Предостережение военного прокурора

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Предостережение военного прокурора

"Военные прокуроры отыскали 118 миллионов "боевых" рублей, которые скрывали от воевавших в Чечне, отдали под суд взяточников из военкоматов и нашли альтернативу гауптвахте

Андрей Шаров, Борис Ямшанов, Владимир Федосенко, Наталья Козлова 
Первый раз опубликовано в Российской газете (Выпуск выходного дня) 27.12.2003
 Деньги, квартиры и дедовщина - самые болевые точки армейской жизни стали темой "Делового завтрака" в "Российской газете" с заместителем Генерального прокурора РФ - Главным военным прокурором генерал-полковником юстиции Александром Савенковым. 
Меняю честь на рубли
- Александр Николаевич, сегодня поток жалоб на невыплаты "боевых" в редакцию "Российской газеты" уменьшился. Но не прекратился. Тема эта больная. Мы знаем, что военные прокуроры разбирались с этими деньгами. Что дали результаты проверок по невыплатам и почему такое вообще стало возможным?
- Действительно, наиболее остро воспринимаются в обществе факты нарушения законности по отношению к людям, которые ценой своего здоровья, а часто и жизни, противостоят страшной угрозе - терроризму. Прежде всего эти слова касаются военных, участвовавших в контртеррористической операции в Чечне и тех, кто до сих пор продолжает там борьбу с бандитами.
Сотни тысяч военнослужащих с честью выполняли свой долг, но находились и такие, которые свои честь и совесть променяли на денежный мешок. 
За хищение у своих же товарищей более 220 тысяч рублей, которые надо было выплатить людям за участие в боевых действиях, осуждены два офицера финансовой службы одной из подмосковных частей - Ивановский и Диденко. Больше сотни тысяч заработанных кровью рублей похитил, за что и осужден заместитель военного комиссара Республики Калмыкии - Гецелов. За то же самое осуждены военнослужащие частей Северо-Кавказского военного округа - Клименко, Мезев, Рязанцева, Дубко. И это далеко не весь список. Возбуждены и расследуются уголовные дела в отношении начальников финансовых служб некоторых частей Объединенной группировки войск. Эти начальники тоже похищали деньги военнослужащих: один из них, А. Рупаков по подложным доверенностям похитил около 800 тысяч рублей. В. Джуманиязова - 110 тысяч рублей. А. Рябухин - 370 тысяч рублей. 
Кражи - это только часть проблемы. Вторая ее часть - выплата военнослужащим, в том числе и уволенным с военной службы, их "боевых". По состоянию на 1 октября этого года на депозитных счетах полевых учреждений Банка России скопилось больше 4 тысяч невостребованных денежных вкладов на общую сумму свыше 118 миллионов рублей. Фактически вкладные книжки людей, честно воевавших с бандитами и террористами, лежали без движения, об их существовании просто ничего не сообщалось. Где-то это результат безответственности сотрудников, а где-то желание незаконно использовать солидные суммы и на этом заработать. А некоторые военнослужащие и те, кто уже был уволен со службы, зачастую даже не знали, что им начислены деньги.
Что получилось в итоге? Хотя внимание к этой проблеме было и со стороны депутатов, и со стороны губернаторов, серьезных сдвигов не случилось. Пришлось взяться за дело прокурорам. Мы организовали выезд в войска Объединенной группировки наших работников с привлечением командования и ревизоров Департамента полевых учреждений Банка России. Пока шла проверка, возбудили несколько уголовных дел в отношении начальников финансовых служб, которые воспользовались ситуацией и похитили, подделав документы на получение вкладов, больше миллиона рублей. Об этом был сразу проинформирован министр обороны.
- Проверка масштабная, а как выглядит реальный результат вашей работы?
- Уже в октябре-декабре этого года в полевые учреждения Банка России возвращено не выданных ранее вкладчикам больше 2300 вкладных книжек на общую сумму больше 54 миллионов рублей. Отправлено вкладчикам по месту жительства больше 800 вкладных книжек на общую сумму 16,2 миллиона рублей. Организованна работа по установлению места жительства уволенных с военной службы граждан, которые участвовали в контртеррористической операции. Вообще на сегодняшний день только полевыми учреждениями Банка России выплачено бывшим военнослужащим по вкладам 15 миллионов рублей.
По сути, сейчас в Чечне и других регионах работа по выплатам идет под непосредственным контролем военных прокуроров. Фактически мы вынуждены были взять на себя функции ведомственных органов и органов военного управления. На сегодняшний день, и это мое твердое убеждение, военные прокуроры должны поступать именно так - заставлять исполнительные и контрольные органы работать. Только так можно снять напряженность в вопросе выплаты "боевых".
Досье "РГ":
В 2003 году военная прокуратура провела более 45 тысяч проверок, из которых около 18 тысяч касались проверки законодательства о социальной защите. 16 тысяч должностных лиц в погонах привлечены по инициативе прокуроров к дисциплинарной, а треть из них к материальной ответственности. 
Восстановлены права более 230 тысяч человек. Из 14 тысяч уголовных дел, которые были возбуждены военными прокурорами, четвертая часть - это дела о преступлениях, где объектом посягательства были именно права и свободы военнослужащих. Больше 90 процентов этих дел либо направлены в суды, либо уже судами рассмотрены и виновные привлечены к ответственности.
Надежда на жилье умрет не последней
- Еще один, не менее, а может быть и более острый вопрос - жилье для военнослужащих. Проблема эта не решается годами. Выходит, для армии - это вечный камень преткновения?
- В Вооруженных Силах, других войсках, воинских формированиях и органах Российской Федерации количество бесквартирных семей перевалило за 150 тысяч. Практически сегодня Министерство обороны и другие силовые ведомства вынуждены заниматься решением проблемы обеспечения жильем военных, уволенных или увольняемых со службы по сокращению, и делается это в ущерб тем бесквартирным офицерам, которые продолжают службу. Из-за очень низкого уровня финансирования семьи молодых офицеров, причем классных специалистов в военном деле, по 10 и больше лет живут в неблагоустроенных помещениях, казармах или тратят значительную часть своего маленького жалования на наем квартир.
Я уверен, жилищные проблемы решаемы. В Башкирии и Москве, например, местные власти нашли возможность поддержать молодежь и ввести ипотечную форму кредитования, при которой молодые семьи могут уже сейчас решить свой жилищный вопрос. В целом по всем войскам у нас сейчас больше 50 тысяч семей молодых офицеров, которые не имеют жилья. Думаю, что этот опыт можно распространить на молодые офицерские семьи, семьи сержантов и рядовых, поступающих на службу по контракту. Это помогло бы и решению кадрового вопроса для армии.
Досье "РГ":
В 2003 году военными прокурорами выявлены 2,5 тысячи нарушений жилищного законодательства. К дисциплинарной ответственности привлечено свыше 320 должностных лиц. К материальной ответственности более 100 человек. Отменено порядка 200 незаконных правовых актов командования, которые ограничивали или ущемляли права конкретных военнослужащих. Восстановлены нарушенные права более 7 тысяч военнослужащих. Армии возвращены сотни квартир.
- Судя по фактам, ситуация и с нарушениями в квартирной сфере не безоблачна. Уголовные дела есть?
- При необходимости прокуратура вмешивается и в проверку законности инвестиционных проектов, порядка реализации высвобождаемого имущества и земельных участков. Например, в Санкт-Петербурге построили комфортабельный дом на территории воинской части. По бумагам земля пустая - с хозяйственными постройками, стрельбищами, тирами для военной подготовки. А в реальности стоит комфортный жилой дом, и квартиры уже все проданы. Конечно, военные прокуроры не стали требовать сломать дом, но треть квартир была предоставлена военнослужащим, а коммерсанты внесли положенную плату за землю. Есть и другие проблемы. Это, во-первых, незаконное или нерациональное расходование денег, которые выделяются на строительство жилья. И, во-вторых, попытки отдельных военных чиновников распределять уже построенное жилье так, как им вздумается. Результативная работа в этом плане прошла в Москве, Центральном регионе, СибВО, ПУрВО, СКВО, на Черноморском и Тихоокеанском флотах, во внутренних и пограничных войсках.
Призывник без взятки
- Особая составляющая армии - военные комиссариаты. Особая еще и потому, что в последние годы оказалась на виду - по криминалу и по жалобам призывников. Что в военкомате, на ваш прокурорский взгляд, самое опасное?
- Наиболее острая проблема - взятки. Берут в основном, чтобы освободить от призыва, причем зачастую - здоровых молодых людей. Другой вид нарушений связан с призывом лиц, непригодных по медицинским показаниям.
- И много таких случаев?
- Только в ходе весеннего призыва этого года военными прокурорами было проведено свыше 400 проверок исполнения законодательства о призыве на военную службу, при этом выявлено более 800 нарушений различного характера. К дисциплинарной ответственности за должностные нарушения привлечены 250 работников военкоматов, благодаря нашему вмешательству восстановлены законные права двух тысяч молодых граждан. 
- Правда ли, что один из недавно погибших в пограничников был призван в армию, будучи больным эпилепсией?
- Мы уже проверили эту информацию. Она не подтвердилась. Изучена вся медицинская документация, допрошены родственники, соседи, друзья погибшего, начиная с самого рождения солдата, нигде нет даже намека на такую болезнь. Кстати, мать погибшего также подтвердила, что ее сын был призван на службу совершенно здоровым.
- А со взяточниками как?
-Привлекаем к уголовной ответственности. И доводим до суда. В нынешнем году осуждены к различным срокам, с отбыванием в исправительно-трудовых колониях, десятки работников военкоматов - взяточников, которые выполнение своих прямых обязанностей сделали предметом торга. Назову некоторых из них: бывшие председатели военных врачебных комиссий Мустафаев из Рязанской области, Селиванов из Калужской области, Сковородин из Республики Хакасия. Всего за последний год в отношении работников военкоматов возбуждено около 70 дел.
- Это много или мало?
- Если учитывать, что в прошлые годы против рабоников военкоматов возбуждалось всего 3-5 дел, думаю, разница станет видна.
- А поскольку берут взяточники, у них есть какие-то своего рода расценки?
Даже не буду обсуждать это. Скажу одно, сколько бы ни вымогал преступник - несколько тысяч долларов или, как было в одном случае, несколько килограммов мяса, он не должен уйти от ответа за содеянное.
- А как в военной прокуратуре узнают о таких фактах?
- Чаще всего от призывников, их родителей или родственников. В период призыва у нас работает "горячая" телефонная линия, люди звонят и рассказывают. За минувшую осень, например, более 10 тысяч звонков, а весной их было только 3 тысячи. Это говорит о том, что люди доверяют нам. Со своей стороны, мы не оставляем без внимания ни один звонок.
- Думаете, после многих арестов число потенциальных преступников в военкоматах поубавится?
- Уверен в этом. Я ни в коем случае не подозреваю всех работников военкоматов. Там достаточно честных и порядочных людей. Определенные выводы сделаны и в Министерстве обороны должностными лицами, отвечающими за это направление работы.
Генеральское право
- Много неправильного видит военная прокуратура в армии?
- Нарушения есть. Самое обидное, когда они допускаются по причине правовой неграмотности офицеров. Ну сколько можно на чью-то персональную смекалку рассчитывать? Впрочем, если командир не знает законов, тут и смекалка не поможет. Нужна государственная программа правовой подготовки военнослужащих.
- И в какой форме должна проходить такая подготовка?
- Первично - в училищах, институтах и академиях. Но ни в коем случае на каких-либо краткосрочных курсах. Должна быть базовая подготовка, которая периодически будет обновляться.
- А разве сегодня будущие офицеры не изучают законы?
- В основном факультативно, иногда даже без сдачи зачета. 
- Военная прокуратура как-то пытается исправить положение с правовой безграмотностью в армии?
- Военная прокуратура и пытается это сделать. Во-первых, мы подготовили и направили в войска методические пособия. Во-вторых, готовим совместные с руководством Минобороны программы по правовой тематике. В-третьих, впервые на итоговом сборе в Минобороны правовым вопросам было уделено особое внимание. Мне представилась возможность выступить перед командующими военных округов, начальниками главных и центральных управлений. Конечно, за это время сложно даже азы правовой культуры изложить, но начало этой работе положено как в центральном аппарате Министерства обороны, так и в других войсках, и на местах. Хочу отметить, что в этом вопросе мы находим полное понимание министра обороны, начальника Генерального штаба, командования на местах. 
- Прокуроров часто обвиняют, мол, вы ловите "мелкую рыбешку", а высокие начальники остаются безнаказанными.
- Не могу согласиться. Закон одинаков для всех. Причем не надо пользоваться такими понятиями, как генеральская или офицерская преступность. Есть отдельные личности, предавшие интересы армии и своих коллег. Офицерская среда, особенно в последнее время, сама избавляется от них. На сегодняшний день находятся в местах лишения свободы три человека, имевших генеральские звания. Есть уголовные дела и в отношении других высших офицеров. По одному из них речь идет о сумме хищений, эквивалентной 200 тысячам долларов. Подчеркну - осуждены они были за преступления, совершенные в 1997-2000 годах. В последние годы таких правонарушений стало меньше. 
- Как остается лазейка "корысти ради" в войсковом организме, где все, казалось бы, под приказом и контролем?
- Лазейки были. Изменилась система хозяйствования, появилось новое вооружение, а сроки хранения документов оставались прежними. Прошел год-два, документация уничтожалась и проследить движение того или иного имущества было крайне затруднительно. Это касалось и продовольствия, обмундирования, и оружия, в том числе даже такого высокоточного, как, например, ПЗРК "Игла". С этим, в частности, столкнулись при расследовании террористического акта в августе прошлого года, когда под Ханкалой был сбит боевиками вертолет. Несовершенством нормативной базы порой и пользовались не чистые на руку военные чиновники. Сейчас ситуация изменилась. По нашему предложению в Министерстве обороны вводится бессрочный период хранения документов по всем образцам вооружения. Более того, руководство военного ведомства предложило установить такой порядок и своим коллегам в странах, с которыми осуществляется военно-техническое сотрудничество.
Досье РГ:
В Вооруженных Силах Российской Федерации, других войсках, воинских формированиях и органах защита прав и свобод человека возложена на военную прокуратуру. Военные прокуроры осуществляют надзор в 12 министерствах и ведомствах, где предусмотрена военная служба. Если учитывать, что, кроме военных, членов их семей есть и лица, уволенные с военной службы, но продолжающие пользоваться льготами и социальными гарантиями в тех ведомствах, где они ранее служили, то в поле зрения военных прокуроров находятся социальные вопросы 6 миллионов россиян.
Указанием Генерального прокурора Российской Федерации В. Устинова работа по надзору за исполнением законов о социальной защите военнослужащих, членов их семей и военных пенсионеров названа приоритетной.
Бьют не по военному билету
- Если оценить криминогенную ситуацию в Вооруженных Силах в целом, она меняется?
- Стало гораздо меньше тяжких преступлений. Снизилось количество правонарушений, совершенных в состоянии алкогольного опьянения, групповых преступлений. Меньше хищений оружия. В 80 процентах воинских частей вообще не было совершено ни одного преступления. При этом я бы не стал выделять ни один из округов или флотов как в хорошую, так и в плохую сторону. В целом ситуация по стране ровная. Еще один красноречивый показатель: 92 процента возбужденных уголовных дел доводится до суда. 
Но важнее даже не сами приведенные мною цифры, а то, что можно с уверенностью сказать: с большим доверием военнослужащие стали относиться к тем, от кого они ждут государственной правовой защиты. Кстати, теперь каждый новобранец должен получить вместе с военным билетом памятку с телефонами всех тех, кому он может пожаловаться, - от вышестоящих командиров до военной прокуратуры. Уже видны пусть небольшие, но позитивные сдвиги. Да, в текущем году зарегистрировано больше обращений в военную прокуратуру (всего рассмотрено свыше 70 тысяч), больше по ним (на 18 процентов) зарегистрировано и преступлений. Но это и результат того, что в подавляющем большинстве частей перестали скрывать правонарушения. Люди не пытаются восстановить справедливость своим, зачастую тоже неправедным, подчас с оружием в руках, способом, а идут в прокуратуру. Не стало в таком количестве, как ранее, массовых уходов военнослужащих из расположения частей. Меньше конфликтов, а больше согласованности в совместной работе с комитетами солдатских матерей, правозащитными организациями.
- Существует ли прямая зависимость между неуставными взаимоотношениями и либерализацией системы наказания в войсках? С недавних пор, как известно, солдата на гауптвахту можно посадить только по решению суда, а командир может разве что объявить выговор. Между тем армия всегда держалась на жесткой дисциплине, которая невозможна без страха перед наказанием.
- Такая проблема действительно существует. Причем на всех уровнях есть понимание, что ее необходимо решать. 
Существуют нормы международного права и российские законы, которые гласят, что ограничение свободы человека без решения суда недопустимо. Давайте из этого и будем исходить. Если же возникает необходимость изолировать от сослуживцев подвыпившего хулигана, в каждом гарнизоне есть камера временно задержанных, куда его всегда можно поместить до того момента, как с ним можно будет проводить разбирательство, а потом решать в суде вопрос об аресте, если к этому есть основания. Вообще же проект закона о судебном порядке дисциплинарного ареста военнослужащих разработан, военные юристы - и суды, и прокуратура, готовы к применению его в случае его принятия. 
- Александр Николаевич, вы заметили, что среди общего количества обращений людей в погонах и в редакцию, и к вам очень много жалоб военных пенсионеров. И это тоже ваша забота?
- В пределах своей компетенции, безусловно. Государственная забота о военных пенсионерах, тех, кто честно отслужил Родине и сейчас адаптируется к новым условиям жизни, крайне важна. Нельзя допустить, чтобы с переходом к новому качеству, новым условиям жизни эти люди потеряли уверенность в государственной защите и поддержке.
Есть немало примеров того, как должностные лица органов власти обеспечивают положенные по закону социальные гарантии и права военных пенсионеров. В том числе Москва, Мурманск, Санкт-Петербург, Орловская область, Новосибирск, где действуют финансируемые за счет местных бюджетов программы социальной адаптации лиц, уволенных с военной службы. Однако, к сожалению, есть и противоположные факты.
Приведу только один пример. Администрация города Барнаула отказывалась выдать ордера семьям военнослужащих, в том числе подлежащим увольнению, на распределенную жилую площадь во вводимом в эксплуатацию доме, требуя незаконной передачи части жилого фонда в муниципальную собственность. И только в результате вмешательства военного прокурора Барнаульского гарнизона, заявившего иск в суд, это незаконное решение администрации было отменено. В результате были защищены законные интересы 70 семей военнослужащих, которым чиновниками чинились препятствия в оформлении документов на жилье.
Накануне и в ходе встречи с Главным военным прокурором поступило много других вопросов, ряд звонков и письменных сообщений по электронной почте. Мы передали эти вопросы Александру Савенкову, и он пообещал рассмотреть их, а о результатах мы сообщим читателям."
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации