, посчитала нецелесообразным прямое участие в процессе и предоставила генеральную доверенность на представление своих интересов в суде прокурору Самарской области Александру Федоровичу Ефремову. Несмотря на огромный административный ресурс, имеющийся у прокуратуры, адвокат департамента Сергей Киринский считает, что шансы выиграть процесс у департамента есть. В этом случае все действия следователей будут автоматически признаны незаконными.

Перманентные обыски и выемки документов практически парализовали работу всего департамента. При этом сотрудникам департамента не предоставляют никакой конкретной информации и ничего не объясняют. Из сорока следователей, работающих в Самарской областной прокуратуре, сейчас примерно половина занимается делом департамента. И это несмотря на то, что Самарская область - один из самых криминогенных регионов России. Так, например, до сих пор не найдены заказчики и исполнители заказного убийства самарского предпринимателя Евгения Янкелевича, не продвигается расследование дерзкого ограбления инкассаторов в самом центре Самары, когда посреди белого дня в упор из автоматов бандиты расстреляли бригаду инкассаторов. Тольятти же вообще лидирует по количеству заказных убийств, большинство из которых остаются нераскрытыми. К примеру, ничего не известно о ходе следствия по громкому убийству главного редактора "Тольяттинского обозрения" Валерия Иванова, расстрелянного неизвестными при многочисленных свидетелях.

Напомним, что уголовное дело возбуждено против всех должностных лиц департамента, а это более тысячи человек, большинство из них находятся в стрессовом состоянии, все чаще и чаще люди не выдерживают и срываются. Не найдя в департаменте подтверждений вины, прокуратура принялась и за подрядчиков. Одним из которых является фирма "ИрСам", у ее руководителя Кирилла Кряжимского от непрекращающегося напора областной прокуратуры не выдержало сердце, и он попал в реанимацию. Кроме того, в СИЗО оказались еще два сотрудника департамента. Первым был начальник отдела технического надзора департамента Борис Якимцев. Он просто пошел на очередной допрос и не вернулся. Вторым был Игорь Тетерин. Его и Бориса Якимцева обвиняют в мошенничестве и халатности. Кстати, Тетерин попал в реанимацию больницы, у него тоже не выдержало сердце. Врач изолятора временного содержания категорически запретила помещать Тетерина в камеру и настояла на его немедленной госпитализации, чтобы спасти его жизнь. Стоит отметить, что Игоря Тетерина насильно доставили в областную прокуратуру, где предъявили обвинение, несмотря на то что он находился на больничном. А совсем недавно случилась настоящая трагедия. Умер полковник МВД в отставке Владимир Власов. Он был руководителем частного охранного предприятия, занимавшегося охраной строительных объектов департамента. Сам Владимир неоднократно допрашивался сотрудниками прокуратуры. Говорят, что из разряда свидетелей его скоро хотели перевести в подозреваемые.

Департамент неоднократно обращался в Генеральную прокуратуру с требованием дать отвод следствию в связи с массовыми нарушениями законов в ходе проведения следствия и с просьбой вмешаться в конфликт. Однако все просьбы Генеральная прокуратура переадресовывала в Самарскую областную прокуратуру, которая вряд ли даст отвод сама себе.

Департамент долгое время пытался не предавать публичный огласке конфликт с прокуратурой. Однако последней каплей стал открывшийся официальный сайт прокуратуры Самарской области, на страницах которого департамент уже признан виновным без суда и следствия. После появления этой информации глава департамента Александр Антонович Латкин провел пресс-конференцию, на которой высказал предположение, что прокуратура действует в угоду определенным коммерческим структурам - проще говоря, выполняет заказ.

Кстати, эта версия вполне имеет право на существование. В одном из своих интервью газете "Самарское обозрение" руководитель прокуратуры Самарской области Александр Ефремов сказал, что у него был разговор с губернатором Константином Титовым. Областной прокурор говорил губернатору, что уладит конфликт с департаментом, если Титов освободит от должности главу департамента Латкина. Между тем многие уже связывают скандал вокруг департамента с предстоящими через два года губернаторскими выборами. Ведь Александр Латкин, хотя и не собирается в них участвовать, уже в течение 10 лет является последовательным соратником нынешнего губернатора. Некоторые чиновники из губернской администрации считают, что сейчас идет своеобразный процесс зачистки. Из строя выводят людей Титова, тем самым подбираясь к самому губернатору.

В одном из последних своих интервью Александр Ефремов сетовал на то, что на его ведомство оказывается колоссальное давление с целью отвлечь внимание прокуратуры от областных чиновников, которые, по его словам, вместе со своими детьми занимались нецелевым использованием бюджетных средств. Конкретных фамилий Ефремов не назвал, но под определение "руководители области и их дети" подпадают прежде всего Константин Титов, его сын Алексей Титов возглавляет один из крупнейших банков Самарской области "Солидарность", и Александр Латкин, его сын Антон Латкин - аспирант Самарского государственного университета. Этот список можно продолжить, у многих высокопоставленных лиц области есть дети.

Какое именно нецелевое использование бюджетных средств имело место быть, руководство Самарской областной прокуратуры пока не объясняет. Возможно, подробности будут появляться по мере приближения выборов на пост губернатора. Пока же прокуратура намекнула Александру Латкину на то, что ему больше не стоит проводить пресс-конференции и давать интервью журналистам, так как это может обернуться для него уголовным преследованием. Судя по информации, опубликованной на официальном сайте Самарской областной прокуратуры, следуя статье 139 УПК РСФСР, сотрудникам департамента отныне следует получать разрешение на интервью в прокуратуре, в противном случае все публичные выступления будут расцениваться как разглашение данных предварительного следствия, разгласивших эти данные людей будут карать по всей строгости закона. В принципе подобное предупреждение может вынести в адрес прокурора Самарской области и руководитель департамента. Александр Ефремов явно опережает по количеству громких интервью и пресс-конференций Александра Латкина. Причем лейтмотивом большинства интервью становится тема борьбы с коррупцией. Александр Латкин считает, что это скорее всего ширма, за которой скрывается истинная причина столь пристального внимания прокуратуры к департаменту. Александр Антонович в интервью на "Радио России" заявил, что действия прокуратуры Самарской области - это борьба с коррупцией, доведенная до абсурда, наносящая намного больший ущерб государству, нежели, собственно говоря, та мнимая коррупция, о которой так любит говорить прокурор Самарской области.

Впрочем, в подобном предупреждении вряд ли была необходимость. Сотрудники департамента и без того крайне осторожно идут на контакт с журналистами, так как любая статья или сюжет оборачиваются для них очередной выемкой документов, серией допросов. Не исключено, что после выхода этой статьи прокуратура не ограничится изъятием документов, а воспользуется своим главным оружием - возбуждением очередного уголовного дела или даже арестом. В Самарской области поговаривают, что местные СИЗО скоро заполнят не заказчики и исполнители заказных убийств, а депутаты, члены избирательных комиссий, строители, инженеры, врачи, адвокаты и прочие социально опасные субъекты…"