Предвыборные меры

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


В Геленджике к правозащитникам  начали применять пытки, требуя от задержанных дать показания о том, что те занимались вымогательством (аудио)

B75c45315d4d-150x112.jpg«Сегодня я встретился в камере, в изоляторе временного содержания города Геленджика с задержанным, арестованным уже Ачиловым Зуфаром. Он сообщил, что к нему были применены пытки. Он рассказал, что его руки заковали в наручники, одели сзади под руки металлическую трубу, поместили между столами и тянули за корпус. «Дыба» называется попросту. Ему демонстрировали фаллоимитатор розового цвета, засовывали ему его в рот, пытались засунуть в задний проход.  Всё это под предлогом дачи ложных показаний. Чтобы он признался в том, что действительно он от имени экологической организации допустил вымогательство.

Два-три месяца назад они раскрыли сеть подпольных игровых клубов, которые крышевали сотрудники правоохранительных органов. Им тогда еще пообещали, что они будут обязательно арестованы и с ними расправятся. Сегодня он написал и сдал заявление руководителю ИВС. Устно он мне рассказал, и я лично от своего имени, с его слов, сдал сегодня заявление дежурному РОВД, отделу полиции города Геленджика. Я потребовал провести проверку по изложенным в моем заявлении фактам. Действительно, к Семергею и Иванову такие же пытки были применены, как он рассказывал. Одного из них возили с разбитой головой, руки в кровь побили. Его вынуждены были возить в больницу, где ему была оказана медицинская помощь. Это Семергей».

По этому поводу хотелось бы услышать комментарий министра МВД Нургалиева или хотя бы главы кубанского ГУ МВД Виневского.

 

Напомним, 20 февраля в Геленджике были задержаны члены Геленджикского правозащитного центра Зуфар Ачилов, Владимир Иванов и Валерий Семергей.  Позже под стражу был взят правозащитник Гагик Аванесян. Согласно официальной информации, они пытались получить от некоего предпринимателя два миллиона рублей. Возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159, «вымогательство в особо крупных размерах».

Вместе с тем, этому задержанию предшествовал ряд событий. 8 февраля ГУ МВД по Краснодарскому краю провело рейд по выявлению подпольных игровых клубов Геленджика. Однако они все странным образом оказались закрытыми. http://www.novayagazeta.ru/news/53995.html

На следующий день я пошел в эти клубы самостоятельно, и они уже работали. Я играл в подпольных клубах по адресам ул. Шевченко, 72 и ул. Халтурина, 3. Есть видеосъемка.

На ул. Халтурина был вызван наряд полиции, которому я дал письменное объяснение о том, как играл. Клуб был закрыт. Через пару дней член Геленджикского правозащитного центра Зуфар Ачилов сообщил, что они закрыли в Геленджике уже 10 подпольных игровых клубов. Можно представить, каких денег лишились «крышеватели» этих заведений.

Агентство «ФедералПресс» в своей публикации открыто заявило, что подпольные игровые клубы Геленджика работают, поскольку на это закрывает глаза геленджикская прокуратура.

Мне известно, что утром 20 февраля руководитель Геленджикского правозащитного центра Владимир Иванов беседовал с прокурором Геленджика Валерием Голубенко. Разговор шел на повышенных тонах и касался того, почему в Геленджике действуют подпольные игровые заведения. Вечером того же дня Владимир Иванов был задержан.

И еще важный момент. После того, как я с геленджикскими правозащитниками закрыл подпольный игровой клуб, со мной для чего-то хотел встретиться начальник полиции общественной безопасности Геленджика Валерий Уваров.  А после задержания правозащитников мне позвонила знакомая правозащитников Ирина Матяш, которая заявила: «не лезь в это дело. Ты ездил с ними по нелегальным игровым клубам. Тебя тоже менты подтянуть могут».

Оригинал материала: www.novayagazeta.ru

«Новая газета», origindate::20.02.12. «Как и почему были задержаны члены Геленджикского правозащитного центра»

20 февраля в Геленджике были задержаны правозащитники: Владимир Иванов, Зуфар Ачилов, Валерий Семергей. На следующий день был взят под стражу еще один член Геленджикского правозащитного центра, Гагик Аванесян. По информации кубанского ГУ МВД, правозащитники задержаны с поличным, при попытке получения от предпринимателя двух миллионов рублей. Возбуждено уголовное дело по части 4 статьи 159, «мошенничество в особо крупном размере». И все же остается ряд серьезных вопросов.

«Я видела мужа. Лицо пунцовое, стесанное, повреждена рука, – рассказала супруга задержанного Валерия Семергея, Ольга. – В домах прошли обыски. Идет психологическая обработка. Ко мне приходил участковый и обливал мужа грязью. Но у нас город маленький, все всё понимают».

Представитель УВД Геленджика Ольга Кравцова факт избиения отрицает: «никаких видимых побоев у них не было».

Геленджикский правозащитный центр это общественная организация из 5-6 человек. Я как журналист получал от них ценнейшую информацию – и по так называемой «даче Путина» в Прасковеевке, и по «даче Патриарха» в Дивноморском, и по собственности местных чиновников, включая геленджикского мэра. На основе этих сведений наша газета напечатала десятки статей.

Сведения о том, что бывший мэр Геленджика, единоросс Сергей Озеров предположительно имеет отношение к убийству своего политического конкурента, адвоката Василия Карелина, я тоже получил от них. И эта публикация, как и предыдущие, до сих пор не опровергнута.

Члены Геленджикского правозащитного центра участвовали в акциях на даче кубанского губернатора Ткачева, на территории которой захвачен лес и пляж. В феврале прошлого года во время акции они были задержаны, после чего помещены под арест в ИВС Туапсе. Условия содержания там были ужасными, и потому Владимир Иванов и Зуфар Ачилов после ареста подали жалобу в Европейский суд по правам человека.

Недавно Зуфару Ачилову пришло письмо из Страсбурга. Там говорилось о том, что российской стороне предложено обозначить свою позицию по мировому соглашению с правозащитниками. И если бы Россия это сделала, то фактически признала бы, что в благодатном олимпийском крае есть нарушения, что там губернатор захватил пляж с лесом, а незаконно задержанных помещают под арест в жуткие условия. Имидж Олимпиады от этого, сами понимаете, не улучшился бы.

В последнее время Геленджикский правозащитный центр вел активную борьбу с нелегальными игровыми клубами, коими Геленджик буквально изобилует. Кубанское ГУ МВД провело рейд по выявлению клубов, но все они удивительным образом оказались закрытыми. На следующий день я при помощи правозащитников нашел сразу два: на улице Шевченко, 72 и Халтурина, 3. И в обоих играл. Через несколько дней Зуфар Ачилов мне сообщил, что они закрыли уже 10 подпольных игровых клубов, и что местная полиция про все эти клубы знает, но молчит.

Помимо прочего правозащитники вели активную борьбу с незаконным строительством. И вот теперь получается, что с одного из незаконных застройщиков они потребовали два миллиона рублей, чтобы не поднимать шум вокруг стройки. Владимир Иванов, Зуфар Ачилов и Валерий Семергей были задержаны в кафе «Афалина» якобы при получении этих денег. Позже были сделаны смывы с их рук. Известно, что, например, у Зуфара Ачилова следы люминисцентной краски есть только на одежде. По остальным сведений пока нет.

И еще важный момент. После того, как я с геленджикскими правозащитниками закрыл подпольный игровой клуб, со мной для чего-то хотел встретиться начальник полиции общественной безопасности Геленджика Валерий Уваров. А после задержания правозащитников мне позвонила знакомая правозащитников Ирина Матяш, которая заявила: «не лезь в это дело. Ты ездил с ними по нелегальным игровым клубам. Тебя тоже менты подтянуть могут». Известно, что перед этим звонком Матяш побывала в геленджикской полиции. Разумеется, я буду писать про это дело с двойным упорством.

Оригинал материала: novayagazeta.ru