Правительственное Подполье

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Количество конфликтов в Белом доме нарастает. Кто с кем борется?

1086853288-0.jpg Владимир Путин поставил членов правительства перед неприятным фактом: летних отпусков у них не будет, а «придется напряженно работать». Как утверждают осведомленные люди, «военное положение» в Белом доме объявлено в связи с тяжелым внутренним климатом. Правительство Михаила Фрадкова не проработало еще и месяца после официального утверждения, но уже раздираемо противоречиями и междоусобицами, которые грозят снизить коэффициент его эффективности до нулевой отметки. По количеству разгоревшихся конфликтов правительство Фрадкова значительно превосходит правительство Касьянова.

Премьер оттесняет конкурентов

Судя по всему, главная задача, которую поставил перед собой премьер-министр Фрадков, — превратиться в самостоятельную если не политическую, то в хозяйственную фигуру. И надо признать, что он ее планомерно решает. Фрадков ни разу не открестился от роли «технического премьера», которую ему отводит Кремль, он абсолютно послушен президенту и лоялен всем членам его администрации. Но внутри своей вотчины он уверенно укрепляет свои позиции.

Изначально у Михаила Фрадкова в Белом доме были три сильных конкурента: министр экономики Герман Греф, министр финансов Алексей Кудрин и руководитель правительственного аппарата Дмитрий Козак, каждый из которых претендовал на самостоятельную игру. Но премьер быстро сумел по-аппаратному нейтрализовать противников. Взяв себе в замы Александра Жукова, он сильно ослабил позиции Алексея Кудрина. Ни для кого не секрет, что Жуков и Кудрин на дух не переносят друг друга и всегда находились в конфронтации. Наблюдательные правительственные чиновники рассказывают, что в последнее время Кудрин чувствует себя неуверенно. Вытесняемый из либеральной ниши вице-премьером Жуковым, министр финансов начал дрейфовать в сторону силовиков, чтобы заручиться их поддержкой. «Свежие» высказывания министра о взаимоотношениях власти с крупным бизнесом более подходят не питерскому либералу, а чекисту с Лубянки.

Есть над чем задуматься и Дмитрию Козаку. В противовес правительственному аппарату Михаил Фрадков укрепил свой секретариат, куда трудоустроил целую гвардию отставных министров: Букаева, Починка, Филиппова, Франка. Теперь это мощная структура, которая может продублировать деятельность аппарата.

В самом тяжелом положении оказался Герман Греф. Премьер-министр особо и не скрывает своего скептического отношения к министру экономики. На закрытых брифингах он жестко критикует Грефа, а на публичных заседаниях правительства покровительственно ставит его на место. Грефа лишили всех ключевых замов: Дворковича, Дмитриева, Жданова, которые были самостоятельными игроками и реально усиливали своего шефа. К тому же Фрадков урезал полномочия Грефа, выведя из-под него антимонопольную службу и переподчинив себе федеральные службы по государственной статистике и по тарифам. В довершение у Грефа планируют отобрать и надзор за рекламными потоками. Сегодня обязанности министра экономики все больше сводятся к функциям ученого секретаря правительства.

Первая жертва уже намечена

Нелегко приживаются в правительстве и новички. Министр природных ресурсов Юрий Трутнев быстро осознал, что в одиночку здесь не выжить. Сначала он пытался блокироваться с Грефом, наведываясь к нему чуть ли не каждый день, но увидев, что влияние министра экономики быстро тает, Трутнев благоразумно от него дистанцировался. Сейчас он пребывает в тяжелых раздумьях, на кого сделать ставку — на Фрадкова или на Козака.

Министр культуры и массовых коммуникаций Александр Соколов пришел на новое место службы со своей проверенной командой, которая прежде была тесно связана со скандально известной швейцарской фирмой «Мабетекс» («МН» N13, 2004; «Главному телезрителю посвящается»). Но, наломав дров в самом начале, министр после серии уничижительных публикаций залег на дно и вообще перестал выступать. Сейчас он тоже занят налаживанием нужных связей. Например, начальником департамента лицензионной работы назначен Борис Боярсков, бывший вице-президент близкого к Кремлю банка «Еврофинанс». Получается, что человек из коммерческой структуры, которая является одним из крупнейших владельцев медиаактивов, наблюдает за правилами игры на рынке СМИ. Министр закрывает глаза на явный «конфликт интересов». Более того, в ближайшее время он планирует доверить Боярскову надзор за всеми СМИ.

Министра транспорта Игоря Левитина, который первоначально отвечал еще и за связь, считают самым крупным неудачником в правительстве. Попытки министра разобраться в новой для него сфере связи не увенчались успехом, и меньше чем через два месяца связь у него отобрали, вновь вернув ее Леониду Рейману. Правда, ситуацию в хорошо знакомой ему сфере транспорта (прежде Левитин специализировался на железнодорожных перевозках в «Северстальтрансе») министр тоже слабо контролирует. Председатель АО «Российские железные дороги» Геннадий Фадеев сумел договориться в Кремле и в Белом доме о своей полной автономии и проводит самостоятельную политику. АО «РЖД» начинает возрождение глобальных и крайне затратных проектов, задуманных еще при Николае Аксененко. Например, строительство скоростной магистрали между Москвой и Санкт-Петербургом, железной дороги в Иран, поговаривают также о возведении тоннеля, соединяющего континентальную часть России с Сахалином. При этом политическую ответственность за дела в отрасли несет не хозяйственное руководство ЖД, а министр Левитин. Все это дает основания экспертам предрекать скорую отставку министра. Похоже, что он станет первой жертвой в новом кабинете. Тем более что изгнание из правительства ставленника олигархической структуры Кремль может выгодно для себя обыграть. Дескать, призвав Левитина, мы протянули руку дружбы бизнесу, но, увы, представители олигархов не умеют работать по правилам.

Старые кадры без боя не сдаются

Возвращенный в правительство министр информационных технологий и связи Леонид Рейман стремится восстановить подорванные позиции. Всегда считалось, что г-н Рейман успешно сочетает бизнес-интересы с государственной службой. В этом он превосходит даже бывшего министра печати Михаила Лесина. На прошлой неделе антикоррупционный комитет назвал Реймана среди наиболее одиозных чиновников, подозреваемых в корыстной деятельности.

Сегодня в планах нового министерства — усилить государственное лицензирование на рынке связи. Как утверждают участники рынка, реализация подобных предложений приведет к тому, что число лицензий увеличится вдвое. Дополнительное лицензирование превратится в своего рода дубину, которая ударит по деятельности конкурирующих компаний.

«Ветерану движения» Сергею Шойгу сегодня в правительстве неуютно. И хотя силовикам, которые всегда видели в Шойгу опасного конкурента, не удалось понизить статус Министерства по чрезвычайным ситуациям до уровня агентства или даже комитета, его пребывание в правительстве временное. В Кремле рассматривают идею направить Шойгу губернатором в один из сибирских регионов. Тем более что на днях министр МЧС сам пошел на обострение отношений. На заседании правительства главный спасатель страны потребовал, чтобы у Газпрома отобрали рекламу на НТВ, а деньги отдали МЧС на тушение пожаров. Это выступление не очень понравилось председателю Газпрома Алексею Миллеру и питерским силовикам, ставленником которых он является. Конфликт разгорелся с новой силой.

К тому же Шойгу очень рассчитывал, что после ухода Грызлова из МВД дело его зама генерала Ганеева спустят на тормозах. Однако новая команда МВД продолжает раскручивать дело Ганеева, которое может превратиться в дело МЧС.

Представителю «старой гвардии» министру здравоохранения и социального развития Михаилу Зурабову в правительстве уготована роль Александра Матросова. Он должен провести непопулярные социальные реформы: отмену льгот, страховую медицину и т. д., а затем на него повесят всю ответственность за снижение уровня жизни людей. Правда, на этой почве у Зурабова появился естественный союзник Кудрин, который, как министр финансов, заинтересован в сокращении расходов на социалку. В свою очередь Зурабов надеется, что через Кудрина он сумеет заручиться поддержкой питерских силовиков и таким образом сохранить свой пост. Уповать на старые «семейные» связи ему больше не приходится, поскольку клан Зурабовых вступил в открытый конфликт с кланом Ельциных. Александр Зурабов, брат министра, председатель совета директоров «Аэрофлота» метил на место генерального директора авиакомпании, которое занимает Валерий Окулов, старший зять Бориса Ельцина.

Кремль всех рассудит

Если кабинет министров Михаила Касьянова представлял собой набор конфликтующих групп (окружение премьер-министра было на ножах с командами вице-премьеров, а те бились между собой), то правительство Михаила Фрадкова напоминает коллектив враждующих индивидуумов. За поддержкой они обращаются к кремлевским кураторам. Однако премьер-министр ничуть не обижается на то, что его подчиненные постоянно наведываются в администрацию за советом. Напротив, он даже поощряет их рвение. Ведь в результате у обитателей Кремля возникает резонный вопрос: что, собственно, делает в правительстве Дмитрий Козак, откомандированный сюда для наведения порядка? А любое недовольство в адрес Козака Фрадкову только на руку, поскольку понижает котировки сильного конкурента.

Елена Дикун

Оригинал материала

«Московские новости»