Почти шведская семья фемиды

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© Informacia.ru, origindate::13.07.2007

Почти шведская семья фемиды

У одиннадцати судей детишки бегают представителями по новосибирскому арбитражу. Любовница председателя заседает в апелляции

Антон Запольский, Дмитрий Карнаухов

В новосибирском областном арбитражном суде нет председателя, уже давно. Облсовет даже принял обращение к Владимиру Путину и высшим судейским чиновникам с просьбой ускорить решение кадрового вопроса.

Наверное, трудно выбрать, все претенденты люди необычные. В Новосибирске говорят о четырех реальных кандидатах в председатели и его замы: Вячеслав Антонов, Елена Булахова, Елена Рябцева, Виктор Худяков. О каждом в городе рассказывают много интересного.

Дети

С и.о. председателя суда Вячеслава Антонова берут пример чадолюбия. Оба сына Антонова получили юридический статус, обзавелись квартирами, хорошими машинами. Оперившись, зачастили в арбитраж в качестве представителей сторон – и стали побеждать в самых сложных процессах, получать, по слухам, громадные гонорары. Случались и сбои, проигрывали, а по стечению обстоятельств судьи, не разделившие их аргументы, лишались благосклонности Антонова. Надежду Машкову он дважды представлял на лишение полномочий. Но кто оценил способности братьев и решал дела в их пользу получали поощрения по представлению Антонова: Ирина Киселева и Елена Рябцева – медали, Инесса Борисова, Людмила Гранкина, Светлана Туз – новую категорию.

Коллеги Антонова оценили благотворные для молодежи обстоятельства и поняли, что их потомки тоже могут обнаружить таланты, и в скучных судебных кулуарах замелькали юные лица. Теперь уже у одиннадцати судей детишки бегают представителями по арбитражу. «Просекли фишку» и фигуранты судебных баталий, обходя адвокатские конторы, они сначала интересуются: а чьи дети у вас работают?

Любовь

И гражданская жена Антонова Вера Марина – судья областного арбитража. Они живут уже больше десяти лет. По своему статусу Антонов имел право пересматривать решения любимой. Дабы не впутывать ее в этические коллизии, деликатный и.о. создал даме сердца максимально благоприятные условия для самореализации. Однажды Вера Марина захотела перейти в апелляционную инстанцию, и лучше не одной, а с подругами. Можно ли отказать?

Но спустя время, рассказывают, пожаловалась: трудно работать под недобрым взглядом чужих глаз. Для Мариной быстро арендовали помещение на другом берегу Оби, перевели туда девять судей с помощниками и секретарями и без кого-либо из руководства суда. Недоброжелатели, правда, не оставляют любовницу и.о. без завистливого внимания. Говорят, что апелляция работает так: два дня слушают дела, остальные якобы отписывают, а в прочее время – массажные кабинеты, фитнес, шопинг и прочие дамские штучки.

«Катя – один к десяти» и другие соратники

- Моня, вы знаете, Изя оказался-таки педерастом! - Что, взял деньги и не отдал? - Нет, я в хорошем смысле.

Судья Виктор Худяков долго скитался по колониям. Не вздрагивайте, мы в хорошем смысле – не в качестве заключенного, а руководящим работником исправительно-трудовых учреждений. Кто, не дай Бог, побывал там «на заслуженном отдыхе», знает, какая эта отменная школа участия в «спорах хозяйствующих субъектов». Поэтому Худяков, по мнению многих, давно главный претендент на место председателя.

Он вышел на пенсию полковником и сначала устроился в общий отдел арбитражного суда – по хозчасти. Но обширный опыт «решения вопросов» в пеницитарной системе позволил Худякову быстро превратиться в авторитетного эксперта по банкротству. Однако в чванливой Москве не любят неординарных провинциалов с нетривиальными биографиями, с этим, говорят, и связано затянувшееся неназначение Худякова председателем.

Елена Булахова тоже судья недавно. Двадцать четыре года тянула лямку секретаря и помощника. А когда назначили судьей, купила машину двадцатилетнему сыну Кириллу, и он тут же насмерть задавил человека. Но дело как-то рассосалось и теперь не мешает претендовать на должность заместителя председателя арбитража, и Булахова не особенно скрывает своей цели – поставить на место «умников» из состава суда, которые все долгое время, когда она была на побегушках, не ценили ее талантов или чем-то уязвили чувствительное, как говорят, самолюбие.

Судья Елена Рябцева помогла своими связями в деле сына Булаховой. Это У Рябцевой Булахова пятнадцать лет проработала секретарем. А Рябцеву, считает молва, связывают близкие отношения с легендарным новосибирским адвокатом Юдашкиным. Ему приписывают неограниченное влияние на и.о. Антонова и славу «серого кардинала» новосибирского арбитража. Мол, это он три года назад продавил назначение Булаховой из секретарей в судьи. Юдашкин нежно опекает и дочь Рябцевой – Екатерину Туренко, она тоже адвокат и представляет интересы клиентов в местном арбитраже.

У Екатерины, клевещут менее успешные юристы, экстравагантное прозвище: «Катя – один к десяти»: мол, из суммы, которую она берет у клиентов для «решения вопроса», передает куда надо только десятую часть, а остальное оставляет себе. Бывает, возникают проблемы и разборки.

Все вместе: и.о. Антонов, его любимая женщина Марина, настоящий полковник Худяков, бывший секретарь Булахова, судья Рябцева, дорогой друг Рябцевой и ее дочери адвокат Юдашкин, их приятели и родня очень дружны. Собираются, отмечают общие даты, всегда готовы поддержать друг друга.

Дружба помогает им решать вопросы эффективно: неформально и без волокиты.

Какая коррупция?!

В 2001 году на Новосибирском электродном заводе снова начался «спор хозяйствующих субъектов»: одни субъекты хотели убрать с предприятия других, а те субъекты хотели остаться. 31 августа в Тюмени Западно-Сибирский окружной арбитражный суд рассмотрел жалобы кредиторов НовЭЗа, ввел на заводе конкурсное производство и назначил управляющего.

Но субъектам, которые хотели остаться, очень нравился действующий менеджмент, и они не желали банкротства. Эти субъекты в тот же день провели свое собрание. Протокол с ходатайством пересмотреть вердикт окружного суда уже вечером оказался в Новосибирском областном арбитраже. Бумага миновала канцелярию, к тому времени закрытую, и послужила поводом как на пожар созвать судебное заседание, и оно уже прошло после окончания рабочего дня. Как догадывается опытный читатель, новосибирские судьи отменили решение тюменских, принятое только несколько часов назад.

Невероятная оперативность и трудовой энтузиазм Фемиды – судьи вместо того, чтобы вкушать радости последнего летнего уикэнда (была пятница), спешно уединились в душной совещательной комнате – заинтересовала квалификационную комиссию. Выяснилось, что формировал коллегию для этого дела Антонов, и он же передал судьям протокол собрания субъектов, которые хотели остаться на НовЭЗе.

Мизантропы усмотрели бы в этой истории признаки коррупции, буквоеды указали, что никто из коллегии, сформированной Антоновым, не имел права участвовать в процессе по банкротству. Но Антонов пояснил: вся спешка и связанные с ней оплошности проистекают из благородных побуждений: иначе рабочим завода не выдали бы зарплату. Добросердечные люди из квалификационной комиссии оценили душевный порыв Антонова, и этот эпизод остался для него без последствий.

Дума о людях

Антонову пеняют, что все-таки не всегда заботится о рабочем человеке. Весной 2006 года, областной арбитраж обанкротил комбинат «Хинганское олово» в Еврейской автономной области. Единственное в двухтысячном Хинганске предприятие, где работали 400 человек, встало, большинство семей осталось без средств. Горняки объявили бессрочную голодовку.

Но ведь за всем не уследишь... Зато Антонов переживает за обманутых вкладчиков. В ноябре 2000 года на «круглом столе» по проблемам банкротства сразил аудиторию проникновенными словами: «Сейчас еще из крупных дел о банкротстве – Сибирский банк, Новосибирский торговый банк. В одном 70 тысяч вкладчиков, в другом 40 тысяч. Вот и считайте. Это же люди! За каждым банкротством прежде всего стоят люди. Вот это самое страшное».

Прискорбно, что не все эти тысячи верят борцу за их интересы. Вкладчику Сибторгбанка Геннадию Ибрагимову Антонов в августе 2001 года отказал в рассмотрении дела. Основание было справедливое: Ибрагимов не приложил к заявлению доказательства отсылки копий жалобы другим конкурсным кредиторам. Заявитель обиделся. Зря, может Антонов добивался, чтобы Ибрагимов попал в Книгу рекордов Гиннеса: от пенсионера требовалось направить уведомления о намерении отсудить свои сбережения всем прочим прогоревшим вкладчикам общей численностью 46000 человек. Жаль, в Западно-Сибирском окружном арбитраже не поняли тонкого замысла Антонова. Его постановление отменили, и Ибрагимов так и не получил всемирного признания.

Опять суворовская стремительность

Летом 2003 года Новосибирская макаронная фабрика, вполне прибыльное предприятие, вдруг оказалась должна 17 миллионов. На эту сумму директор Дмитрий Бороденко без ведома акционеров выписал векселей торговому дома «Оберон». 24 июня векселя предъявили к оплате, 25-го по ним получили судебные приказы, и в тот же день Бороденко обратился в арбитраж с заявлением о признании фабрики банкротом. 30-го коллегия по банкротствам здесь ввела процедуру наблюдения.

Но случилось непредвиденное: параллельно делу о банкротстве фабрики другой состав судей рассматривал вопрос о вексельном долге, и в феврале 2004 года отказался признать задолженность макаронщиков перед «Обероном». Раз нет просроченной задолженности, нет и банкротства. Однако коллегия по делам о несостоятельности под руководством Виктора Худякова постановила ввести на фабрике внешнее управление. Фактических владельцев фабрики выставили за ворота, хотя по директору Бороденко прокуратура возбудила дело о преднамеренном банкротстве.

Причем сначала процесс макаронной фабрики вела судья Татьяна Гурина, но в решающий момент по ходатайству одной из сторон Гуриной был дан отвод и на ее место заступил Худяков. Случай удовлетворения подобного ходатайства здесь беспрецедентный. Наверное, на всякий случай страховались: ситуацию должен контролировать надежный человек.

Международные связи

В мае прошлого года владельцем компании «Текстильторг-Сибирь» стал гражданин Германии Хайбель.

История занимательная: немец купил доли в уставном капитале у местного безработного алкоголика, а его энергичные люди отыскали у ларька по сдаче стеклотары и наняли за 400 рублей зиц-председателем. Он сам об этом рассказал в суде. Экспертиза установила, что в договорах купли-продажи подписи владельцев «Текстильторга», нотариуса и Хайбеля подделаны. Самого Хайбеля алкоголик в глаза не видел. Установлено, кто именно занимался подлогом, и возбуждено уголовное дело по статье «мошенничество в особо крупных размерах». Федеральный суд общей юрисдикции Центрального района города запретил налоговой инспекции регистрировать изменения в учредительных документах «Текстильторга».

Но в январе 2007 года новосибирский арбитраж обязал налоговую инспекцию ввести новые лица в учредительные документы компании. Возмущенные представители «Текстильторга» пробились на прием к и.о. председателя Антонову. Однако мнения своего Антонов не переменил, и может быть прав: вдруг обидится Хайбель, и тогда международный скандал, инвестиционная привлекательность области пострадает? В общем, имущество и расчетный счет «Текстильторга» по-прежнему арестованы.

Прайс-лист

Нетрадиционность нравов и процессуальной практики суда не укладывается в привычную логику рутинеров. Поэтому у основных кандидатов на должность его председателя много недоброжелателей. Они будоражат город разговорами о том, как распределяются дела между судьями. Официально делает это компьютер, но разве можно доверяться тупой железяке. Электроника расфасовывает только мелочь – «дешевые» дела, на которых не заработаешь. Все «дорогие», идут через Антонова, он пишет записочку в канцелярию – кому поручить процесс, а затем уже данные заносят в компьютер.

На одном из интернет-форумов даже предложили на сайте суда выложить прайс-лист: кто и за какие дела сколько берет.

Утверждают, что поверенный Юдашкин ужесточает неформальные правила отбора в привилегированный круг адвокатов, которые могут рассчитывать на благоприятный исход дела в суде. Входной билет в этот круг сильно подорожал. В этом есть смысл: люди должны быть солидные, проверенные, способные в случае форс-мажора отвечать деньгами.

О креативности новосибирского арбитража

Бывшему председателю Верховного арбитражного суда Вениамину Яковлеву приписывают фразу: некоторые наши суды, например, в Новосибирске, решают дела как надо, а когда не знают, как надо – то по закону.