Правительство Самары уйдет под землю

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© ИА InterRight, origindate::21.02.2011

Правительство Самары уйдет под землю

Министры строительства Павел Донской и транспорта Валерий Матвеев докопаются до отставки губернатора Артякова

Андрей Мирошников

Бессистемное строительство доведет Самару до скандала федерального значения. Ситуация развивается в таком направлении, что корысть областных чиновников и аффилированных с ними строительных фирм погребет под собой не только возможность участия региона в футбольном чемпионате — 2018. На карту поставлены жизни тысяч не подозревающих об этом людей…

Напомним, что Самара входит в число 13 городов, где пройдут матчи чемпионата мира 2018 года. Предполагаемые сроки сдачи в эксплуатацию нового самарского стадиона — к 2017 году. Стадион планируется строить на территории речного порта на стрелке рек Самары и Волги.

Однако реализация проекта может не состояться. Учитывая сколько сил потратил на «вхождение» Самары в статусный список губернатор Владимир Артяков, подобное развитие событий станет досадным провалом федерального уровня.

Причем, слово «провал» здесь уместно в самом прямом его значении.

Гватемалы мало?

Как было сказано выше — жизни людей поставлены на карту. Сделаем необходимое уточнение: не на карту, а на карст*!

Вероятно, губернатор Артяков и не подозревает, какую яму роют под него два высокопоставленных областных чиновника — министр строительства Павел Донской и министр транспорта Валерий Матвеев. Министерская алчность (по инсайдерской информации, откаты в строительстве достигают 30 процентов) не просто уведет миллионы бюджетных средств в «левый» карман, последствия коррупционных сделок грозят катаклизмами фактически библейского масштаба. Когда шила в мешке уже не утаишь!

Самара и в особенности Железнодорожный район города, если кто не знал, вообще стоят на карстующихся породах. Сразу поясним, это не значит, что из-за этого в городе надо строить только одноэтажные дома. Дело в том, что строительство на подобных территориях обязательно предполагает тщательные геологические изыскания и четкое следование предписаниям экспертов. Однако как раз этого в городе на Волге, к сожалению, не происходит. Напротив, котлованы под провинциальные небоскребы роют в самых опасных местах.

Красноречивым примером служит строительство нового Дома правительства Самары. Здание будто возводится с прицелом на катастрофу. В некотором смысле даже назначена её дата — конец 2012 года. И заметим, предсказания древних майя здесь ни причем. Хотя совпадение с апокалиптическим пророчеством и показательно, как частный случай закономерности. Ведь в четвертом квартале 12-го года по договору должно завершиться строительство 21-этажного здания в одном из самых опасных мест Железнодорожного района города.

Известно, катаклизмы делятся на природные и техногенные. Но все чаще приходится говорить о некомпетентном вмешательстве человека, которое обрушивается на его же голову. Возьмем, например, нашумевший в минувшем году случай в столице Гватемалы. Там образовалась гигантская воронка, которая в буквальном смысле слова поглотила трехэтажную фабрику и жилой дом. По мнению специалистов, здания были возведены на карстовых породах. В Самаре мы тоже имеем дело с роковым случаем, когда геологические факторы риска обостряются рукотворными. А конкретно — деятельностью крупной строительной фирмы и отдельных чиновников правительства Самарской области. Кстати, пример с Гватемалой был приведен нами не ради красного словца — инициаторы строительства в Самаре рискуют вырыть яму, которая также поглотит свои жертвы не хуже гватемальской. Потому что работы ведутся в зоне активного развития карста.

Инфернальная — кладбищенская

Стройплощадка, пожалуй, не привлекла бы наше внимание, если бы не атмосфера таинственности, окутывающая данные работы. Найти ее не так легко — с одной стороны вплотную примыкает гаражно-строительный кооператив, с другой — глухой забор. На месте данного строительства на немалые, заметим, бюджетные средства (точная сумма скрывается и заказчиками, и подрядчиками) даже отсутствует обязательный для всех без исключения строек паспорт — с указанием характера объекта и сроков работ. И это само по себе тревожный звонок.

Первое, что бросается в глаза при подходе к стройплощадке — кошмарная теснота, в которой происходит возведение высотки. Вокруг вперемешку хибары и офисные здания, неизменные пробки на узких улицах Урицкого, Пятигорского, Дерябинской…

Идет так называемый «нулевой цикл» строительства. «Да, мы тут строим административное здание, но со всеми вопросами обращайтесь в офис компании «Уран» на 13-ом этаже «Делового мира», — ответил журналисту мужчина, на которого рабочие показали как на прораба. Сам он представился просто Алексеем. И указал на здание бизнес-центра неподалеку.

Отсылка к этажу №13 сама по себе звучит инфернально. Впрочем, если бы был объявлен конкурс на самую тревожную точку на карте города, место вокруг строительства правительственного здания имело бы все шансы на первый приз. Так главный редактор холдинга «Регион-медиа» Игорь Кондратьев, основавший известный блог «Город на реке Самарка» утверждает, что «улица, остатки которой находится за администрацией Железнодорожного района, до 1926 года называлась Кладбищенской (сейчас это ул. Дерябинская), здесь располагалось бывшее городское кладбище».

Впрочем, «кладбищенская» тема, вообще, характерна для Железнодорожного района. В народе упорно циркулируют слухи о десятках тысяч захороненных здесь политзаключенных. Их хоронили прямо в карстовые воронки. Получается, что конкретно в районе Железнодорожной администрации, где заложили фундамент под дом правителства, строится не только опасно, но это еще и пляски на костях…

Железнодорожный район в плане подземных — коллекторов настоящая находка для сталкеров и диггеров. Его территория — а это прибрежная зона реки Самарки — издавна славилась тем, что там было очень много оврагов и так называемых карстовых воронок. Не зря один микрорайон (недалеко от площади Урицкого, где затевают дом правительства) так и называется «Ямы». Местные жители, что живут в частных домах, рассказывают, как обнаруживают у себя под туалетами огромные полости, в глубине которых несется неизвестно куда поток воды.

В 40-50 е годы здесь были только частные двухэтажные дома. Многие стали разваливаться на глазах. На Авроре, например, строители пытались стягивать здание металлическим поясом, но карст активный, и он его растащил. На улицах Тухачевская, Пензенская, Пятигорская (через дорогу от стройплощадки «Урана») во второй половине 70-х начали строить многоэтажные дома и некоторые лопнули. То есть, жилые дома построили в заведомо гиблых местах. А жители между тем вкладывали в квартиры кровно заработанные деньги. Почему их заранее не предупредили? Это что местная строительная политика, эстафету которой достойно подхватили министры Донской и Матвеев? Вспомним, что министр транспорта и министр строительства фигурировали в январе прошлого года в скандале с чартерными рейсами по личным делам за счет областного бюджета. Похоже, для этих господ свойственно «путать свою шерсть с государственной», как было подмечено в бессмертной «Кавказской пленнице».

Под контролем рекламы?

Аналогичные вопросы в письменном виде по поводу «урановой» стройки были посланы нами в департамент по информационной политике и связям с общественностью. В личной встрече с профильным министром Павлом Донским журналисту отказали, но любезно переслал нам ответ, который на наш запрос дал заместитель руководителя аппарата Правительства Самарской области С. Г. Шабаркин. В ответе этом заслуживает внимания два абзаца.

«Во исполнение постановления Правительства Самарской области от origindate::05.03.2010 № 103 ГАУ «Центр размещения рекламы»… заключило с ООО «Славичстрой» договор об инвестиционных условиях строительства административного здания на территории по адресу: г. Самара, Железнодорожный район, в границах улиц Дерябинской и Самойловской, с проектной площадью 32 760, 75 кв.м. Срок реализации проекта 4 квартал 2012 года».

Уточним, что ООО «Славичстрой» — это компания, входящая в ГК «Уран», о которой уже шла речь. Таким образом, признается, ЧТО ИМЕННО строится в карстоопасном районе. Строительного паспорта ведь нет, а необходимых согласований «строительства административного здания» еще не проходило (об этом позже). Недаром данным заказом занимается непрофильное учреждение по размещению какой-то рекламы. Это что в порядке вещей в министерстве по строительству?

Второй абзац, привлекший наше внимание говорит о том, что «…контроль за строительством объекта» поручен ГАУ «Агентство технического надзора при осуществлении строительства, реконструкции объектов капитального строительства на территории Самарской области».

Что это за «Агентство технического надзора? Разве это ответ на запрос по поводу карстоопасности?

Посудите сами, когда практически на побережье затевается стройка 21-этажного здания требуются геоисследования, которые по плечу только мощной исследовательской организации типа ТИСИЗ (самарский трест инженерно-строительных изысканий). Однако треста нет с 91 года, а его специалисты разбрелись по коммерческим фирмам.

— Трест распался, а его архивы разворованы, растасканы, утеряны. Десятки организаций сейчас занимаются исследованиями на карстоопасность, но не делятся друг с другом результатами работы. Железнодорожный район в этом плане является сейчас терра инкогнита, заказывать исследования строителям слишком дорого и мы только можем констатировать, как одно за другим то тут, то там трескаются жилые дома, — поведал нам доцент СГАСУ, заведующий кафедрой «Инженерная геология, основания и фундаменты» Андрей Мальцев.

По экспертной оценке, исследование грунтов не только на данный момент, но вкупе с прогнозом изменения свойств грунта с подъемом воды, увеличением нагрузки и т. д. обойдется заказчику не менее, чем в 3,5 тысячи рублей за погонный метр. Однако после развала ТИСИЗ десятки геоисследовательских фирм борются за клиента, удешевляя стоимость своих услуг в ущерб безопасности.

Поэтому, хотя регламент работы на карсте (СП 11-105-95) и предписывает строгую процедуру обследования, строители редко заказывают весь спектр работ. Скажем, в СГАСУ журналисту привели свежий пример: пару месяцев назад в Ульяновске потребовалось надстроить два этажа небольшого двухэтажного здания, так полное обследование, как того требуют нормативы, по самым скромным подсчетам там тянуло на 400 тысяч рублей. И это только надстройка в два этажа! Стройфирма от услуг СГАСУ отказалась, посчитав их слишком дорогими.

"Э-э-э… карст… не обнаружен"

Теперь представьте, во сколько могут обойтись изыскательные работы для 21-этажного здания?

Самое время подняться на 13 этаж «Делового мира» в гости к «Урану» и спросить об этом руководство фирмы. Оказалось, что в офис «Урана» за здорово живешь не пройти. На выходе из лифта вас встречает дверь с электронным замком. Секретарь главы группы компаний Владимира Купцова сообщила по телефону, что «Владимир Николаевич не любит общаться с прессой, отрывающей его от работы». Начались продолжительные переговоры с «небесным» (Уран по мифологии бог неба) руководство через его секретаря.

Несколько часов спустя нас соединили со «вторым человеком в Уране», партнером Владимира Купцова — Николаем Дворниковым.

Вопрос об отсутствии строительного паспорта на месте работ, Николай Александрович пропустил как не относящийся к делу. Но подтвердил, что к 2012 году здесь должно вырасти административное здание.

— Да все у нас нормально. Э-э-э… карст… не обнаружен, — Николай Дворников будто впервые слышал данное слово.

— Могли бы вы назвать фирму, которая выдавала вам заключение и во сколько «Урану» обошлось полное обследование?

— Сколько нужно, столько и сделано.

Затем разговор оборвался. Когда мы перезвонили, «второй человек в Уране» сообщил, что у него подскочило давление, и он покидает рабочий кабинет.

Карст, говорите, не обнаружен. А чем его, позвольте узнать, искали? Что может быть проще, чем сослаться на экспертное заключение в таком принципиальном вопросе? Однако ни Николай Дворников, ни министр строительства Павел Донской этого не сделали. И тому есть объяснение.

"Им позволено все"

Из инсайдерских источников достоверно известно, что строительство здания правительства не прошло необходимых согласовательных процедур, которые планируют оформить задним числом. Это объясняет скрытность руководства «Урана». Но возникает вопрос, отчего такой карт-бланш выписан компании от имени правительства? Вопрос этот мог бы остаться без ответа, если не знать предыстории взаимоотношений ГК «Уран» и отдельных министров самарского кабинета — Павла Донского и Валерия Матвеева.

Пока владельцы иных строительных компаний замораживают свои проекты, ГК «Уран» получает из бюджета миллиарды.

Начинал «Уран» с ремонта и реконструкции жилых и общественных зданий и устройства наружных инженерных коммуникаций в Самаре и области. Компания работала под нужды конкретных заказчиков и ничем не рисковала, поскольку практически не вкладывала в строительство собственные деньги. Окрепнув на подрядах для коммерческих организаций, «Уран» начал генерировать собственные проекты. В 2002 году Владимиру Купцову удалось приобрести тот самый внушительный по площади земельный участок в Железнодорожном районе Самары. Здесь компания отстроила 15-этажный бизнесцентр «Деловой мир».

Тем временем на рынке жилищного строительства у «Урана» не обошлось без проблем. В связи со строительством ЖК «Надежда» против компании устраивали акции протеста, в которых «Уран» обвиняли в выходе за пределы земельных участков, отведенных под строительство. А также инициативные группы жителей ставили на вид «Урану» вырубку дубовой рощи и загрязнение строительным мусором природных объектов. Но компанию поддержал областной минстрой, выкупивший несколько квартир на сумму 48 миллионов рублей для расселения в них жителей из ветхого и аварийного жилья.

«Они получают фантастические разрешительные документы. Им позволено то, что другим нельзя. Их административное лобби самое максимальное, какое может быть в нашей области», — говорит владелец строительной самарской компании, пожелавший остаться неизвестным.

«После прихода министра транспорта Валерия Матвеева ГК «Уран» пошла в дорожное строительство, потому что министр — приятель Купцова. «Русич» (компания входит в ГК «Уран» — прим. авт.) сразу накупил дорогой импортной техники. Такое делают, только если уверены на 100% в подрядах». — утверждает источник самарского издания «Дело».

Все это, по-видимому, происходит за спиной губернатора Артякова, у которого головной боли, связанной со строительством и без того хватает. Взять хотя бы стадион к чемпионату мира по футболу, которому никак не могли найти места.

Первоначально планировали между Московским шоссе, улицами Стара-Загора и Алма-Атинская. Но жители близлежащих домов высказались против строительства стадиона. Кроме того, реализация проекта могла привести к массовой вырубке леса. Был и второй вариант, в районе поселка Красный Пахарь и третий. Сейчас члены оценочной комиссии остановились на четвертом — на Стрелке реки Самара. Интересно, прошел ли он проверку на карстоопасность? Вопрос риторический, судя по тому, как строится роковой Дом правительства в Железнодорожном районе.

От пожара к провалу?

Почему вообще понадобилось строить новое офисное здание для министерств Самары? Как пояснили нашему корреспонденту в департаменте по информационной политике и связям с общественностью, около четырех лет назад здание правительства на улице Куйбышева, где располагались структурные подразделения правительства и несколько департаментов, было признано пожароопасным. Департаменты пришлось расселить, что мешало их слаженной работе. Поэтому был объявлен конкурс на строительство нового здания, который выиграла ГК «Уран». И фирма же предложила находящийся у «Урана» в собственности земельный участок — на подступах к администрации Железнодорожного района. Так называемую площадь Урицкого. Дело в том, что площадь Урицкого на самом деле — никакая не площадь, это сквер величиной в пятак с узкой двуполоской вокруг. И в этом заключается еще один, помимо провалоопасного, аспект, который не учтен инициаторами застройки.

Тут уже стоит вышка «Делового мира». Если же вырастет в два раза превышающий ее Дом правительства, какой невиданной «пробкой» обернется эта затея? Крутые авто чиновников и их посетителей заставят на несколько сотен метров в разные стороны не только подходы к зданиям, но и сами улицы Урицкого, Пятигорскую, Дерябинскую (бывшую Кладбищенскую) и т. д. Вот уж получится натуральное кладбище машин. Потом — рядом со стройкой Гаражно-строительный кооператив. Судите сами — с одной стороны офисное здание компании застройщика, с другой — ГСК. Как вы думаете, куда будет лететь строительный мусор или, не дай Бог, упадет строительный кран? Уж конечно не на офис «Урана». Похоже, ГСК стоит распрощаться со своей гаражной жизнью, чтобы уступить место правительственной. Но и этой жертвы будет мало. Судите сами, как тут будут работать несколько тысяч человек, если они просто не смогут проехать к себе на рабочие места? Здания правительства очевидно должны стоять на реальных, а не как Урицкого — площадях. И минимум на шестиполосных проспектах, когда существует возможность беспрепятственного подхода-подъезда. Но не в межлабазных пролазах площади Урицкого.

И подземная часть административного здания должна быть явно побольше, чем у офисного «Делового мира». Здесь требуется и многоуровневый паркинг, и необходимые оборонные сооружения. Не говоря уже о новых подстанциях и котельной. Где в такой тесноте проводить дополнительные коммуникации? Может, по карстовым пустотам?

Неудивительно, что стройку в Железнодорожном планируют оформлять задним числом. Не учитывая при этом печальный опыт подобных строительных затей. Вспомним волынку с открытием торгового центра IKEA. С ноябре 2007 года IKEA никак не может открыться! Между тем, называлось несколько «точных» дат якобы согласованных руководством Самарской губернии. Но проблемы с разрешительными документами решены не были.

Ладно, когда страдают торговые центры, это терпимо. Но занятый своекорыстными махинациями с фирмами, подобными «Урану», министр строительства Самарской области Павел Донской манкирует своими прямыми обязанностями по обеспечению граждан доступным жильем. Движение «Дольщики Самары» обращается в прокуратуру по нескольким эпизодам обмана со стороны строительных организаций. А правительство в лице Павла Донского умывает руки.

— У меня трое детей, муж пенсионер и 89-летняя мама на иждивении. Родственники помогли участвовать в долёвке. Но наш дом так и не сдали. Мы задолго до преднамеренного банкротства нашего застройщика обращались в разные ведомства и описывали ситуацию. А в ответ получали слова, что «все хорошо, строительство ведется». Вот такое беспомощное у нас Правительство области, что любой застройщик вертит им, как хочет, — рассказывает член движения «Дольщики Самары» Тамара Александровна Ногина.

Дрожь земли

Да, Тамара Александровна, вертят — это еще мягко сказано. Вот здание правительства в Железнодорожном районе — тут и земельный участок принят удобный застройщику (потому что его собственный), и разрешительная документация обещана задним числом, и, что самое опасное — геологические изыскания побоку!

Помнится, прежнее здание правительства Самары было расселено по причине его пожароопасности. За какие же «откаты» его готовы заменить провалоопасным?

Да, как было сказано выше, «Урану» «позволено то, что другим нельзя». Есть, отчего вскружиться голове. Так ведь случаются вещи, способные остудить любую голову даже если у нее «крыша» в виде двух министров.

В свое время прокурор Москвы констатировал, что причинами обрушения купола «Трансвааль-парка» (февраль 2004 года) стали неверные конструктивные решения и просчеты проектирования. Нынешний премьер-министр, а тогда — президент Владимир Путин заявил, что виновные, как минимум, никогда не будут работать в своей отрасли.

«Просчеты проектирования» — это цветочки по сравнению с карстовыми воронками, на которые заказчик и застройщик — ноль внимания. В правительстве, вообще, понимают, что с ними сделает федеральная власть? И как будет выглядеть Самара, готовящаяся принимать чемпионат мира-2018, когда в 2012 здесь, не дай Бог, ухнет 21-этажное здание?! Или не в 2012, а в 2013, в любую, по сути, секунду?

Может, стоит одуматься, пока вы едва на нулевом цикле?

Тех служащих, что в трагическое мгновение находились на фабрике в Гватемале, так до сих пор и не нашли…

*Карст — процесс растворения поверхностными и подземными водами некоторых горных пород и вынос из них веществ в растворенном состоянии