Права - не догма. Алексий II

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Русская православная церковь определилась со своим отношением к понятию «демократические права и свободы» -- в четверг Архиерейский собор РПЦ, заседающий в храме Христа Спасителя, принял основополагающий документ под названием «Основы учения о достоинстве, свободе и правах человека». Как сообщил на брифинге, состоявшемся после очередного заседания собора, замглавы Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, высшие церковные иерархи, участвующие в соборе, приняли «Основы» единогласно. В самом документе поясняется, что с настоящего момента всем «каноническим структурам, священнослужителям и мирянам нашей церкви» надлежит руководствоваться «Основами учения о правах человека» в своих общественно значимых выступлениях и действиях, и кроме того документ подлежит обязательному изучению в духовных школах Московского патриархата.

По сути, «Основы» не содержат никаких принципиальных новшеств, они лишь приводят к общему знаменателю уже сложившуюся позицию РПЦ. Иерархи церкви, и в частности председатель ОВЦС митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл, и ранее неоднократно говорили о том, что права человека должны соблюдаться, но при этом не должны идти вразрез с Божьими заповедями. «С одной стороны, у нас перед глазами было положительное воздействие прав человека на жизнь людей», -- заметил вчера владыка Кирилл, представляя документ на обсуждение Архиерейского собора. По его словам, именно благодаря тому, что даже советская власть формально признавала принцип свободы совести, государство в послевоенные годы сдерживало свои гонения на верующих. «Однако с другой стороны, за прошедшие десятилетия мы стали свидетелями того, как права человека могут становиться инструментом, направленным против духовных и нравственных основ жизни людей, -- констатировал глава ОВЦС. -- Сегодня через обращение к правам человека в наших обществах стремится укрепиться мировоззрение, которое является безрелигиозным, этически релятивистским и гедонистическим».

Надо сказать, что недвусмысленная точка зрения РПЦ выражена авторами «Основ» не ультимативно -- складывается впечатление, что церковь не столько «бичует пороки», сколько озвучивает свою позицию и при этом демонстрирует готовность к открытому обсуждению этой позиции. В такой «корректировке курса» и состоит принципиальное отличие политики патриархии от непримиримых церковных консерваторов. Например, от тех же последователей епископа Диомида, которые встали пикетом у входа в храм Христа Спасителя, выступая против «еретиков из Синода», мобильных телефонов, ИНН и прочей «бесовщины». Заметим, что, по словам о. Всеволода Чаплина, электронная идентификация граждан беспокоит и самих участников собора, однако в текст «Основ» упоминание ИНН не попало, и вообще вопрос об идентификации личности должен обсуждаться осторожно, отметил он.

Отец Всеволод отметил, что хотя «Основы» являются «прежде всего церковным документом», они будут «предлагаться нашим партнерам по диалогу, другим христианским конфессиям, другим религиям и светскому миру, международным организациям». Замруководителя ОВЦС подчеркнул, что речь идет именно о свободном и непредвзятом обсуждении, а не о диктате или давлении церкви на власть и общество: «Мы не можем и не должны навязывать светскому миру понимание прав человека, которое есть в церкви, но мы предлагаем это понимание для обсуждения и надеемся, что светские инстанции -- органы власти, международные структуры, общественность разных стран -- изучат этот документ и выскажут какие-то мысли, комментарии, критику». Церковь надеется на то, что диалог со «светским миром, с органами власти разных стран» относительно того, как надо понимать права человека, «может стать основанием для дальнейшего мыслительного процесса, а возможно, и процесса законотворческого», высказал общее пожелание официальный представитель Московского патриархата.

Идея о создании фундаментального документа, который прояснил бы отношение церкви к личным свободам, появилась в апреле позапрошлого года, после того как X Всемирный русский народный собор утвердил Декларацию о правах и достоинстве человека. За эти два года под эгидой патриархии было проведено множество заседаний с участием церковных и светских экспертов, отвечавших за разработку и богословское обоснование различных разделов «Основ учения о достоинстве, свободе и правах человека».

Надо заметить -- и это подчеркивают сами разработчики «Основ», -- что выраженная в этом документе официальная позиция церкви серьезно отличается от «мирского» отношения к институту прав и свобод. В преамбуле «Основ» говорится о том, что в современном мире значительное распространение получило убеждение: институт прав человека сам по себе может наилучшим образом способствовать развитию человеческой личности и организации общества. «При этом со ссылкой на защиту прав человека на практике нередко реализуются такие воззрения, которые в корне расходятся с христианским учением», -- заявляют авторы документа. Патриарх Алексий II, несколько дней назад выступая с трибуны собора, высказался еще более определенно. По его словам, вызывает обеспокоенность то, что в деятельности некоторых международных правозащитных организаций все более очевидными становятся попытки отделить права человека от нравственных ограничений, сделать свободы «стимулом эгоизма и гордыни».

В «Основах» подчеркивается, что слабость института прав человека в том, что он, защищая свободу выбора, все менее и менее учитывает нравственное измерение жизни и свободу от греха. «Нельзя защищать одну свободу, забывая о другой, -- говорится далее. -- Свободное стояние в добре и истине невозможно без свободы выбора. Равно и свободный выбор теряет свои ценность и смысл, если обращается ко злу».

Право на жизнь, свобода совести, свобода слова и творчества, право на образование, гражданские и политические права -- все это должно быть неприкосновенным, говорится в «Основах». Но права человека не могут быть выше ценностей духовного мира, они «не должны вступать в конфликт с откровением Божиим». По мнению церкви, недопустимым и опасным является истолкование индивидуальных прав как высшего и универсального основания общественной жизни, которому должны подчиняться религиозные взгляды и практика. В том числе «никакими ссылками на свободу слова и творчества нельзя оправдать надругательство в публичной сфере над предметами, символами или понятиями, которые почитаются верующими людьми». Это не может быть оправдано «ссылками на права художника, писателя, журналиста».

Усматривая опасность в «законодательной и общественной поддержке различных пороков, например половой распущенности и извращений, культа наживы и насилия», авторы "Основ" также утверждают: «Недопустимо возведение в норму безнравственных и антигуманных действий по отношению к человеку, таких как аборт, эвтаназия, использование человеческих эмбрионов в медицине, эксперименты, меняющие природу человека, и тому подобного». Особую тревогу церкви вызывает тот факт, что в обществе появляются законодательные нормы, которые «не только разрешают подобные действия, но и создают предпосылки для их навязывания всему обществу через СМИ, системы образования и здравоохранения, рекламу, сферу торговли и услуг».

Как говорится в «Основах», интересы индивида «не могут противопоставляться ценностям и интересам Отечества, общины, семьи». В конечном итоге реализация прав «не должна вступать в противоречие с богоустановленными нравственными нормами и основанной на них традиционной моралью» -- такова официальная позиция РПЦ. "