Предвыборная ситуация в Южном Дагестане накалена до предела

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Istochnik ria.jpg


В Дагестане получилось так, что из-за местных властей авторитет «Единой Росии» оказался очень низким, в результате чего выборы становятся проблемой власти


Дагестанское отделение партии «Родина» заявило о том, что не будет продолжать предвыборную гонку и претендовать на места в Госдуме РФ и Народном собрании республики.


А еще чуть ранее стало известно, что депутат Госдумы Мамед Абасов, непосредственно перед сдачей документов в Избирательную комиссию РД написал заявление и снял свою кандидатуру с предстоящих 18 сентября выборов.


Напомним, что совсем недавно о снятии своих кандидатов с предвыборной гонки заявила партия «Народ против коррупции». Своим видением предвыборной ситуации в Дагестане, в частности, в его южной части поделился журналист Милрад Фатуллаев


То, что касается Мамеда Абасова, его команда собрала 17,5 тысяч голосов в его поддержку. Даже подстраховались, для проверки корректности заполнения бланков и достоверности подписей из Москвы был приглашен специалист-почерковед, который изучил данные документы. Он выдал положительное заключение, не выявив никаких нарушений.


Тем не менее, за день-полтора перед подачей документов Абасов, после того как переговорил с партией «Единая Россия» (членом которой он является), принял решение о снятии своей кандидатуры с выборов. Это произошло по нескольким причинам.


Главная же причина состоит вот в чем. Абасов убежден в том, что в любом случае найдут какие-то зацепки и его не допустят к выборам. Будь то какие-то ошибки в собранных подписях или что-то еще.


Опять-таки, случай с Мамедом Абасовым – один из уже достаточно многих подобных случаев, когда кандидаты снимаются с выборов. И он просто укладывается в этот ряд, который в целом предвыборную ситуацию характеризует в Дагестане.


Идет серьезное системное последовательное административное давление со стороны республиканских властей. С частичной поддержкой со стороны соответствующих властей, структур СКФО. И, конечно, есть какая-то поддержка в этом Абдулатипова со стороны Москвы. Иначе он этого сделать бы не смог.


Как мне известно, вчера-позавчера руководство дагестанского отделения партии «Родина» обращалось к своим членам для того, чтобы все написали заявления и снялись с выборов. Как я полагаю, это делалось для того, чтобы у партии появился благовидный повод автоматически сняться с выборов.


Если бы они добились того, чтобы еще 20 человек написали заявления, партия автоматически снялась бы с выборов. Этого не произошло. Видимо, для этого у них было недостаточно времени, и кандидаты этого не захотели. Восемь человек написали, остальные – нет. Поэтому руководство партии приняло самостоятельное решение – на мой взгляд, не совсем законное, потому что необходимо голосование, и такие решения должен принимать совет партии, а не руководство.


На сегодняшний день известно, что партия снялась с выборов. До этого, на позавчерашний день, было известно, что больше 40 кандидатов из 120, которые выдвигались от «Родины», снялись с выборов по различным причинам в индивидуальном порядке. Если бы снялось больше 60 человек, то партия автоматически бы снялась с выборов.


Это результат административного давления. С чем он связан? Главная причина – низкий уровень доверия и авторитета республиканской власти, который в Дагестане накладывается на авторитет партии «Единая Россия». Республиканские власти не зря ассоциируют с «Единой Россией». Эти люди входят в политсовет партии. Первыми по списку от «ЕР» сейчас у нас идут Абдулатипов, Шихсаидов и так далее, и так далее.


Поэтому прогнозируется очень низкий результат. По нашим данным, не больше 15%. Это, конечно, провальная ситуация для «Единой России», чего допустить ни политсовет партии, ни Абдулатипов не могут.


Федеральное руководство партии оказалось в ситуации, когда им необходимо спасать авторитет партии. Фактически согласиться с доводами Абдулатипова – с тем, чтобы снять достаточно популярные в Дагестане партии «Народ против коррупции» и «Родина». Фактически это удалось осуществить.


Москва, те люди, которые отвечают за выборный процесс в Москве на федеральном уровне, вынуждены были, на мой взгляд, пойти на такие предложения Абдулатипова спасти партию на выборах.


Таким образом, низкий авторитет республиканской власти сказался худшим образом на партии, и Москве приходится считаться с мнением Абдулатипова и идти на такие непопулярные меры, как снятие других партий с выборов. Представители других партий понимают ситуацию – что им ничего не светит. Насколько серьезно системное давление.


Потом мы же видели, как праймериз прошел: списки с фамилиями тех, кто должен был победить, появились до голосования. Если бы у них были хоть какие-то шансы, хотя бы на уровне теории, они бы не снялись. Это демонстрирует пример Абасова, когда он практически выиграл, но по факту проиграл Эмиргамзаеву, за которого мало кто голосовал. После того как он не прошел, «Единая Россия», насколько мне известно, не выступала против того, чтобы он выдвигался самостоятельно, собрав 17,5 тысяч подписей.


BmoOzMKtMzRyam Результ опрос Дагестан.jpg


Но, тем не менее, не хотят они, конечно, того, чтобы он участвовал, раскалывал электорат, вносил бы какую-то неразбериху среди небольшого количества сторонников «Единой России».


Такая же ситуация с другими кандидатами. Особенно с теми, которые выдвигаются в Народное собрание. Дело у том, что если в Госдуму кандидаты вне партийных списков могут выдвигаться, собрав необходимое количество подписей, то в республиканский парламент они таким образом выдвигаться не могут. Если партия снялась, то напрасен и труд 120 кандидатов, их сторонников, тех людей, которые их поддерживают. И они вылетают с предвыборной гонки.


Те, кто курирует выборы на уровне федерального центра, допускают определенную конкуренцию в регионах, элементы демократии, объективности и справедливости и т.д. до степени победы «Единой России», который необходим в каждом отдельном регионе.


В Чечне – это, скажем, 90 и более процентов. В Дагестане, это, может быть, 70 процентов и более. Во Владимирской области – предположим, 55 процентов. Если у «Единой России» есть возможность обеспечить победу за счет местной власти и грамотной предвыборной кампании региональных отделений, они допускают в большей степени конкуренцию, участие оппозиционных партий. Но прежде всего необходимо обеспечить победу «ЕР».


В Дагестане получилось так, что из-за местных властей авторитет «ЕР» оказался очень низким. При том, что поддержка Путина очень высокая – больше 70-80, а то и 90 процентов. А партия «ЕР» ассоциируется с местным руководством. Поэтому за нее не голосуют. А угроза исходит от двух партий, поэтому их и снимают. Они представляют конкуренцию. Не потому что они особенные, а просто местная власть себя настолько дискредитировала, что это сказалось на партии.


Сделать здесь что-либо на республиканском уровне невозможно. Если на это обратят внимание в Москве, то обратят. Если не обратят, то будет очередное разочарование у электората, дополнительное падение и без того низкой явки избирателей, а это дает широкую возможность фальсификациям на выборах – чем ниже явка, тем больше возможностей для потасовок.


Это, безусловно, скажется и на предстоящих выборах главы республики.


Когда «Единая Россия» запускала праймериз, одна из главных задач состояла в том, чтобы на площадке «ЕР» обкатать определенное количество внепартийных и партийных кандидатов. Поэтому разрешалось выдвигаться на праймериз тем, кто не состоял в «ЕР».


Но на деле в Дагестане получилось так, что все внепартийные кандидаты оказались за бортом. Только те, которые заключили джентельменские соглашения с руководством Дагестана, остались. Например, тот же Эмиргамзаев, который якобы победил. А Абасов, за которого проголосовали, вылетел – и из праймериз, и сейчас, на начальной стадии предвыборной кампании.


Ссылки

Источник публикации