Пошли процессы. Глущенко, Коляк, Яковлев

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Реальные и конкретные

Откуда в деле об убийстве Старовойтовой может появиться заказчик?

В прошлый понедельник в Санкт-Петербургском городском суде был вынесен оправдательный приговор Игорю Сбитневу, обвинявшемуся в организации банды и покушений на советника спикера Госдумы Михаила Ошерова и адвоката Руслана Коляка. Вместо 22 лет, которые затребовал для обвиняемого прокурор, Сбитнев был освобожден в зале суда.

А в пятницу завершились предварительные слушания по делу об убийстве Галины Старовойтовой — обвиняемым было отказано во всех ходатайствах, в том числе в рассмотрении дела судом присяжных (который вводится в Петербурге только с 2004 года). Объединяет эти два разных дела фигура экс-депутата Госдумы Михаила Глущенко, который рассматривался следствием как возможный заказчик убийства Старовойтовой и покушений, в которых обвинялась «группа Сбитнева».

Не так давно имя Глущенко звучало и в связи с третьим громким делом. По мнению оперативников угрозыска, Михаил Глущенко мог быть заказчиком одного из покушений на авторитета Костю-Могилу, в организации которого обвинялись Владимир Беляев (Боб Кемеровский) и его подельники. Но Беляев не так давно был по этому эпизоду оправдан тем же городским судом, хотя за другие преступления получил 21 год заключения.

Михаил Глущенко уже два года живет за рубежом. И хотя ему не предъявлено никаких заочных обвинений, и он не объявлен в розыск, но возвращаться в Петербург Михаил Иванович не спешит. И, по мнению осведомленных людей, осторожность его может быть оправдана — следствие по делу заказчиков убийства Старовойтовой и шестерых участников преступления, находящихся в розыске, выделено в отдельное производство, и потому могут последовать новые аресты.

Дело освобожденного Сбитнева

Как уже писал «Город», «дело Сбитнева» появилось на свет благодаря активности убитого этим летом адвоката и бизнесмена Руслана Коляка — именно он сразу после девятого покушения на себя (осенью 2001 года, у бани на Большой Озерной) принялся по горячим следам распутывать это преступление. И проявил недюжинные оперативные задатки — отыскал свидетелей, помог следствию собрать доказательную базу. То, что Коляк двигался в верном направлении, подтверждено судом — обвиняемые Антипов и Редкий были признаны виновными в угоне той самой «девятки», из которой стреляли в Руслана Коляка. Еще один обвиняемый, Виктор Ду-данов, получил срок за хранение оружия. Что же касается собранных следствием доказательств причастности обвиняемых к бандитизму и покушениям, то они не удовлетворили судью Владимира Каширина. Показания главного свидетеля обвинения Виктора Маркова (Марчелла), который сам признался в том, что являлся членом банды, были признаны противоречивыми и непоследовательными. Очные ставки Маркова с подозреваемыми следствие провести не успело — труп Маркова был обнаружен в октябре 2001 года у дороги на Каменку. Еще раньше сгорел в бане Александр Сериков — по версии следствия, член банды, стрелявший в Михаила Ошерова. А минувшим августом был расстрелян и сам Руслан Коляк.

Игорь Сбитнев показал на суде, что Коляк фактически шантажировал его, требуя денег и обещая в случае отказа неприятности. Возможно, что так оно и было — Руслан Коляк, будучи по натуре авантюристом, мог сперва попытаться извлечь выгоду из полученной им информации, а потом, в случае неудачи, «слить» ее органам. Впрочем, это не означает, что следствие (и 10-й отдел УУР вместе с Коляком) двигалось по ложному пути.

В круг общения предпринимателя Игоря Сбитнева, как показал ряд свидетелей, входил Михаил Иванович Глущенко. Свидетель Марков-Марчелла перед смертью опознал Сбитнева как «бригадира преступной группы, входящей в «тамбовское» преступное сообщество, давшего указание членам своей банды о совершении убийств Ошерова, Цепова, Коляка» (эпизод с приготовлением к покушению на гендиректора охранной фирмы «Балтик-эскорт» Романа Цепова не попал в обвинительное заключение по причине добровольного отказа обвиняемых от совершения преступления). А ООО «Родник», которым руководил Игорь Сбитнев, в правоохранительных органах называли «тамбовским отделом кадров». Кстати, один из обвиняемых. Дмитрий Антипов, три года назад задерживался милицией в поселке Кузьмолово во время дополнительных выборов в Госдуму — он угощал избирателей водкой, агитируя их голосовать за кандидата Михаила Глущенко.

Известно, что у Коляка с Глущенко существовал давний конфликт, хотя на людях оба демонстрировали приятельские отношения. Осенью 2001 года Руслан Коляк, едва выйдя из больницы после покушения, отправился в «Голливудские ночи» поделиться с друзьями впечатлениями — и Михаил Глущенко искренне сочувствовал Коляку, вспоминая о том, как когда-то в него тоже стреляли. Лишь год спустя Коляк стал открыто называть Михаила Глущенко заказчиком покушения на себя.

Поначалу эпизодов, в которых подозревалась теперь уже несуществующая «банда Сбитнева», было намного больше — в частности, следствием рассматривалась возможная причастность членов этого коллектива к подготовке покушения на депутата ЗакСа Никиту Ананова. Но смерть Маркова-Марчеллы, вероятно, помешала собрать следствию полноценную доказательную базу. Безусловно, и суд был поставлен в трудную ситуацию — трех важных участников дела уже не было в живых. Приговор, вынесенный судьей Кашириным, был воспринят в судейских и правоохранительных кругах противоречиво. Старший помощник прокурора города Елена Ордынская сообщила, что руководство прокуратуры решило отказаться от комментариев — до тех пор, пока протест на судебное решение не будет рассмотрен Верховным судом. Один из источников в судейском корпусе заявил, что подобное решение (оправдание вместо запрошенных 22 лет) могло появиться только после отставки Владимира Полуднякова — бывший председатель горсуда не допустил бы такого вызова прокуратуре.

Адвокат Олег Лебедев, защищавший Сбитнева, напротив, сказал «Городу», что «удивлен гражданским мужеством судьи Каширина», особенно после вынесенного недавно в том же суде приговора по Беляеву.

— Следователь и оперативники работали добросовестно, грамотно — добавил адвокат. — Даже Антипова умудрились найти на Украине. Но доказать то, чего не было, им не удалось.

Что же касается возможного материального иска Игоря Сбитнева к горпрокура-туре за незаконно проведенный в тюрьме год, то, по словам адвоката, во-первых, до решения Верховного суда это преждевременно, а во-вторых, у Игоря Анатольевича сейчас немало других, более важных забот — во время пребывания под стражей он подал заявление в загс и потому в первую очередь сейчас думает о семье.

Дело убитой Старовойтовой

Одна из главных загадок дела об убийстве Старовойтовой — мотивы преступления. Политические версии не выдерживают критики, а финансовая версия, как уверяет потерпевший помощник Старовойтовой Руслан Линьков, опровергнута материалами дела: ни о каких деньгах, которые могла перевозить Галина Васильевна, там нет и речи. Тем более непонятно, чем могла помешать Старовойтова своему бывшему коллеге по депутатскому корпусу Михаилу Глущенко.

Как говорят знающие Михаила Ивановича люди, серьезных политических амбиций у него никогда не было, депутатство он рассматривал лишь в качестве одного из рычагов решения бизнес-вопросов, а уж пересечений в бизнесе с Галиной Старовойтовой у них не могло быть тем более.

Бесспорно другое: давнее знакомство Михаила Глущенко с одним из главных обвиняемых в убийстве Старовойтовой — Юрием Колчиным, многим известным как Юра Брянский. Еще в 1991 году Колчина и Глущенко задержали сотрудники милиции — в автомобиле «Жигули», на котором они ехали по купчинским улицам, были обнаружены нож, пистолет и граната. А пару лет спустя Колчин, Глущенко и упомянутый Беляев (Боб Кемеровский) были задержаны уже втроем у кафе «Балканы» на Невском — на сей раз оружие оказалось у Беляева.

Позже Колчин занялся легальным бизнесом, стал соучредителем ряда фирм, одним из руководителей охранного предприятия «Благоверный Князь Александр Невский». А затем вдруг заключил контракт с Главным разведывательным управлением Генштаба и стал обучаться минно-взрывному делу в Псковской школе прапорщиков, где и был задержан сотрудниками ФСБ сразу после обучения — во время принятия присяги. Произошло это осенью прошлого года. Кстати, подобный случай не первый — ранее двое участников «группы Гудкова» (обвинявшихся в убийстве депутата ЗакСа Виктора Новоселова) точно так же решили спрятаться от сотрудников госбезопасности в составе одного из подразделений ГРУ и даже побывали в Чечне.

Одновременно с Колчиным были задержаны пять человек, еще шесть до сих пор находятся в розыске. Почти все обвиняемые — земляки Колчина, уроженцы города Дятьково Брянской области, а вдобавок сотрудники того же охранного предприятия «Благоверный Князь Александр Невский». По версии следствия, данное предприятие было ширмой для ОПГ. Колчин, как считает обвинение, являлся организатором убийства — именно он координировал действия всех членов ОПГ в тот ноябрьский день 1998 года, когда Старовойтова прилетела из Москвы в Петербург. Одному из шестерых арестованных, Виталию Акишину, вменяют непосредственное совершение убийства — по версии следствия, он и его сообщник Олег Федосов, переодетый в женщину, обстреляли Старовойтову и Линькова в подъезде дома на канале Грибоедова из пистолета-пулемета «Агран-2000» и из «Беретты».

Дело рассматривается в закрытом режиме — вход журналистам в зал суда запрещен, адвокаты и потерпевшие связаны подпиской о неразглашении материалов дела, и потому оценить перспективы судебного процесса крайне сложно. Если судить по заявленным в первый день предварительных слушаний ходатайствам, защита настаивает на абсолютной невиновности всех обвиняемых. Правда, все эти ходатайства были отклонены судьей Валентиной Кудряшовой.

В кругах, близких к «тамбовскому бизнес-сообществу», высказывается точка зрения, что Юрий Колчин появился в данном деле только лишь для того, чтобы привязать к этому громкому преступлению Михаила Глущенко. Все три дела — по группам Сбитнева, Боба Кемеровского и Колчина — согласно этой версии, имеют явную политическую подоплеку и инспирированы противниками «бизнес-сообщества» в силовых и властных структурах. Однако стоит заметить, что в делах подобного рода судебные решения, как правило, предопределены. Здесь же ситуация совсем иная — оправдание Сбитнева и суровый приговор Беляеву-Кемеровскому не укладываются в единую картину зачистки города от «тамбовских».

Подробности

Первое судебное заседание по делу об убийстве Галины Старовойтовой состоится 29 декабря этого года. Дело будет слушать судья Валентина Кудряшова, причем единолично, без участия народных заседателей. Ходатайство подсудимых о передаче дела суду присяжных было отклонено.

Предварительные слушания по делу Старовойтовой проходили при невиданном скоплении журналистов. Впрочем, для многих стало неожиданностью известие о том, что заседания проходят в закрытом режиме и результата придется ждать за дверью. Один из представителей защиты тоже перепутал программу и попросил исключить из доказательной базы материалы всего обвинительного заключения. Защитнику разъяснили, что, во-первых, главный следственный документ опровергать целиком как-то не принято, во-вторых, дело до него дойдет лишь во время рассмотрения дела по существу.

Для процесса выделен З6-й зал на первом этаже городского суда, где ранее слушались громкие дела Юрия Шутова Андрея Маленького. Охрана уже на предварительных слушаниях была настороже: всех посетителей отгоняли от зала на высоту двух лестничных пролетов, а подходы к залу перегораживали скамейками.

Главкой интригой предварительных слушаний стала дата начала процёсса. Дело в том, что ходатайство подсудимых о передаче дела на рассмотрение суда присяжных могло быть удовлетворено лишь в том случае, если бы процесс начался в будущем, 2004 году. Несмотря на то, что потерпевшие не возражали против передачи дела присяжным, (за внедрение этой практики выступала сама Старовойтова), суд решил поторопить события и назначил процесс на предпоследний рабочий день этого года,

Уголовное дело в отношении шести подсудимых: Юрия Колчина, Игоря Лелявина, Виталия Акишина, Игоря Краснова, Анатолия Воронина и Юрия Ионова составляет 36 томов, причем это первое в Петербурге уголовное депо, возбужденное по факту «посягательство на жизнь государственного деятеля» (статья 277 УК РФ)."