По рублю или порублю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Работники оборонных заводов ФГУП «Сигнал» и ФГУП «Завод «Пластмасс» ищут у президента защиты от министра обороны Сердюкова

Представители двух южноуральских оборонных заводов ФГУП «Сигнал» и ФГУП «Завод «Пластмасс» обратились с открытым письмом к президенту России, депутатам Госдумы и руководству Министерства обороны РФ. По их мнению, идет открытый развал отечественного военно-промышленного комплекса и необходимы срочные меры для остановки разрушительных процессов. Хуже всего дела обстоят в сфере производства боеприпасов, которая в нынешнем году по решению министра обороны Анатолия Сердюкова оставлена практически без финансирования. Именно производством боеприпасов и занимаются «Завод «Пластмасс» и «Сигнал».

В письме, в частности, говорится: «Если сохранится подобная ситуация, тысячи людей будут завтра выброшены на улицу. Государство потеряет не только специалистов, но и уникальные технологии производства спецпродукции, что в целом нанесет ущерб обороноспособности России».

Лидер областной организации профсоюза работников оборонной промышленности Александр Долганов пояснил корреспонденту агентства «Новый регион»:

- В текущем году стоимость гособоронзаказа для «Сигнала» составила 125 миллионов рублей, это ровно вполовину меньше прошлогоднего. Более того, Министерство обороны накопило долги перед предприятием на сумму более 27 миллионов рублей. Чтобы хоть как-то выжить и сохранить коллектив, в начале 2011 года администрация предприятия вынуждена была принять решение о сокращении рабочей недели до 4 дней. Коллектив ожидают сокращения. Из 1,1 тысячи человек без работы останутся 170. Учитывая, что сокращения уже проводились и были выведены непрофильные должности, сейчас речь идет о сокращении работников основных профессий. Это особенно усугубляет положение, так как найти квалифицированных специалистов потом будет крайне сложно.

Еще хуже обстоят дела на «Заводе «Пластмасс». Если 3 года назад гособоронзаказ здесь составлял 95% в общем объеме выпускаемой продукции, сегодня – только 3,8%. Чтобы выжить, заводу приходится самостоятельно искать экспортные заказы.

Заработная плата на ее предприятиях боеприпасной отрасли — самая низкая в военно-промыщленном комплексе. Средний заработок – 14,3 тысячи рублей. А на многих заводах он не превышает 9 – 10 тысяч рублей. И это с учетом зачастую опасных и вредных условий труда. Но эти заводы расположены, главным образом, в небольших моногородах. Больше деньги зарабатывать там негде. И увольнение с производства – настоящая катастрофа для тысяч семей.

Что происходит? А то, что и в целом в российском ВПК. Под предлогом его хронической технологической отсталости Министерство обороны все новые и новые российские предприятия оставляет без заказов. Предпочтение отдается массовым закупкам зарубежных образцов вооружений и военной техники. Вот решили, скажем, Сердюков со товарищи, что нашей армии танки больше не нужны. Объявлено, что по крайней мере, два года ни одной такой боевой машины заказано не будет. В результате на одном только нижнетагильском «Уралвагонзаводе», монопольно выпускавшем Т-90, к увольнению готовятся сразу 5 тысяч уникальных специалистов. Если взять и смежников танкостроителей – работы лишатся 50 тысяч человек.

Решили закупить у французов вертолетоносец «Мистраль»? Но тут же выяснилось, что габариты российских вертолетов для него великоваты. Ангар низковат. Можно, конечно, приподнять палубу корабля, но это означает серьезную доработку проекта «Мистраля». Французы склоняют наших военных к другому решению. По сведениям председателя Федерации независимых профсоюзов России Михаила Шмакова, придется, видимо, закупать у них и вертолеты. Шмаков категоричен:

- К этим вертолетам российское оружие не подходит, подходит французское. Российские боеприпасы не подходят к французским пушкам и пулеметам, значит, надо закупать боеприпасы во Франции. А в это время наши заводы боеприпасов имеют ноль гособоронзаказа. Поэтому я предлагаю предупредить Минобороны, что для того, чтобы наводить порядок на рынке труда после таких «мудрых» решений, компенсация затрат по стабилизации рынка труда должна быть из средств Минобороны.

Однако ведомство Сердюкова, похоже, ничего и никого не боится. Угроз профсоюзных лидеров – тем более. Спектр намеченных к закупке на Западе вооружений растет, как на дрожжах. 4 февраля 2011 года во время посещения «Северной верфи» в Санкт-Петербурге, главком ВМФ РФ адмирал Владимир Высоцкий заявил, что он не исключает установки на строящихся там российских фрегатах артиллерийских систем иностранного производства. А именно: замены отечественной 130-мм артиллерийской установки А-192М, которая в настоящий момент рассматривается в качестве основного артиллерийского вооружения на кораблях проекта 22350, на зарубежные системы. В качестве кандидатов на замену главком Высоцкий предложил 100-мм французскую АУ Creusot-Loire Compact и 127-мм итальянскую АУ OTO-Melara 127/64LW.

Зачем? По мнению авторитетных экспертов, наша новейшая корабельная облегченная 130-мм артустановка А-192М «Армат» (разработчик — КБ «Арсенал», производитель — ОАО МЗ «Арсенал») сейчас находится на стадии отработки опытного образца. Все мероприятия по испытаниям и доводке конструкции идут по графику, согласованному ранее с тем же Высоцким и должны завершиться в 2012 году. По всем основным показателям установка находится на уровне мировых аналогов и по комплексу технических характеристик ни в чем им не уступает, а по ряду показателей превосходит зарубежных конкурентов.

Складывается впечатление, что сделка по «Мистралям» открыла губительный для нашей оборонки ящик Пандоры и теперь процесс трудно остановить. Что происходит? Об этом обозреватель «Cвободной прессы» поговорил с председателем Всероссийского профсоюза работников оборонной промышленности Андреем Чекменевым.

«СП»: — Андрей Иванович, как известно, на закупку новых вооружений в последние годы Россия тратит очень приличные даже по зарубежным меркам деньги. В то же время работники уральских оборонных заводов, которым, по логике тоже что-то должно было перепасть от общего пирога, оказались в отчаянной ситуации. Даже вынуждены с открытым письмом обращаться к президенту. Что там происходит в действительности?

- Ситуация очень сложная, но не только на уральских заводах, а во всей боеприпасной отрасли России. Отчасти это связано с особенностями ее работы. Потому что огромное количество снарядов, патронов, ракет и мин стране реально необходимо только в период войн и военных конфликтов. И предприятия должны быть в состоянии немедленно начать соответствующее производство. Поэтому заранее созданы огромные цеха, ряды станков, оборудования, готовы специалисты. В мирное время эти заводские мощности, в основном, простаивают и называются мобилизационными. Пока нет войны, гособоронзаказ для такого предприятия может составлять долю процента от его реальных производственных мощностей. То есть годовой план оно может выполнить за несколько дней. Однако ведь содержание мобилизационных мощностей стоит огромных денег. Сознавая это, государство стимулировало на боеприпасных предприятиях выпуск товаров народного потребления, давало налоговые льготы. Потом в 90-е годы вся система поддержки рухнула. Многие товары народного потребления оказались никому не нужны, а льготы потихоньку рассосались. Директорам пришлось экономить на всем. Прежде всего, на зарплатах. Начались массовые сокращения. При этом учтите, что со времен Екатерины Великой боеприпасные заводы создавались вдали от крупных промышленных центров. Потихоньку они обросли небольшими городами и поселками. Если с завода уволят – работать там больше негде. Или уезжай, или воруй.

«СП: — А какую позицию заняло Министерство обороны?

- Странную. В прошлом году хоть какая-то финансовая поддержка боеприпасной отрасли от военных все же была. На нынешний год уровень гособоронзаказа обещали оставить на уровне 2010-го. Потом начались какие-то непонятные игры. В январе министр обороны Анатолий Сердюков заявил, что намерен лично пересмотреть уже утвержденную программу гособоронзаказа и убрать из нее все, что для армии сегодня необязательно. Официально о своих решениях он не объявлял, но от директоров заводов тут же посыпались сообщения, что, в 2011 году Министерство обороны не выделяет им ни копейки. Военные заявляют, что проблемы отрасли их не волнуют. Мол, нам все равно, кто будет поставлять качественные боеприпасы – свой производитель или зарубежный.

«СП»: — Но у военных, наверное, своя логика?

- Наверняка. Боеприпасы сегодня армия расходует лишь на учениях. Этого добра в наших арсеналах в прежние годы запасено с лихвой. Возможно, в Минобороны предпочитают купить лишний самолет, чем отправлять на склады новые ящики со снарядами. Но надо же понимать, что последует, если производство боеприпасов остановить хотя бы на год. Несколько месяцев назад я встречался с президентом России Медведевым. И высказал, к чему приведет такой подход. За пример взял гражданскую авиацию. Помните, когда мы начали покупать за рубежом первые «Боинги» и «Эрбасы» инициаторы этих сделок утверждали, будто тем самым создают конкурентную среду для отечественного авиастроения. К чему это привело? Производство пассажирских лайнеров в России практически убито. Так может случиться и с производством боеприпасов.

«СП»: — Объясняя необходимость закупок крупных партий современного оружия за рубежом, Минобороны утверждает, что по ряду позиций мы в этом деле безнадежно отстали. Может быть, и по боеприпасам та же картина?

- Абсолютно не так. В мире сегодня всего 4-5 государств способны производить весь спектр существующих боеприпасов. Россия пока входит в это число. Да, конечно, уже два десятилетия для развития этого производства у нас практически ничего не делается. Устарело многое. Рухнула система заказов. Не обновляется производственная база. Теряем важнейшие технологии. Ну, так тем более нужно вкладывать деньги в развитие, а не пускать все по ветру. Может быть, нужно строить новый, современный завод и после этого закрывать два старых. Словом, нужна государственная программа развития. А мы пока вообще все пускаем по ветру.

Оригинал материала: svpressa.ru