Предновогоднее поручение генпрокурору

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Президент страны дал указание расследовать дело о контрабанде мебели

В последнее время депутат ГОСДУМЫ Александр Федулов настойчиво и последовательно раскручивает «дело Государственного таможенного комитета». В основу его легли публикации известного московского журналиста Алексея Кузнецова в «Новых Известиях» (NN 81 и 200 за 2002 год). В ходе журналистского расследования ему удалось получить информацию о том, что ряд фирм, входящих в ассоциацию «Мебельный бизнес», участвуют в контрабандном ввозе и незаконной торговле дорогостоящей импортной мебелью. Депутат объяснил, что нанесение огромного материального ущерба и без того скудному государственному бюджету фактически санкционировано высшим руководством ГТК. По словам Федулова, глава таможенного ведомства лично «поддержал инициативу мебельщиков» и дал добро на проведение «эксперимента», суть которого сводилась к следующему: членам ассоциации «Мебельный бизнес» (президент Сергей Переверзев) предоставлялось право растаможивать весь поставляемый из-за границы товар по «упрощенной схеме». Схема эта предполагала, что контроль за весом и таможенной стоимостью ввозимой мебели будет возлагаться на… самих импортеров.Есть только одно «но» — заявленная таможенная стоимость товара, загруженного в одну «фуру», должна превышать 40000 долларов. При этом право проводить растаможку по упрощенной схеме делегировалось дочернему предприятию ГТК «Ростэк-Таможсервис», которое кроме выполнения таможенных формальностей выступало также и грузополучателем всей ввозимой «Мебельным бизнесом» мебели. «Проверять работу своей «дочки» таможня, естественно, не рвалась, — сказал депутат. — И от этой вседозволенности доходило до того, что мебельщики стали предоставлять на оформление поддельные фабричные инвойсы». Один из таких документов Федулов продемонстрировал журналистам. Там черным по белому было написано, что в грузовике таком-то ввезены: «stui, podstavka, veshalka» и другие предметы интерьера. Но дело в том, что этот инвойс якобы был выписан бухгалтерией итальянской фабрики, а в знании итальянцев русского языка вряд ли можно заподозрить.По мнению депутата, уже на этапе растаможки всего за один год существования «упрощенной схемы» государственный бюджет не досчитался нескольких десятков миллионов долларов в виде таможенных платежей. Это связано с тем, что между таможней и ассоциацией господина Переверзева существовала договоренность о применении фиксированной ставки сборов с одной машины: неважно, загружена ли она на 30000 или на 150000 долларов — цена за растаможку изначально предполагалась одна. Такое положение, по словам Федулова, открывало широкие возможности для коррупции среди ответственных сотрудников ГТК. Кроме того, в связи с тем, что при оформлении грузов на таможенном посту порой даже не проводился его визуальный досмотр, в «мебельных» фурах могло находиться все, что угодно: «наркотики, оружие, а может быть, и взрывчатка, которой минировали «Норд-Ост». Ведь никто сейчас точно не скажет, какой товар и в каких количествах прошел через «Ростэк-Таможсервис», сказал Александр Федулов.Сбыт контрабандной мебели, по его словам, был налажен через магазины, расположенные в крупнейших торговых центрах Москвы. Причем, учитывая то, что товар не проходил ни по каким учетам, продавались шикарные итальянские и испанские гарнитуры без применения кассовых аппаратов, а зачастую и за наличную валюту. Налог с продаж и НДС при этом, естественно, не уплачивались.»Ассоциация «Мебельный бизнес» и руководство ГТК вступили в преступный сговор, в результате чего наносится огромный ущерб государству», — заявил Александр Федулов. Депутат обратился к первому заместителю генпрокурора Юрию Бирюкову с требованием возбудить уголовное дело по факту контрабанды и наказать виновных. Однако создается впечатление, что органам прокуратуры, как и другим правоохранительным службам, таким, как ФСБ, МВД и Министерство по налогам и сборам, недосуг заниматься расследованием преступной деятельности высших должностных лиц ГТК. Во всяком случае их ответы на официальные запросы депутатов носили характер обыкновенных бюрократических отписок.Впрочем, все правоохранители сошлись в одном: уголовное дело по фактам нарушения таможенного законодательства возбуждено, расследование ведется. Правда вот во всех упомянутых ответах речь идет о деле четырехлетней (!) давности, в то время как о нарушениях, раскрытых корреспондентом Кузнецовым в апреле этого года, не сказано ни слова. Да и сам председатель ГТК Ванин в своем ответе заявил, что «нарушений нет».По словам Александра Федулова, мощная оборона, созданная вокруг ГТК всеми правоохранительными органами, обеспечивает идеальные условия для произвола. Со стороны его сотрудников. «Сейчас лишь вмешательство президента, который уже обратил внимание на данную проблему, может способствовать скорейшему началу расследования», — считает Федулов.Действительно, прочитав обращение Алексея Кузнецова, президент Владимир Путин поручил генеральному прокурору Владимиру Устинову «разобраться в ситуации и доложить». Кроме того, по словам депутата, в январе в Госдуме будет проходить правительственный час с участием представителей ГТК, Генпрокуратуры и других компетентных органов, которым придется держать ответ перед депутатами за то, что до сих пор не предпринимается никаких конкретных действий в отношении нарушителей закона. Сможет ли президент и генеральный прокурор победить таможенную гидру? — ответ на этот вопрос мы скоро узнаем. Знаем лишь то, что его положительное решение может принести десятки миллионов долларов на пенсии, на содержание армии и зарплату учителям.