Предприятие "Банка Москвы" готовит экологическую катастрофу

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© solomin, origindate::21.01.2008

Предприятие "Банка Москвы" готовит экологическую катастрофу

Сегежский ЦБК "пролоббировал" приказ о снижении возраста рубки древесины. Теперь по всей стране можно будет безнаказанно вырубать молодые леса

Василий Зуев

Неугодных – за решетку

В лесах Карелии идет ожесточенная борьба за власть. Два месяца назад был помещен в следственный изолятор председатель регионального комитета по лесному хозяйству Владимир Корниенко.

Экологическое сообщество республики считает обвинение надуманным. Предполагаемые нарушения Корниенко совершил еще пять лет назад, будучи руководителем дорожного комитета Карелии. Более того, ранее эти нарушения уже оспаривались в судах, и состав преступления не был обнаружен.

Заказчиком дела против главного лесника многие откровенно называют руководство Сегежского ЦБК. Это главное лесное предприятие, которое вырубает карельские леса. Очевидно, Корниенко просто встал на пути обогащения лесных «олигархов» региона.

Может быть, Корниенко действительно виноват. Но сомневаться в его вине заставляет очень странное совпадение. Говорят, что Корниенко не хватило буквально два дня для того, чтобы был назначенным на пост министра лесной промышленности Карелии. Глава республики Сергей Катанандов подготовил, но просто не успел подписать такой приказ. И после ареста Корниенко он был вынужден назначить главой лесного комитета Владимира Юрьева – давнего союзника и помощника руководителей Сегежского ЦБК. За Юрьевым, который уже был главным по лесу в Карелии несколько лет назад, тянется длинный шлейф коррупционных слухов.

В Карелии все знают, что команда Сегежского ЦБК пришла к власти на огромном комбинате за смехотворную сумму – всего 30 миллионов рублей. Именно столько они заплатили за предприятие, которое находилось в состоянии банкротства. А через несколько лет – в 2006 году – топ-менеджеры продали ЦБК богатым москвичам (говорят, что «Банку Москвы») – уже за несколько сотен миллионов долларов! Но руководящие посты на предприятии они договорились сохранить за собой. И сейчас, пока новый хозяин сидит в Москве, продолжают делать свой бизнес и хищнически вырубать леса.

А кто же так помог обогатиться топ-менеджерам ЦБК? Ни кто иной, как тот самый Владимир Юрьев. Он был тогда руководителем службы финансового оздоровления по Карелии. А затем, уже на посту главного лесовода республики, Юрьев помог Сегежскому ЦБК взять в аренду и безнаказанно рубить самые спелые и выгодные участки леса.

Говорят, что сегодня у ЦБК опять серьезные проблемы с сырьем. А значит, Юрьева надо вновь достать из небытия. В принципе, далеко ходить было не надо: шикарный коттедж господина Юрьева стоит в Петрозаводске рядом с коттеджем гендиректора Сегежского ЦБК господина Преминина.

Между тем, пока Корниенко находится в СИЗО, на него завели уже второе дело – по еще более надуманному обвинению. Прокуратура заявляет, что он выражал намерение (!) перевести несколько лесных участков из одной категории в другую. Принцип возбуждения дела за одно только намерение напоминает о массовых арестах врачей в начале 1950-х годов. Они тоже выражали намерение отравить товарища Сталина. Но в последнее время аресты «за намерение» стали модным «ноу-хау» правоохранительных органов новой России.

Украсть 60 миллионов долларов

Но почему так оживились топ-менеджеры Сегежского ЦБК? Почему им выгодно держать Корниенко под арестом как можно дольше?

Дело вот в чем. По Карелии ползет упорный слух, что топ-менеджеры Сегежского ЦБК нарисовали банкирам из Москвы слишком радужную картину запасов леса, которые арендует комбинат. И именно сейчас, когда у ЦБК появились серьезные перебои с сырьем, «Банк Москвы» начал понимать, что значительно (не менее чем в два раза) переплатил за акции предприятия. Поэтому у бывших владельцев комбината есть только два выхода: или возвращать очень большие деньги, или доставать для ЦБК новые лесные ресурсы – хоть из-под земли.

Деньги возвращать никто не хочет. И руководство ЦБК придумало очень хитрую схему. Арендовать новый лес сегежские комбинаторы не собираются: это дорого (особенно по новому Лесному кодексу) зачем деньги тратить? Зато на уже арендованных участках они задумали вырубить не только спелую древесину, но и более молодую. Ведь возраст дерева для производства целлюлозы совсем не важен: что тонкий молодняк, что вековые исполины – все перемалывается в кашу.

Так появился проект под благообразным названием «Сегежская сосна». Если отбросить специфические термины, суть проекта в том, чтобы обосновать необходимость значительного понижения возраста рубок – в данном случае сосны. Сегежский ЦБК хочет снизить возраст рубки на 50 лет. И сегодня пытается добиться этого всеми правдами и неправдами.

Что это значит? По всем канонам лесного хозяйства, идеальный возраст для заготовки сосны – 120–140 лет. Именно тогда дерево способно дать максимальный выход качественного пиловочника. Именно в этом случае госбюджет получит максимальные налоги, а лесной комплекс – высокую прибыль.

Однако в зоне деятельности Сегежского ЦБК много молодой сосны, которая стоит без дела. А ждать еще полвека, пока она вчетверо вырастет в цене, коммерсантам не хочется. Им выгоднее сейчас пустить перспективную древесину на производство целлюлозы. А потом хоть трава не расти.

И самое главное – топ-менеджерам не придется возвращать «Банку Москвы» деньги, которые он переплатил за акции ЦБК. Ведь если снизить возраст рубки сосны, то с арендованных Сегежским ЦБК участков можно «выжать» еще 1,5 миллионов кубометров сырья. Это, по самым скромным подсчетам, повысит капитализацию предприятия как минимум на 60 млн долларов.

Бесплатный лес

Говорят, что против такого грабительского освоения карельских лесов как раз и выступил Владимир Корниенко, уже бывший главный лесник Карелии. Выступил достаточно резко, и ситуация могла бы вылиться в громкий скандал.

Поэтому у топ-менеджеров Сегежского ЦБК не было иного выхода, нежели быстро упрятать его за решетку.

Зато после ареста Корниенко проект «Сегежская сосна» резко пошел в рост. Уже через считанные дни его одобрил комитет по лесу Торгово-промышленной палаты РФ. Вряд ли члены комитета представляли на самом деле, какую экологическую опасность несет их решение. Впрочем, особого практического значения одобрение ТПП не имеет. Хотя пустить пыль в глаза с помощью этой бумаги можно в два счета – тем, кто ничего не смыслит в лесной науке.

Однако есть сведения, что топ-менеджеры Сегежского ЦБК ведут долгий переговорный процесс – с Федеральным агентством лесного хозяйства. Именно оно отвечает в правительстве РФ за лесную политику – и обладает всеми полномочиями снизить возраст рубки деревьев.

По последним данным, приказ, устанавливающий пониженный возраст будет издан очень скоро. Одним росчерком пера возраст рубки снизят на 50 лет по всей России – и в Карелии, и в Сибири, и на Дальнем Востоке. Ведь невозможно издать федеральный закон в пользу отдельного региона, и особенно – для конкретного ЦБК. Лишние подозрения, знаете ли…

Лесной фонд, напомним, – это самая крупная и ценная собственность Российской Федерации. И разрешать рубку, которая явно экономически невыгодна для государства, – это преступление. Все равно, что кидать пачки бюджетных ассигнаций в топку частного паровоза. А направлять на производство целлюлозы неспелый, но перспективный лес, который принесет кратно больше пользы в будущем, – преступление вдвойне.

Зато проблема Сегежского ЦБК (да и вообще всех лесных предприятий) с дешевым сырьем будет решена на 200 процентов. Плевать, что госбюджет получит от этого одни убытки. Плевать, что экономика лесного комплекса будет быстро и необратимо развращена.

Плевать, что леса в России будут вырублены еще быстрее. Главное, что деньги топ-менеджеров Сегежского ЦБК не покинут их карманы.