Правда — это ложь

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


За что преследуют прокурора из Ухты

1265698791-0.jpg Правоохранительная система жестоко мстит тем, кто осмеливается публично разоблачать ее пороки. На прошлой неделе в Москве по обвинению в лжесвидетельстве был задержан и этапирован в Сыктывкар бывший заместитель прокурора Ухты Григорий Чекалин, разоблачивший фальсификацию уголовного дела, по которому обвиняемые получили пожизненные сроки. 4 февраля Чекалин был выпущен Сыктывкарским городским судом под залог в полмиллиона рублей. Но чем закончится его уголовное дело, когда майор Дымовский уже сидит, а бойцов ОМОНа принуждают к публичному покаянию, — остается только гадать.

В ноябре 2009 года Григорий Чекалин вслед за майором Дымовским разместил в интернете видео¬обращение к президенту России. Но в отличие от новороссийского милиционера прокурор не жаловался на жизнь, он говорил о фальсификации уголовного дела, по которому были осуждены невиновные. В прокурорской практике это случай невиданный: как правило, работники прокуратуры — самые лояльные и преданные системе исполнители.

Перспективный кадр

Юридическое образование Чекалин получил в Санкт-Петербурге, после чего ему предложили работу в Рес¬публике Коми. Он начал в Ухте простым следователем, дослужился до заместителя прокурора города. «Я работал сутками, жена меня не видела, но мне нравилась моя работа. Я не боялся отпускать людей из-под стражи, если не мог доказать их виновность, — рассказывал Чекалин автору этих строк в ноябре прошлого года. — Но по тем делам, которые я передавал в суд, оправдательных приговоров не было». Сейчас Чекалину 27 лет, и если бы все шло своим чередом, он, дотошный и грамотный юрист, мог сделать хорошую карьеру. В 2007 году он был удостоен премии «Выбор» за гражданское мужество в противостоянии преступности: направляясь поздно вечером на работу, он увидел, как неизвестный избивает и пытается ограбить женщину. Остановив машину, Чекалин задержал прес¬тупника и отвез его в УВД.

Дело о пожаре

В июле 2005 года в Ухте случился пожар в торговом центре «Пассаж», в котором погибли 25 человек. «Для республики этот пожар стал таким же событием, как захват заложников в «Норд-Осте» для России», — рассказывал Григорий Чекалин The New Times в ноябре.

Расследование дела о пожаре продвигалось плохо. Сроки поджимали, «сверху» требовали немедленного раскрытия резонансного «висяка»: расследование трагического происшествия находилось под контролем президента России и генпрокурора. По словам Чекалина, прокурор Республики Коми Виктор Ковалевский поставил перед следователем Власенко жесткую задачу: любой ценой найти виновных. В апреле 2006 года появились и подозреваемые — 19-летний Алексей Пулялин и 18-летний Антон Коростелев. Оперативники получили от них заявления о явке с повинной.

Чекалину обвиняемые были знакомы. Они проходили по делу о грабежах из магазина «Сотовик», которое Григорий Чекалин расследовал в 2005 году и довел до суда. (Пулялин тогда отделался условным сроком, а Коростелев отбывал наказание в одной из местных колоний.) На допросах по делу о пожаре в «Пассаже» Пулялин и Коростелев признались в поджоге и даже назвали заказчиков — местных бизнесменов братьев Махмудовых, против которых, впрочем, дело было прекращено. Тогда-то обвиняемые в поджоге отказались от признательных показаний, заявив, что дали их под давлением оперативников. У следствия же, как водится, других доказательств, кроме явки с повинной, не было.

И тут, по словам Чекалина, и началась фаб¬рикация уголовного дела. «С молчаливого согласия республиканской прокуратуры следователь Власенко подделал протокол допроса оперативника, который опознал в Пулялине человека, якобы выбегавшего из «Пассажа» в момент возгорания», — рассказывал Чекалин. По словам адвоката Андрея Сурова, впоследствии на суде была проведена почерковедческая экспертиза, которая подтвердила, что в протокол вносились исправления, исказившие суть показаний оперативника.

Предатель корпорации

Зампрокурора Чекалин не скрывал от коллег своего возмущения фабрикацией дела. Об этом стало известно сотрудникам респуб¬ликанского УФСБ, которые, как он потом догадался, преследовали здесь свои интересы. Вообще в этом деле интересы властных структур, местного ФСБ, прокуратуры и бизнес-интересы крупных предпринимателей Коми сплелись самым причудливым образом.

Из письма Чекалина президенту Медведеву в ноябре 2009 года: «Осенью 2007 года в Ухту приехал сотрудник УФСБ по Республике Коми Михаил Тырин, который заявил, что уполномочен разобраться в ситуации с фальсификацией материалов уголовного дела, дать ей ход и добиться наказания виновных лиц… Тырин встретился со мной и получил мое согласие быть допрошенным в суде по всем обстоятельствам. Понимая, что мое выступление в открытом судебном заседании выльется в скандал и обернется для меня негативными последствиями по службе в прокуратуре, Тырин уверил меня, что УФСБ будет оказывать мне всяческую поддержку…»

На судебном процессе, который начался в конце 2007 года, показания Чекалина о фальсификации дела стали настоящей «бомбой». Были назначены экспертизы, допрошены другие свидетели, и 28 июня 2008 года Верховный суд Республики Коми вынес по делу оправдательный приговор. Коллеги сочли Чекалина предателем. В апреле 2008 года он уволился из прокуратуры и уехал в Москву, где занялся гражданскими делами в арбитражных судах.

Манипуляции судом

Однако в октябре 2008 года Верховный суд России отменил оправдательный приговор по делу о поджоге. В Коми состоялся повторный процесс, и новый состав суда приговорил Коростелева и Пулялина к пожизненному заключению. Как рассказал The New Times адвокат Андрей Суров, подпоркой, которая позволила на этот раз вынести обвинительный приговор, стала записка подсудимого Пулялина, которую он якобы написал двум воровским авторитетам и якобы передал по «воровской почте» из Сыктывкара в Москву («Тигран, Юра, здоровье Вам и всех благ! Отцы простите за молодость совершил по глупости и молодости, непоправимое. Пассаж заказали со стороны Махмудовых, Фарида и Магомеда. Они уплатили мне 200 тыс.руб. Еще раз простите. С арестантским уважением к Вам, Пулялин (Пуля). origindate::8.12.06 год».). Там она, по версии обвинения, и была обнаружена в одном из отделений милиции. В записке подсудимый признавался в поджоге и просил прощения у «старших товарищей». Показания Григория Чекалина на этом же суде были признаны лжесвидетельством.

В сентябре 2009 года Чекалин обратился к правозащитникам и вместе с оперуполномоченным МВД Коми майором Михаилом Евсеевым, также работавшим в следственной группе по делу о пожаре в «Пассаже», провел в Москве пресс-конференцию, на которой рассказал, как появилась пресловутая записка подсудимого Пулялина. А так: начальник попросил майора поехать в Москву и у знакомых милиционеров «обнаружить» «маляву». Тем не менее уже после этого разоблачения, в октябре 2009-го, Верховный суд РФ оставил приговор «поджигателям» «Пассажа» в силе. А против Григория Чекалина было возбуждено уголовное дело о даче ложных показаний.

Тогда бывший прокурор послал президенту Медведеву большое письмо, в котором подробно изложил все обстоятельства дела. Через месяц ему пришел ответ из администрации президента: его письмо отправлено в Коми, то есть к тем людям, на которых он жаловался. 12 ноября 2009 года Григорий выложил свое видеообращение к Медведеву в интернет.

«Это единственный способ донести информацию не только до вас, но и до общественности, — говорил Чекалин в обращении. — Наверное, я буду первым бывшим сотрудником прокуратуры, который говорит такие вещи. Я готов представить факты того беспредела, который происходит в Республике Коми. Не может быть вынесен обвинительный приговор на основании сфальсифицированных материалов дела. Фальсификаторы не могут дальше работать в следственных и оперативных органах. Я прошу Вас разобраться…».

Бороться дальше

1 февраля Григорий Чекалин был задержан в Москве и этапирован в Сыктывкар. Три дня бывший прокурор провел в ИВС. 4 февраля он был выпущен под залог в полмиллиона рублей. Как утверждает в интервью The New Тimes старший помощник Следственного управления СК при Прокуратуре РФ по Республике Коми Светлана Коровченко, следствие по делу Чекалина подходит к концу и никакой политики в нем искать не надо. «Оно было возбуждено 26 октября 2009 года сразу после того, как Верховный суд РФ оставил без изменения обвинительный приговор по делу о поджоге «Пассажа». И никак не связано с его видеообращением к президенту или с какими-то другими его обращениями. Мы никаких писем из администрации президента не получали. Чекалин не являлся на допросы следователя по делу и потому был задержан в Москве».

Григорий Чекалин сразу после выхода из ИВС сказал The New Times, что он готов к любому развитию событий. «Все, что со мной произошло, — задержание в Москве, этапирование в Сыктывкар, было сделано из мести. Если бы друзья быстро не собрали деньги для залога, не знаю, что бы со мной было. Меня пытаются опорочить, и мне не могут простить, что я занял активную позицию. В Республике Коми такого не приемлют. У нас все должно быть тихо и спокойно. Если тебя судят — сиди молча. А я так не могу — я буду продолжать бороться».

Оригинал материала

«Новое время» от origindate::09.02.10