Православный офшор

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© "Газета", origindate::31.10.2004, Фото: "Известия"

Православный офшор

Полина Силуянова, Мария Селиванова

Converted 17718.jpgРусская православная церковь (РПЦ) предлагает переписать налоговое законодательство и освободить религиозные организации от уплаты налогов. Между тем Церковь и так не платит большинства налогов. Эксперты считают, что дополнительные льготы религиозным организациям предоставлять нецелесообразно: они сразу же станут лазейками для ухода от налогов коммерческих структур, как уже было в недавней российской истории.

"Не только осуществления культа"

"Законодательство (налоговое. - ГАЗЕТА) загоняет религиозные организации в прокрустово ложе, определенное советской идеологией", - заявил на прошлой неделе глава отдела внешних церковных связей Московского патриархата митрополит Смоленский и Калининградский Кирилл на встрече членов Межрелигиозного совета России с представителями Совета Федерации. Он посетовал, что "под религиозной деятельностью российские законодатели понимают ровно то же, что понимали в советское время, то есть только культовую деятельность", вся же остальная деятельность подпадает под налогообложение. Тогда как, по словам митрополита, "общество ждет от религиозных организаций не только осуществления культа, но и участия в решении вопросов, связанных с качеством жизни человека".

Между тем уже сейчас РПЦ не платит никаких налогов, кроме земельного и налога на имущество. Причем от уплаты первого из них освобождаются все церковные здания и сооружения, если они являются памятниками истории, культуры и архитектуры. Что же касается второго налога, то, если имущество используется для осуществления религиозной деятельности, платить за него тоже не надо. Кроме того, от налога на имущество освобождены и церковные объекты, признанные "памятниками истории и культуры федерального значения" и "объекты социально-культурной сферы, используемые для нужд культуры и искусства, образования, физической культуры и спорта, здравоохранения и социального обеспечения". Единственное, что подлежит налогообложению, это подсобные помещения и церковные хозяйственные постройки, например пекарни, гостиницы, мастерские. Для них законом установлена предельная ставка имущественного налога - 2,2%, но размер сбора каждый регион устанавливает сам. Большинство субъектов оставили максимальную ставку без изменений: при проведении реформы межбюджетных отношений каждый доходный источник для них - на вес золота. Именно эта ситуация и не устраивает Церковь.

Табак, алкоголь...

Просьба, озвученная митрополитом Кириллом, - не первое обращение церкви к власти с просьбой о льготах. Например, с ноября 2002 года по просьбе священнослужителей храмами, мечетями, синагогами и прочими религиозными учреждениями в России, содержащимися за счет пожертвований граждан, плата за свет и тепло осуществляется по тарифам, установленным для населения. Они значительно ниже, чем тарифы для коммерческих организаций. С переходом на новые правила оплаты экономия составила от четверти до половины суммы платежей. С учетом того, что средний российский храм на текущую оплату тепла и электричества тратит порядка 1000 долларов в месяц, экономия получается немалая. Впрочем, льгота не касается также хозяйственных построек.

Эксперты считают, что распространять налоговые льготы на хозяйственную деятельность церкви нецелесообразно, так как налоговая брешь может быть использована для извлечения прибыли при ведении коммерческой деятельности. "Если есть льготы, будут найдены и лазейки", - уверена директор по развитию Центра фискальной политики Антонина Ковалевская. "Облагать налогами церковные лавки, воскресные школы не очень правильно, - согласен с коллегой научный руководитель Экономической экспертной группы Евсей Гурвич. - Но и предоставлять льготы по импортным пошлинам, как уже было, тоже нецелесообразно».

Действительно, налоговые льготы, которые государство в 1990-е годы давало религиозным организациям, были далеко не всегда использованы с благими целями. Например, в 1994 году отдел внешних церковных сношений получил по своему ходатайству разрешение на беспошлинный ввоз с последующей частичной реализацией сигарет крупных английских и голландских фирм. Квот, ограничивающих размер импорта, установлено не было - ввозить можно было любое количество табака, при этом НДС и таможенная пошлина не уплачивались. В результате за два года было ввезено 10 тыс. тонн товаров. В 1996 году на цикл статей в различных СМИ, описывающих импорт сигарет по линии церкви, РПЦ отреагировала внутренним расследованием. Выяснилось, что в данном случае имя церкви некоторые люди использовали в недобросовестных целя". Аналогичная схема использовалась и при ввозе спиртных напитков.

...и немножко нефти

В 1995 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II написал письмо председателю Госдумы Ивану Рыбкину, где просил без уплаты таможенных пошлин ввезти из Италии в Россию 200 тонн куриных окорочков. Всю полученную от реализации прибыль было обещано потратить на восстановление храмов. В 1996 году Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обратился к президенту России Борису Ельцину с просьбой выделить 650 тыс. тонн нефти и разрешить экспортировать ее без взимания таможенных пошлин. Предполагалось, что вырученные средства РПЦ направит на покупку за рубежом коллекции православного искусства для строящегося Храма Христа Спасителя. Были ли потрачены средства на заявленные цели, проверить невозможно: церковь не подлежит аудиторским проверкам.

В середине 1990-х годов компания «Международное экономическое сотрудничество» (МЭС), учредителем которой, по различным сведениям, выступило и хозуправление Патриархии, была одним из крупнейших отечественных нефтетрейдеров. Компания участвовала в программе ООН «Нефть в обмен на продовольствие» в Ираке. В 1995 году МЭС разрешили экспортировать нефть для финансирования программы реконструкции Кремля. Разрешение на право экспорта подписывал тогдашний премьер Виктор Черномырдин, а с просьбами о них к нему обращался экс-управделами президента Павел Бородин. С 1996 года право «доступа» к экспортной трубе правительство оставило только нефтедобывающим компаниям. МЭС, хотя и не являлась таковой, сохранила за собой статус международного нефтетрейдера и продолжила качать нефть за рубеж вплоть до 1998 года. Выручка МЭС от экспорта нефти за эти годы оценивается по меньшей мере в 700 млн. долларов. Правда, куда она подевалась, остается загадкой. В 1999 году Бородин в интервью французской Le Monde заявил, что МЭС не имеет отношения к реконструкции Кремля, а «просто поставляет финансы для Минфина». По разным оценкам, администрация президента не досчиталась около 400 млн. долларов.

Таким образом, не факт, что требуемые церковью налоговые льготы будут использоваться только в социальной, образовательной и издательской деятельности. «Церковь должна понимать, что, декларируя гуманистические принципы защиты обездоленных и одновременно требуя для себя особого налогового статуса, она противоречит сама себе, - считает глава думского комитета по экономической политике Валерий Драганов. - Церковь имеет сегодня довольно прочные позиции в обществе, среди ее прихожан достаточно людей состоятельных, да и практика благотворительных пожертвований не противоречит ее духу. Так что, думаю, можно найти эквивалент налоговым льготам».