Правая рука Навального

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Почему Владимир Ашурков, окончивший один из лучших вузов России и одну из лучших бизнес-школ мира, получавший зарплату более $1 млн. в год в «Альфа-групп», ушел к скандальному блогеру и возглавил Фонд борьбы с коррупцией, где работает с утра до ночи, не получая ни копейки

«Я всегда много работал. Но стоило мне уйти из «Альфы», как работы стало еще больше. Теперь мой день расписан с утра до позднего вечера», — признается Ашурков. Но говорит об этом с улыбкой и видимым удовольствием. Новый статус и публичность ему явно по душе.

«Добрые монстры»

«Он написал мне письмо — что-то типа: «Ты там сейчас высказываешься по финансовым темам, а в них не разбираешься, давай я помогу», — рассказал The New Times Алексей Навальный о своем знакомстве с Ашурковым. Тогда директор по контролю за управлением активами — так называлась его должность в 2009 году — консорциума «Альфа-Групп» (суммарная стоимость активов $59,9 млрд) вечером («на работе — только работа», — говорит Ашурков) увлеченно читал блог Навального в Живом журнале. Ему импонировало то, как весело и с хорошей долей самоиронии блогер писал о темах, которые были ему близки: права миноритариев, корпоративное управление, коррупция, злоупотребления в сфере госзакупок. Вскоре Ашурков написал Навальному письмо, в котором изложил свои соображения. «Ситуация была совершенно стандартная. Мне пишут очень много людей, — рассказывает Навальный. — Мы вступили в длительную обширную переписку по разным политическим вопросам: что нужно делать, что не нужно. И как-то ощутили, что примерно об одних вещах думаем». Потом они встретились, и Ашурков стал ему помогать: «Писать письма аудиторам, когда мы жаловались на «Транснефть» в 2010 году, обращаться с запросами в иностранные органы. Но самое важное — он стал человеком, который координировал «добрых монстров». Таких же людей, как он, которые регулярно обращаются и хотят помогать», — говорит Навальный. Проект «РосПил», который был запущен в 2010 году, тоже обсуждали вместе. К деятельности Навального успешный корпоративный управленец Ашурков относился поначалу со скепсисом: в Живом журнале все выглядело интересно, но для человека, всю жизнь работавшего на результат, исчисляемый суммой прибыли, оставался вопрос: а в итоге-то, в реальной жизни, не на бумаге — что? И вдруг все стало очень серьезно — о расследованиях Навального стала писать качественная пресса как в стране, так и за рубежом, практически каждый его пост имел шумный успех, это обсуждали уже не только блогеры — серьезные инвесторы и бизнесмены. Ашурков раньше многих других, возможно, в силу профессии, которая требовала умения правильно делать ставки в серьезной игре на стратегический результат, понял: Навальный не просто суперпопулярный блогер — в России появился политик с перспективой. «Да, мы никого не посадили, в судах чаще проигрывали, чем выигрывали, но тот общественный резонанс, который получала деятельность Алексея, был важным успехом», — объясняет он.

Выбор

07-01.jpg

Владимир Ашурков

«В «Альфе», одной из ведущих российских бизнес-групп, которая управляет самыми разнородными компаниями, Ашурков занимал очень высокий и важный пост, — говорит Сергей Гуриев, ректор Российской экономической школы, независимый директор Сбербанка и один из тех 16, кто не скрывает, что вложил свои личные деньги в Фонд борьбы с коррупцией. — Владимир входил в группу людей, которые отвечали за контроль над этими активами. На такие должности в компаниях типа «Альфы» ставят только выдающихся людей»* * В списке активов «Альфа-Групп» помимо банка, который входит в пятерку крупнейших финансовых институтов страны, телекоммуникационная компания Altimo, инвестиционная A1 Групп, которой принадлежат сети кинотеатров «Кронверк синема» и «Формула кино», значительные пакеты акций в X5 Retail Group (владеет торговыми сетями «Перекресток», «Пятерочка», «Карусель», «Копейка» и сетью аптек А5), нефтегазовой ТНК-BP и т.д. Согласно Международным стандартам финансовой отчетности чистая прибыль группы за 2010 г. — $2,8 млрд..

Ашурков, согласно своим профессиональным обязанностям, был членом советов директоров всех компаний «Альфы» и возглавлял группу, которая помогала акционерам в управлении этими бизнесами: согласованием бюджетов, инвестиционными проектами, стратегией развития компаний. «Если бы в январе мне не пришлось выбирать, я бы с удовольствием работал там и дальше», — признается Ашурков.

«Чистый, светлый парень», — говорит о нем Петр Авен, председатель совета директоров банковской группы Альфа-Банк.

Профессионализм Ашуркова в «Альфе» ценили: его годовой доход, по словам источника в группе, составлял от $700 тыс. до $1 млн в год. Что примерно соответствует, согласно данным российского Forbes, средней зарплате руководителей такого уровня.

А потом случилось следующее: сначала по запросу двух департаментов МВД и контрразведки ФСБ (у Навального есть на то официальная бумага из Яндекса) был вскрыт Яндекс-кошелек, через который сотни людей переводили свои деньги на деятельность сайта «РосПил». За этим последовал взлом личной электронной почты Алексея Навального. Из выложенной в сеть переписки следовало, что топ-менеджер компании «Альфа-Групп» Ашурков является одним из ближайших соратников Навального. Он дает ему советы, как лучше взаимодействовать с российским бизнес-истеблишментом, помогает контактами, даже присылает образец письма, которое нужно отправить находящемуся в Лондоне бывшему владельцу «Евросети» Евгению Чичваркину.

В Кремле сделали соответствующие выводы. Какие за этим последовали шаги — тут версии расходятся. По одной, руководству «Альфы» позвонил тогда еще первый замруководителя администрации президента Медведева Владислав Сурков (сам в прошлом сотрудник «Альфы») и объяснил риски. По другой — с Лубянки отправили на самый верх доклад, из которого следовало, что в «Альфе» чуть ли не зреет заговор. Аргумент: связка Ашурков—Навальный.

Короче, Ашуркова позвали на разговор к владельцам группы. Как рассказывал об этом сам Михаил Фридман, председатель наблюдательного совета консорциума «Альфа-Групп» (по неофициальным данным, ему принадлежит более 40% группы), он предложил Ашуркову выбрать между бизнесом и политикой. «Когда мы расставались, у него было право выбора, — говорил Фридман в интервью Ксении Собчак на телеканале «Дождь», — либо не заниматься политикой, либо уходить из бизнеса. Он для себя выбрал путь заниматься политикой. Я его по-человечески понимаю, и мне его поступок кажется вполне достойным».

«Если они оценивали риски для бизнеса, связанные с моим пребыванием в компании, как серьезные, — мое увольнение для них — решение обоснованное», — так прокомментировал свой уход из «Альфы» в интервью The New Times сам Владимир Ашурков.

Поразительно, но для абсолютного большинства знакомых и коллег Ашуркова, с которым переговорил The New Times, его выбор не был ни экстраординарным, ни неожиданным. Разве только Олег Сысуев, бывший вице-премьер правительства РФ, а ныне первый зампред совета директоров Альфа-Банка был удивлен: «Несмотря на свою молодость, он был очень опытным сотрудником и обладал нетривиальными способностями: блестящий английский, прекрасное знание международных финансов и систем отчетностей. Я был удивлен, когда он ушел».

Впрочем, еще один собеседник The New Times в банковской группе, говоривший на условиях анонимности, считает, что карьера Ашуркова в «Альфе» уперлась в потолок, а он хотел большего. Разделяет эту точку зрения и Сысуев: «Ашурков занимал в «Альфе» очень высокую позицию и, видимо, был готов к какой-то самостоятельной, крупной работе». Такой работой Ашурков и посчитал Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального.

07-02.jpg

Владимир Ашурков: еще недавно — высокооплачиваемый менеджер, теперь — исполнительный директор Фонда борьбы с коррупцией Алексея Навального, который работает бесплатно

Прагматик

Его биография типична для успешного российского топ-менеджера. Родился в семье инженеров, работавших в закрытых научно-исследовательских институтах ВПК («почтовых ящиках») — по советским меркам достаток выше среднего, но и отнюдь не номенклатура: в доме много книг, и школа для ребенка тщательно подобранная — с углубленным изучением английского языка (№ 36 — одна из лучших тогда в Москве). Успевал хорошо, сам выучил еще и немецкий. «Нежный и ласковый мальчик, — вспоминает Ольга Свенцицкая, классная руководительница Ашуркова. — Никогда не был замешан в конфликтных ситуациях. Всегда работал на опережение: помню, задала им на лето Вудхауза (английский писатель ХХ века. — The New Times) прочитать, а он уже через две недели мне доложил, что книжка прочитана».

В старших классах, по словам одноклассника Дмитрия Ерохова, считался продвинутым парнем — одним из первых начал слушать рок-группу The Doors.

Это было время начинающейся перестройки, когда СССР действительно превратился в самую читающую страну мира — в толстых журналах, а потом и в книжных магазинах появлялись ранее запретные авторы и романы. «Прочел практически всего Солженицына, особое впечатление произвел на меня Юрий Домбровский и герои его романов «Факультет ненужных вещей» и «Хранитель древностей», — вспоминает Ашурков. — То, как в этих произведениях показано противостояние личности и государственной машины подавления, очень повлияло на мое отношение к происходящему».

Поступил в знаменитый Физтех — Московский физико-технический институт. «В конце 80-х Физтех был одним из ведущих, если не самым выдающимся вузом по качеству студентов», — рассказывает Сергей Гуриев, который учился в Физтехе примерно в то же время, что и Ашурков: Физтех — это был советский аналог MIT (Массачусетский технологический институт) и выполнял ключевую роль в подготовке кадров и проведении исследований в оборонной области.

«На Физтехе было понятие такое — «рюхан» — человек, который хорошо соображает, во всем разбирается. Вот Володя был одним из самых авторитетных рюханов на курсе», — делится однокурсник Ашуркова Алексей Соцков.

Еще учась на 3-м курсе своего факультета физической и квантовой электроники, поступил на вечернюю двухгодичную бизнес-программу Американского института бизнеса и экономики. Снова повезло — отправили на летнюю стажировку в Pepsico. В 1995 году окончил Физтех («За все время обучения в институте не было ни одной пересдачи», — сказал The New Times заместитель декана факультета Антон Кудряшов), но диплом защищать не стал: понимал, что никакой электроникой, тем более квантовой, заниматься не будет — мир финансов привлекал его значительно больше. Дальше — знаменитая Warton, бизнес-школа в Пенсильвании (США): денег своих платить за обучение ценой $40 тыс. в год (сейчас — $62 тыс.) не было — выиграл грант по программе Muskie, которая спонсировалась американским правительством. «Так что я агент Госдепа с юных лет», — шутит Ашурков. Во время обучения — стажировка в московском офисе престижной Boston Consulting Group, хотя мог работать и в Штатах, и в Европе.

«Со степенью MBA Уортона человек автоматически получает хороший шанс на трудоустройство в Америке, — говорит однокурсник по бизнес-школе, пожелавший остаться анонимным. — Владимир этим никогда не интересовался — он хотел только в Москву. Это его отличало от всех: Владимир верил в Россию и ее перспективы, видел себя частью процессов, которые проходили тогда в экономике».

Одна из версий: с Лубянки отправили на самый верх доклад, из которого следовало, что в «Альфе» чуть ли не зреет заговор. Аргумент: связка Ашурков — Навальный  

Успешный менеджер

С карьерой у Ашуркова тоже складывалось все более чем удачно: по окончании Wharton его пригласили в инвестиционный банк «Ренессанс-капитал» (должность: заместитель директора департамента инвестиционно-банковских услуг) — входил в группу, которая управляла пакетом акций телекоммуникационной компании «Связьинвест» (это был 1997 год), участвовал в сделках по привлечению финансирования для таких компаний, как «Вымпелком» (Билайн), «Святой источник» и других. «Это была очень крутая работа», — говорит Ашурков.

В 1999-м уехал в Санкт-Петербург — на должность финансового директора Морского порта. В 2001 году на основе части порта была создана Национальная контейнерная компания, которую он возглавлял два года. Затем вернулся в Москву, где работал в руководстве двух транспортных компаний. В 2005-м его позвали вице-президентом по стратегическому планированию в группу «Промышленные инвесторы»: «Ашурков проработал у нас всего год, пока не ушел в «Альфу» в 2006 году, — сказал в интервью The New Times старший вице-президент по финансам «Промышленных инвесторов» Кирилл Рубинский. — Прекрасный профессионал, разносторонний человек, всегда увлекающийся новыми идеями. Поэтому для меня не стало неожиданностью то, что сейчас он ушел к Навальному. Я не помню, чтобы он когда-либо сильно критиковал власть, и мне кажется, в проектах Навального его прежде всего интересует экономическая, а не политическая составляющая. Но это моя гипотеза».

07-03.jpg

Эволюция

Однако сам Ашурков утверждает, что всегда интересовался политикой. Просто это был интерес наблюдателя, не более того. В 2004-м голосовал за Владимира Путина: он считал правильными те реформы, которые проводил Путин в свой первый президентский срок. Участвовал в качестве эксперта в разработке Транспортной стратегии РФ на период до 2020 года. А дальше начались разочарования. Ашурков считал, что необходимо вкладываться в инфраструктуру страны — а с этим и по-прежнему беда; стал замечать, как растет в присутствие государства в экономике, увеличивается давление власти на бизнес, коррупция становится формой госуправления. Окончательное разочарование в Путине и его курсе наступило в 2008 году, когда разразился кризис: «Я укрепился во мнении, что нормальные экономические механизмы заменены ручным управлением, — говорит он. — Тому, что происходит, я прежде всего давал свою профессиональную оценку».

В 2010 году, когда он уже активно помогал Навальному, предупредил о том своих начальников в «Альфе». Тогда вопросов не возникло. «Им была понятна эта позиция: если тебя что-то не устраивает в окружающем мире, ты сам должен приложить усилия к изменениям. Поэтому они не задали мне вопрос: «Зачем ты это делаешь?» — рассказывает Ашурков. Что было дальше, вы уже знаете.

В прошлом декабре Ашурков впервые принял участие в митингах оппозиции и с тех пор ходит на все акции протеста.

В апреле 2012-го он стал исполнительным директором Фонда борьбы с коррупцией (Алексей Навальный — учредитель фонда), и в следующие два месяца фонд «выстрелил» сразу двумя шумными проектами: «16 друзей Навального» и «Карточка Навального». Первый — публичный список из 16 инвесторов фонда. Среди них помимо таких понятных людей, как Борис Акунин, Дмитрий Быков и Леонид Парфенов, целый ряд людей бизнеса: например, вице-президент «Росгосстраха» Сергей Гречишкин, партнер «РосинвестОтель» Кирилл Иртюга, предприниматель Денис Соколов и другие. Есть и один человек из «Альфы» — Алексей Савченко, директор по стратегическому планированию консорциума. Налаживанием связей с этими людьми, их привлечением к проектам Навального — этим и занимался Ашурков. Что касается второго проекта, то с одним из банков Фонд борьбы с коррупцией договорился о выпуске специальной карточки, со всех трансакций по которой в фонд будет отчисляться 1%.

«Без него ничего бы не было», — написал Навальный в своем блоге, когда комментировал оба проекта.

Сам Ашурков общественной деятельностью ограничиваться не намерен — подумывает о собственном бизнесе или проекте. Из обыденных увлечений — бокс и плавание, в музыке — рок, слушает группы «Сплин» и «Пилот». В церковь не ходит и ни к какой конфессии не принадлежит, но говорит: «Источником оптимизма для меня является религиозное мировоззрение. Если ты считаешь, что мир движется к свету, это дает тебе силы даже для неблагодарной, рутинной работы».

На вопрос: «Если Навальный создаст свою партию и пойдет во власть, будете ли вы рядом?» — Ашурков ответил осторожно: «Если я пойму, что во власти способен добиться серьезных перемен, то, конечно, схвачусь за эту возможность».