Почему у "Ноги" такие длинные руки. Гаон

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Договоры с "Ногой" были заключены без соответствующих полномочий российского Правительства, считает заместитель министра финансов РФ Сергей Колотухин.
- Сергей Иванович, с чем связан неожиданный всплеск страстей вокруг нашего конкретного долга одной отдельно взятой фирме "Нога"? Недавно эта швейцарская фирма попыталась арестовать два наших экспоната - боевые машины последней модификации, представленные на международном авиасалоне в пригороде Парижа Ле Бурже. Самолетам пришлось спасаться чуть ли не бегством. Показательно, что этот неприятный инцидент произошел в канун официального визита президента Франции Жака Ширака в Москву. Почему эта "странная война"?
- Эта неприятная история началась ровно десять лет назад. В 1991 году "Нога" взяла на себя обязательство предоставить России кредит почти на миллиард долларов, а если быть уже совсем точным, то на 986 млн. долларов. Позднее сумма кредита была увеличена до 1,4 млрд. долларов. Именно на такую сумму "Нога" должна была поставить в нашу страну товаров. Предполагалось, что кредит будет гаситься за счет денежной выручки от продажи фирмой "Нога" поставленной ей российской нефти. Поначалу эта схема работала. Но уже в декабре 1992 года "Нога" неожиданно потребовала от России выплатить 299 млн. долларов. Наша сторона попросила предоставить документы, подтверждающие появление этого "долга". По нашим подсчетам, поставки российской нефти по стоимости шли с опережением поставок фирмой "Нога" товаров. Швейцарская фирма таких документов не представила. В ходе судебного разбирательства нью-йоркские судьи признали, что первой отставать от графика поставок стала "Нога". Фактически впервые задолженность образовалась у нее. Правительство России, видя, что фирма не выполняет своих договорных обязательств, приостановило поставки ей нефти. По нашим данным, у нас никакой задолженности не было.
- Но тем не менее арбитражный суд в Стокгольме признал наш долг...
- Это действительно так. Но следует иметь в виду, что в Стокгольме "Нога" предъявила российской стороне долг на... миллиард долларов. Судьи долго разбирались с иском. Выяснилось, что швейцарская фирма поставила в Россию товаров на 732 млн. долларов вместо обещанных 1,4 млрд. Но своими поставками нефти мы полностью покрыли эти поставки. Тем не менее суд счел, что Россия должна "Ноге" 46 млн. долларов и проценты по предоставленным кредитам. На сегодняшний день этот так называемый долг составляет около 100 млн. долларов. Мы, естественно, подали апелляцию. Сейчас эта апелляция рассматривается в шведских судах.
- Насколько известно, "Нога" обвиняет Россию во всех своих бедах...
- На деле это не так. Еще в Стокгольме судьи не нашли подтверждений этой версии. Фактически Россия предоставила швейцарской фирме кредит поставками нефти, а не она нам. Хочу напомнить, что в начале 90-х годов арбитражные суды вынесли решения в пользу российских компаний на многие десятки долларов в их тяжбах с "Ногой". Мы предложили произвести взаимозачет этих сумм с тем, чтобы урегулировать долговой спор. Фирма отказалась и продолжала требовать с нас астрономические суммы.
- Выходит, что решение стокгольмского арбитражного суда мы все же признали?
- Да, мы его признали, хотя и не согласны с этим вердиктом. Правомерно было вынесено решение или нет, решение принял суд, и мы должны его выполнять. Любопытно, что сама "Нога" со своими кредиторами обошлась круто: она заплатила им только 12 процентов долга, а от нас требует платить сполна по неизвестно каким образом появившейся сумме.
- Так все-таки сколько хочет "Нога" получить с России?
- Ее требования меняются. Фирма говорит то о 600 млн. долларов, то называет сумму 800 млн., а иногда - и миллиард. Короче, "Нога" хотела бы на нас крупно заработать. Для этого она использует механизм западной судебной системы, которую сама же вводит в заблуждение.
- Но почему мы все-таки не платим "Ноге"?
- Наша позиция состоит в том, что решение арбитражного суда в Стокгольме должно быть урегулировано на тех же условиях, что и с другими нашими кредиторами. А в таком же положении, как "Нога", находятся свыше тысячи компаний. Наш долг им без процентов составляет 2 млрд. долларов. Мы не можем дать односторонние преимущества одной фирме перед другими. Это противоречило бы нашим обязательствам перед Парижским клубом, Лондонским клубом и коммерческими кредиторами.
- Но Парижский клуб регулирует выплату долгов между государствами, а тут речь идет о частной фирме...
- Это не меняет сути дела. Кредитор есть кредитор. В апреле нынешнего года мы договорились в Лондоне с 12 странами, включая Швейцарию, о реструктуризации коммерческой задолженности бывшего СССР. Она относится к той категории долгов, по которой было решение арбитражного суда в Стокгольме. Несколько недель назад Россия направила главе фирмы "Нога" предложение об урегулировании долга по стокгольмскому решению в рамках этой договоренности. Ответа не последовало. А вот ассоциация швейцарских кредиторов высказалась за то, чтобы ни одному швейцарскому экспортеру, в число которых входит "Нога", не предоставлялось предпочтительных условий.
- Чем объясняется, что именно во Франции судебные приставы пытаются наложить арест на российские активы?
- Очень просто. Для того чтобы претворить в жизнь арест чужого имущества, необходимо, чтобы судебные органы других стран признали соответствующее судебное решение. Франция признала решение стокгольмского арбитражного суда. Поэтому с точки зрения французской юридической процедуры "Нога" имеет право арестовать в этой стране активы РФ. Вот "Нога" и обращается к судебным властям этой страны. Они уже арестовывали счета нашего посольства и торгпредства, ряда банков, даже парусника "Седов", приходившего во французский порт Брест для участия в международной регате. При этом арестам подвергается имущество, не принадлежащее государству. Компания об этом знает, но все равно вводит в заблуждение судебные органы Франции, рассчитывая на пропагандистский эффект.
Подобная практика постоянных судебных исков появилась на Западе в начале 90-х годов. Пользуясь несовершенством судебных механизмов, некоторые компании посредством неправомерных исков пытаются зарабатывать деньги. Иначе как правовым терроризмом подобные действия не назовешь.
- Утверждают, что "Нога" обанкротилась и долги ее перешли к новым владельцам - солидным банкам, в том числе французскому государственному банку "Креди Лионнэ". Те по каким-то причинам не желают вступать в спор с Россией что называется с открытым забралом и подталкивают на это "Ногу". Так ли это?
- "Нога" уступила свои права на получение выплат по арбитражному решению стокгольмского суда трем европейским банкам и французскому финансисту. В число этих трех банков входят швейцарские аффилированные лица банков "Креди Лионнэ" и "Би-Эн-Пи". Эти банки в прошлом добровольно реструктурировали значительные суммы задолженности бывшего СССР в рамках Лондонского клуба. Тем не менее российское Правительство готово к конструктивному обсуждению с этими банками-цессионариями урегулирования данного долга. Хочу подчеркнуть: в свете указанного налагаемые по требованию компании "Нога" аресты на российские активы тем более незаконны. В будущем мы намерены прибегать к судебной защите своих интересов от ее посягательств.
Компания "Нога" уже была несколько раз оштрафована в связи с этими незаконными арестами.
- Но если "Нога" проигрывает процессы в связи с незаконными арестами и даже платит штрафы, то в чем смысл ее шумных акций против России?
- Раздувая всякий раз пропагандистскую кампанию, "Нога" рассчитывает оказать давление на российское Правительство и попытаться получить если не все, то хотя бы часть своего придуманного "долга". Она приурочивает свои демарши к заметным событиям в российско-французских отношениях, как, например, недавний визит Жака Ширака в Москву. Тем самым она рассчитывает привлечь к себе внимание, а заодно и подорвать нашу репутацию как делового партнера.
- Вы не считаете, что кто-то в высших французских сферах заинтересован в таком поведении швейцарской фирмы?
- Нет, я не считаю, что к этому причастно правительство Франции. "Нога" действует на свой риск.
- Сергей Иванович, почему сложилось такое положение, когда по долгам частной фирме вынуждено расплачиваться своими авуарами Российское государство?
- Я полагаю, что договоры с "Ногой" в значительной степени были заключены с превышением полномочий и нарушением как действующего в тот период, так и сегодня законодательства. Я ничего не могу утверждать, но характер этих соглашений вызывает сомнения с точки зрения действий самой "Ноги". Часть дополнений к соглашениям была подписана лицами, которые не были уполномочены соответствующим образом российским Правительством на подписание этих соглашений. Я не знаю, было ли это сделано намеренно или случайно.

Черный след фирмы "Нога"

2000 год
18 мая во Франции арестовали счета российского посольства, торгпредства и представительства РФ при ЮНЕСКО. 7 августа парижский апелляционный суд принял решение об их разблокировании.
19 мая стокгольмский суд арестовал счета Центробанка РФ в столице Швеции.
24 мая во Франции блокированы счета российских нефтяных компаний.
14 июля во французском порту Брест арестован российский парусник "Седов" со 115 курсантами на борту. Бриг прибыл в Брест для участия в международной морской регате по случаю национального праздника Франции - Дня взятия Бастилии. Парижский суд снял арест и парусник благополучно вернулся в Мурманск.
25 июля представитель фирмы "Нога" заявил о намерении "арестовать" самолет Президента РФ Владимира Путина в случае его прилета во Францию.

2001 год
22 июня предпринята попытка арестовать российские боевые самолеты МиГ-АТ и Су-30 МКК на Международном авиакосмическом салоне в парижском пригороде Ле Бурже. После их спешного вылета в Россию судебный исполнитель заявил о намерении возбудить уголовное дело по этому факту и начать процедуру взыскания штрафа с российской делегации за "исчезновение" самолетов. "