Превентивное убийство

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Превентивное убийство

"Около двух месяцев прошло со дня убийства генерального директора Московского производственного комбината автообслуживания (МПКА) Владимира Монахова. За это время ситуация не (двинулась с места ни на шаг. Предприятие по-прежнему не акционируется, не вливается в более крупную структуру, не продается и не может рассчитаться с долгами. Возникает вполне резонный вопрос - зачем было заказывать Монахова, если с его смертью ничего не изменилось? А на прошлой неделе в Москве взорвалась одна из АЗС, а за ней заполыхала еще одна. Прямо напротив Парка культуры имени Горького. Случайно или нет? Стоим ли мы на пороге нового передела в бензиновом бизнесе Москвы? На эти вопросы мы попытались ответить, проведя собственное расследование.

Жук в муравейнике Для начала мы попросили и. о. генерального директора МПКА Дмитрия Барановского сделать оценку произошедших событий с точки зрения сегодняшнего дня.
- Сейчас, пожалуй, мы (работники МПКА) не стали бы прямо обвинять председателя правления ЦТК Юрия Шафраника в убийстве Монахова. Тогда у всех еще звучали в ушах резкие заявления эксминистра (Шафраник не так давно возглавлял Минтопэнерго РФ), которые вполне можно было расценить как прямые угрозы, особенно в свете дальнейших событий.
Сегодня мне, честно говоря, трудно представить, что госчиновник такого ранга отдал кому-то распоряжение о ликвидации неугодного директора. Да и стратегически это было бы глупо. Прозвучавшие незадолго до убийства угрозы, делают Шафраника подозреваемым номер один как заказчика. Но тем не менее на комбинате не сомневаются: созданием напряженности на бензиновом рынке, приведшей к гибели Монахова, мы обязаны именно Шафранику.
Во всем мире оптовая и розничная торговля - это два разных уровня бизнеса. Оптовой фирме, перегоняющей сотни тысяч тонн бензина в год, нет никакого резона заниматься каждой маленькой АЗС с ее собственными экономикой, налоговой политикой, безопасностью и т. д.
Шафраник же с мая этого года тараном ворвался на рынок с проектом создания этакого монстра предприятия, контролирующего весь процесс от нефтедобычи до розничной продажи. И ради него готов поломать стабильно работающую систему рынка, дискредитирующую систему рынка, дискредитируя, кстати, вполне здравую, на наш взгляд, идею создания ЦТК и исполнительную власть города. Казалось бы, дали тебе единственный нефтеперерабатывающий завод в Москве, дали налаженную систему розничной торговли в области, вот и работай. Реконструируй производственные мощности, добивайся ускорения цикла переработки, увеличения объемов... Зачем же лезть в смежный бизнес? Да еще так беспардонно! Мы, кстати, готовы войти в ЦТК, но только после реализации права трудового коллектива на приватизацию (так же, как в него вошли МНПЗ и "Моснефтепродукт").
А сейчас рынок лихорадит. Всем ясно, что делаются попытки создать монополиста, который попытается подмять под себя весь рынок, навязать свои цены и свое понимание бизнеса вообще. В такой ситуации все субъекты рынка оказываются в подвешенном состоянии, происходит задержка инвестиций в АЗС и, самое главное, снова может пролиться чья-то кровь.
Мутная вода для бизнесмена Можно разное говорить о том, что этично и что не этично в бизнесе, но, на наш взгляд, в действиях руководства ЦТК нет ничего такого, что не укладывалось бы в рамки конкурентной борьбы по российским правилам. У Шафраника есть прямой выход на правительство РФ и на Ю. Лужкова, а у руководства МПКА есть трудовой коллектив (как рычаг для достижения своих целей). Каждый использует то, чем располагает. Только вот убийство в эту схему совершенно не укладывается. Скорее, наоборот. Создается впечатление, что, останься Монахов жив, Шафраник через некоторое время МПКА все же "дожал".
И тут происходит убийство, которое, с одной стороны, устранило осторожного, проверяющего каждый шаг директора, а с другой - бросило тень на мощный, с большими амбициями ЦТК. То есть воду старательно замутили. Остается только ждать, кому достанется рыба.
Не случайно как никогда остро (поскольку были подключены СМИ) встал вопрос об акционировании МПКА. Если таковое будет проведено, 51 проц. акций МПКА получит трудовой коллектив, остальные разделят между правительством Москвы и потенциальными инвесторами. Не вызывает сомнения, что через небольшой промежуток времени акции трудового коллектива сосредоточатся в руках нескольких руководителей, которые и станут номинальными владельцами МПКА.
Мы говорим "номинальными", поскольку без руководства более высокого ранга (читай - "крыши") МПКА не протянет и нескольких месяцев. После акционирования 68 московских АЗС становятся "ничьими", а это такой кусок, за который могут убить и не одного директора. Уже сейчас вокруг МПКА, словно акулы, ходят 5 - 6 крупнейших субъектов рынка.
По нашим данным, один из них - МАПО-банк, которому симпатизируют и в ФСБ, и сам премьер-министр. Не скрывает своей заинтересованности и крупнейший кредитор МПКА ООО "Мост-Ойл", выступившее одним из инициаторов отмены постановления номер 490. Из криминальных группировок интерес к положению дел к МПКА проявляет солнцевская. Наверняка есть и еще потенциальные конкуренты. У кого из них в условиях откровенного нажима со стороны ЦТК могли не выдержать нервы, сказать достаточно сложно. Один из беседовавших с нами директоров сети частных АЗС заявил: Если "крыша" примет решение убрать того или иного конкурента, нас никто в известность ставить не будет. Мое дело доложить, что мешает и что могло бы помочь бизнесу, а как это будет сделано - не моя забота".
Другая серьезная версия убийства связана с деятельностью бывшего председателя правления Монтажспецбанка Аркадия Ангелевича. Нам стало известно, что за несколько дней до убийства Владимир Монахов от имени МПКА подал исковое заявление в суд о взыскании с Монтажспецбанка 15 млрд. рублей, которые были переведены для уплаты налогов государству, но оказались в коммерческой структуре, которая благополучно лопнула. В итоге налоги с МПКА были взысканы дважды. Кроме того, бесследно исчезли еще 2,5 миллиона долларов, вложенные МПКА в Монтажспецбанк. Судя по всему, последние вошли в те семь миллионов, которые компаньон А. Ангелевича Д. Бурейченко сумел перевести за границу через коммерческий банк "Единство".
Суд МПКА выиграл, и буквально на днях 15 млрд. рублей поступили на его счет. Но, во-первых, эги деньги где-то долго крутились, во-вторых, повторное налогообложение выкачало из предприятия средства, которые могли бы пойти и на уплату долгов и быть использованы как оборотные. О 2,5 миллиона долларов речь вообще не шла. Судя по всему. Монахов довольно долго пытался договориться с представителями находящегося под стражей экс-банкира полюбовно. Одной из разменных карт в этих переговорах могли быть свидетельские показания Монахова на суде Ангелевича и Бурейченко (если таковой состоится). Убийство пришлось очень кстати - банк выплатил минимум, а банкир избавился от свидетеля.
Особенности национального сыска Как известно. Владимир Монахов был убит недалеко от своей дачи в Тверской области. Следствие по этому делу ведут тверские областные прокуратура и милиция. Прокуратура возбудила уголовное дело с формулировкой "убийство с особой жестокостью" (Монахов был убит в присутствии его дочери), а не "заказное убийство", что вроде бы напрашивалось, учитывая сложившуюся в бизнесе обстановку.
Но вот вопрос откуда тверским сыскарям знать ситуацию на МПКА, если на предприятии они появились только через месяц после убийства. И это при том, что одной из основных версий следствия считается "конфликт внутри трудового коллектива". Непонятно только какого коллектива - МПКА или ЦТК, которой на момент убийства формально принадлежал сам МПКА.
Но зачем следствию такие подробности? Оно поглощено поиском конкретного убийцы, опрашивает свидетелей, составляет фотороботы. Работа эта долгая, кропотливая и, как показали прошедшие полтора месяца, малоэффективная. А вот формулировка "заказное убийство" изначально предполагает поиск возможных заказчиков преступления. Да и вообще в этом есть какой-то абсурд - дом, работа, родственные, деловые и дружеские связи убитого находятся в Москве, а расследуют это явно не бытовое убийство в Тверской области.
Интересно, что в нынешнем году это несовершенство системы особенно часто используется киллерами. Самые громкие московские заказные убийства - Валентина Сыча. Ларисы Нечаевой, Станислава Алымова, Владимира Монахова - совершались во Владимирской, Тверской, Московской, Рязанской областях. Расчет ясен: пока местные следователи раскачаются, пока запросят помощи сверху ищи ветра в поле. Правда, в случаях с Сычом и Нечаевой расчет не оправдался: убийства получили такой резонанс, что и МВД, и ФСБ подключились сразу. Но кто будет бросать все силы на раскрытие убийства госслужащего средней руки, которым был Монахов?
Так что рассчитывать на скорые результаты следствия вряд ли приходится. Кардинальные изменения на бензиновом рынке наверняка произойдут раньше. Причем в обоих случаях - и в случае акционирования МПКА, и в случае его слияния с ЦТК - перекос рынка неизбежен. А это означает и новые бензиновые кризисы, и новые кампании в СМИ, и новые жертвы."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации