По закону гор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

По закону гор

" Фрезеровщик Витя По версии, которую сторонники псевдо-олигарха Михаила Безелянского пытаются на полном серьезе преподнести как правду, - новейшая история ОАО "Московский жировой комбинат" началась чуть ли не с того, как безвестный житель коммуналки, фрезеровщик Института космических исследований (!!!) Витя Шалашов якобы дал взаймы денег... И вовсе не соседу по коммуналке (на похмельную бутылку), а бывшему гендиректору "Московского жирового комбината" (МЖК) Мелкону Азнаурьяну - далеко не проживавшему в той же самой коммуналке. И Витя уверил суд, что дал взаймы аж 30 тысяч долларов!

Здесь надо сказать, что МЖК, производящий маргарин, майонез, горчицу, кетчуп, соусы, никакого отношения к коммуналкам и фрезеровочным станкам в космических институтах никогда не имел. Это один из крупнейших российских производителей с годовым оборотом $48 млн. 40,1% акций МЖК принадлежит саратовской группе компаний "Букет", 24% - государству в лице Российского фонда федерального имущества (РФФИ), 10,3% - Нижегородскому масложировому комбинату (НМЖК), 23% - компаниям "Монако Синема" и Neoscala LTD, подконтрольным бывшему совладельцу "Альфа-групп" Михаилу Безелянскому и еще 2,6% - членам трудового коллектива.
И вот, директору этого "Московского жирового комбината" товарищу Азнаурьяну якобы не у кого было больше занять денег, кроме как у заядлого коммунальщика и фрезеровщика Вити. А заняв, - что интересно - нечем было вовремя отдать. И Азнаурьян - якобы в погашение долга якобы пообещал Вите… не сырок на закуску и даже не расселение из коммуналки, а акции своего МЖК - целых 19,97%! "Неустойка за просрочку" оказалась поистине гигантской: акционеры оценивают такой пакет акций производителя майонезов не в $ 30 тыс., а аж в $ 4 млн.
Но - вот не задача! - не выполнив обещанного, через три недели после выдачи расписки Азнаурьян помер… И Витя с откуда не возьмись появившимися матерыми адвокатами пришел взыскивать "должок" покойника в суд.
Правосудие по-ингушски Хорошо еще, что не по-чеченски. Кому не расскажи такую "байку", всякий подумает: какая-то подозрительная история с "паспортом бомжа", на который полстраны записано… Но судьи арбитражного суда, куда обратился Витя, байке легко поверили и приняли решение в пользу пролетария: 30 июня 2003 года суд постановил списать со счета номинального держателя акций МЖК ООО "Учетная система" 53049 акций и зачислить их на счет Виктора Шалашова, фрезеровщика, живущего в коммуналке. На самом деле эти акции принадлежали другому акционеру МЖК - саратовской группе "Букет", которая приобрела их в марте у вдовы бывшего генерального директора комбината Мелкона Азнаурьяна. Суд не мог этого не понимать. Как не мог не понимать опытный по жизни судья, насколько самостоятелен и разумен в своих действиях фрезеровщик Витя. Но здесь мы вступаем в область отработанных годами российской перестройки технологий. Для уверенной победы в суде коммунальщику Вите и его адвокатам пришлось ехать в… Ингушетию! Не удивительно: именно арбитражные и гражданские суды таких территорий нередко штампуют мутные по московским меркам решения, с которыми подозрительно замотивированные судебные приставы на собственных штыках вносят в кабинеты нужных директоров.
Так, с легкой руки ингушского судьи у МЖК появился новый акционер - фрезеровщик от космонавтики. Казалось бы - ну и что? На самом деле за кульбитами обитателей коммуналки стоит стремление постоянно проживающего во Франции бизнесмена Михаила Безелянского поставить МЖК под свой контроль. За право управлять майонезной империей он борется с другой группой акционеров - прежде всего с саратовской пищепромовской группой "Букет" (более 40% акций).
Истории с фрезеровщиком Витей предшествовали более традиционные шаги "поглотителя" Безелянского. Сначала он как обычно попытался скупить те акции, что "плохо лежали" - профиль специфического предприятия его мало интересовал, главное - было бы прибыльным. Инвестиционная группа "Атон" начала скупать акции у работников "жировки" в пользу (как потом выяснилось) структур, подконтрольных тому самому Михаилу Безелянскому.
 Исполнительная дирекция завода, контролировавшаяся Безелянским, перенесла реестр акционеров МЖК из ОАО "Реестр" в ЗАО "Иркол", аффилированный с группой "Альфа". Для чего - ясно: Безелянскому так легче манипулировать с акциями. Но Федеральная комиссия по ценным бумагам (ФКЦБ) в середине июля запретила реестродержателю "Ирколу" совершать какие-либо действия с акциями МЖК. Впрочем, обращалась туда даже не группа "Букет", а представитель государства - РФФИ. При этом московское региональное отделение ФКЦБ начало внеплановую проверку компании-регистратора.
Не дорос до олигарха Игры с фрезеровщиками и очередями безвестных акционеров беспокоят не только федеральные власти, но и городские. Начальник Управления правительства Москвы по экономической безопасности города Александр Корсак рассказывает в своем интервью "Вечерней Москве" (28 июля 2003 года), что на МЖК "нет доли города, но есть доля государства". Такие "объекты стратегически важны для экономики города. Термин "объекты городского значения" был введен постановлением городского правительства, когда слушался вопрос продовольственной безопасности. Тогда впервые был определен перечень 56 предприятий, от которых зависит продовольственная безопасность города". В эту группу входит и МЖК. "Две группы акционеров МЖК, - продолжает Корсак, - имеют разные точки зрения на состав органов управления. Мы рекомендовали им сесть за стол переговоров. В противном случае это привело бы к дестабилизации в работе и вообще к нехорошим последствиям. В любом споре победителей нет".
При этом начальник Управления правительства Москвы по экономической безопасности Москвы уточнил, что, начиная с 1997 года, около трехсот предприятий города пали жертвами "недружественных поглощений". Под этим термином Корсак понимает такую смену собственника, которая предусматривает последствия, наносящие ущерб предприятию или отрасли. "Это такое поглощение, при котором используются противоправные методы, и цели которого вступают в противоречие с интересами развития города и тех коллективов, где поменялся собственник. Мы выявили около ста структур, занимающихся скупкой акций в чьих-либо интересах, но крупных около десяти". Поименно называть их Корсак не стал, однако отметил, что "операции, связанные с недружественным поглощением, связаны с масштабным разовым вливанием средств. Выложить несколько миллионов долларов под силу только крупным финансовым структурам. Московская земля и недвижимость, конечно, их привлекают. Все крупнейшие структуры присутствуют в Москве... Ясно: за этим стоят большие деньги, а они сегодня у олигархов".
Здесь московский чиновник невольно польстил тому, кто пытается поглотить МЖК. Миша Безелянский, постоянно проживающий ныне (так, на всякий случай) за границей - один из бывших менеджеров "Альфа-Эко". "Альфа-Эко" не даром славится историями удачных и неудачных поглощений чужих предприятий, которые в прессе дипломатично называют "недружественными" (достаточно вспомнить историю с Таганрогским металлургическим заводом). Но Безелянский с его замашками не ужился даже в "Альфе". Сегодня в "Альфе" комментируют деятельность бывшего топ-менеджера неохотно: не хотят трогать, чтобы "не было вони", а кто-то наоборот намекает: "Не так уж с ним и поссорились"… Зато увлечение последнего майонезом вызывает неизменную улыбку.
По слухам, Михаил Безелянский очень даже любит, когда его называют "олигархом", впрочем, из всех атрибутов "олигархизма" у него, кроме дорогих часов, присутствует, кажется, только постоянное проживание во Франции. До тех, с кем он рассорился в "Альфа-групп", ему еще очень далеко. Но даже если добавить денег, акций, атрибутов богатой жизни - останется самое главное: как в том анекдоте - "мысли-то куда девать?"
А мысли примитивны, как технология захвата. За неимением своих мозгов - берут заемные. По некоторой информации, людей Безелянского могут консультировать известные специалисты по ложным банкротствам и недружественным поглощениям ООО "Промконсалтинвест", которая консультировала, например, захват некоторых предприятий лесопромышленного комплекса. Впрочем, "Промконсалтинвест" и не отрицает своих связей с людьми Безелянского: в газете "Известия" 30 июня представитель фирмы сказал:  "У нас существуют определенные отношения с рядом менеджеров, близких Безелянскому, и мы можем давать им советы, но никакого договора с Безелянским на оказание консультационных услуг у нас нет". Не удивительно: зачем же оставлять следы на бумаге? Впрочем, кто бы на самом деле не консультировал, но калибр консультаций оказался мелковат.
По рюмке в "Москвиче" История с фрезеровщиком Витей - еще самая занимательная. В других случаях "закон гор" проявлялся примитивнее. Например, 28 апреля состоялось внеочередное собрание акционеров МЖК. Исполнительная дирекция и новые реестродержатели попытались собрание проигнорировать: и просто не явились. Зато они неплохо провели время за рюмкой чая в кафе культурного центра "Москвич", объявив его... альтернативным местом собрания акционеров. Вот только о своем собрании они другим акционерам на всякий случай заранее не сказали. Более того: когда ничего не подозревавший "всенародный избранник" Буров прибыл на завод, - через проходную его просто не пустили:. Вскоре подоспело и PR-обеспечение силовой акции: кто-то привез определение некоего мирового судьи из Казани (опять национальная автономия - правда, ближе, чем Ингушетия!), которое запрещало МЖК и ЗАО "Иркол" выдавать списки лиц, имеющих право принимать участи в собрании акционеров и регистрировать их. Это определение было впоследствии оспорено и отменено, но в тот момент свое дело сделало: это в цивилизованных странах важно решение суда, а у нас - добивайся потом справедливости хоть всю жизнь: важно, кто сегодня сидит директором.
Правда, собравшиеся посидеть и выпить в кафе "Москвич" тоже сочли свое собрание несостоявшимся (из-за отсутствие кворума) и спокойно назначили новое на 27 мая - наверное, для сбора сил и средств. Стоит отметить, что мировому судье из Казани участие в борьбе акционеров вышло боком - по итогам разбирательства он был уволен.
30 июня прошло годовое собрание акционеров МЖК. Акционеры переизбрали совет директоров, в который представители Безелянского не попали; гендиректором опять выбрали президента группы "Букет" Владислава Бурова. В совет директоров вошли два представителя от государства, два от группы "Букет" и один от НМЖК. Конкуренты от "Монако Синема" и Neoscala LTD мест не получили. Свое несогласие с собранием Безелянский канализовал в два русла. Закон отводит счетной комиссии 15 дней для подведения итогов голосования (кстати: спросите любого нормального человека: чего там считать-то две недели?!). По их прошествии комиссия решила, что ни одного решения принято не было: мол, кворума не хватило, было меньше половины правомочных акционеров. Почему? Догадаться не сложно. После Ингушетии и Казани настала очередь Красноярска. Какой-то мировой судья из этого города наложил запрет на голосование акциями "Букета" по иску какого-то миноритарного акционера (фрезеровщика? Токаря? Пекаря? Неизвестно). Как обычно, иск по существу еще и не рассматривался, но приставы Юго-Восточного округа Москвы уже возбудили исполнительное производство... Какие старательные!
Но и на этом недружественный поглотитель Безелянский не успокоился: видимо, место под новый гипермаркет требовалось очень срочно (считается, что он интересуется не столько производством майонеза, сколько территорией завода). На следующий день, 1 июля, его компании "Монако Синема" и Neoscala LTD инициировали новое собрание акционеров - и опять, чтобы выбрать генерального директора и новый состав совета директоров. Излишне говорить, что ни РФФИ, ни НМЖК, ни "Букет" не получили официальных уведомлений о собрании. Тем не менее они прибыли и заняли очередь на регистрацию с самого утра. Наверное, надо было занимать накануне: тогда бы успели. Чтобы создать ситуацию, когда "враждебные" акционеры якобы "не успевают" зарегистрироваться вовремя, люди Безелянского применили еще одно know-how: раздали от своих фирм несколько десятков доверенностей физическим лицам на свои акции. Расчет прост: пробиться через плотную толпу таких маргинальных "жителей коммуналки" к стойке регистрации может оказаться даже сложнее, чем через редут профессиональных охранников. "Они раздали доверенности на одну-две свои акции всем подряд сотрудникам завода, - рассказывает Буров. - И охранники там были, и дворники. Видимо, они хотели повторить трюк, когда наши представители не смогли голосовать, потому что якобы не успели вовремя зарегистрироваться".
Спас "лишних" акционеров только столичный министр промышленности Евгений Пантелеев: при нем, как говорится, не решились. Пантелеев сказал: "Игры за право владеть МЖК, за право назначить директора я считаю непродуктивными". Массовка все же не сработала, и тогда представители "Монако Синема" и Neoscala LTD прикололи на дверь объявление… об отмене собрания под предлогом его запрещения решением арбитражного суда - на этот раз не Ингушского, не Казанского, не Красноярского а для разнообразия - Саратовского (следующими будут Нижние Бугры). Решение впоследствии оказалось просто липовым (чувствуется почерк): председатель суда А.Баранов на официальный запрос ответил, что по искам акционеров МЖК или иных заинтересованных лиц определений, решений, запрещающих или накладывающих ограничения на проведение общах собраний МЖК его суд не выносил и никаких исполнительных листов не выдавал.
И вот тогда-то, в первых числах июля, и появился из небытия фрезеровщик Витя, кредитор покойного директора. Чтобы не мучиться с исчерпавшими себя запретительными мерами, Безелянский решил просто отнять у "Букета" "лишние" акции. Владислав Буров говорит, что не знает о том, перевели уже акции МЖК на Шалашова или еще нет. "Мы считаем, что акции у нас пытаются изъять незаконно, и намерены подать заявление в московскую прокуратуру с просьбой завести уголовное дело", - говорит он. Кроме того, компания подала кассационную жалобу в федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа: покойный Азнаурьян не мог подписать договор с Шалашовым, потому что в тот момент уже находился в тяжелом состоянии в больнице.
Тем временем на "Московский жировой комбинат" по-прежнему не пускают законного генерального директора Бурова, а за него маргариновый бал правит на свой манер парень Безелянского: человек с юмористической фамилией Хазанов по имени Володя. Но это уже другая история."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации