Право на нары

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Громкий арест правозащитника. Омбудсмен: «Что вы делаете?!»

1242801773-0.jpg Свердловская область прославилась на всю страну. Но не экономическим форумом, как хотелось бы властям, а беспрецедентной акцией давления на правозащитников. О работе Алексея Соколова, которого считали своей последней защитой от беспредела десятки тысяч заключенных, теперь знает вся страна. Глава Московской Хельсинской группы Людмила Алексеева уже обратилась к федеральным властям с просьбой остановить свердловских милиционеров. И ее волнение можно понять. Как стало известно, свидетель, на чьи показания опиралось ГУВД, задерживая Соколова, за несколько месяцев до этого жаловался на пытки и давление, на заводе, который он, якобы, ограбил – никаких претензий не имеют. Уже из камеры Соколов призвал всех, кто готов выступить против произвола, заявить об этом. Все подробности – в нашем материале.

О такой славе Свердловской области никто и не мечтал. В пятницу днем два самых известных и авторитетных правозащитника России Людмила Алексеева и Лев Пономарев выступили с жестким заявлением, в котором призвали федеральные власти обратить внимание на происходящее на Среднем Урале. По мнению авторов обращения, обвинение против Алексея Соколова, защищавшего права заключенных, было сфабриковано. И это не просто слова.

Кто внимательно следит за делом Алексея Соколова, знает: его задержали 13 мая рано утром, подозревая в участии в ограблении «Уралтермосвара» в 2004 году. Пресс-служба ГУВД устами своего руководителя Валерия Горелых к обеду среды уведомила журналистов о том, что показания против Соколова дал некий Беляш, который, якобы, явился с повинной. Журналист Горелых не стеснялся в выражениях, и помимо Соколова (на которого, как и на любого гражданина России распространяется презумпция невиновности) принялся оскорблять и свердловских журналистов (что, по информации «URA.Ru», стало причиной для серьезных карьерных последствий Валерия Горелых).

Поскольку с комментарием выступило официальное должностное лицо – ему все поверили. А зря. Как рассказал правозащитник Дмитрий Рожин, осужденный Беляш, отбывающий наказание в колонии №63 Свердловской области, несколько раз обращался в «Правовую основу» за помощью. Мужчина жаловался, что из него пытками и издевательствами выбивают показания и заставляют оговаривать людей. Алексей Соколов направлял обращения заключенного в прокуратуру и к уполномоченному по правам человека по Свердловской области Татьяне Мерзляковой. Она подтвердила нашему агентству, что с 2004 года получает обращения Беляша, который «жалуется на давление со стороны органов».

Отметим, по словам специалистов, прессинг заключенных, отбывающих длительные сроки заключения, с целью оговорить «неугодных» людей – вполне распространенная практика. Рецепт довольно прост: берутся один или несколько ЗК, в багаже у которых имеются похожие преступления, их делают «соучастниками» и заставляют оговорить невиновного человека. «Не исключено, что Беляш был лишь «уткой», его могли использовать, чтобы отвлечь внимание адвокатов и общественности, а в это время силовики «работали» с Акининым. Или же ни оба могут быть свидетелями в данном деле, — отметил источник «URA.Ru» в свердловском ГУВД. – Кстати на моей памяти есть несколько судебных процессов, где доказательная база была сшита «белыми нитками» и там, в списке свидетелей как раз фигурировал Беляш. Фамилия в принципе редкая, не исключено, что он как раз и был».

Неудивительно, что в четверг вечером, когда суд определял меру пресечения для Алексея Соколова, обвинение заменило свидетеля. И на заседании были зачитаны показания не Беляша, который заранее предупредил о давлении на него, а некоего Ильи Аникина, отбывающего заключение сроком 22 года в одной из колоний Екатеринбурга. Теперь руководитель пресс-службы ГУВД Свердловской области Валерий Горелых в своих комментариях по делу Соколова старается не произносить фамилию Беляша и утверждает, что он ее ранее не называл (хотя все СМИ опубликовали данную информацию именно со слов Горелых).

Но и биография Ильи Аникина не так проста. Татьяна Мерзлякова рассказала корреспонденту «URA.Ru», что знает Аникина также давно, как и Беляша, и проблемы у него схожие.

Да и претензии по «Уралтермосвару» более, чем спорные. Начальник производственного отдела предприятия Николай Никитин рассказал нашему агентству, что часть официально заявленного ущерба заводу возместили сразу, по горячим следам. При том, работой милиционеров тогда не все были довольны – имущество вернули, сказав, что оно найдено на складе, но на чьем, был ли кто-то задержан, кого подозревают… Об этом ни слова. «Вы знаете, для нас эта история – давно минувшее дело, которое нет смысла и ворошить. Директор нас всех оштрафовал за то, что допустили подобное на территории, на этом и забыли. А что теперь происходит даже не знаю – милиция, видимо, не считает нужным информировать нас о ходе расследования», — заключил Никитин.

Омбудсмен Мерзлякова не скрывает своего недовольства: «Как только я узнала о задержании Алексея Соколова – сразу переговорила с главой ГУВД Свердловской области Михаилом Никитиным. Алексей – правозащитник! У меня за 8 лет ни один правозащитник не сел! Я сказала Никитину: «Что вы делаете?!». Он пообещал взять дело под свой контроль. Мы со своей стороны также контролируем дело Соколова. Москва – в курсе. Я буду встречаться с Золотовым, нужен и прокурорский надзор. Я запросила материалы дела Соколова. Вчера мне отказали, так как был суд по мере пресечения, но обещаю, что не позже вечера понедельника я ознакомлюсь с делом и смогу уже более предметно разговаривать. Мы будем защищать Алексея!».

От чего защищать? Совершенно очевидно. Сам Соколов, после ареста передал через адвоката, что считает происходящее местью за свою работу, за расследование ЧП в первоуральском ночном клубе, которое вывело из себя начальника ГУВД Михаила Никитина. Когда Алексея только везли от дома на допрос, ехавший с ним подполковник управления МВД по Уральскому федеральному округу Дудин, сказал: «Допрыгался правозащитничек», а потом добавил: «Захотели контролировать милицию? Милиция никому не подконтрольна», пообещав, что после суда Соколов сгниет в ИК-62.

Сам Соколов держится. Адвокат Роман Коганов, вечером в пятницу встретившийся с правозащитником, передал его слова: «Не верьте тем показаниям, что передадут из СИЗО – из меня могут выбить все, что угодно». «Он понимает, что сам оказался на месте людей, чьи права защищал, — говорит Коганов. – Держится бодро, но состояние подавленное. Он просил передать обращение ко всем, кто готов его поддержать».

Оригинал материала

«URA.ru» от origindate::15.05.09