Предупредительный выстрел

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Предупредительный выстрел

" Летальный исход 31 мая 2001 года руководитель контртеррористической операции в Чечне, замдиректора ФСБ России, вице-адмирал Герман Угрюмов рано утром вошел в свой кабинет на военной базе в Ханкале.

До часу дня Герман Алексеевич отвечал на телефонные звонки. Поговорил с председателем правительства Чечни Станиславом Ильясовым и заместителем полпреда президента России в Южном округе Николаем Бритвиным. 
В 13.00 в кабинет вице-адмирала вошел человек в штатском. Герман Алексеевич попросил ни с кем его не соединять. Примерно через полчаса человек покинул кабинет Угрюмова, а спустя 15-20 минут за дверью прогремел выстрел. 
Военные врачи, дежурившие у кабинета, буквально сразу же вошли к Угрюмову и констатировали смерть адмирала от... инсульта. Тело в тот же день отправили в военный госпиталь Моздока, а оттуда на самолете в Москву. 
Хоронили Германа Угрюмова как Героя России со всеми почестями. Называли бывшего главу регионального штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе настоящим чекистом, честным и бескомпромиссным офицером. 
Из слов провожающих Угрюмова в последний путь следовало, что Герман Алексеевич срывал планы террористов по захвату городов, проведению контрнаступлений и широкомасштабных диверсий. Ему ставили в заслугу задержание Салмана Радуева и зачистку чеченских полевых командиров среднего звена. 
Все так. Однако справедливости ради стоит все-таки отметить, что Герман Угрюмов возглавлял антитеррористический департамент ФСБ в ранге замдиректора с 1999 года и все эти годы диверсии не прекращались (достаточно вспомнить взрывы московских жилых домов. - "!").
Не прекратились диверсии и похищения людей в Чечне и после того, как Угрюмов взял в свои руки руководство Северокавказским контртеррористическим штабом. А лидеры чеченских боевиков по-прежнему живы и здоровы. 
И все-таки, несмотря ни на что, Угрюмов действительно долгое время был некоронованным королем Чечни. А в январе 2001 года, когда президент возложил руководство контртеррористической операцией на ФСБ, сняв эту почетную обязанность с Минобороны, адмирал вступил в свои полномочия официально. 
Выходец из "особистов" (особые, или Первые, отделы существовали в Советской Армии для негласного контроля над военными и обладали широкой агентурой в офицерской среде, в начале 90-х были ликвидированы. - "!"), Герман Угрюмов был направлен в Чечню не столько для борьбы с терроризмом, сколько для выяснения бизнес-контактов российских генералов с чеченскими боевиками. Направление это совпало с постановлением тогда еще и.о. президента Путина об усилении роли ФСБ в армии и восстановлении особых отделов. 
Война - это бизнес. И ничего здесь не сделать. Чеченская война - в особенности. 
Нефть по трубопроводу постоянно качается. Самогонные мини-перерабатывающие заводики исправно функционируют. Весь юг России сеет, пашет и собирает урожай на дешевой чеченской солярке. Кто-то должен все это контролировать? 
К январю 2001 года Угрюмов, видимо, поставленную перед ним задачу решил. С момента, когда он возглавил Северокавказский антитеррористический штаб, ни одна копейка мимо Угрюмова не проходила. За ним было последнее слово в финансовых, хозяйственных и политических вопросах. Вся агентурная работа в Чечне замыкалась на Угрюмова. У него в руках были прямые неофициальные контакты с Басаевым, Хаттабом и Масхадовым. 
Чтобы такой человек застрелился, в Чечне должно было произойти нечто экстраординарное. 
Ускоренная перемотка Последние семь лет в Чечне все по-будничному, без изменений. "Зачистки", "точечные" бомбардировки, засады, диверсии и похищения людей... 
Меняются только названия. Сначала было наведение конституционного порядка, потом - контртеррористическая операция. Экстраординарными можно признать только два случая: захват Грозного боевиками 6 августа 1996 года (день независимости самопровозглашенной республики Ичкерия. - "!") и вторжение Басаева с Хаттабом в 7 августа 1999 года. 
Первый случай закончился тем, что Ельцин склонил голову перед олигархами, а Квашнин стал начальником Генштаба. Второй - приходом к власти Путина и очередным повышением статуса боевых генералов в иерархии государственной власти. 
После того как предвыборный аспект кавказской войны отгремел, Чечня отошла на второй, третий - в общем, на задний план. 
Власть повесила над войной плотную завесу цензуры. Из-за завесы доносилась периодически какая-нибудь новость о том, как очередную мелкую сошку боевиков "замочили в сортире". Правильно, "кто нас обидит, тот дня не проживет". И ничего. 
Однако начиная с середины мая события вокруг Чечни начали как-то спрессовываться, невзирая на цензуру. Никаких громких скандалов вроде бы не происходит. Все идет своим чередом, но "забытая война" при этом покидает информационные задворки и постепенно выползает на первые полосы газет и информагентств. 
Впечатление такое, что на просмотре военной хроники испортился проекционный аппарат и кадры начинают мелькать на повышенной скорости. 
Скоропостижный и долгосрочный отпуск командующего Объединенной группировкой войск в Чечне Валерия Баранова. 
Спустя пять дней перехват и озвучка помощником президента Сергеем Ястржембским видеокассеты с посланием Басаева. 
Через десять дней "инсульт" главы регионального оперативного штаба по проведению контртеррористической операции на Северном Кавказе Германа Угрюмова. 
Через три дня скандальное заявление командующего Северокавказским военным округом Геннадия Трошева о необходимости проведения публичных казней в Чечне. А дабы ускорить процесс поимки и уничтожения боевиков Трошев предложил назначить премию - по 1 млн. долларов за головы Басаева, Хаттаба и Масхадова и по 250 тыс. долларов за Гелаева и Бараева. 
Через 10 дней - гибель двух фронтовых штурмовиков "Су-25" российских ВВС. 
Еще через 10 дней - уничтожение одного из лидеров чеченских моджахедов Арби Бараева. 
Два дня спустя - расстрел очередной группы каких-то боевиков в каком-то ущелье... 
Стоп. Перебор. Все сначала, помедленнее и поподробнее. 
Вначале было слово 20 мая помощник Президента России Сергей Ястржембский в эфире программы Владимира Познера "Времена" на телеканале ОРТ продемонстрировал эпизод видеообращения Шамиля Басаева к Руслану Гелаеву. 
Помощник президента подчеркнул, что расшифровка видеозаписи закончена. Эксперты уже подтвердили подлинность пленки и то, что на ней запечатлен действительно Басаев. Ястржембский заверил зрителей, что это очень серьезный документ, в котором есть "масса интересных вещей", и пообещал передать в прессу "полный вариант этого документа". 
21 мая информагентства действительно распространили текст стенограммы, а электронные и печатные СМИ процитировали его кусками на следующий день. Но "полного варианта этого документа" (имеется в виду видеокассета. - "!") нет ни в одной газете или информагентстве. Нет его и на ОРТ. 
Из короткого отрывка, продемонстрированного в программе у Познера, хорошо видно Басаева в интерьерах, которых полно во всех его интервью для прессы. Первые несколько секунд Басаев говорил по-чеченски с закадровым переводом, потом чеченский текст Басаева исчез, остался только голос якобы переводчика. 
Такой топорной работы отечественная контрразведка давно не демонстрировала. Ясно, что кассета "делалась" впопыхах. Видимо, на Лубянке очень спешили озвучить необходимую информацию. 
В этом смысле не важно, чью стенограмму старательно озвучила пресса: басаевского обращения к Гелаеву или текст "закадрового" переводчика. Наоборот, "масса серьезных вещей", на которые обращал внимание Сергей Ястржембский, становится еще серьезнее и интереснее. 
Наиболее серьезными представляются три момента из опубликованного информагентствами текста. 
Первый касается весенне-летних планов боевиков по захвату Грозного и необходимой для этого помощи со стороны боевиков Панкисского ущелья. 
Второй относится к планам наладить поставки зенитно-ракетных комплексов "Стрела" (в различных изданиях ЗРК "Стрела" называли то "Стингером", то "Иглой". - "!").
Третий - рассказ о том, как федералы зажали боевиков, как они вскрывают тайники с оружием, но боевики все равно покупают его обратно (видимо, имеется в виду, что тайники вскрывают контрразведчики, а оружие продают войска. - "!").
Лучше всего впечатление от распространенной Ястржембским стенограммы выразил, пожалуй, интернетовский сайт grany.ru (многие считают, что "грани" принадлежат Борису Березовскому. - "!"): "Мы, дорогие сограждане, хотели уже закончить всю эту бодягу, но сообщения о наших победах оказались враками, генералы с освоенных нефтяных скважин уходить не хотят, а руководство страны ссориться не хочет не только с генералами, но даже с полковниками, некоторым из которых, оказавшимся под судом, оно даже "по-человечески сочувствует". В феврале еще была возможность переговоров, и многие влиятельные полевые командиры тогда с интересом ждали сигналов из Москвы, а теперь никто уже ничего не ждет, и остается только воевать, и не надо удивляться, если боевики снова возьмут Грозный, и соответствующие оперативные данные на этот счет имеются". 
Смех смехом, но если сравнить происшедшие вслед за стенограммой события в Чечне, то обнаружатся удивительные совпадения. 
Кинопросмотр с субтитрами Смерть Германа Угрюмова наблюдатели оценили как полный провал новой политики Путина на Северном Кавказе. 
Когда президент в январе передавал руководство контртеррористической операцией в Чечне из рук генералов в руки чекистов, задача была поставлена одна: уничтожение лидеров бандформирований. 
Заявление Геннадия Трошева впечатление это только усилило. Фактически командующий СКВО обвинил новое руководство чеченской спецоперацией (то есть ФСБ. - "!") в неспособности решить поставленную президентом задачу. Трошев как бы зявил на всю страну: если не армия, то кто же? 
Сегодня уже абсолютно понятно, что резкое заявление Трошева - это ответная реакция на стенограмму ФСБ. 
Армейские генералы вступили в борьбу с контрразведчиками за право называться победителями в чеченской войне. В этом контексте крушение двух штурмовиков "Су-25" приобретает особый смысл. 
Война в Афганистане закончилась в тот момент, когда США наладили регулярные поставки "Стингеров" для местных моджахедов. После потери господства в воздухе исполнение "интернационального долга" потеряло всяческий смысл. В партизанской войне у аборигенов всегда будет преимущество. 
С экранов военных радаров "сушки" исчезли 14 июня в 16.55 по московскому времени. А уже через час (раньше, чем об этом сообщили в вечерних выпусках новостей. - "!") на одном из чеченских сайтов появилось сообщение о том, что два российских самолета были сбиты моджахедами с помощью американских "Стингеров". 
В вечернем выпуске "Вестей" в тот же день было сказано, что, по одной из версий, самолеты могли сбить, но это "не основная гипотеза". А далее ведущий со ссылкой на военных неожиданно сообщил, что у мятежников могут быть российские зенитные комплексы "Игла", однако в них есть система распознавания "свой-чужой". Поэтому из "Иглы" нельзя сбить российский самолет, а западных комплексов "Стингер" у чеченских мятежников нет. 
Со следующего дня в теленовостях звучала только официальная версия событий: самолеты разбились о горный склон в условиях плохой видимости. 
То, что "сушки" были сбиты ракетами "земля - воздух", сомнений у серьезных наблюдателей не вызывает. Разночтения возникают при определении "национальной принадлежности" этих ракет. 
Если российские "Иглы", то понятно, у кого их могли купить боевики. А если американские "Стингеры", то ясно, кто отвечает за контрабанду оружия. Но и здесь есть нюансы. 
Вскоре после катастрофы двух "Су-25" на ленте "Интерфакса" появилось любопытное сообщение о том, что в ночь на 13 июня в Шатойском районе Чечни ("Сушки" разбились в районе Шатоя. - "!") с самолета были сброшены контейнеры с оружием, в том числе восемь "Стингеров". 
Реакция военных была мгновенной. Начальник пресс-службы ВВС России полковник Александр Дробышевский заявил, что никаких нарушений воздушной границы со стороны Грузии в горах Шатойского района Чечни не было. 
По словам Дробышевского, в этом районе в ночь на 11 июня фронтовые бомбардировщики "Су-24" и штурмовики "Су-25" осуществляли подсветку местности светящимися авиационными бомбами по просьбе погранвойск. 
На месте падения этих бомб в горной местности остались девять парашютов. 14-15 июня поисковые группы федеральных войск в Чечне собрали эти парашюты и переправили на базу в Ханкале. 
Реакцию военных в данном случае объяснять не стоит. 
Кого замочат в сортире? Власть долгое время держала Чечню на периферии общественного сознания за счет жесткого контроля над информационными потоками из зоны боевых действий. Но сегодня Чечня независимо от телевидения и газет выходит на передний план всей политической жизни страны. 
Кремль вроде бы поставил под свой контроль олигархов и губернаторов. Но и те, и другие все еще сохраняют мощный информационный, финансовый и политический потенциал. Достаточно Путину один раз оступиться или споткнуться, и на него набросятся все. 
Рвется там, где тонко. А более тонкого места, чем Чечня, в России просто-напросто не существует. Значит, здесь и будет наноситься главный удар. 
Кого замочат в чеченском сортире: Путина или генералов? Сегодня вопрос именно так и формулируется. 
Перед Кремлем стоит задача закончить войну без последствий для власти. Перед генералами и равноудаленными олигархами - любыми способами разжечь боевые действия. 
Еще в самом начале этого года один статусный московский чеченец говорил мне, что летом они войдут в Грозный, за это уже проплачено 10 млн. долларов. Тогда я посмеялся над его словами. Сегодня как-то не до смеха. 
Захват боевиками Грозного - самый удобный способ, чтобы вывести ситуацию из равновесия. В прошлую войну захват боевиками столицы Чечни породил такое явление, как генерал Лебедь, который моментально набрал политический вес только на одном лозунге: "У армии украли победу". 
Слава богу, Александр Лебедь оказался мелочным и алчным, до конца он не пошел. Поста секретаря Совета безопасности Лебедю хватило, чтобы собственноручно подписать Хасавюртские соглашения. Сегодня человек, способный в случае нового Хасавюрта пойти до конца, у армейской элиты есть. 
С начала мая фамилия Шаманова стала регулярно попадаться в различных аналитических справках в контексте возможного лидерства среди националистически настроенных слоев общества. 
Но и пойти по пути эскалации боевых действий Путин тоже не может. В этом случае руководство контртеррористической операцией надо вновь отдавать "группировке" Анатолия Квашнина, то есть опять же Шаманову. 
Судя по неожиданному уничтожению Арби Бараева, который в течение года спокойно, ни от кого не скрываясь, жил в своем родовом селе, Кремль решил пойти все-таки по пути "зачистки" лидеров чеченских боевиков. Но этот путь обязательно должен сопровождаться "зачисткой" генералитета, давно обосновавшегося в Чечне, как у себя дома. 
Кстати, за информационными скобками последних чеченских событий до сих пор остается затянувшийся до неприличия отпуск бессменного командующего Объединенной группировкой войск в Чечне Валерия Баранова. 
Баранов ушел в отпуск в середине мая. Его место должен был занять на время командующий Северокавказским военным округом Геннадий Трошев. На Трошева даже был подписан приказ министром обороны, но в последний день Сергей Иванов резко переиграл ситуацию. 
Исполняющим обязанности командующего ОГВ в Чечне стал заместитель Трошева по чрезвычайным ситуациям генерал-лейтенант Владимир Молтенской. И исполняет обязанности до сих пор. А Валерий Баранов по-прежнему находится в Москве. 
Говорят, что Баранова периодически вызывают к следователю на Лубянку. О чем разговаривает следователь с Барановым, неизвестно. 
Может быть, о том же, о чем разговаривали с Германом Угрюмовым за 20 минут до "инсульта". И о чем говорил мне статусный московский чеченец в начале года. 
P.S. 29 июня указом Президента РФ Владимира Владимировича Путина первый заместитель начальника Генерального штаба ВС РФ Валерий Манилов снят с должности по достижению предельного возраста (проще говоря, ушел на пенсию). 
Валерий Манилов занимал одно из ключевых мест в группировке Анатолия Квашнина. 
Следите за событиями. "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации