Правила игры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Коммерсант", origindate::19.06.2007

Правила игры

Часто на переговоры люди приходят с уже готовыми уголовными делами. Показывают и говорят: "За это будет такой дисконт, а за это – такой"

Cвидетельствует руководитель группы розничной торговли и недвижимости Николай Дицман

У журналистов ежедневных изданий принято говорить, что газета живет один день. Недавно мне доказали, что это не так. Доказали ни больше ни меньше в следственном комитете МВД России. На днях следователь позвонил мне на рабочий телефон и предложил приехать "на допрос по уголовному делу", возбужденному в отношении предприятия, статью о котором я написал несколько лет назад, когда работал в другом издании. Чтобы допросить меня и ряд других граждан, следователь не поленился приехать из отдаленного региона, о чем тоже сообщил. Название региона, имена и другие детали называть не буду.

Нет, в принципе в Ъ часто звонят из прокуратуры или МВД, но обычно звонящих интересуют мои коллеги из отдела преступности. А вот деловой блок "у органов" был до сих пор непопулярен. До руководителя предприятия дозвониться не удалось, и я, немало заинтригованный, поехал в Газетный переулок, где и располагается следственный комитет.

Следователь рассказал, что руководителю предприятия инкриминируется уход от уплаты налогов и ряд других финансовых преступлений, а от более подробных пояснений отказался, сославшись на тайну следствия. Органам было нужно, чтобы я подтвердил написанное в той самой статье в протоколе, так как "статью к делу не приложишь". Я решил, что этим никак не подставлю своего ньюсмейкера, и подписал протокол допроса. Правда обратив внимание, что в шапке документа не было указано, против кого, собственно, возбуждено уголовное дело. Следователь пояснил, что органы "ведут предварительное следствие, по итогам которого необязательно будет возбуждено какое-то дело".

Уже покинув здание комитета, мне удалось дозвониться ньюсмейкеру. Он рассказал, что его компания владеет в центре этого "отдаленного региона" крупным предприятием. Некоторое время назад на него вышли представители одного госбанка, аффилированного с сырьевой монополией, а также доверенные лица известного израильского предпринимателя. Оба "контрагента" сейчас подыскивают площадки в регионах под строительство в рамках нацпроекта "Доступное жилье", участникам которого государство обещает компенсировать расходы на строительство инфраструктуры. И те и другие предложили продать им территорию завода. Мой знакомый запросил цену, которая обоим претендентам показалась завышенной, после чего каждый из обратившихся пообещал ему, что добьется нужного дисконта с помощью уголовного дела. "Это не редкость, часто на переговоры люди приходят с уже готовыми уголовными делами. Показывают и говорят: 'За это будет такой дисконт, а за это – такой'. Что поделать, в такой стране мы живем",– рассказал ньюсмейкер. Вызвав журналиста на допрос, они дали понять, что будут "бить по репутации", говорит он. Теперь у него другая проблема: и представители госбанка, и доверенные лица израильского инвестора сообщили ему, что именно их уголовное дело уже "получило ход", поэтому он хочет разобраться, кто именно был инициатором моего допроса. А я вот подумал, что если такая практика ведения переговоров получит еще более широкое распространение, то журналистам Ъ будет некогда заметки писать – вместо этого с допроса на допрос ходить будем.