Правоохранители на привязи у «Строительного треста»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Отстаивая интересы руководителей строительной компании, сотрудники органов правопорядка рискуют собственными карьерами и репутациями

397582095-150x80.jpgОдной из самой популярных эстрадных миниатюр Аркадия Райкина была  сценка про костюм. Сатирик выходил в перекошенном пиджаке и брюках со штанинами разной длины и рассказывал, как пытался добиться правды в ателье, где ему это соорудили. Правды добиться не удалось, навстречу клиенту вышли сто работников ателье и сказали, что каждый шил свою часть, а за костюм в целом, никто не отвечает.

Давно уже нет ни Аркадия Исааковича, ни Советского Союза, где он был так популярен, но безответственность, круговая порука и постоянное спихивание своих обязанностей друг на друга цветут и пахнут. И что хуже всего – особенно часто происходит это в ведомствах, обязанных следить за соблюдением законности.

Именно так произошло в истории с жилым комплексом, расположенным по адресу Коломяжский проспект 15 корпус 2, который ЗАО «Строительный трест» построил на деньги дольщиков. Уже который год  жильцы и собственники нежилых помещений  обращаются во все инстанции с несколькими, чрезвычайно волнующими их вопросами. Их интересует: кто разрешил ввести в эксплуатацию огромный дом без нормативного количества парковок, мест для сбора мусора, спортивной площадки и мест для отдыха? На каком основании вместо общедолевой площадки для временного хранения автомобилей жильцов, руководители ЗАО «Строительный трест» Евгений Резвов и Беслан Берсиров, воздвигли во дворе дома частный паркинг на 98 машин? И, наконец, самое главное: кто за это ответит и когда продолжающееся безобразие будет исправлено?

Вынужденные жить и работать в столь неприятных условиях граждане, обращались и в Комитет по строительству и курирующему его вице-губернатору Игорю Метельскому, и в тогда еще милицию, и в прокуратуру, и в Следственный комитет, дойдя до его председателя Александра Бастрыкина. В заявлении от 5 мая нынешнего года Александру Ивановичу напоминают, что в ходе встречи с ним  1 ноября, рассмотрение обращения о незаконных действиях ЗАО «Строительный трест» и созданной при нем управляющей компанией «Уютный дом «Коломяжский» «взяты Вами под личный контроль». Что после этой встречи в адрес Бастрыкина последовало еще и подробное заявление от 25 января с целым ворохом приложенных документов.  Что главе Следственного комитета даже напомнили о проволочке специальным письмом из аппарата правительства Российской Федерации

Как мы увидим дальше, прав анонимный комментатор сайта «Фонтанка.ру», когда под сообщением, о том что на встречу с Бастрыкиным никто не пришел, написал, что обращаться к этому человеку бессмысленно? Тот комментарий быстро стерли, но время показало правоту его автора.  Даже обращения с личного приема А. Бастрыкина, его подчиненные «спихивают» в прокуратуру, которая переправляет бумаги в Смольный, а там каждый комитет норовит ответить, что это не в его компетенции. По этой чиновничьей технологии, «личный контроль» председателя Следственного комитета, превращается в отписку городского чиновника, на которого и жаловались граждане.

Проверь сам себя

История строительства частного паркинга на общедолевом земельном участке по адресу Коломяжский 15 уже освещалась в СМИ многократно. Неопровержимо доказано, что  стройка была прикрыта поддельным градостроительным планом RU781670000-952. Служба строительного надзора, возглавляемая  Александром Ортом, безмолвно и возможно даже бескорыстно фальшивку скушала, хотя относительно последнего утверждения, есть о чем подумать.

Вся необходимая информация изложена в заявлении собственников жилья,  составленном 25 января 2012 года на имя начальника Главного следственного управления Следственного Комитета РФ по Санкт-Петербургу Андрея Лавренко. В заявлении указывается, «собственники жилых и нежилых помещений были лишены общедоступных мест временного хранения автотранспорта, являющихся общедолевой собственностью, а застройщик, только продажи м/мест в паркинге, извлек прямую выгоду в размере 1,3 млн. рублей за одно м/ место. При этом места в паркинге продавались как собственникам помещений в многоквартирном доме, так третьим лицам, не являющимся собственникам помещений в многоквартирном доме».

Умножив 98 на 1,3 миллиона, получим 127, 4 млн. руб. Хватит не только на собственные карманные расходы, но и на прикормку средней руки оборотней, которая если она имела место, может обернуться соответствующим уголовным делом. Однако не обернулось, хотя заявители подробнейшим образом расписывают, как в  результате незаконных действий застройщика и контролирующих органов исполнительной власти,  они оказались лишены общедоступных мест временного хранения автотранспорта.   Поскольку  руководство ЗАО «Строительный трест» не могло «не знать о наличии у собственников многоквартирного дома законного права общей собственности на этот земельный участок», заявители делают закономерный вывод о том, что «в действиях руководства ЗАО «Строительный трест» усматриваются признаки преступления предусмотренного ст. 159 УК РФ «Мошенничество», а в действиях сотрудников Службы государственного надзора и экспертизы Санкт-Петербурга  – признаки преступления предусмотренного ст. 286 УК РФ «Превышение должностных полномочий».

Особо подчеркивая, что по заявлениям собственников, заместителем прокурора Приморского района Татьяной Судаковой достоверность документов, представленных ЗАО «Строительный трест», не проверялась, что привело к необоснованным выводам о законности строительства паркинга, жалобщики сделали вывод, что  ни один из упомянутых в тексте государственных органов не принимает необходимых мер. А значит, именно  Следственный Комитет должен провести всестороннюю проверку, истребовать необходимые документы и вынести мотивированное процессуальное решение.

Что делает Следственный комитет? Правильно: отправляет жалобу, где речь идет, в том числе и о бездействии прокуратуры в прокуратуру! В письме от 6 февраля за номером 115-1423-11 и подписью зама Лавренко госпожи Парастаевой прокуратуру просят проверить заявление. После чего «в случае установления в действиях должностных лиц Правительства г. Санкт-Петербурга признаков какого-либо преступления, прошу Вас направить в соответствующие материалы в Главное Следственное управление Следственного Комитета РФ по г. Санкт-Петербургу для организации проверки в порядке ст.ст. 144-145 РФ». Позднее, 27 февраля, та же сотрудница Следственного комитета, просит прокуратуру проверить наличие признаков преступления уже не только за должностными, но и за другими лицами, а заявителям предлагается решать вопросы уже с прокуратурой.

Вы поняли? Люди пишут в Следственный Комитет, что прокуратура проигнорировала их доводы и документы,  Следственный Комитет пересылает их заявление обратно в прокуратуру, чтобы та проверила сама себя. А тем временем Бастрыкин на очередной встрече с петербуржцами развлекает их байками о специальных электронных устройствах,  для спутниковой слежки за педофилами, которые скоро будут внедрены под его чутким руководством.

'Сказки прокурора Пелевиной' 

Прокуратура сама себя проверила, и прокурор Пелевина ответила заявительнице Скляр С.М. с припиской «для сообщения Таранову Е.Ф.». (Видимо на Исаакиевской, 9 закончилась бумага, поэтому одного из заявителей по-дружески попросили поработать курьером, и закинуть ответ другому)

Далее утверждается, что строительство жилого дома «осуществлялось ЗАО «Строительный трест» на основании распоряжения Комитета по градостроительству и архитектуре от 24.04. 2002 №50-с «О строительстве жилых домов со встроено-пристроенными  нежилыми помещениями, объектов социально бытового назначения, зданий технического назначения по адресу: г. Санкт-Петербург, Коломяжский пр. д. 15». Но дольщикам хорошо известно, что в марте 2007 года ЗАО «Строительный трест» было оштрафовано именно за строительство этого дома без разрешения на строительство! С какой целью Пелевина ссылается на древнее, недействующее распоряжение и скрывает тот факт, что разрешение на строительство было выдано после марта 2007 года?

Из дальнейшего ответа становится понятно: что бы не проверять соблюдение Федерального закона № 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве»! Ведь этот Закон действителен для всех зданий, разрешение на строительство которых выдано после 30 декабря 2004 года, включая, и дом на Коломяжском, 15. А воздвигнув  на территории принадлежащей всем дольщикам платный паркинг «Строительный трест» нарушил именно его.   Но для Пелевиной этого закона  словно не существует, и тогда одно из двух – или она не понимает о чем пишет, или знает, но работает не на пострадавших от беспредела застройщика людей, а на этого самого застройщика – ЗАО «Строительный трест».

Следующая часть ответа выстроена опять по Райкину, но уже по сюжету о знаменитом бюрократическом приеме именуемом «запуском дурочки». (Вы спрашиваете, когда прибудут насосы, мы вам отвечаем, что колеса уже отправлены). Прокурор Пелевина, сурово разъясняет,  гражданке Скляр, насколько она неправа, не соглашаясь с решением Арбитражного суда Санкт-Петербурга и Ленинградской области от 10 июня 2011 года, присудившего «Строительному тресту» компенсацию за земельный участок, изъятый у него ранее. В ответе совершенно верно написано, что судебные акты арбитражного суда являются обязательными, но стыдливо умалчивают, что история имела продолжение. После того как Смольный подал апелляцию,  Резвов срочно отказался от компенсации.

Какое отношение это имеет к Коломяжскому 15 непонятно. Возможно, в прокуратуре просто не соизволили толком прочесть жалобу. А может быть Скляр дают понять, что у Резвова такие хорошие отношения со Смольным, что лучше с ним не связываться, но как видите,  когда речь идет о  собственных интересах, чиновники своего не упускают, предоставляя строительному магнату отыгрываться на горожанах попроще.

Тем не менее, поскольку к заявлению, направленному Следственный комитет были приложены подлинный и фальшивый градпланы, прокуратура  все же вынуждена на него отреагировать. В ответе признается, что «доводы Вашего обращения о том, что размещение открытой автостоянки на земельном участке №78:34:4104А:26 по указанному адресу не соответствует градостроительному плану RU781670000-952, на основании которого Службой выдано разрешение на ввод объекта в эксплуатацию, в ходе проверки объектов подтвердилось». Подтвердились? Замечательно! Наверное, далее прокуратура сообщит об этом в Следственный Комитет, давно ждущему его Лавренко и тот разберется с горе-застройщиками и чиновниками? Про чиновников-то он специально просил прокуратуру! Как бы не так! Далее читаем: «По данным фактам прокуратурой города УМВД Приморского района поручено организовать проверку в порядке ст. ст. 144-145».

Почему в УМВД Приморского района, а не в ГСУ СК РФ по Санкт-Петербургу, как затребовано? Где тут вообще логика? Может быть сотрудница прокуратуры из компьютера которой вышел этот шедевр, не просто носит фамилию Пелевина, но и приходится автору двоюродной племянницей?

Об этом пусть вынесут заключение специалисты по генеалогии, а пока труд Пелевиной дает возможность руководителю 2-го отдела процессуального контроля ГСУ Ивановой отправить гражданину Таранову свою отписку. Признав, что размещение паркинга «не соответствовало ранее утвержденному градостроительному плану» (интересная формулировка: раньше не соответствовала, а теперь, выходит, соответствует?), Иванова сообщает, что поскольку «Прокуратурой г. Санкт-Петербурга не было установлено достаточных данных, свидетельствующих о совершении должностными лицами Правительства Санкт-Петербурга какого-либо преступления». А раз так, то «наличие в ваших обращениях просьбы возбудить уголовное дело и Ваше мнение о совершении тем или иным лицом какого либо преступлении и его проверки в порядке, предусмотренном ст.ст. 144-145 УПК РФ не является безусловным критерием».

То есть граждане приносят в Следственный Комитет документы, свидетельствующие о том, что ЗАО «Строительный трест» на основании фальшивого градостроительного плана воздвигла незаконную автостоянку и гребет с нее деньги лопатой. Следственный Комитет передает заявление в прокуратуру. Та подтверждает, что все так и есть: и документы подделаны, и строительство незаконно, и чиновники «не заметили» подделку. Факты подтвердились, но о том, как это называется с точки зрения Уголовного кодекса, прокуратура молчит. После чего Следственный Комитет облегченно вздыхает и радует нас блестящим открытием в части юриспруденции. Госпожа Иванова сообщает заявителям, что если факт незаконного строительства доказан и назван преступлением прокуратурой, то его конечно надо расследовать. А вот если этот факт доказан, но никак не назван, то все могут спокойно отдыхать и прокуратура, и следственный комитет, и сами заявители!

Вот и в последнем своем ответе от 5 мая за номером 115-1423-2011, Иванова, словно заведенная повторяет ту же песню «не было установлено достаточных данных… ваше мнение не является безусловным критерием…настоящий ответ вы вправе обжаловать…». Письмо Следственного Комитета, в котором указывается провести проверку наличия признаков преступлений в действиях других лиц, в данном случае акционеров Резвова и Берсирова, руководитель 2-го отдела процессуального контроля ГСУ демонстративно не замечает. Случайно? Или чтобы вывести руководителей «Строительного треста» из-под удара?

«Дурочки» полиции и прокуратуры

В том же духе выдержаны и ответы из прокуратуры, в частности письмо начальника управления по надзору за уголовно-процессуальной деятельностью органов внутренних дел и юстиции Кузина от 12 февраля под номером 16-4258-2009. Если Иванова с Пелевиной, хоть и сквозь зубы, но признали несоответствие платного паркинга градостроительному плану, Кузин сразу переходит к «запуску дурочки». И сообщает, что по вопросу о нарушениях, допущенных при установки лифтов вынесено постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, которое отменено прокуратурой района, а  материал возвращен в УМВД для проведения дополнительной проверки.

Далее сообщается, что «сотрудник Волков, допустивший волокиту при проведении проверки, к дисциплинарной ответственности не привлечен в связи с увольнением из органов внутренних дел». А что касается заявления о противоправных действиях Резвова и Берсирова, то «в настоящее время материал проверки утерян, принимаются меры по его восстановлению». И что особенно бодрит «по результатам проведения служебной проверки по факту утраты материала, прокуратурой района будет решен вопрос о применении мер прокурорского реагирования».

Причем тут лифты, история с которыми не имеют никакого отношения к незаконному строительству паркинга? Причем тут уволенный волокитчик? А какое отношение в номере Райкина колеса имели к насосам, а те к подследственному сотруднику Сидорову? Вот и тут никакого, и вообще сходство поразительное. Даже сотрудник по фамилии Волков у Райкина есть, только там хотя бы документы не пропадали, а тут исчезают загадочнейшим образом.

Ответственного за их утерю городская и районная прокуратуры, вместе с полицией, скорее всего, найдут, но наказать его не смогут по той же самой причине: «в связи с увольнением из органов внутренних дел». И восстановлены материалы  не будут – не затем  их теряли.

Цирк продолжается  и в постановлении Приморского УМВД  №76/3096 от 9 апреля об отказе в возбуждении уголовного дела по строительству паркинга.  Старший уполномоченный Отдела экономической безопасности Федоров рассмотрел материал очень оперативно — за четыре дня, два из которых пришлось на выходные!  Упомянутый ранее материал по лифтам в УМВД волокитили два года, а заявление о незаконном строительстве паркинга рассмотрели за два  рабочих дня! Что можно рассмотреть за это время? Если вы не Юлий Цезарь с его сверхспособностями по части поглощения и обработки информации, то ничего, а поскольку Федоров явно не Цезарь, налицо опять циничное «закрытие вопроса», причин у которого может быть три. Либо сотруднику просто лень, либо он некомпетентен, либо полагает своим долгом защищать интересы, прежде всего «Строительного треста».

Отписка сопровождается «запуском дурочки»: отвечая про незаконное строительство паркинга и фальсификацию градплана, господин Федоров ссылается на материал по лифтам. Который, как видно из текста, был зарегистрирован еще 14 мая 2010 года и  валялся в УВД почти два года.

Федоров разъясняет, что «по материалу проверки КУСП №14046 от origindate::14.05.2010 было принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела – последнее origindate::15.03.2012 года, которое до настоящего времени не отменено судом и прокуратурой». Интересно, с какого перепугу история с лифтами становится основной, а основной объект конфликта – незаконный паркинг уходит на второй план? И если последнее решение об отказе в возбуждении дела отменено, значит есть и предыдущие? Тогда где можно с ними ознакомиться? И какие еще тайны по конфликту вокруг Коломяжского 15, скрываются в архивах Приморского УМВД? Ведь дальше Федоров сообщает, что по фактам изложенным в обращении Скляр была проведена проверка Следственным комитетом по Приморскому району, по результатам которой  отказано в возбуждении уголовного дела.  Но заявители об этом ничего не знали, о чем и жаловались Бастрыкину. Тогда получается, что бастрыкинские подчиненные просто мариновали у себя отказной материал.

Слово женщины закон?

Но все-таки обитателям нехорошего дома не стоит отчаиваться. С некоторых пор в Приморском УМВД, куда спихнула материал городская прокуратура, отношение к клятвенным заверениям лиц, тесно связанных с акционерами ЗАО «Строительный трест» изменилось. Еще совсем недавно в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела №76/991 от 13 января 2012 года оперуполномоченный Морозов прямо написал, что договор между собственниками помещений и созданной Резвовым и Берсировым    управляющей компанией «Уютный дом «Коломяжский»  суд признал ничтожным. Но уже после решения суда к нему зашла директор «Уютного дома» Ольга Мартыновская, которая сообщила, что «указанный договор на управление содержание и ремонт многоквартирного жилого дома до настоящего времени в судебном порядке не признан недействительным».

«Что там какой-то Арбитражный суд, когда сама Мартыновская не признает его решения!» – наверное, подумал оперативник. И плюнув на судебное решение, дело о незаконном получении этой компанией 1,5 млн. руб., возбуждать, не стал!

Неудивительно, что после такого демонстративного наплевательства на арбитражную Фемиду, уже замгенерального директора ЗАО «Строительный трест» Ирина Топталова поклялась, что фальшивый градостроительный план подсунули «Строительному тресту» злые люди из Комитета по градостроительству и архитектуре. Но видимо на сей раз, недавняя переаттестация все же пошла на пользу Приморскому УМВД.

Добросовестность и принципиальность проявил майор полиции Марченко М.Л., который проводя проверку по упомянутому письму прокуратуры, не ограничился клятвами работников ЗАО «Строительный трест» и задал неудобные вопросы сотрудникам КГА. И тут-то выяснилось, что ответственный чиновник петербургского Комитета по градостроительству господин Град категорически заявил, что на фальшивом плане подпись не его. Подпись второго сотрудника КГА – Свиридова, сейчас передана на экспертизу её подлинности. Опросил майор Марченко и сотрудников Службы строительного надзора. Ведущий специалист СГСНиЭ прямо подтвердил оперативнику, что «размещение паркинга на данной территории противоречит градостроительным нормам и в случае предоставления подлинного плана в СГСНиЭ в разрешении на строительство было бы отказано».

Похоже, что желающих защищать интересы Резвова и Берсирова ценой своей карьеры, становится все меньше. Особенно заставила задуматься лоббистов «Строительного треста» недавняя отставка начальника петербургского Стройнадзора Александра Орта, который и санкционировал строительство злополучного паркинга. Надеемся, что прокуратура, которая должна санкционировать продление срока расследования материала о фальсификации документов и незаконном строительстве  на Коломяжском 15,  на этот раз выполнит свои обязанности.

Оригинал материала: «Руспрес»