Православная торговля

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Бизнес при храме Христа Спасителя "держат" бывшие советник Березовского Вишняк, совладелец казино "под Тохтахуновым" Комаров и нефтяник Возяков

Оригинал этого материала
© "Ведомости", origindate::29.10.2012, Фото: "Ведомости", PhotoXPress, "ИТАР-ТАСС", "Коммерсант"

Православная торговля

Роман Шлейнов

"Чисто по-мирскому"

Мировой судья участка № 350 Савеловского района Москвы 19 октября прекратил административные дела о клевете в отношении Общества защиты прав потребителей (ОЗПП) и его руководителя Михаила Аншакова. Дело о клевете возбудила московская прокуратура по заявлению Фонда храма Христа Спасителя, после того как ОЗПП рассказало о коммерции, процветающей на территории храма. Точнее, историю с коммерцией раскопали и рассказали первыми «Московские новости», а сотрудники ОЗПП прошлись по следам газеты с камерой и сняли целый фильм. А потом подали в суд иск о нарушении закона о защите прав потребителей (кассового аппарата нет, информации для покупателей нет и проч.). Иск ОЗПП проиграло, зато «в процессе рассмотрения дела нам удалось ознакомиться с документами, которые предоставляли ответчики», рассказывает юрист ОЗПП Андрей Семенов.

Из них следовало, что храмовый комплекс и территория принадлежат городу Москве, в 2004 г. распоряжением мэра они переданы в управление некоммерческой организации — Фонду храма Христа Спасителя. Распоряжение предписывало фонду заключить договор о совместном использовании помещений храма с Патриаршим подворьем. Но подворью в итоге передано лишь 7% площадей.

А как используются остальные 55692 кв. м? Кроме собственно храма на территории расположены автомойка, столовая, химчистка-прачечная, платная подземная стоянка на 305 автомобилей. Исходя из объявленных расценок она может приносить до 50 млн руб. выручки в год. В большинстве случаев продавцом услуг выступает Фонд храма Христа Спасителя. У него же можно арендовать храмовые помещения для корпоративных мероприятий: зал церковных соборов — 450000 руб. в сутки, конференц-зал — 100000 руб. В храме представители ОЗПП купили шкатулку, а потом попытались реализовать свое право на возврат товара. Но продавщица возмутилась: «Такое впечатление, что мы с вами разговариваем на разных языках… Я вам говорю то, что положено, как в храме, а вы мне начинаете чисто по-мирскому».

Фонд получает деньги и по госконтрактам. СПАРК показывает, например, что в 2008 г. парковочные места у него арендовал Российский фонд федерального имущества за 1,2 млн руб. Наконец, есть субсидии от Москвы «на поддержание состояния храма»: с января 2010 г. по сентябрь 2012 г. фонд получил 698,2 млн руб.

«Тогда у нас возникли вопросы к фонду, — продолжает Семенов из ОЗПП. — Некоторые помещения сдаются в аренду, поступают субсидии от города Москвы и еще собираются пожертвования: куда идут все эти деньги? Мы обратились в московскую прокуратуру, в налоговую, в департамент недвижимости правительства Москвы. А фонд подал встречное заявление о клевете (это дело и было прекращено в октябре. — “Ведомости”)».

О финансах фонда мог бы рассказать его руководитель Василий Поддевалин, но он на запрос «Ведомостей» не ответил. Зато «Ведомостям» удалось разыскать нескольких владельцев прихрамового бизнеса.

"Вы ошиблись, это храм"

Compromat.Ru

Сувенирный магазин у храма Христа Спасителя, или ООО "Врата-1"

Если смотреть с Волхонки, то справа и слева от храма видны две лавки — сувенирная и ювелирная. В первой торговлю ведет ООО «Врата-1», во второй, которая называется «Ларец», — ООО «Врата-2». В СПАРК можно отыскать еще несколько «Врат». Это зарегистрированные по адресу храма Христа Спасителя «Врата-3», «Врата-5» (торговля фармацевтикой, косметикой и парфюмерией) и «Врата-4» (бухгалтерия и аудит) и зарегистрированные по адресу церкви Священномученика Климента на Пятницкой «Врата-8» (торговля ювелирными изделиями).

В храме Христа Спасителя и церкви Священномученика Климента о «Вратах» ничего не слышали: «Вы ошиблись, это храм».

Совладельцем всех «Врат» и гендиректором почти всех (за исключением одного ООО) числится Алексей Вишняк. Популярность этому человеку принесла в сентябре телепрограмма Аркадия Мамонтова «Провокаторы-2». В ней Вишняк, представленный как бывший советник Бориса Березовского, делал предположение, что за акцией [page_32439.htm Pussy Riot] в храме мог стоять Березовский.

В интервью телеканалу «Дождь» Березовский вспомнил, что с Вишняком он знаком давно: когда-то финансировал православную газету, которую тот возглавлял. Затем Вишняк встречался с ним в Великобритании и Израиле. Березовский говорит, что консультировался у Вишняка по поводу библейской терминологии, в частности когда писал письмо патриарху Кириллу.

Вишняк в блоге на «Эхе Москвы» подтвердил, что близко знаком с Березовским с 1990-х и работал «его советником по религиозным вопросам». Он также сообщил, что руководит общественной организацией «Преображение».

Найти в СПАРК «Преображение», руководителем которого числился бы Вишняк, не удалось. Зато там обнаружился Фонд поддержки ветеранов органов ГИБДД-ГАИ, учредителем и руководителем которого он значится. Этот фонд тоже зарегистрирован по адресу храма Христа Спасителя.

«Мы представляем взгляды влиятельного в РПЦ крыла клириков, имеющих вполне либеральные взгляды на взаимоотношения церкви и общества, и современно мыслящих представителей силовых структур», — написал Вишняк в своем блоге на «Эхе Москвы».

Березовский на «Дожде» вспомнил о том, что Вишняк при встречах с ним «все время говорил о своих тесных связях с патриархом Кириллом <...> точнее, с высокими чинами в Русской православной церкви».

СПАРК показывает одну вещь, которая может быть интересна тем, кто увидел в церковно-правоохранительных связях Вишняка возможность для бизнеса. Вишняк учреждает фирмы с одним и тем же названием, но разными совладельцами. Так во «Вратах-1» и «Вратах-2» первоначально 51% принадлежал башкирскому предпринимателю Ильшату Ниязову. Но эти «Врата», похоже, не привели Ниязова к храму. Вишняк в мае 2009 г. подал против него иск в арбитражный суд о расторжении договора купли-продажи доли во «Вратах-1» в связи с «существенным нарушением договора». В ответ Ниязов внес 6120 руб., которые должен был по договору купли-продажи заплатить за свой 51%, и сообщил суду, что не желает спорить с Вишняком из-за 6000 руб., поскольку «вложил в общество значительные денежные средства». В иске Вишняку было отказано. В декабре 2009 г. он зарегистрировал «Врата-1» уже по адресу храма Христа Спасителя, они сейчас и торгуют сувенирами на территории храма. Ниязов к ним отношения не имеет.

Фондов ГИБДД тоже было два. И «Врат-8» двое, обе фирмы зарегистрированы по адресу церкви Священномученика Климента, обе — для ювелирной торговли, в обоих — гендиректор Вишняк.

«Ведомости» связались с Вишняком. Он попросил перезвонить и перестал подходить к телефону.

Киоск в стиле храма

Названия фирм у Вишняка похожие, а партнеры разные. «Лучше Феликса Комарова [об этом бизнесе] никто не расскажет», — говорит предпринимательница Вероника Людмирская, доля которой в различных по порядку «Вратах» колеблется от 6 до 25%.

Российский предприниматель и обладатель американской грин-карты Феликс Комаров рассказал «Ведомостям», что вложил в бизнес у храмов около $1 млн. Теперь ему и его партнеру — гражданину Германии Игорю Рабиновичу принадлежит половина «Врат-2» (лавка «Ларец» у храма Христа Спасителя) и половина ООО «Православный ювелирный дом», которое владеет долей во «Вратах-8».

Compromat.Ru

Compromat.Ru

Феликс Комаров
Ювелирная лавка "Ларец", она же ООО "Врата-2"

«Года полтора-два назад я пересекся с людьми, которые занимаются храмом и этой деятельностью, в том числе и с Вишняком, — вспоминает Комаров. — Знакомство произошло на церковном мероприятии. Я делал пожертвования храму, дарил кресты работы Эрнста Неизвестного». По словам Комарова, в этот бизнес его привлекло «не желание обогатиться, а благотворительная деятельность»: «Встретился с людьми, принял участие в проектах, которые касаются храма и вот этих “Врат”. Один из этих проектов, назовем его упрощенно, — ювелирка. У храма построен киоск, очень культурно, в стиле храма, там все согласовано именно с той компанией, которая проектировала, с компанией, которая строила [храм], чтобы не было никакого диссонанса. Там продаются предметы веры — крестики, медальоны». Комаров убежден, что это хорошее дело. «Эти предметы люди покупают. Так лучше пусть они покупают здесь. Я и мои партнеры уверены, что здесь никого не обманут, что пробы будут нормальными».

«Ларец» открыт около года, Комаров называет его «пилотным проектом у главного храма страны». Ему нравится идея «Православного ювелирного дома»: «Я бы хотел это сделать в других городах и при других храмах и чтобы ценовая политика там была мягче. Если развивать эту сеть, как планируется, то объем ювелирного бизнеса может составить несколько миллионов долларов… Меня просто одна лавочка не интересует. А вот идея централизовать все это, чтобы вещи были утверждены и соответствовали церковным канонам, чтобы они были апробированы и чтобы в этом духовно и материально участвовала церковь, — такая идея мне интересна», — объясняет он.

В планах Комарова — открыть при церквях еще и «народные аптеки», где цены будут «человеческие» (в ноябре 2011 г. зарегистрированы фармацевтические «Врата-3» и «Врата-5»).

Раньше Комаров занимался другим бизнесом. Согласно СПАРК, он, например, был совладельцем одного из центральных казино Москвы — клуба «Европа» у Страстного бульвара. Казино, как сообщалось, контролировал авторитетный предприниматель Алимжан Тохтахунов.

«Моя жизнь давала не одну синусоиду, — шутит Комаров. — В Советском Союзе я был инженером, затем главным инженером проекта. Я принимал решения, летал по всей стране, много и очень интересно работал. Затем, когда все поменялось, поменялся и я».

Восемь лет Комаров прожил в Америке — до 1998 г. «Я приехал в США с идеями, которые смог воплотить с группой молодых людей, — вспоминает он. — Я уговорил их не заниматься просто фарцовкой, а поставлять компьютеры, мы этим занимались, и это были первые деньги, которые я там заработал». В США Комаров создал многомиллионный бизнес, который включал ресторан, ночной клуб и ювелирные мастерские.

Комаров говорит, что «владел галереей «Русский мир» на 5-й авеню, «музейной миле» Нью-Йорка. И что он прекрасно знаком с Руди Джулиани (бывший мэр Нью-Йорка), с Эрнстом Неизвестным и другими знаменитыми скульпторами и художниками.

ФБР пыталось связать Комарова с Вячеславом Иваньковым. У ФБР была информация, что Комаров якобы отмывает деньги для Иванькова, говорится в материалах суда, который рассматривал иск Комарова к одному из американских издательств.

«Он никогда не был по-настоящему бандитом. Я думаю, что его блатное прошлое — это почти что выдумка, — говорил о Комарове Неизвестный в книге Игоря Свинаренко “Наши люди” и дальше рассуждал: — Что такое бандит? Тут надо определиться. Один русский человек мне задолжал $470000. Я не знаю, как привести в действие русский закон, чтобы вернуть хотя бы половину этих денег. А бандит — он такую услугу оказать может».

«Время было такое сложное, необычное, — рассказывает Комаров. — Для Америки тогда все русские были бандитами. Ко мне когда приходили за интервью, я говорил: welcome, вас что интересует — мафия или искусство? Я об этом говорил смело. Честному человеку бояться нечего. А если есть мои фотографии с людьми, которые ассоциируются с преступностью, это не значит, что я преступник. У меня в галерее в центре Манхэттена висели мои фотографии с кинозвездами, например с Сильвестром Сталлоне, с Аль Пачино, но это не значит, что я актер». «Я столько лет езжу в Америку по три-четыре раза в год. У меня грин-карта. Если бы что-то было — вы же знаете разные американские списки, — мне давным-давно закрыли бы въезд», — заключает Комаров.

Бизнес вместо выставки

Compromat.Ru

Игорь Возяков

Еще один человек, которого Вишняк пригласил в храм Христа Спасителя, — Игорь Возяков; его родственник Дмитрий Возяков числится владельцем ООО «Дьюрисофт», которому принадлежит 35% во «Вратах-4» (бухгалтерия и аудит).

В нефтяном бизнесе Возяков известен как менеджер «Лукойла» (возглавлял управление стратегического маркетинга до 1999 г.), а потом как заместитель вице-президента «Транснефти» (примерно до 2003-2004 гг.). «Энергичный, предприимчивый молодой человек», — вспоминает о Возякове бывший коллега.

А в обществе Возякова знают как страстного коллекционера и основателя музея «Дом иконы» на Спиридоновке. «Основным делом и интересом в моей жизни давно уже стало собирательство редких, старинных, представляющих собой особую историческую и культурную ценность икон, — передал Возяков “Ведомостям”. — Когда коллекция стала насчитывать больше 2000 икон старинного письма <...> было принято решение создать музей, чтобы передать в него свою коллекцию».

Коллекционирование икон и музей далеки от коммерции, при чем же здесь «Врата-4» с их бухгалтерией? Осенью 2012 г. Вишняк обратился к музею с предложением устраивать временные выставки в обходной галерее храма Христа Спасителя, рассказывает Возяков. Это предложение его заинтересовало. «Вишняк и его сотрудники готовили все необходимые бумаги для того, чтобы мы в декабре уже смогли открыть рождественскую выставку, — продолжает Возяков. — Очень скоро выяснилось, что наша выставочная деятельность невозможна без его участия. Итак, нам было предложено создать компанию, с которой бы велись все договорные отношения: страховые договоры, договоры приема на временное хранение, акты сохранности, гарантия возврата и т.д. Так и появилась компания «Дьюрисофт».

Но дальше дело не пошло: выяснилось, «что условия и перспективы музейной деятельности не соответствовали моим ожиданиям», аккуратно формулирует Возяков: «Я всегда был уверен <...> что подобная деятельность не должна носить коммерческий характер. В результате того, что наши точки зрения разошлись <...> проект дальше создания компании “Дьюрисофт” не пошел. С тех пор я <...> Вишняка не видел <...> Компания “Дьюрисофт” в настоящее время деятельности не ведет, имеет нулевой баланс и готовится к ликвидации».


***

Руководитель фонда

Compromat.Ru

Василий Поддевалин

Руководит Фондом храма Христа Спасителя Василий Поддевалин. Раньше он возглавлял московское представительство Интеграционного комитета Белоруссии, Казахстана, Киргизии и России, был советником управляющего Межпромбанка, принадлежавшего «православному банкиру» Сергею Пугачеву, а после руководил управлением делами Совета Федерации (2002–2003). Фонд он возглавил в 2004 г. Как сообщали «Московские новости», его детям — Елене и Михаилу принадлежит та самая автомойка и охранное предприятие «Колокол», которое отвечает за безопасность на храмовой территории.

Все по закону

«Динамичная, слаженная, профессиональная работа фонда позволила воссоздать за 4,5 года храм, который в XIX в. строился 44 года», — отметил Фонд храма Христа Спасителя в своей жалобе в московскую прокуратуру на Общество защиты прав потребителей. Фонд, сказано в документе, действует строго по закону и «имеет право сдавать помещения по договорам субаренды во временное владение и пользование третьим лицам».
Ведомости


***

"Преображение" Алексея Вишняка

Забивший родителей гантелями "псих", "православный мальчик-зайчик" на подряде у Березовского, хозяин ларьков при ХХС, "звезда" государственного телеканала

Оригинал этого материала
© The New Times, origindate::17.09.2012, Свидетель обвинения №1, Фото: via "Ведомости", Иллюстрации: via The New Times

Зоя Светова, Евгения Альбац, Ольга Бешлей, Дмитрий Ткачев

Compromat.Ru

Алексей Вишняк

Свидетель обвинения № 1. Алексей Вишняк: «11 февраля 2011 года в ресторане Zafferanо Борис Абрамович Березовский мне твердил и показывал iPad, открывал и показывал: «Посмотри — Петя Верзилов, вот посмотри — Толоконникова. Мы скоро начнем действовать. Скоро будем очень много всего». Я говорю: «Борис Абрамович, а что мы увидим?» — «Увидишь. По церковной линии мы начнем действовать». (Программа «Провокаторы-2», 11 сентября 2012 года)

Вплоть до прошлой недели, когда программа Аркадия Мамонтова вызвала бурное обсуждение в блогах, информация об Алексее Вишняке в интернете была крайне скупой. Чтобы реконструировать его биографию, The New Times поговорил с людьми, которые были близко знакомы с православным бизнесменом-филантропом в разные годы его жизни.

Подозреваемый

[…] Сын актера Театра им. Маяковского Виктора Вишняка и литератора и редактора журнала «Смена». («Моя мама занималась поэзией и литературой, а также писала картины, копии старинных мастеров», — сказал сам Вишняк в телефонном разговоре с The New Times), в 1986 году он поступил на театроведческий факультет ГИТИСа на курс, которым руководил Борис Николаевич Любимов. Со второго курса Вишняк был призван в армию, отслужил год и вернулся в институт. Педагог, работавшая в ГИТИСе в те годы (она просила не называть ее фамилию), охарактеризовала своего бывшего студента как «странного мальчика»: «Он много говорил, но всегда как-то не попадая в тему, которая обсуждалась. Он был заметный, но не могу сказать, идиот или сумасшедший, одаренный или бездарный. Просто какой-то… никакой». Свою фамилию просила не называть («Не ссылайтесь на меня, а то он и меня убьет, не дай бог») и соученица Алексея, которая помнит его как «сумасшедшего совершенно человека с очень подвижной психикой», но при этом «никогда не агрессивного».

Адвокат Виктор Данильченко, который защищал Алексея Вишняка на судебном процессе в Мосгорсуде в 1989 году, вспоминает, что его подзащитный очень нравился девушкам. Вероятно, это обстоятельство и сыграло в жизни студента-театроведа роковую роль. «Это потрясло тогда весь институт, а наш факультет — точно, — говорит бывший преподаватель ГИТИСа. — В один прекрасный день мы узнали, что он убил своих родителей за то, что ему не дали жениться на девушке, в которую он был влюблен. Сначала он убил папу, который ему этого не позволил, потом, чтобы мама не расстраивалась, — маму. Меня вызывали на суд. Какую-то ересь он говорил на суде, что ему привиделся кто-то — велел пойти и убить родителей. После этого у нас он больше не появлялся».

Девушка, из-за которой в семье Вишняков случилась трагедия, — дочь народного артиста России Юрия Горобца Елена. Убийство произошло в 1989 году; собеседники The New Times сходятся в описаниях деталей — орудием преступления были гантели, родители Вишняка погибли во сне. Сам он в телефонном разговоре с The New Times сначала назвал происшедшее «личной трагедией», а потом сказал: «Вы знаете, какая была первая версия следователя, когда мои родители погибли? Мама писала картины, копии старинных мастеров, и следователь думал, что они стоят миллионы долларов. Он выдвинул версию, что я нанял каких-то людей, а когда понял, что картины не стоят ни гроша, она рассыпалась. Там был миллион версий. Отец Георгий вообще считает, что это (убийство) — заговор спецслужб». The New Times связался с отцом Георгием. Настоятель Воскресенской церкви села Карабаново подтвердил, что знает Алексея Вишняка более двадцати лет, но «никогда не говорил, что его родителей убил КГБ. У меня нет никаких доказательств этой версии».

Адвокат Данильченко рассказал The New Times, что «доказательств его вины было больше чем достаточно. Убийство было страшное, вроде бы ему привиделся какой-то старик, который манил его за собой. И своих родителей он убил гантелями. На суде его сокурсники подтверждали, что у него не все в порядке с головой — и я с самого начала не верил, что он был вменяем». Между тем первая экспертиза показывала, что подсудимый вменяем. Адвокату Данильченко удалось добиться проведения повторной экспертизы — ее делал известный советский психиатр Василий Королев, и со второй попытки Алексей Вишняк был признан невменяемым. Сам Вишняк сказал The New Times, что «временная невменяемость была поставлена на полгода».

Адвокат Раиса Тюрина, присутствовавшая на том процессе в качестве стажера, в беседе с The New Times вспомнила, что на суде говорили: покойные родители отдавали себе отчет в проблемах Алексея, но не прибегали к помощи психиатров из жалости к сыну. «Потом, когда его дневники исследовали — а он там разрабатывал какие-то маршруты для сталкера, — стало понятно, что это диагноз. […] Так или иначе, Алексей Вишняк отправился не в тюрьму, а в психиатрическую клинику.

Безумие, любовь, побег

[…] По информации The New Times, первое время Алексей Вишняк содержался в психиатрической больнице специального типа (в советское время в такие учреждения направлялись обвиняемые, признанные судом невменяемыми), но позже был переведен в обычную клинику — Чеховскую психиатрическую больницу. Cразу несколько человек из окружения Вишняка подтвердили The New Times, что примерно в 1991 году из клиники будущий бизнесмен либо бежал, либо вышел, подкупив врачей. «В то время бежать было не так уж сложно, — говорит председатель Независимой психиатрической ассоциации Юрий Савенко, — психиатрические больницы общего типа в советское время охранялись весьма слабо. В частности, бывали побеги и из Чеховской больницы». Но каким бы способом Алексей ни покинул лечебницу, фактом остается то, что на четыре года он вместе с Машей Червинской, сбежавшей ради возлюбленного из дома, исчез из поля зрения близких (редакции известны фамилии источников, но для этих людей вся эта история — личная трагедия, и поэтому они просили их имена не называть). Позже Маша Червинская и Алексей Вишняк поженились и по сию пору живут вместе, у них двое детей.

По другой версии, бежав из больницы, Вишняк нашел пристанище в одном из православных монастырей (Маша Червинская была известна своей набожностью), возможно — трудником. […] По информации The New Times, какое-то время после побега Алексей Вишняк находился в розыске. Затем розыск был снят. Почему — неизвестно. Зато известно, что сейчас Вишняк возглавляет специальный фонд, оказывающий помощь ветеранам ФСБ и МВД.

Бизнес и православие

По словам самого Алексея Вишняка, уже в 1990–1991 годах он занимался бизнесом — «вместе с еще одним человеком» создал агентство недвижимости. Впрочем, родственник Вишняка утверждает, что бизнес этот задался не сразу: начинающий предприниматель «строил какие-то домики в Подмосковье», за неимением стартового капитала продал квартиру близких жены и вложил деньги в дело, но партнеры его «кинули».

Чем Вишняк занимался в девяностые, никто из опрошенных редакцией людей в точности не знает. Следующее свидетельство, которое удалось получить The New Times, датируется уже 1999 годом. Борис Березовский не помнит, кто и при каких обстоятельствах представил ему Вишняка, а сам Вишняк утверждает, что с влиятельным бизнесменом его познакомил журналист Михаил Леонтьев — в ресторане «Петрович», расположенном в одном доме с тогдашней редакцией журнала «ФАС», где Леонтьев был главным редактором. «Он познакомил меня с Березовским, потому что услышал от меня несколько идей религиозного плана, — рассказал Вишняк в телефонном разговоре. — Березовскому эти идеи понравились, и он спросил: «А чем ты занимаешься?» — «У меня агентство недвижимости». — «А сколько ты зарабатываешь?» — Я говорю: столько-то и столько. — «А давай я буду покупать у тебя идеи?» — «Ну, давайте попробуем». (Впрочем, нельзя не отметить, что Вишняк постоянно путается в показаниях, а его слова сами участники событий постоянно опровергают.)

Так Алексей Вишняк стал помощником депутата Госдумы Березовского на общественных началах. Публицист Юрий Фельштинский, знакомый с Вишняком, характеризовал его деятельность так: «мутный околорелигиозный человек, который: а) получал у Бориса какие-то деньги непонятно на что, когда эти деньги у Бориса были, б) собирал для Бориса всякую информацию, проводя с ним по телефону политинформации. Вреда от него не было никакого, пользы тоже никакой и ни разу».

Впрочем, в 2001 году Вишняк получил от Бориса Березовского финансирование и под вполне конкретный проект — православную газету «Пределы века» (в интервью The New Times сам Березовский сказал, что это было несколько сот тысяч долларов). Научный сотрудник Центра по изучению Восточной Европы при Бременском университете и религиозный публицист Николай Митрохин рассказал The New Times, что сотрудничал с этой газетой: «Она издавалась на деньги Березовского, который хотел сделать альтернативный православный проект, причем с консервативных позиций. Мои материалы составляли основное содержание газеты. Вишняк выплатил мне только первый гонорар и остался должен много денег. Насколько я знаю, его экономическая деятельность заключалась в том, что он поставил большой плакат с рекламой «Пределов века» на Рублевском шоссе — притом что реально газета вообще нигде не распространялась. Утверждалось, что она рассылается в сотни храмов, но я думаю, это было вранье. Проект просуществовал месяца четыре или пять. Дальше Вишняк всем задолжал и растворился в неизвестности. Это был примерно 2000–2001 год». По словам Митрохина, газета прекратила свое существование потому, что быстро вызвала раздражение епископата, в частности, митрополита Ставропольского Гедеона. Самого Алексея Вишняка Митрохин характеризовал категорично: «мошенник и вор, такой сорт православных мальчиков-зайчиков, которые около патриархии крутились». Сам Вишняк свое участие в издании газеты «Пределы века», как и то, что ее финансировал Березовский, подтвердил. «Там было очень много антипутинских статей», — похвалился он.

Что же касается последующей деловой карьеры Алексея Вишняка, то Митрохин, автор книги «Русская православная церковь: современное состояние и актуальные проблемы» (М.: НЛО, 2006 г.), говорит: «Сейчас он владеет киосками около ХХС и ходит с красивой блондинкой — вот все, что я знаю. Но такой бизнес не мог состояться без личного участия ключаря храма Христа Спасителя протоиерея Михаила Рязанцева, потом есть архиепископ Арсений, викарий Москвы, который реально администрирует всю деятельность на территории города. Фонд храма Христа Спасителя подконтролен правительству Москвы, хотя Церковь имеет в нем решающий голос. Так что, конечно, и в правительстве Москвы есть какие-то чиновники, которым он тоже, скорее всего, носит».

Корреспонденты The New Times посетили «ларьки» Вишняка на территории ХХС. В одном из них наряду с религиозной утварью и иконами продается широкий ассортимент вполне светских сувениров — нелепые фигурки утят, деревянные ложки, изделия из бересты, бюсты Пушкина, платки, колокольчики, резные шкатулки, пряники и шоколад, выпущенный к юбилею Бородинского сражения. Второй отведен под предметы роскоши — наряду с эмалевыми иконами и бриллиантовыми нательными крестиками там можно приобрести хронограф из розового золота и жемчужные ожерелья. Продавщицы обоих магазинов не знали о собственнике ничего. «Как случилось, что ваши магазины расположены в ограде храма Христа Спасителя? Главный кафедральный собор РПЦ, скорее всего — зона охраны ФСО?» — поинтересовался у бизнесмена The New Times. «ФСО к этому отношения не имеет. ХХС является собственностью Департамента имущества правительства Москвы и передан в доверительное управление Фонду храма Христа Спасителя. А фонд предоставил мне возможность построить там эти магазины», — объяснил Вишняк.

Николай Митрохин уверен, что Вишняк в свое время, «занимаясь православным деланием, выгодно продал кому-то свои контакты с Березовским». Отец Георгий Эдельштейн, чей сын Йоэль (Юлий) Эдельштейн занимает в правительстве Израиля пост министра информации и диаспоры, говорит: «Вишняку выгодно со мной общаться: он ездит в Израиль и козыряет моим именем, встречаясь с высокопоставленными людьми в Кнессете».

Действительно, в последние несколько лет Вишняк часто бывает в Израиле и тесно сотрудничает с издательством «Гешарим. Мосты культуры», специализирующимся на литературе по истории еврейской культуры, впрочем, не как бизнесмен, а как глава созданного им фонда «Преображение».

[…] на сайте «Преображения» [...] указано, что важное направление деятельности фонда — поддержка ветеранов силовых ведомств, в том числе ФСБ.

Отец Георгий Эдельштейн не удивлен: по его сведениям, контакты в силовых ведомствах у Вишняка есть. «Он работает в ХХС, а ХХС нашпигован сотрудниками спецслужб». Сам же Алексей на вопрос о контактах в силовых ведомствах ответил: «Среди них есть и милиционеры, и УБЭП, и гаишники, есть и фээсбэшники. Но с самой организацией ФСБ у меня никаких контактов нет». Когда The New Times задал ему вопрос, вхож ли он к патриарху (так утверждал в интервью The New Times Березовский), связь оборвалась.

Почему Мамонтов пригласил Вишняка в программу «Провокаторы-2», которая стала продолжением процесса над Pussy Riot, — только ли потому, что он связан с ХХС, сотрудники которого были свидетелями обвинения на реальном процессе?

Похоже, что связи Вишняка с главным государственным каналом несколько глубже, чем может показаться. По словам отца Георгия Эдельштейна, 25 августа — через две недели после оглашения приговора по делу — он приезжал к нему со съемочной группой канала «Россия 1» и сам задавал отцу Георгию вопросы о Pussy Riot и митинге на Болотной. […]

На вопрос The New Times о том, что связывало его с Борисом Березовским последнее время, Вишняк сказал, что он находился с ним в переписке, в частности, редактировал его «разные тексты, касающиеся религиозных вопросов. А также манифест Либеральной партии России». Березовский это отрицает, хотя и говорит, что советовался с Вишняком по вопросам церковной терминологии. Алексей Вишняк обещал прислать свою переписку с Березовским. Потом долго торговался посредством СМС. Прислал копию покаянного послания Березовского патриарху Кириллу из электронного письма, отправленного им в Лондон 26 февраля 2012 года. В тексте действительно есть небольшая правка. Больше от Вишняка ничего не пришло.

Compromat.Ru


На вопрос The New Times, как на него вышли авторы программы «Провокаторы-2», Вишняк сказал, что ему позвонил сам Мамонтов (Аркадий Мамонтов в программе «Поединок» сообщил, что Алексей Вишняк вышел на него несколько месяцев назад), потом вдруг замолчал: «Я же не просто так занимаюсь этими делами, есть определенные люди, у нас с ними договоренность согласовывать /…/ Я сделаю звоночек и вам перезвоню». Не перезвонил.

Мы пытались узнать у журналиста Аркадия Мамонтова, знал ли он о прошлом Алексея Вишняка. Ответа получить не удалось. Остается только изумиться, как государственный канал может использовать в качестве главного свидетеля своего обвинения человека, в прошлом которого был судебный процесс по обвинению в убийстве и приговор: «Отправить на принудительное лечение в психиатрическую больницу».


***

Compromat.Ru

Покаянное письмо Березовского с правкой, которую Вишняк, по его словам, лично внес в текст. Это файл из приложения к электронному письму, в котором действительно указан один из адресов Березовского