По старым долгам ЮКОСа

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::10.09.2007

По старым долгам ЮКОСа

Над депутатом Госдумы Виктором Казаковым сгущаются тучи

Михаил Нагайцев

Converted 24992.jpg

Виктор Казаков

На прошлой неделе две новости в лентах информагентств открыли новую страницу в деле ЮКОСа. Верховный суд РФ признал законным продолжение следственных действий в Чите в отношении экс-главы ЮКОСа Михаила Ходорковского и экс-главы МФО "МЕНАТЕП" Платона Лебедева. А с 7 сентября в России начал свою работу Следственный комитет при Генпрокуратуре. Комитет принимает в Генпрокуратуре 60 тысяч уголовных дел. Среди наиболее значимых - дело ЮКОСа. Таким образом, следствие по делу ЮКОСа вышло на новый уровень. И хотя бывшие руководители некогда могущественной компании сидят, а часть компаньонов в бегах и международном розыске, до сих пор остается много нераскрытых тайн, связанных с попыткой продажи российской нефтяной компании консорциуму западных нефтяных гигантов. 

Ключом к разгадке этой тайны может стать депутат Государственной думы, член фракции «Единая Россия» в парламенте Виктор Казаков. Бывший гендиректор "Самаранефтегаза", президент "ЮКОС-ЭП", член совета директоров ЮКОСа, партнер Михаила Ходорковского и один из самых богатых действующих депутатов Госдумы. По данным журнала «Форбс» в мае 2004 года Виктор Казаков занимал 85 строчку в списке самых богатых россиян с состоянием почти в треть миллиарда долларов.

Виктор Казаков – один из основателей компании ЮКОС, созданной 15 апреля 1993 года в результате объединения ряда нефтедобывающих, нефтеперерабатывающих и химических предприятий, главными из которых стали "Юганскнефтегаз" и "КуйбышевОргСинтез" – (ЮКОС).

Компания, обладавшая мощнейшим финансовым и политическим влиянием, вела активную борьбу против действующей власти. Когда попытка «мягкого» государственного переворота провалилась, было принято решение о ее продаже одной из двух крупных американских нефтяных компаний, ExxonMobil или ChevronTexaco. В результате этих действий Россия могла потерять контроль над большей частью своих нефтяных и газовых месторождений. Внезапный арест главы ЮКОСа Михаила Ходорковского нарушил планы ее владельцев.

В декабре 2004 года из-за опасений возможных судебных преследований компанию и Россию покинули председатель правления компании Стивен Тиди и финансовый директор Брюс Мизамор. Кроме того, совет директоров ЮКОСа покинули иностранные представители Жак Косьюско-Моризе, Сара Кэри и Радж Кумар Гупта. В стране осталась только "русская" часть совета директоров, представленная в основном "доменатеповской" группой менеджеров: Сергей Муравленко, Виктор Иваненко, Виктор Казаков и Юрий Голубев.

В январе 2005 года депутат от Великобритании в Европарламенте Брюс Малкольм заявил, что российские члены совета директоров "ЮКОСа" попросили его через одного из высокопоставленных сотрудников Group MENATEP предоставить им политическое убежище в Великобритании. Малькольм отказался назвать имена, однако добавил, что эта просьба будет скорей всего удовлетворена.

Из четырех «доменатеповцев» в Лондоне укрылся, вероятно, опасаясь преследования со стороны российского правосудия, только Юрий Голубев, который 7 января 2007 года при невыясненных обстоятельствах скончался в своей лондонской квартире.
Сергей Муравленко, Виктор Иваненко и Виктор Казаков нашли иной способ обеспечить свою неприкосновенность. В 2003 году Сергей Муравленко и Виктор Казаков избрались депутатами Государственной думы. Один вошел во фракцию КПРФ, а другой – «Единая Россия». Виктор Иваненко (В 1990 окончил технический факультет Высшей школы КГБ, В 1990-93 служил в войсках связи КГБ, короткое время возглавлял КГБ, позже был куплен ЮКОСом и стал главой нефтяного подразделения "Самаранефтегаз"), которого сегодня можно смело назвать самым богатым отставником спецслужб (84 строчка в списке «Форбс»-2004), основал в 2000 году Фонд развития парламентаризма, а в 2003 году вошел в некий Совет по внешней и оборонной политике и стал председателем совета директоров Арктической торгово-транспортной компании. Звание генерал-майра КГБ в запасе позволило ему безболезненно пережить историю с ЮКОСом. Чего нельзя сказать о двух оставшихся фигурантах громкого дела.

На прошлой неделе стало известно, что в выборный список КПРФ на выборах в Госдуму в декабре 2007 года, как и в 2003 году, войдет экс-совладелец ЮКОСа долларовый миллионер Сергей Муравленко. Виктор Казаков также идет на выборы в составе списка «Единой России» по Самарской области. Это последний шанс для миллионеров получить неприкосновенность от уголовного преследования по делу ЮКОСа.

Любопытно, что в 2003 году в Госдуму вместе с Виктором Казаковым прошел еще один бывший топ-менеджер МЕНАТЕПа и «ЮКОСа», а ныне председатель совета директоров нефтегазодобывающего холдинга «НоваТЭК» Леонид Симановский. Оба этих кандидата не так давно вели параллельный бизнес - владели и управляли самарским банком «Солидарность», развивали химический холдинг на базе чувашского «Химпрома» и тольяттинского «Фосфора», а также активно разрабатывали оптимальные схемы финансирования группы МЕНАТЕП-«ЮКОС».

Особенно преуспел в этом деле Симановский, отличающийся быстрой реакцией, недюжинным умом, финансовыми способностями и разветвленными связями. Именно ему приписывается блистательная идея погрузить все документы лопнувшего в 1998 году банка МЕНАТЕП (не путать с вполне жизнеспособным банком МЕНАТЕП-СПб, в который были переведены практически все активы почившего МЕНАТЕПа) в грузовик КАМаз и отправить сложным маршрутом в Нижегородский архив. В результате КАМаз потерпел аварию и утонул со всеми документами в речке Дубна, а десятки тысяч вкладчиков, акционеров и клиентов банка (исключая, конечно, тех, кто был связан с «ЮКОСом») потеряли надежду вернуть свои средства.

Большой вклад Симановский также внес в дело приватизации МЕНАТЕПом предприятий Самарской области и некоторых других регионов. С особой «теплотой» вспоминают своего вице-президента по региональному развитию жители Нефтеюганска. Именно благодаря его специфическим технологиям развития, заключавшимся в реализации зачетных схем и широком применении векселей МЕНАТЕПа, бюджет города перестал получать какие-либо налоговые поступления и начал быстро деградировать, что особенно было заметно на фоне соседних, процветавших нефтяных городов - Сургута и Когалыма. Только после ухода Симановского из «ЮКОСа» худо-бедно началось восстановление бюджета Нефтеюганска.

Как делают состояния

Как сообщала газета "Коммерсант-Daily" 18 августа 2004 года, прокурор в Мещанском райсуде на процессе по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева утверждал, что консультирование Платоном Лебедевым офшорной фирмы Status Services Ltd с острова Мэн было липовым. Прокурор зачитал документы о том, что партнеры господина Лебедева по бизнесу Михаил Ходорковский, Василий Шахновский, Леонид Невзлин, Михаил Брудно и Виктор Казаков имели аналогичные контракты с этой фирмой и получали от нее крупные вознаграждения за консультирование (от $150 тыс. до $850 тыс. по каждому договору).

Михаил Ходорковский и Василий Шахновский осуждены. После ареста в 2003 г. Михаила Ходорковского Леонид Невзлин стал главным акционером Group Menatep (GML) и уехал жить в Израиль. В России его подозревают в организации заказных убийств. В Израиле он примерный гражданин и филантроп. Теперь Невзлин осваивает новую территорию — собирается развивать бизнес в Америке. В недавнем интервью журналу «SmartMoney» Леонид Невзлин заявил: «Живу во многом с предыдущих доходов от ЮКОСа, за что испытываю благодарность к менеджерам компании и партнерам по бизнесу. У нас, у GML, есть нефтехимия и переработка в Израиле. Мы по-прежнему занимаемся телекоммуникациями в Восточной Европе — у нас там несколько компаний. Мы работаем с недвижимостью и собираемся развивать это направление, причем не только в Израиле. Ищем сейчас местных партнеров в разных странах мира. Я могу сказать, что мы в сумме (с учетом GML) стоим несколько миллиардов долларов. Но зона личных интересов все время увеличивается. Поскольку то, что нас объединяло в группу по бизнесу, — это был все-таки в большей мере ЮКОС. У нас есть традиционная дань прошлому, которое нас кормит, и свои интересы. [Мой партнер по GML Михаил] Брудно занимается инвестициями в те сферы, которые ему больше нравятся, [другой партнер, Владимир] Дубов — в те, которые привлекают его. У нас сейчас есть такая возможность».

У Виктора Казакова, как и у его компаньонов по ЮКОСу, тоже есть возможность вести спокойную жизнь. Его дорогостоящие политические проекты имеют надежный финансовый источник. Стоит сказать, что в 2003 году на свою выборную кампанию он с легкостью потратил чуть более 10 млн долларов. Возможно, и в новом составе Госдумы место ему будет обеспечено. Во всяком случае, действующие расценки его нисколько не смущают.

И вот почему. В 2002 году газета «Ведомости» вышла с сенсацией. ЮКОС и Менатеп раскрыли своих владельцев. Раскрыть столь подробную информацию о своих владельцах "ЮКОС" был вынужден из-за планов разместить АДР 3-го уровня и получить листинг на Нью-Йоркской фондовой бирже. Тогда стало известно, что по 7% акций группы принадлежит двум топ-менеджерам подразделений "ЮКОСа" - вице-президенту "ЮКОС-РМ" Михаилу Брудно и главе управляющей компании "ЮКОС-Москва" Василию Шахновскому. Таким же пакетом владел (на тот момент депутат Госдумы), член комитета по бюджетам и налогам Владимир Дубов. Его акции Group MENATEP Ltd. , как и пакет Невзлина, переданы в траст. В соответствии с информацией, раскрытой MENATEP Group, Сергей Муравленко, Юрий Голубев, Виктор Иваненко, Виктор Казаков и Алексей Голубович являлись бенефициарами по 4,5% акций "ЮКОС", принадлежащих MENATEP Group".

Послесловие

Во время следствия по делу ЮКОСа, Василий Шахновский почувствовал, что дело обстоит гораздо более серьезно, чем это могло показаться вначале. Об этом говорит его записка, адресованная старшему следователю Генпрокуратуры Салавату Каримову: "Я сожалею, что государство не получило 28 миллионов рублей, с учетом пени и штрафов - 53 миллиона. В связи с тем, что я уплатил эту сумму, прошу прекратить мое уголовное дело, так как никаких ложных сведений я не вносил".

Шахновский, единственный, кто вернул государству неуплаченные в свое время налоги. Остальные владельцы ЮКОСа не торопятся расставаться с деньгами и надеются, что с каждым годом все дальше уходят те времена, которые принесли им целые состояния.

На одной из пресс-конференций, в начале 2000-х, посвященных итогам деятельности ЮКОСа, Виктор Казаков прокомментировал призыв бывшего министра финансов Александра Лившица: "Надо делиться!". Виктор Казаков порекомендовал министру посмотреть в зеркало.

Не пора ли теперь самому Казакову взглянуть на свое отражение? Тем более, что начавший свою работу Следственный комитет при Генпрокуратуре обладает полномочиями вести расследования в отношении действующих депутатов Госдумы.

Владельцы ЮКОСа до ареста Ходорковского

Накануне ареста Михаила Ходорковского самый крупный пакет акций ЮКОСа (61,01%) контролировался гибралтарской Group MENATEP Limited. Ходорковский владел 9,65% акций Group MENATEP. Он же был единственным выгодоприобретателем трастового фонда группы на 50% ее акций. Тем самым экс-глава холдинга контролировал 35,8% ЮКОСа. Акциями Group MENATEP также владели Леонид Невзлин - 8% (соответствовало 4,8% ЮКОСа), Платон Лебедев, Владимир Дубов, Михаил Брудно и Василий Шахновский - по 7% (4,2% ЮКОСа). Владельцы еще 4,5% не указаны (2,7% ЮКОСа).

Владельцы ЮКОСа после ареста Ходорковского

Номинальными держателями акций Group MENATEP являлись компании, зарегистрированные на Британских Виргинских островах: Pavo Nominees - 9,49% (равный пакету Ходорковского); Pictor Nominees - 8,23% (равный пакету Невзлина); Auriga Nominees, Draco Nominees, Tucana Nominees и Mensa Nominees - по 6,96% (Платону Лебедеву, Владимиру Дубову, Михаилу Брудно и Василию Шахновскому принадлежало по 7%), а также Carina Nominees - 4,43% (4,5% были поровну распределены между Сергеем Муравленко, Юрием Голубевым, Виктором Иваненко, Виктором Казаковым и Алексеем Голубовичем). Оставшимися 50% акций Group MENATEP управляла Palmus Trust Company, зарегистрированная на нормандском острове Гернси в интересах Palmus Trust. Ранее эти акции находились в специальном трасте Group MENATEP.