Православься, отечество

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Православься, отечество Объединенная русская церковь становится серьезной силой

"Длившийся более трех лет сложный переговорный процесс воссоединения Русской православной церкви со своей зарубежной сестрой подошел к логическому завершению. Уже сегодня состоится подписание Акта о каноническом общении между РПЦ и РПЦЗ, призванного преодолеть многолетний раскол русского православия. При этом очевидно, что событие это приобретает не внутрицерковное, а общенациональное значение. Объединение церквей, пусть пока и сугубо формальное, подчеркивает, что Россия переворачивает одну из самых темных страниц в своей истории. Это вчера подчеркнул Патриарх Московский и всея Руси Алексий II на заседании Священного синода, где впервые на вполне законных основаниях присутствовали иерархи зарубежной церкви. «Встреча Владимира Владимировича Путина с митрополитом Лавром и членами Архиерейского синода Русской зарубежной церкви, состоявшаяся в 2003 году… показала иерархам РПЦЗ, что во главе России стоит не богоборец, а православный человек», -- заявил предстоятель РПЦ, напомнив иерархам, что президент способствовал как налаживанию контактов межу церквами, так и первому визиту митрополита Лавра в Россию. Однако объединение РПЦ и РПЦЗ, которое вчера поспешили поприветствовать многие отечественные политики, сразу же ставит и новые вопросы о роли православия в современной России. В последние годы Русская православная церковь, конституционно отделенная от государства, демонстрировала амбиции, явно выходящие за пределы духовного окормления своей паствы. Напомним, что за последние годы Церковью приняты и собственные Основы социальной концепции, и своеобразный «нравственный кодекс предпринимателя», да и на проходящих ежегодно под эгидой патриархии рождественских чтениях и Всемирных русских народных соборах обсуждаются отнюдь не только узкоконфессиональные вопросы -- например, о школьном образовании или реституции земель, ранее принадлежавших монастырям. Решение Церковью внутренних проблем, в первую очередь прекращение давнего противостояния с «зарубежниками», не может не подхлестнуть процесс превращения РПЦ в ключевой элемент социальной и политической жизни -- со своей точкой зрения на то, каким должен быть облик современной России. Пока реакция политиков на воссоединение двух церквей была по большей части восторженной. Понятно, что единую церковь приветствуют представители «Единой России». «Это поистине историческое событие не только для православных, но и для всей страны. По сути, это воссоединение российского народа, возрождение его духовности», -- заявил вчера вице-спикер Госдумы, секретарь президиума генсовета «Единой России» Вячеслав Володин. «Важной вехой в деле национального примирения расколотой в прошлом России» назвал сегодняшнее событие председатель думского комитета по делам СНГ и связям с соотечественниками Андрей Кокошин. «Сердце каждого православного радуется этому воссоединению», -- поддержал коллег-парламентариев представитель верхней палаты -- глава комитета Совета Федерации по конституционному законодательству Юрий Шарандин. Однако среди одобрительных голосов звучат и нотки настороженности -- как по поводу возможных амбиций священнослужителей, так и по поводу планов государства, заинтересованного в получении еще одного инструмента влияния на общество. «Роль православной церкви как элемента гражданского общества, как негосударственного института возрастает, она становится важнейшим элементом гражданского общества. И воссоединение церквей безусловно работает на это, -- поделился с корреспондентом «Времени новостей» своим мнением первый вице-спикер Госдумы, депутат от «Единой России» Олег Морозов. -- Но что касается совмещения церкви и государства, я безусловный сторонник того, чтобы церковь оставалась вне политики». Независимый депутат Владимир Рыжков высказал «Времени новостей» уверенность в том, что в «политизации отношений церкви и государства следует винить государство, но никак не церковь». «Президенты и Думы приходят и уходят, а Русская православная церковь как существовала тысячу лет, так и будет существовать. Как историк, я считаю, что преодоление раскола -- очень значимое событие», -- подчеркнул г-н Рыжков. Пока, впрочем, о полном преодолении раскола говорить не приходится. Акт, под которым 17 мая поставят свои подписи патриарх Алексий и митрополит Лавр, действительно снимает все барьеры в евхаристическом общении. Отныне священники обеих церквей могут беспрепятственно служить, а прихожане -- исповедоваться и причащаться как в зарубежных, так и в московских храмах. РПЦ МП получает в свое распоряжение около четырех сотен приходов в 40 странах, и от 100 тыс. до полумиллиона прихожан. Но при этом о полном подчинении РПЦЗ Московскому патриархату речи не идет -- зарубежная церковь должна стать неотъемлемой, но самоуправляемой частью РПЦ. Управлять «зарубежниками» по-прежнему будет собственный Архиерейский собор (в его ведении останутся пастырская, просветительская и административно-хозяйственная деятельность заграничных приходов), но «вопросы, выходящие за пределы компетенции» этого органа отныне будут решаться Патриархом Московским и Священным синодом. В Синод войдут представители зарубежного духовенства, в первую очередь первоиерарх Русской зарубежной церкви митрополит Лавр. Нельзя сказать, что восстановление единства русского православия встретило одобрение всех зарубежных клириков. Немалая часть священников и мирян РПЦЗ не готовы преодолеть недоверие к «красной церкви». Напомним, что поводом для раскола стало признание митрополитом Сергием (Страгородским) советской власти. Тогда, в 1927 году, иерархи, оказавшиеся после гражданской войны за рубежами России, обвинили церковное руководство в сотрудничестве с «дьявольской богоборческой властью» и постановили -- до падения этой власти не вступать с РПЦ в общение. Сторонники слияния церквей упирают на то, что основные препятствия к евхаристическому общению давным-давно сняты: «безбожная власть» пала еще полтора десятилетия назад, а убитый большевиками император Николай II и его семья причислены к лику святых. «Возвращение духовного единства между Россией и сторонниками белой идеи, сохранившими ее на Западе, очень важно. Люди белой идеи вновь ощутят себя частью и посланцами России в мире», -- с такими словами замглавы ОВЦС отец Всеволод Чаплин обратился к клирикам и мирянам РПЦЗ. Но убежденные противники объединения, рупором которых стал глава Южноамериканской епархии протоиерей Георгий Петренко, упрекают Московский Патриархат в том, что он так и не выполнил до конца все условия, поставленные «зарубежниками». А именно не осудил «ересь экуменизма» и «грех сергианства» -- соответственно сотрудничество с Всемирным советом церквей и большевиками. Сколько непримиримых «зарубежников» откажется перейти в лоно Московского Патриархата, и пойдут ли несогласные с политикой митрополита Лавра в расколы и катакомбную церковь, пока сказать сложно. Но, похоже, что объединившаяся РПЦ не будет жертвовать единством рядов ради удержания под своей сенью оппозиционеров. Весьма символично, что вчера во время заседания Священного синода, на котором впервые на вполне законных основаниях присутствовали и представители РПЦЗ во главе с митрополитом Лавром, было объявлено об урегулировании канонического конфликта вокруг британской Сурожской епархии. С Сурожского епископа Василия (Осборна) снято наложенное ранее Москвой запрещение, более того, опальному иерею предоставлена отпускная грамота для перехода в Константинопольский патриархат."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации