По фене ботаю работаю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Вице-премьер Правительства Татарстана Равиль Муратов - игорному бизнесу: "Теперь мы - ваша крыша!"

© "Комитет Ревизор" №3 август 2006, ПИ № ФС7-3613

По фене ботаю - в кабмине работаю…

Феня как язык государственной идеологии?

Converted 22034.jpg

На недавнем совещании, прошедшем на новом ипподроме вице-премьер Правительства Татарстана Равиль Муратов, всегда представлявший себя общественности как рыночник и либерал, известный своей бессмертной фразой: «У нас тут любят обтекаемо...» был менее красноречив и обтекаем, заявив предпринимателям: "Теперь мы - ваша крыша!", точнее крышка гроба для вашего бизнеса. Тем самым, возведя уголовную феню в язык государственной идеологии. Это высказывание было связано с реализацией скоропалительно принятого республиканского закона «О размещении игорных заведений на территории Республики Татарстан». История принятия этого закона показательна. В начале 2006 г. Госсовет РТ отклонил его в первом чтении. И это при том, что подавляющее большинство депутатов Госсовета РТ составляют представители управляемой «Единой России». Фрондерство "Единороссов» объясняется просто, многие депутаты, мэры и главы муниципальных образований РТ имеют свои интересы в малом и среднем игорном бизнесе. Благо голосование при первом чтении было тайным. После того как руководством Госсовета РТ была озвучена угроза сделать голосование поименным, то есть явным, идейно заблудшие депутаты одумались, и законопроект был послушно принят.

Игорный бизнес - в резервации

Положения закона предполагают перемещение всех заведений игорного бизнеса в Татарстане в две специально отведенные зоны: на территории Казани и поселка Камские Поляны. Если в Камских Полянах - игорная резервация это настоящий вестерн: чистое поле не обеспеченное коммуникациями и инфраструктурой, удаленное от крупнейших городов Закамья на десятки и сотни километров, напоминает предпринимателям, рискнувшим там «прописаться» о роли фермеров-колонизаторов времен дикого запада, с набегами «коренных» индейцев-проверяющих, то в Казани законодатели поступили по-византийски изощренно. Они не прописали в законе точные границы игорной резервации, предоставив эту возможность Правительству РТ и муниципалитету. Однако последние настойчиво предписывают предпринимателям арендовать площади для своих заведений на территории нового ипподрома, построенного к 1000-летию Казани на деньги государственного «Татспиртпрома». Его строительство и оснащение обошлось почти в 2.4 миллиарда рублей, эта сумма сопоставима с полугодовым бюджетом Казани в 2006 году. Однако ипподром не пользуется популярностью горожан и убыточен. Между тем бюджет Казани обременен долгами, оставшимися после 1000-летия. На деньги, бездарно потраченные на строительство ипподрома, можно было бы построить 16 школ, что сняло бы проблему обеспеченности города школами (в настоящий момент этот показатель составляет 62,5%, сумма недоремонта действующих школ 2 млрд. рублей). Или целый жилой массив, в котором можно было бы построить 4-5 тысяч квартир для семей, нуждающихся в улучшении жилищных условий, при средней стоимости строительства 300 долларов за кв. метр. Либо решить проблему с острым дефицитом мест в детских садах (7000 мест, цена вопроса 1,5 млрд.), построить больницы, дороги и сделать массу других полезных дел для развития инфраструктуры города. Вот это был бы настоящий подарок казанцам к тысячелетию. Вот вам уважаемые властители дум и душ и реальный вклад в решение проблем демографии. Вместо этого мы имеем никому не нужный ипподром, который по пятницам посещают двести человек, и самое дорогое метро в мире, если считать себестоимость километра. Деньги, которые можно было потратить на социальные нужды, бездарно зарыты в землю. Затыкая бюджетные дыры, образовавшиеся в результате расточительной помпезно-юбилейной политики, мэрия Казани вводит новый муниципальный налог - до 20% от стоимости вводимого в строй жилья будет перечисляться в бюджет города.

На фоне тактики латания дыр за счет множества казанских семей, остро нуждающихся в решении квартирного вопроса и жалоб на недофинансирование, странной и невнятной выглядит позиция руководства города, так как бюджет Казани может потерять в виде выпадающих доходов часть столь необходимых налогов. Потери республиканского бюджета могут составить 632 млн. рублей налогов поступающих от игорного бизнеса.

Заповедники непуганой нравственности

Попытки республиканских и муниципальных властей зачистить целый сегмент республиканской экономики сопровождаются мощной идеологической кампанией, переходящий в истерию. С высоких трибун прозвучали тезисы о повальной игромании, охватившей несознательных граждан республики, растиражированные официозными СМИ. Проявлением серьезной озабоченности властей по поводу алкоголизма и игромании является, оказывается, «огромная работа по оздоровлению генофонда нации, пропаганде здорового образа жизни, улучшению демографической ситуации» - говорится в обращении представленного в Госсовете РТ политически карликового движения ТНВ, решительно, на всю республику, перетряхивающего проблемы дряхлеющего генофонда нации. Видимо государственные мужи всерьез озаботились моральным разложением подданных. Несмотря на нагнетаемую жуть насчет проблем с генофондом сами чиновники не отказывают себе в удовольствии посетить игорные заведения и проигрывают там суммы, намного превышающие их официальную зарплату. В казино были частыми гостями многие представители властной элиты - министры, директора крупных госпредприятий. По мнению очевидцев, одним из самых заядлых игроков является «куратор игорной отрасли» вице-премьер Правительства Татарстана Равиль Муратов. В отличие от чиновников, проигрывающих в казино огромные деньги статистически усредненный посетитель игорного заведения Казани оставляет в нем около 350 рублей. Мотивируя введение новых правил размещения игорных заведений в двух резервациях заботой о нравственности жителей республики, позиция властей выглядит весьма двусмысленной. Страшилки для населения о том, что нас захлестнула эпидемия игромании и криминала, нужно срочно спасать бабушек, проигрывающих свою пенсию, и оберегать их от грабителей, которые поджидают на выходе из игорного салуна, пытаясь отнять завернутый в платочек скудный выигрыш, не дружат с логикой. Известно, что Минздрав РФ более года назад уведомил, что официально признанной статистики в рамках исследований по проблеме патологической склонности к азартным играм не существует. Несмотря на это идеологи ТНВ в своем заявлении утверждают, что игроманией у нас «болеют» 10% населения. Криминальная статистика свидетельствует, что количество преступлений, совершенных в игорных заведениях, заметно меньше преступлений, совершенных на бытовой почве. Наукой не доказано, что количество страдающих болезненной зависимостью к игре, превышает процент психически нездоровых людей. Разве можно ругать водку за то, что некоторые люди напиваются «в стельку»? Однако политика госрегулирования игорного бизнеса очень напоминает методы регулирования алкогольного рынка в «суверенные» годы. Сначала в 1997 году алкогольная отрасль была национализирована, а затем запрещен ввоз водки из других регионов во имя местного производителя Татспиртпрома. Впрочем, Татспиртпрому это не помогло. За годы монополии Татспиртпрому в тепличных условиях так и не удалось создать водочный бренд федерального масштаба, что свидетельствует о невысоком уровне его менеджмента, который вместо того, чтобы производить конкурентоспособную продукцию продолжал тратить деньги на сомнительные и неэффективные проекты и объекты.

Однако то, что алкоголизм является гораздо большим социальным злом, разрешенным государством, руководство Правительства Татарстана и движение ТНВ не смущает. Если довести логику властей до абсурда, то получится, что раз водку пить безнравственно и опасно для генофонда, то нужно отрегулировать эту отрасль и разрешить продавать и употреблять алкоголь в двух специальных зонах в Татарстане, подальше от крупных городов. А пока ущербная логика республиканских законов приводит к нарушению базового принципа Конституций РФ и РТ - равенства прав и возможностей. Почему казанцам можно играть в родном городе, реализуя свое право на отдых, а альметьевцам, нижнекамцам, челнинцам и прочим жителям Татарстана нет? Они что, люди второго сорта? Или наоборот, пусть провинциалы блюдут нравственность, а казанцы, как столичные жители морально разлагаются дальше, под бдительным оком смотрителя резервации. Ипподром - это прежде всего тотализатор. Весь смысл деятельности ипподрома - это тотализатор. Львиная доля доходов ипподрома - это тотализатор. Почему ставки на бегах, в отличие от ставок в игровых салонах и в букмекерских конторах, не считаются местными законодателями безнравственными и не создают угрозу демографической ситуации, ведь это тот же игорный бизнес и облагается теми же налогами? Однако это не мешает сильным мира сего, включая президентов России и Татарстана, азартно и публично делать ставки и рассказывать журналистам всего мира на кого они поставили и сколько выиграли. Это считается абсолютно нормальным и законным. Когда мало аргументов, в ход идет шантаж и административный террор, что и было продемонстрировано на выездном совещании Кабинета министров РТ цитатой, вынесенной в заголовок статьи. На предпринимателей-игровиков обрушилась даже руководитель Агентства по поддержке предпринимательства РТ Гульнара Сергеева. Это уже не вписывалось даже в гротескную режиссуру совещания. Совесть премьера Минниханова взроптала: мол, Гульнара, вы путаете роли, вы же должны их защищать, а не «зачищать»... мягко, рукой мастера, направил он словесный поток в нужное русло. После такой корректировки Гульнара Сергеева начала «защищать» и все ее последующие вопросы касались условий безоговорочной капитуляции игровиков: на какие квадратные метры в резервации может рассчитывать заведение, можно ли, совершенно случайно, арендовать больше, чем предписано чиновниками. Тем временем, после совещания власти перешли от угроз к административному террору - по приказу правительства контролирующие органы постоянно инспектируют игровые залы, штрафуют и предписывают закрыть заведения для приведения в соответствие противопожарным, санитарным нормам. Предпринимателей под угрозами налоговых проверок заставляют подписать график переезда игорных заведений до 20 августа. Населению все «активней» навязывается миф об опасности игорных заведений, А подоплека всех этих "страстей" лежит в сфере экономики и политики. Люди, вовлеченные в эту пропагандистскую кампанию, преследуют разные цели: пропиарить себя, как политика, народного избранника, поддержать или поднять свой рейтинг. Отвлекая публику от реальных экономических или социальных проблем, стоящих перед Татарстаном. Под дымовой завесой борьбы с игроманией они пытаются перераспределить финансовые потоки всего игорного бизнеса республики.

Понятливые законодатели и драконовские понятия

Закон о размещении игорного бизнеса в Татарстане был принят не столько по социальным причинам, сколько в экономических интересах власть предержащего клана. По имеющейся информации, близится к завершению сделка по продаже Татспиртпромом ипподрома за 70 млн. долларов некоей крупной компании, в учредителях которой значатся весьма известные во властных кругах республики фамилии. Она и станет владельцем создаваемой в Казани игорной резервации, куда остальных участников игорного рынка будет пускать на правах аренды. Насколько ей интересно будет запускать в свою вотчину конкурентов, предсказать несложно. Указанной аффилированной с некоторыми руководителями Татарстана структурой уже закуплены 5 тысяч игровых аппаратов. У остальных участников игорного рынка в Казани немногим больше. В том, что ставки аренды могут стать инструментом в неравной конкурентной борьбе, сомневаться не приходится. Таким образом, усилиями заинтересованных чиновников и депутатов планируется масштабный передел рынка в пользу «крупного игрока», аффилированного с властью. Татарстанские законы о регулировании игорного бизнеса являются по сути рамочными и суперкоррупционными, так как передают все возможности нормотворчества и регулирования чиновникам Кабмина и муниципалитетов. Из текста закона непонятно, кто и с какой периодичностью будет проводить проверки в игровых залах и казино, как будут распределяться квоты на открытие игорных заведений в игорных резервациях. Без четкого ответа в законе на эти вопросы коррупции избежать не удастся. Если бы татарстанские законодатели захотели изъять все коррупционные нормы из татарстанских законов «О размещении игорных заведений на территории Республики Татарстан» и «О регулировании деятельности игорных заведений», то могли бы ознакомится с разгромными заключениями по поводу концепции гораздо более либерального федерального законопроекта «О регулировании игорного бизнеса», вынесенными комиссией Госдумы РФ по противодействию коррупции и правовым управлением Администрации Президента РФ. По экспертным оценкам, если не устранить эти коррупционные положения, чиновники в масштабах РФ могут получить взяток на 1 млрд. долларов за раздачу игорных квот. В Татарстане цифры скромнее, но тенденции те же.

Каковы же последствия от реализации данной политики? Вместо резерваций некоторые предприниматели уйдут в тень, организовав подпольные игорные клубы, что опять же будет способствовать расцвету коррупции и криминала. По данным опроса ВЦИОМ, проведенного в апреле 2006 года, около трети опрошенных посетителей игорных залов в случае их закрытия, готовы пользоваться услугами нелегальных игорных заведений. Государство от этого больше потеряет. На федеральном уровне большинство экспертов убеждены, что до таких крайностей не дойдет. Губить отрасль, дающую 1% ВВП, в России никто не станет. Однако лоббисты во власти Татарстана, похоже, оперируют другими понятиями.

Если во многих регионах России "регулирующие" нормы в незаконных актах местных законодателей опротестовывает прокуратура, то в Татарстане в суд вынуждены обращаться сами предприниматели. В Верховный Суд Татарстана поданы сразу несколько исковых заявлений от предпринимателей. Все они указывают, что положения принятых республиканских законов нарушают нормы Конституции РФ, так как регулирование прав и свобод человека и гражданина находится исключительно в ведении Российской Федерации. Госсовет Татарстана, принимая оспариваемый закон, вышел за пределы своей компетенции. На 29 августа назначено второе заседание Верховного суда РТ. Создаст ли Верховный Суд Татарстана судебный прецедент, вынеся решение в пользу местных властей?

Соломоново решение?

Возможно, что судебный процесс растянется на долгие месяцы. Во многих регионах подобные местные законы были опротестованы. Так было в Ленинградской, Московской, Владимирской областях, Башкортостане. Многие регионы выжидают. В Рязанской области, где есть положение о выносе всех заведений за черту города на 5 км, местные власти также не форсируют процесс «законодательного урегулирования», так как ждут принятия федерального закона. Судьба всех местных правовых актов, равно как и возможность их обжалования, в значительной степени зависит от развития ситуации на федеральном уровне. В Татарстане пошли иным путем, хотя уже есть печальный многолетний опыт приведения местного законодательства в соответствие федеральному, вследствие протестов республиканского прокурора. История вновь повторяется, на этот раз в виде фарса. Если одним законом, в течение нескольких месяцев, республиканская власть готова выкинуть на улицу без всяких компенсаций и гарантий трудоустройства почти 30 тысяч человек, занятых в игорной отрасли, то дело здесь, вероятно, в лоббистском характере принятого закона, а не в угрозе игромании. Неужели депутаты «Единой России», голосовавшие за законопроект об этом не подумали? Даже в столь критикуемом в СМИ за коррупциоемкость федеральном законе о регулировании игорного бизнеса, который прошел первое чтение в Госдуме РФ, для малых и средних предприятий игорного бизнеса предусмотрен переходный период до 2011 года, чтобы занятые в нем работники смогли найти новое место работы, а предприниматели диверсифицировать бизнес.

Руководство Татарстана всегда было сторонниками «мягкого вхождения», взвешенных решений и эволюционного пути, однако заявления о переехавшей «крыше» вице-премьера РТ Равиля Муратова (председателя республиканской комиссии по борьбе с коррупцией!) возвращают нас к временам политических репрессий. Если в эпоху Сталина по надуманным обвинениям были репрессированы целые народы, например, крымские татары, то во времена нынешних деятелей могут быть по сути репрессированы и оставлены без средств к существованию служащие целой отрасли экономики, демонстрировавшей на протяжении многих лет высокие темпы роста. Это выглядит особенно занимательно на фоне предстоящих выборов в Госдуму России. Госсовет РТ, состоящий почти полностью из депутатов - членов «Единой России», которые под давлением лоббистов приняли оспариваемый закон, может получить 30 тысяч безработных, настроенных против этой партии, то есть пополнить протестный электорат в Татарстане на 60-100 тысяч голосов. Кому они достанутся? Новому социал-демократическому партийному образованию, конструируемому из «Родины» и Партии жизни, которое представляется как новая «актуальная левая» оппозиция? Учитывая специфику Республики Татарстан, непродуманные решения местной «Единой России» и варварские методы управления чиновников Правительства РТ в стиле «по фене ботаю - в Кабмине работаю» взращивают новых жизнестойких «алтынбаевцев» и других актуальных оппозиционеров. Не трудно предугадать, что закон Татарстана «О размещении игорного бизнеса» будет оспорен в судах, а его вступление в действие юридически «подвешено». Слабость правовых позиций властей Татарстана компенсируется идеологической травлей и административно-полицейским прессингом. В давление на предпринимателей активно втягиваются федеральные структуры в лице представителей МВД, МЧС, Налоговой инспекции, сам смысл деятельности которых заключается в служении закону. Таким образом, власть совершает преступление перед обществом, с особой дерзостью и цинизмом демонстрируя нам верность поговорки, «закон, что дышло, как повернул, так и вышло». Ярким примером этого является позиция министра юстиции Татарстана Мидхата Курманова, которую можно рассматривать как попытку давления на суд, публично заявившего: «По нашим подсчетам, Верховный суд РТ вынесет решение по этим заявлениям лишь в начале - середине 2007 года». И даже если оно будет в пользу владельцев этих организаций, Закон РТ уже вступит в силу, «Глупо надеяться на то, что закон отменят... разумнее подчиниться тому закону, который уже действует» - программирует он решение суда. Заявление глупое и парадоксальное по своей сути, особенно комично звучащее из уст «компетентного» министра юстиции, - если отменят республиканский закон, то почему ему нужно будет подчиняться? Своим заявлением он поставил в неудобное положение Верховный суд Татарстана, обозначив ему жесткие сроки затягивания процесса. Сама фраза, «по нашим подсчетам», заставляет задуматься о том. как принималось и обсчитывалось это решение. Вероятный диалог министра юстиции и председателя Верховного суда РТ мог звучать как в фильме «Формула любви» (реж. Марка Захарова) «Степан, за сколько починишь карету?»- спрашивает помещик у кузнеца. «За три дня» - отвечает кузнец. «А за неделю?» - прощупывает почву барин. «Могу и за неделю» - соглашается кузнец. «А после Нового года?» - выкладывает карты на стол барин. «Ну ты и трудную задачу ставишь, барин, но если сильно постараться, то можно и после Нового года!» Тем самым Суд, который по конституции у нас является независимой ветвью власти, оказался в сложном положении. С одной стороны, над ним довлеет заказ чиновников исполнительной власти, с другой необходимо соблюсти приличия и дать возможность истцам, представляющим 30 тысяч пока еще работников этой сферы экономики, вырваться за пределы правового поля Татарстана и сохранить работу. Как показывают судебные прецеденты с многочисленными оспоренными региональными законами о зарегулировании игорного бизнеса, на федеральном уровне можно надеяться на объективное рассмотрение этого дела.