По словам Березовского, его обвинят

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


По словам Березовского, его обвинят в "создании и финансировании незаконных вооруженных формирований на Кавказе и попытке покушения на жизнь президента России"

© "Коммерсант", origindate::14.11.2005, На правах рекламы

Заявление президента Фонда гражданских свобод Б. Березовского

Converted 20127.jpg

1 ноября 2005 года президиум Высшего арбитражного суда РФ подвел окончательную черту под так называемым делом ЛогоВАЗа и тем самым официально подтвердил полную несостоятельность всех обвинений следствия против меня и моих партнеров.

Таким образом, даже российское правосудие, известное всему миру своей зависимостью от Кремля, отказалось узаконить бредовые фантазии о «преступной группе расхитителей во главе с Б. Березовским».

Вольно или невольно Высший арбитражный суд своим заключением поддержал решение английского суда двухгодичной давности о том, что преследование меня и моих товарищей мотивировано исключительно политическими соображениями.

Поэтому я требую:

1. Официально известить меня и моих товарищей о закрытии уголовного дела в связи с отсутствием события преступления и начале служебного расследования с целью выявить и наказать виновных в фабрикации политически мотивированного уголовного дела против меня и моих партнеров.

2. Отозвать ордера на федеральный и международный розыск и запросы на экстрадицию.

3. Опубликовать извинение за политически мотивированное преследование меня и моих товарищей.

Развал «дела ЛогоВАЗа» не оставил властям Российской Федерации на сегодняшний день никакой легитимной основы для преследования меня и моих товарищей ни в России, ни за рубежом.

Однако вместо того, чтобы сделать выводы из происшедшего, власть в срочном порядке штампует очередные дела. Теперь выдвигается тяжелая артиллерия. Я располагаю достоверной информацией, что меня собираются обвинить в создании и финансировании незаконных вооруженных формирований на Кавказе и попытке покушения на жизнь президента России. Это делается, чтобы исключить какую-либо возможность моего возвращения на родину.

Страх власти передо мной — безусловное свидетельство моей не только юридической, но и моральной победы. И я согласен с тем, что власти есть чего опасаться.

Я и дальше буду прилагать усилия, чтобы убежденность в своей правоте и моральное превосходство всех недовольных Кремлем конвертировать в разгром криминального режима.

Пора.

Так! Победим.