По документам за 49% ОРТ Борис Березовский получил $10 млн

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


По документам за 49% ОРТ Борис Березовский получил $10 млн

$164 млн — возражает Роман Абрамович ($150 млн за акции телекомпании, остальное за то, чтобы "сделать деньги легальными")

Оригинал этого материала
© Газета.Ру, origindate::07.11.2011, Доходность Абрамовича, Фото: NEWSru.com

Екатерина Геращенко

Compromat.Ru

Роман Абрамович

Роман Абрамович получил 49% ОРТ за $10 млн, а не за $150 млн, как считалось ранее, утверждают юристы Бориса Березовского. Как следует из заявлений сторон на процессе, остальные свои активы Абрамович получил без вложения собственных средств. Их последующая продажа принесла ему $15 млрд. Доходность инвестиций — 150 000%.

Роман Абрамович заплатил Борису Березовскому всего $10 млн за 49% ОРТ (сейчас Первый канал), утверждает адвокат Бориса Березовского Лоуренс Рабинович на процессе «Березовский против Абрамовича» в Высоком суде Лондона. По распространенной среди участников медийного рынка версии, сумма была существенно больше — около $150 млн.

«Документы показывают, что на самом деле было уплачено чуть больше $10 млн, а вы утверждаете, что заплатили $164 млн», — заявил Рабинович в суде.

Абрамович объяснил, что остальная сумма не была прописана в соглашении по требованию Бадри Патаркацишвили, партнера Березовского, который «боялся конфискации». «Перевод денег из России на иностранный счет — очень сложный процесс. Это было сделано для упрощения процесса», — настаивает Абрамович.

Абрамович настаивает, что он заплатил $164 млн: $150 млн за 49% ОРТ, остальное за то, чтобы «сделать деньги легальными». А сложность схемы мотивирует тем, что деньги пришлось переводить через Латвийский торговый банк.

[Газета.Ру, origindate::07.11.2011, "Абрамович: я бы не стал покупать взрывоопасные акции ОРТ, если бы мне сказали президент или Волошин": «Если бы президент страны или господин Волошин (бывший руководитель администрации президента Александр Волошин. — «Газета.Ru») сказали мне не покупать акции ОРТ, я бы не стал их покупать. Это достаточно взрывоопасный продукт, эти акции», — заявил Абрамович. — Врезка К.ру]

Процесс «Березовский против Абрамовича» идет в Высоком суде Лондона. Березовский пытается доказать, что под давлением Абрамовича был вынужден продать в 2000—2003 годах доли в нескольких российских компаниях, в том числе в «Сибнефти», «Русале» и ОРТ, по цене существенно ниже рыночной. Ущерб Березовский оценил в $5,6 млрд. По его мнению, Абрамович воспользовался изменением политической конъюнктуры — потерей влияния Березовского в Кремле и его эмиграцией в Лондон, — чтобы форсировать сделки. Защита Абрамовича настаивает на том, что Березовский никогда не был акционером, а деньги получал за лоббистские услуги и «крышевание» бизнеса.

Официально сделку, в результате которой Березовский вышел из состава акционеров ОРТ, подтвердили в феврале 2001 года. По словам Рабиновича, Березовский встретился с руководителем администрации президента Александром Волошиным после телепередачи о гибели подводной лодки «Курск».

Волошин передал ему слова Владимира Путина, занимавшего пост президента: Березовскому нужно отказаться (или сделать так, чтобы Березовский отказался) от акций ОРТ в пользу государства. В противном случае может повториться история с Владимиром Гусинским (его посадили и выпустили, когда он отказался от своей компании).

Позже с Путиным встречался Бадри Патаркацишвили: президент предложил «обоим убраться с ОРТ» и разрешил вести переговоры о продаже с министром печати и массовых коммуникаций Михаилом Лесиным. Была назначена стоимость канала — $300 млн.

Абрамович не отрицает, что Патаркацишвили пытался влиять на него. «Он очень активно пытался меня в это вовлечь. Все тогда знали, что мы с Березовским близки: он большинство денег получал от меня. И меня, конечно беспокоило, что вокруг него происходит: это и меня могло затронуть», — пояснил он.

Фактическим получателем акций ОРТ в интересах Абрамовича стала «третьеразрядная организация, которая уполномочена купить акции сугубо документально», заявил тогда член совета директоров канала Игорь Шабдурасулов. Сумма сделки, которую называли тогда, составила $150 млн.

В феврале текущего года Абрамович продал 25% телеканала «Национальной медиагруппе» (ее контролирует банк «Россия», основной акционер которого Юрий Ковальчук) за $150 млн. У Millhouse capital осталось 24% акций с опцией на дальнейшую продажу пакета. 51% Первого канала контролирует государство.

В ходе текущего судебного процесса Абрамович признался, что большинство своих активов он получил фактически бесплатно.

Акции «Сибнефти» он оплачивал кредитами, которые брал под выручку «Ноябрьскнефтегаза», ключевого добывающего предприятия «Сибнефти». Таким образом, нефтедобывающее предприятие и перерабатывающий завод прокредитовали сделку Абрамовича с государством, формально не имея никакого отношения к будущему покупателю актива. Причина заинтересованности предприятий — «определенные договоренности» с их руководством, признал Абрамович, добавив, что фактически «приобрел некий контроль» над предприятиями еще до аукциона.

Формально «Сибнефть» обошлась Абрамовичу в $100,3 млн. В 2005 году он продал свои 75,7% «Газпрому» за $13,1 млрд, совершив одну из крупнейших в России сделок.

Сделка на сумму $575 млн по покупке алюминиевых активов в конце 1990 годов прошла по другой схеме: $100 млн за счет кредита МДМ-банка, а потом сделка оплачивалась деньгами от слияния с активами Олега Дерипаски; часть средств пришла от нефтетрейдинговых компаний.

В дальнейшем Абрамович уточнил, что за объединение алюминиевых активов (на базе которых был создан «Русский алюминий») Дерипаска доплатил около $550 млн.

«В конечном итоге сделка с Дерипаской покрыла все, что мы должны были заплатить за активы (в первой сделке). В конечном итоге это очень хорошая сделка», — подтвердил Абрамович. Позже он продал 25% «Русского алюминия» «Базовому элементу» Олега Дерипаски за $2 млрд.


***

Разговор Романа Абрамовича и Бориса Березовского в Ле-Бурже (декабрь 2000 г.)

Оригинал этого материала
© "Огонек", origindate::07.11.2011

"Ой, мы оба в такой ж..."

Миной судебного процесса и, возможно, его главным документом предстоит стать стенограмме записи разговора Романа Абрамовича, Бориса Березовского и Бадри Патаркацишвили, который они вели в декабре 2000-го в VIP-зале парижского аэропорта Ле-Бурже. "Огоньку" удалось получить 16-страничную расшифровку беседы.

Отрывки этого документа уже широко обсуждаются в Лондоне. Важно, что обе стороны процесса ни факт встречи, ни состоявшийся разговор не отрицают. Получивший стенограмму для публикации в "Санди таймс" московский корреспондент газеты Марк Франкетти не уверен, что предложивший ее суду Борис Березовский купил стенограмму за такую астрономическую сумму, как 50 млн долларов. Хотя возможным условием сделки могли быть и такие деньги, но выплаченные лишь по факту победы Березовского в суде. Сам Франкетти говорит: "Я добыл стенограмму у человека, который вообще не имел никакого отношения к делу".

У записи разговора запутанная история. Точно известно, что сделал ее по заданию Патаркацишвили тот самый Андрей Луговой, которого в будущем Лондон обвинит в отравлении Литвиненко, а в России, будто в награду, возведут в депутаты Госдумы. Тогда же Луговой еще руководил службой охраны Первого канала. Похоже, что Березовский о записи не знал и уж точно не знал Абрамович, с которым разговор в основном вел Патаркацишвили. Последний хранил запись в своем доме в Грузии, а вот после его смерти запись оказалась в чужих руках. Есть слух, что до Березовского ее пытались продать Абрамовичу, но он от покупки отказался. [...]

Если отбросить факт спора двух миллиардеров, то можно сказать, что для России эти 16 страниц разговора наверняка интереснее, чем для Англии. Например, о перечислении какого-то 10-миллионного зачета какому-то Алику. По всей видимости, чиновнику, с которым Березовский и Абрамович о чем-то договорились. "Я ему сказал, ты вылезай из этого дела, как сможешь,— поясняет партнерам Абрамович.— Я тебе сам покрою все твои убытки по этому процессу. Все, что тебе Потанин обещал заплатить, а это 14 млн, я покрою... Я ему сказал: уходи оттуда. Уголовное дело я закрою".

В целом этот разговор трех людей, оперирующих сотнями миллионов, делится на договоренности, как лучше разрулить с продажей ОРТ, что происходит с их расчетами и в целом с алюминиевым и нефтяным бизнесом.

В разговоре об уходе Патаркацишвили и Березовского из ОРТ всплывает и недавно избранный президентом Владимир Путин. Известно, что он следил за сделкой, но вот, как это описывает Абрамович: "Сначала вы мне говорили, что вы хотите получить это легально и в Москве заплатить 13 процентов... А потом встал вопрос, что вы деньги хотите забрать из Москвы и поэтому нужно получить решение ЦБ. Я сказал, что тут есть риск. Я пошел по этому поводу к Владимиру Владимировичу. Он сказал, что если вы сможете сделать это тихо, чтобы скандала не было, я не буду ничего предпринимать, но и помогать не буду. А если вы хотите скандала... Мало того, что вы хотите продать, да еще и заработать, да еще и деньги пропустить".

Дальше Абрамович волнуется: "Что мы можем сейчас подписать такое, чтобы я мог пойти и доложить Владимиру Владимировичу, что сделка закрыта?"

Стенограмму можно еще цитировать и гадать о цифрах и персонажах. Но самое замечательное — это окончание разговора.

"Абрамович: А вообще, Борис, про тебя много спрашивали. Почему никто ничего не делает, чтобы тебе помочь? Я считаю, что не стоит под конфискацию (видимо, идти.— "О"). Вы считаете, что к обществу не стоит обращаться? Общество, оно не воспримет это обращение. Вы же знаете, что если Березовского, Гусинского, Волошина разорвут на куски, то общество будет только радо. А если кто-то будет возмущаться, обращайтесь к народу... А народ — это быдло... И ты в этом не виноват... Ой, мы оба в такой ж...

Березовский: Думаю, да".