По следам топливного бунта

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


© "Б-Ф.Ру", origindate::16.02.2005

По следам топливного бунта

ФАС – аббревиатура или команда?

Антон Никифоров

Вот и отшумел начавшийся в прошлый четверг, неплохо подготовленный и разрекламированный «путч грузовиков». Он оставил после себя больше вопросов, чем ответов. Случайно ли он совпал по времени с монетизацией льгот и сопутствующими ей волнениями? Почему начался вообще – ведь требовать снижения цен на горючее уместно тогда, когда они растут? К моменту данного выступления, напротив, цены уже два месяца как зафиксировались. Откуда в одночасье возникли слухи о сговоре нефтяников? И наконец, главный вопрос, аз и буки любого расследования: кому выгодно?

Сегодня уже можно сказать пару слов вдогонку промчавшимся грузовикам. Первый вопрос оставим открытым. Если до сих пор кто-то полагает, что в экономической политике бывают случайные совпадения, остается только пожелать таким людям крепкого здоровья. А вот на второй вопрос нечаянно ответили сами забастовщики на своей встрече с вице-премьером Жуковым. Дескать, пару месяцев назад Путин покритиковал нефтяников – те и снизили цены. Значит, есть резервы, можно бороться! Ну, мы и…

Такой ответ и хорош, и плох одновременно. Хорош искренностью своей – видно, что заранее не репетировали. Еще бы: раскачавшись за пару месяцев, да подпершись грозной тенью президента, не грех и помитинговать! Поступок, свидетельствующий о недюжинной гражданской смелости, о мудрости, о революционном опыте… А плох ответ тем, что факты интерпретируются слишком вольно. На самом деле глава ЛУКОЙЛа В. Аликперов сам вышел в Кремль с инициативой снизить цены на топливо. Предложение было одобрено, приведено в пример прочим компаниям… Если это поведение заговорщиков, то слово «бензин» должно писать через букву «Ю».

Что же до последнего вопроса, то не так давно мы уже высказывали предположение: как только сценарий забастовки обрисуется полностью, то по почерку можно будет легко определить режиссера. Мы ошиблись. Режиссер и не думал скрываться за кулисами, он заявил о себе сам: громко и во всеуслышание.

1 марта в Думу будет внесен так называемый законопроект «О защите конкуренции». Организаторы акции скорее всего не рассчитывают реально на введение госрегулирования цен на бензин. Другое дело, что масштабная акция протеста может помочь авторам нового закона провести его через Думу. Вице-премьер Александр Жуков во время акции уже призывал митингующих поддержать этот документ, открывающий перед антимонопольным ведомством беспрецедентно широкие возможности. Идеологи законопроекта предлагают освободить чиновников от необходимости предъявлять суду "вещественные доказательства" ценовых сговоров. Чтобы наказать топливные компании достаточно будет предъявить суду хоть сколько-нибудь убедительные результаты экономического анализа. При этом штрафы за нарушение закона будут достигать 4% годового оборота компании. Понятно, что детище ФАС ждет в Госдуме нелегкая судьба, и хорошо организованный протест профсоюзов может сильно помочь чиновникам. Какие радужные перспективы откроются перед этим агрессивным ведомством в плане дальнейшего «тащения и непущания» нефтедобывающей отрасли после принятия закона, можно только гадать. Посмотрим, как обстоят дела сейчас, без всякого закона.

Не стоит расписываться в нежной любви к отечественной «нефтянке», но объективным быть необходимо. Сейчас добытчики и производители отдают в бюджет до четырех рублей из каждых пяти заработанных. Это – почти уже та черта, за которой производство становится инвестиционно непривлекательным, а потом и нерентабельным. Подними эту планку еще немного – и прощай, геологоразведка, прощай модернизация обветшавших советских НПЗ, прощай, мечты о соответствии отечественного бензина даже стандарту ЕВРО-3, не говоря уже о более высоких. Через пяток лет страна вползет в жесточайший топливный кризис и будет вынуждена – при наших-то запасах нефти! – закупать очищенное горючее на стороне. Но увы, для ФАСовцев это слишком далекая перспектива. А в перспективе ближайшей так хочется отрапортовать наверх: олигархи ущучены, стабилизационная «кубышка» наполняется, все путем – и быть ласково поглаженными по голове. И гори оно все керосиновым огнем, простите за дурной каламбур.

Следует отметить, что нефтяная отрасль в нашей стране, что бы о ней не говорили, является на сегодняшний день самым прозрачным в финансовом плане производством. Не говоря уже о том, что все средства транспортировки нефти находятся в государственных руках, доходы эти – главная составляющая российского бюджета. Плох тот хозяин, который не приглядывает внимательно за своей коровой-кормилицей. Но что сказать о хозяине, который заподозрил буренку в сговоре, и в отместку хочет выжать из нее все молоко, да заодно и с потрохами? Может, он плохо разбирается в данной тематике?

Нефтедобывающий бизнес по определению – один из самых сговорчивых. И обусловлено это в первую очередь тем, что нефть в кармане не унесешь, а следовательно, нефтяники согласны идти на любые компромиссы с властью. Они обязаны жить там, где работают. Они имеют стабильный доход и сформировавшийся круг постоянных клиентов. Менее всего заинтересованы они взвинчивать цены, вызывая на свою голову разные народные волнения, конкуренцию и прочую нестабильность обстановки. Да, сейчас наши цены на топливо сопоставимы с американскими, но разве этого хотели нефтяники? Они-то как раз делают все возможное для стабилизации цен. А если и бывают вынуждены их повысить, то для того лишь, чтобы не оставить потребителя без топлива вообще. И, конечно, не остаться без работы самим. Если появляется некто, требующий с тебя три шкуры и голову в придачу, поневоле пойдешь на непопулярные меры.

А стоимость бензина на внутреннем рынке всегда, как показывает мировая практика, определяется лишь в малой степени его себестоимостью, и в гораздо большей степени – доброй (или недоброй) волей правительства. И сегодняшние запредельные цены – отнюдь не исключение. Такая практика четко укладывается в единый ряд с монетизацией и прочей централизацией, день ото дня все более отчетливо видимой. Отнять, а потом доплатить – или не доплатить, в зависимости от поведения. Держать на коротком поводке.

Внутренние цены на бензин хоть завтра можно было бы снизить – и весьма существенно. Достаточно было бы позволить нефтяникам свободно инвестировать в развитие своей отрасли, а владельцам автотранспорта – не выпрашивать дотаций свыше, а разрешить экономить самим. Все бы с радостью пошли на такой компромисс. Доходы от «сверхприбылей», тихо обесценивающиеся ныне в разнообразных госзаначках, начали бы работать. Но это означало бы – отпустить вожжи. А там, глядишь, бюджет сойдется без профицита… Низ-зя! ФАС!

А водителям грузовиков – в случае, если затея их «регулировщиков» увенчается успехом – боюсь, можно будет лишь посочувствовать. Монополии, конечно, серьезные звери, и держать их в узде – разумная мера. Надо только следить, чтобы узда не превращалась в удавку. Потому что удавка без работы не останется. Глядишь, через годик окрестят ваш профсоюз «монополистами в перевозке грузов», ляжет эта, сплетенная вашими руками, веревочка на вашу же шею, и – кирдык…