Правда об НБП

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"Когда сам Лимонов сидел - он вел себя в суде как добрая мышка. Он говорил "ваша честь" и не вскидывал нацбольски кулак. Говорят, у него дрожали руки, а также голос. Он вел себя скромно и от всего и всех открещивался"

Оригинал этого материала
© "Русский журнал", origindate::29.07.2005, Фото: "НГ"

Правда о декабристах

Андрей Радов

Converted 19392.jpgЯ долго молчал. Больше не считаю нужным. Я, конечно, боюсь навредить кому-нибудь своей статьей, все-таки идет суд, но мне кажется, что, если сейчас не выступить, вреда будет больше. Истина - лучшее благо, говорили маздаяснийцы. И это как-то очень легло мне в душу. Это, конечно, не вся правда, но вот некоторая.

Прочтите, это важно.

Вы, верно, знаете про "дело декабристов"? 14 декабря 40 членов Национал-большевистской партии "захватили" один из кабинетов в приемной администрации президента и потребовали организовать им встречу с главой государства. Их арестовали. Предъявили обвинение в "насильственном захвате власти" (до 20 лет лишения свободы). Восемь месяцев они живут в московских СИЗО. В настоящий момент идет суд. И грозит им до восьми лет лишения свободы по ст. 212 УК РФ ("участие в массовых беспорядках").

Так вот, я молчал, потому что надеялся, что руководство НБП образумится и как-то повлияет на ситуацию.

Молчал, потому что считается, что все должны быть вместе, выступать единым фронтом, не ругаться, пока все не закончится. Иначе дело будет проиграно. Однако дело - чем бы оно ни закончилось - уже проиграно. Восемь месяцев - это большая часть человеческой жизни. Это психологическая травма навсегда. Это социальные последствия навсегда. Жизнь некоторых людей вообще длится меньше восьми месяцев.

Последней каплей, заставившей меня выступить сейчас, стала провокация, которую Лимонов совместно с частью адвокатов (партийных) готовил на заседании суда 14 июля. Они хотели заявить отвод судье (и это до начала слушаний по существу), а когда судья им в этом откажет, то подсудимые должны повернуться к суду спиной! Вы понимаете? Это называется "неуважение к суду". Есть такая уголовная статья. По счастью, информация дошла до родителей и непартийных адвокатов, и они смогли предотвратить этот бред. Более того, провокация расколола бы подсудимых, потому что повернулись бы не все, а пострадали бы все. А раскол среди подсудимых - это очень плохо.

Кстати, когда сам Лимонов сидел - он вел себя в суде как добрая мышка. Он говорил "ваша честь" и не вскидывал нацбольски кулак. Говорят, у него дрожали руки, а также голос. Он вел себя скромно и от всего и всех открещивался. И защита добилась для него свободы.

Насильственный захват

Теперь я расскажу собственно об акции 14 декабря. Внимание! Об этом еще никто не говорил. Все полагают само собой разумеющимся: нацболы пришли, захватили, их арестовали. Они знали, на что идут, тюрьма их дом. Реальность от этой рациональной реконструкции отличается в корне.

Итак, в начале декабря активистам НБП стали предлагать поучаствовать в новой акции прямого действия. И говорили, что она может закончиться "уголовкой" (то есть уголовным делом). Активисты один за другим отказывались. Тогда формат акции в изложении его активистам изменился: им стали говорить, они отделаются "административкой" (за несанкционированный митинг). Причем часть должна будет вообще стоять в стороне (вне "захвата"), скандировать лозунги и объяснять смысл акции журналистам.

Более того, вроде как предполагалось, что активисты НБП будут выглядеть а-ля кавказские женщины в кабинете у Козака (была тогда такая история): "Не уйдем, пока нас не примут". И если бы вышел чиновник, ему тихо-мирно дали бы бумагу-листовку. Ну и поспорили бы о смысле российской действительности.

Почему все в итоге оказались в одном кабинете - не знаю. Кто их подставил - родное руководство или ФСБ, узнавшее об акции и решившее использовать ее в собственных интересах? Или же акция была плохо организована и на месте что-то пошло не так: испугались, запутались? Когда-нибудь я узнаю правду. Ясно одно - их или обманули, или сглупили в организации. Да, акции НБП организовывают не те, кто в них участвует, - кто-то не знал? И в том и другом случае хорошо о руководстве НБП это не говорит. Или дураки, или сволочи, а может, все вместе.

Мне страшно так думать, но я знаю, что на акцию специально отбирали молодых людей из хороших семей, студентов, интеллигентообразных, так сказать, членов. Некоторые члены московского отделения НБП, совсем не интеллигентно-студенческие, несмотря на горячее желание, в состав участников включены не были. Руководство объяснило это тем, что надо будет разговаривать с журналистами, а то и с чиновником, если он вдруг выйдет к ним. На журналистов надо было произвести "нефашистское" впечатление. Если посмотреть, как активно теперь Лимонов рассуждает о студентах, интеллигенции (теперь без эпитета "говно"), будущей элите нации, приличных мальчиках-девочках - в клетках, в цепях, на скамье подсудимых... боязно за человеческую природу.

Это косвенно подтверждается составом участников: с одной стороны, "матерые" лидеры региональных отделений ("гауляйтеры"), с другой - ребята, до этой акции даже ни в одном митинге или пикете не успевшие принять участия. Да, там ровно половина "студентов". И это впервые в новейшей истории политических заключений, когда реально сидят те, кто совсем этого не выбирал (такой жизни). Ответственно заявляю: впервые. Знаете, до этой акции НБП захватило Минздрав. Тогда из двух десятков участников посадили только самых активных членов НБП, имевших по несколько десятков "административок" за другие акции. Подлинных, так сказать, антагонистов "режима". Остальных - отпустили.

Зачем отправили в тюрьму лидеров региональных отделений (после чего эти отделения, кстати, резко умерили свою активность) - я тоже не знаю. Может быть, чтобы дальше матерели? Чтобы пропитывались жаждой борьбы? Лимонов, похоже, считает, что сидеть в тюрьме - самое что ни на есть нацбольское занятие. Типа дух закаляет. Сам он, правда, больше в тюрьму не хочет - "я свое отсидел", поэтому ведет себя крайне осторожно, хотя уже давно не на условно-досрочном освобождении.

Далее. Сама акция была проведена в то время, когда ничего делать было нельзя. То есть в то время, когда она очевидно должна была закончиться для ее участников плохо. То, что именно сейчас ничего делать нельзя, все заинтересованные лица знали. Все - кроме самих участников акции. Провели бы акцию месяцем позже - все бы отделались пятнадцатью сутками за хулиганство.

Кстати. Когда в конце апреля - начале мая в прокуратуре (после многочисленных обращений, запросов, акций) велись разговоры об изменении обвиняемым меры пресечения под подписку о невыезде (хотя бы москвичам, хотя бы девушкам и несовершеннолетним), так вот именно тогда НБП провело свою "альпинистскую" акцию на гостинице "Россия". Хотя было известно всем: именно сейчас "власть" очень обидится (торжества по случаю 60-летия победы). А власть нельзя обижать "очень", если ты сам ею не являешься. Никого в итоге так и не отпустили.

При этом в ходе "альпинистской" акции они требовали не выпустить из СИЗО их товарищей, что было бы логично, а все того же: "Путин, уйди сам". Типа нас сажают, а мы крепчаем.

Нацболам не помогают многие, кто мог бы, потому что они "партийные" заключенные. Потому, что предложения помощи (даже денежной) встречаются насторожено и свысока - у них это "уберменшество" развито очень сильно.

Все думают, что партия (ничего, я с маленькой буквы?) делает для своих политзеков "все необходимое". На самом деле партия не делает почти ничего, чтобы их вытащить. Это Лимонов говорит: "мы дали всем адвокатов", "Мы делаем передачи", "мы провели всероссийскую акцию протеста".

Про адвокатов. Просто анекдотично. 13 января (кажется) на пресс-конференции, где чудесный анархист Укроп кинул в Лимонова пирожным, Лимонов сказал: "У всех арестованных есть адвокаты". Это передали по "Эхо Москвы", и это было ложью. У многих в тот момент были ментовские адвокаты (что даже хуже, чем отсутствие адвоката), у некоторых вообще не было. Вот и мама одного активиста тому же журналисту "Эха" говорит: у моего-то нет адвоката. И что же? В эфир передают слова Лимонова. Нет, это не либерально-националистический заговор. Просто слушателю слова Лимонова (любые) интереснее, чем слова мамы. Мама - она вне дискурса. Лимонов - великий писатель, а мама - обыватель, вялотекущий овощ. Ведь так? У нас же информационное общество. Даже гражданское местами.

И это далеко не единственный случай. Товарищ уженееврей Линдерман в открытую посылал в январе по телефону одну региональную маму: "Мы дали адвокатов двадцати, больше не можем". Мама звонила мне и плакала. У нее вообще не было денег. В это же время Линдерман напечатал в "Лимонке" свою статью - о том, как родители типа изменились. Подросли, видимо, родители. Не то, что раньше: понимают, так сказать, генеральную линию партии, ее борьбу. "Родители и Народ" называется статья. О том, как родители счастливы, что их дети сидят в тюрьме, а не ходят обыденно в институт (это я утрирую, конечно, но смысл примерно такой). Региональная мама, видимо, мешала вдохновению в статьенаписании. Как сказал недавно Лимонов другой маме, хватит путаться под ногами. Действительно. Ходят тут, понимаешь, требуют чего-то. Всем сидеть. Ибо родители должны играть свою скромно-правозащитную жертвенную роль, а не на прокуратуру давить. Давить должны партийцы, потому как герои. "НБП-ИНФО" с радостью опубликовало письмо одного родителя прокурору о том, что у него рак простаты (и хочу увидеть своего мальчика живым). Это при том, что такое письмо элементарно использовать в давлении на обвиняемого: пожалей папу, подпиши тут. А вот некоторые вещи вне положенного родителям места "НБП-ИНФО" не публикует. Меня кстати, в начале этой истории очень удивило, что НБП привирает в изложении событий...

Некоторые адвокаты, кстати, работают бесплатно. Лимонов не дает им денег, все обещает. Другим, в том числе и партийным, платят родители. (Вначале родители очень жаловались - адвокаты вымогают деньги. На самом деле не вымогают, просто просят за свою работу.) То, что сделало НБП, это нашло всем адвокатов (как вы понимаете, найти адвоката - мегатруд), то есть попыталось навязать всем своих адвокатов, которые будут проводить на суде линию партии.

Или вот: когда у НБП еще был бункер, родители политзаключенных пробовали там собираться. Чтобы обсудить план действий. Два раза. Договорились с Тишиным. На второй раз товарищ Линдерман на них накричал: кто вас сюда звал и прочее. Потом подуспокоился и стал их агитировать вступать в НБП. Видимо, помнил успех начала года, когда одна несчастная мама школьника, обвиняемого в "насильственном захвате власти", вступила в НБП (да, вот так).

Что касается передач в тюрьму, то они вроде действительно их делают. Но мало. И только тем, кому родители помочь вообще не могут. По причине своей бедности или удаленности от Москвы.

Про "акции поддержки". Все акции в защиту "декабристов-политзаключенных" в Москве, в которых с начала года участвовали энбэпэшники, организовали или коммунисты, или либералы, но не НБП. В регионах акции были, но они, как несложно понять, мало кого интересуют.

НБП в начале года было не до поддержки политзаключенных. Они усиленно собирали подписи (новых бумажных активистов). Чтобы типа набрать к весне пятьдесят тысяч членов (минимальная численность политической партии по новым законам). Кстати, не собрали.

Да, они пользовались ситуацией. И политически это верно. А нравственно?

Особенно на этом фоне было смешно, когда Лимонов заявил, что они добились, чтобы суд был открытым, потому что они провели всероссийскую акцию протеста (только в июне!). Смешно потому, что всероссийская акция протеста без участия Москвы - это слабее по- информационному в десять раз, чем митинг в Москве человек на триста. Ну вышли в Астрахани десять человек - и что? Под стенами Генпрокуратуры десять человек имеют не большой, но смысл. А в Астрахани? Кстати, мотивировкой к "всероссийской акции протеста" на официальном сайте НБП опять были пресловутые подписи. Революция в пяти минутах, сейчас мы их, сейчас - вот и весь разговор.

Еще вот акция была: несколько нацболов голодали в бункере. И зачем? Голодовка давно уже не есть эффективная форма протеста. Чтобы голодовка снова стала эффективной, кто-нибудь должен от нее умереть. Ради, так сказать, эффективности инструментов гражданского общества.

Безвестный голодающий нацбол никаким СМИ не интересен. Нацбол не ест. И что? Осмысленно и громко было бы, если бы голодал Лимонов. Или хотя бы Линдерман. Нет, почему бы Лимонову не объявить голодовку в знак протеста против политических репрессий? Ну, допустим, в акциях он участвовать не может, потому как его сразу посадят в тюрьму, зловредно подсунув в карман стакан каннабинола и пистолет "Макаров" с "висящим" на нем трупом таджикской девочки. Так пусть голодает! Или вены вскроет в знак протеста.

Не будет такого. Лимонов трепетно следит за имиджем героя-вождя. А герой-вождь не может голодать в знак протеста, потому что голодовка - это позиция слабого. А герой-вождь должен выглядеть сильнее всех. Он же держал в руках автомат. Настоящий автомат. Даже фотокарточки есть.

Зачем это все

Почему они уже семь с половиной месяцев сидят в СИЗО, хотите знать? Думаете, Путин не может простить плакат "Путин, уйди сам"? Только об этом Путин и думает, несомненно.

Так вот. Изначально очень многие большие люди получили за эту акцию втык. Причем не такие большие, как Путин, много меньше. Потому что если объект, находящийся в ведении федеральной службы охраны, может "захватить" толпа школьников и студентов, то, может, эта федеральная служба зря ест свой хлеб?

Тут мы подходим к ключевому моменту. К "захвату". Откуда взялось слово "захват"? Из пресс-релиза НБП. Они там вообще так изъясняются: несанкционированный пикет у посольства Узбекистана называется "Нацболы пришли к Каримову" (и съели его, видимо); разбросали листовки на выставке в Оружейной палате - "Нацболы захватили Кремль". И так далее.

Как я и сказал, активистам, по крайней мере большей части, говорили, что эта акция будет в духе того, как кавказские женщины пришли к Козаку и сказали, что не уйдут из его кабинета. То есть совершенно мирно. Так и было на самом деле. Единственно, что у кавказских женщин не было листовок и красивого транспаранта, а у нацболов - были. Но НБП "пресс-реализовало" это как "захват администрации президента". То, что захват ставится в кавычки, не так важно. Кавычки не покажешь по телевизору.

На официальном сайте НБП, например, до их пор висит баннер "Захват Минздрава. Фото". И что думает человек, который не в теме? Что правильно сидят, может, и жалко, и что герои они и за народ вступились, но "за захват надо сажать в тюрьму". Однако захват - он только в информационном пространстве. Борьба ведь идет в первую очередь информационная. И в информационной реальности захват - настоящий, без всяких кавычек, до того момента, пока кто-либо не проведет акцию круче, более "захватного" плана.

В реальности, за которую можно судить, все выглядит так: во-первых, это не администрация президента, а общественная приемная администрации президента. То есть экспедиция, пересылка. Туда приходят письма вроде "Дорогой господин президент! Мне уже девяноста два года, но я все еще смотрю телевизор. Хочу сказать Вам спасибо за Ваше послание к Федеральному собранию. Уж послали, так послали..." и прочее в таком духе. Орган, эта приемная, конечно, нужный, но к "власти в Российской Федерации" имеющий чисто символическое отношение.

Во-вторых, это был не захват, а просто занятие кабинета. Вход в приемную свободный. Они зашли в пустой кабинет, закрыли дверь и... и что? Распространили в этом кабинете промеж себя листовки? Повесили в окно кусочек ситца "Путин, уйди сам"? Скандировали антипрезидентские лозунги? Страх какой!

Через двадцать минут захват закончился. Омоновцы и фэсэошники выломали дверь и побили "захватчиков".

И что это? Очевидно, мелкое хулиганство, до пятнадцати суток по КоАП РФ. Нет, если бы в Уголовном кодексе была статья за "дезорганизацию работы государственного учреждения", то им ее можно было бы предъявить. Но такой статьи нет - это недоработка парламентариев. И даже если бы была - двадцать минут в четырнадцатиметровом кабинете вряд ли можно назвать дезорганизацией работы (тем более массовыми беспорядками). Мелкое хулиганство, короче. Из политических побуждений.

Хотя нет, не из политических. Из партийных, скорее. Та листовка, со списком претензий к Путину, которую они принесли с собой, это что - их мысли? И чем им не нравится дружба Путина с Туркменбаши? Они вообще знают, кто это такой? Уверен, не все. А в Туркмении они бывали? Кстати, Туркменбаши - единственный последовательный национал-большевик на постсоветском пространстве. Он строит у себя подлинно тотальное государство.

Пока я ждал у ИВС "Петровка", когда задержанным "декабристам" изберут меру пресечения, рядом со мной стояли два нацбола. И вот один из них говорит: "Как думаешь, зачем они пошли туда?". И сам же продолжил: "Я раньше постоянно дрался. И как-то вот остановиться не мог. Подсел на драки. Тебе не кажется, что и они вроде как подсели на акции?" Кажется. Это все дурная психология. Конечно, адреналин, реализация юношеского томления к переменам, действие, а не разговоры - все это мотивирует сильнее, чем дружба с "чудовищным режимом" Туркменбаши или там "ограбление народа через монетизацию льгот".

Они пошли туда, потому что акция - это просвет в серой жизни, с которой ты не согласен. Тебе не нравится то рабское состояние, в которое мы все поставлены в толпе метро, постоянная реклама изо всех щелей, пропаганда потребительского существования, тебе не нравится, что ты смертен, что твое тело несовершенно, что Бога вроде как и нет, а протестуешь ты против Путина. Почему? Потому что есть те, кто дает такую возможность. Путин, конечно, выглядит достаточно уныло. Хотя он тоже держал в руках автомат.

НБП очень активно пиарит тему "все говорят, а мы делаем", "мы делаем то, чего все делать боятся". Конечно, я бы побоялся отправлять чужих детей в тюрьму. Бога бы побоялся, а не Путина. А сам бы - не побоялся. Вот только эта акция должна быть эффективной, а не пиарообразной.

Кстати, сорок человек могут заработать за восемь месяцев уйму денег. И адресно помочь бабушке Нюре, представителю ограбленного через монетизацию народа.

...Они ничего там, в этом кабинете, не ломали. Более того. По крайней мере часть активистов ничего не собиралась скандировать, не знала и о том, что дверь будет забаррикадирована сейфом. Если бы они не забаррикадировали дверь сейфом, дела бы не было - им ничего не смогли бы "пришить". Мебель они не ломали - это произошло в ходе задержания ударными силам ОМОНа и ФСО. А забаррикадировали дверь они, видимо, от страха. Испугались.

Точно так же некоторые мальчики из числа "захватчиков" в приливе неуместного адреналина сцепились руками и запели "Врагу не сдается наш гордый варяг", когда дверь ломали. Комедия просто. Было бы смешно, если бы не кончилось так трагично. Выломавшие дверь фэсэошники жестко всех избили (сопротивления они не оказывали - да и как там окажешь?)

"Большая" политика

Какой был выбор у "власти"? Да, буква Уголовного кодекса нарушена не была, но был нарушен его дух, его обыденное понимание обыденным человеком. Причем, и это важно, не в первый раз. Эти маленькие нарушения закона по чуть-чуть, легшие в основу политической активности НБП, должны раздражать любого правоохранительно настроенного человека много больше, чем бытовое убийство сторожа Михалыча токарем Иваном. Потому что эта тактика показывает, что Закон НБП не ставит ни во что. Это, может быть, и здорово, но я представляю, как это раздражает тех, кто его "призван охранять".

И вообще, как это так? Люди слышат, что какие-то нацболы захватили административное здание, в названии которого есть слово "президент", а власть что - дала им пятнадцать суток? И как народ к такой власти будет относиться? Правильно, как к слабой. И главное - как к ней будут относиться на Западе? Вы понимаете? "Захват" - это просто слово, но оно важнее собственно действия.

Почему они сидят сейчас? Кому это нужно? Всем, кроме них самих и их близких. Оппозиция имеет козырь против власти ("ты - кровавая"), власть - против оппозиции ("вы - экстремисты"). Ребята - заложники политической ситуации вокруг НБП, к которой они не имеют никакого отношения. Они были нужны Мособлпрокуратуре как аргумент в пользу запрета МОО НБП. И, если их посадят, у "Власти" будет железный довод, чтобы признать НБП экстремистской организацией. Смотрите - у них тридцать девять человек осуждены за массовые беспорядки. Воспользуется ли власть аргументом или нет, это уже зависит от конкретики момента. Типа политика.

Хотя сила власти была бы в том, чтобы их отпустить. И сделать это надо было много раньше.

Фанатики?

Зачем эта акция вообще была нужна? Что она, подготовила почву для стихийных январских протестов? Как и что он могла изменить? Никак и ничто из заявленных целей. Однако, благодаря ей и акции в Минздраве, НБП стала одной из сил, возглавивших январские антимонетизационные протесты. Возглавившей - то есть получившей возможность говорить от лица народа.

Те, кто говорит: они знали, на что идут, - нисколько не понимают человеческой психологии. Дело в том, что собственно поведение обыкновенно иррационально, а объяснение как чужого поведения, так и собственного - преимущественно рационально. Большинство участников акции не правоверные нацболы, а просто честные и искренние ребята, жившие вполне своей обычной жизнью, в том числе участвуя иногда в действиях НБП, потому что НБП дала им возможность действовать. Нет, среди "декабристов" есть и те, для кого лимонка на плече - это навсегда, но их очень мало.

На скамье подсудимых только один в майке с серпом и молотом. Притом что перед акцией эти майки раздали каждому участнику. И нет там такого, что при входе Лимонова все дружно вздымают кулаки вверх. Некоторые, конечно, вздымают, да. Но и то - почему? Потому что им надо же что-то вздымать. Тюрьма отнимает у человека возможность действовать самостоятельно, и, как только эта возможность появляется, он мгновенно реагирует. И если можно поднять кулак - надо это сделать, но не приветствуя вождя, а приветствуя собственную растоптанную жизнь, собственное забитое вглубь "живое Я", возможность действовать самостоятельно.

Мало кто может сказать себе: то, что я сделал, - бессмысленно и случайно. Представьте, как это тяжело - сознавать случайность собственных страданий. И еще тяжелее нести ответственность за то, что плюнул на своих родственников - на свою усталую маму. За то, что рискнул не только собственной жизнью, но и жизнью своих близких. Жизнью, конечно, не в смысле смерти, а в смысле времени. Время - единственное чего нельзя вернуть. Как необыкновенно точен был Розанов. Может, вспомнят они (современные ему революционеры) старых бабушек, старых теть?

В этом всем, я повторю, дурная психология. Даже у некоторых родителей, так вожделевших вначале побить Лимонова, возник своеобразный "хельсинкский синдром" (если вы смотрите плохое американское кино, должны знать: это когда заложник начинает чувствовать симпатию к своему захватчику-террористу). А как объяснить себе, что твой сын (дочь) обменял тебя на тонкоголосого чужого дядю? Что он обменял твою жизнь - на свою. А ведь это на самом деле и произошло. Помочь России можно по-разному - для этого не обязательно становиться политзаключенным. Конечно, они не знали, не ожидали, не думали. Однако выбор не знать - это тоже выбор. Сознательный.

Так вот некоторые родители предпочли в итоге иметь во врагах не Лимонова (которого можно побить), а государство (которое побить нельзя). Я видел всю эту эволюцию - от непонимания (как же так и что за черт) к пониманию "кровавой сущности режима", к объяснению конкретных действий конкретных людей не через их личную мерзость и убожество, а через "систему", через руку Кремля.

Точно так же власть борется с НБП, не потому что ее боится, а как раз потому, что может победить НБП в любой момент. С НБП бороться проще и приятнее, чем с Америкой или чеченскими террористами.

Ни один мужик не может оставаться мужиком, если его любимая или его ребенок - в тюрьме. Как же так - ее "побили", а я не ответил. Если вашу жену изнасилуют, а вы не убьете насильника или хотя бы не отрежете ему его насильные принадлежности, вы не можете чувствовать себя мужчиной. Знаете про "дело Кокоева"? Когда в Щвейцарии разбился самолет с российскими детьми по вине авиадиспетчера. Суд диспетчера оправдал. Тогда потерявший жену и дочку Кокоев поехал в Швейцарию и убил этого диспетчера. И он единственный из всех потерявших родных остался мужиком. Он может чувствовать себя человеком.

Да, но если твоя любимая (дочь) сама сделала так, чтобы ее изнасиловали? Нет, не надела мини-юбку и прозрачную блузку, а пошла к насильнику и сказала: изнасилуйте меня. Ну допустим, хотела в жизни все попробовать. Хотела ощутить мрак и ужас существования. Из, так сказать, метафизических побуждений. Что делать в этом случае? Как жить? Если к тому же найти этого насильника не представляется возможным?

Здесь было НБП

В самой НБП акцию также поняли не все. Сейчас НБП находится фактически на грани раскола. И не потому, что всесильные чекисты ее умело раскалывают. А потому, что руководство врет своим же членам, потому что партия, выступающая под лозунгом "Свобода", запрещает любую свободу и инакомыслие внутри себя....

[[Category:]]