Преемник Путина и "питерские юристы"

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Дмитрий Медведев против Владимира Кумарина (Барсукова) и первого проректора Санкт-Петербургского государственного университета Николая Кропачева

Оригинал этого материала
© Газета "Вокруг Новостей", origindate::21.01.2008, Дмитрий Медведев против Владимира Кумарина (Барсукова)

Преемник Путина и "питерские юристы"

Афанасий Никитин

Принято считать, что один из важнейших мотивов выдвижения Дмитрия Медведева в преемники Владимира Путина – отсутствие у первого вице-премьера бизнес-интересов. Медведев не обременен зависимостью от больших активов и деловых партнеров, и потому в своей работе сможет ориентироваться исключительно на государственные интересы.

Это действительно так. Хотя Медведев формально занимает пост Председателя совета директоров ОАО «Газпром», в газовом бизнесе он лично никак не участвует. Слухи о причастности будущего президента РФ к компании «Росукрэнерго», исполнительный директор которой – друг и университетский партнер Медведева Константин Чуйченко, так и остались неподтвержденными домыслами. Ни в какой другой сфере деловой активности – от нефтяной до мебельной – никаких прямых либо косвенных интересов преемника также не обнаружено. А проверяли Медведева под «двойной лупой», это уже очевидно.

Хотя говорить о том, что Дмитрий Анатольевич совсем чужд бизнесу, было бы неверно. Еще в середине 1990 годов, работая главой юридического управления лесопромышленной компании «Илим Палп», он приступил к освоению рынка юридических услуг Санкт-Петербурга. Тогда же у Медведева появились и стратегические партнеры, юристы, имена которых знает сегодня вся страна: Дмитрий Козак, Владимир Плигин, Николай Егоров. Это поколение юристов, к числу наиболее ярких представителей которого относится Медведев, немного потеснило в середине девяностых советских «стариков», не столь хорошо разбиравшихся в юридическом обеспечении новых экономических и социальных реалий, и сделало «питерского юриста» практически образцом профессиональных стандартов в данной области.

Неформальным покровителем «питерских юристов» в те годы считался сам Владимир Путин. Не случайно в 1999 году, когда Владимир Владимирович стал председателем правительства РФ, все его подопечные оказались в Москве на различных должностях. Дмитрий Козак занял пост руководителя аппарата федерального правительства, Дмитрий Медведев – его заместителя, Владимир Плигин возглавил Комитет по конституционному законодательству Государственной думы. Николай Егоров, адвокат, весьма близкий и к Медведеву, и к Козаку, на государственную службу идти отказался, однако юридическая фирма «Егоров, Пугинский и партнеры» с тех пор часто выполняет самые деликатные поручения правительства и российской исполнительной власти в целом.

Однако перемещение группы Медведева – Козака – Егорова в Москву практически «оголило» юридический рынок северной столицы России. И очень скоро на этом рынке появились новые основные фигуранты. И – новый покровитель петербургских юристов. Но – уже не Путин, а персона совсем из другого мира. Небезызвестный Владимир Кумарин (Барсуков), совладелец Петербургской топливной компании (ПТК), сам себя именующий «ночным губернатором Петербурга». В 2000-2007 гг. Кумарин сделал все возможное, чтобы прослыть в Питере «лучшим другом юриста». И, отчасти, цели своей добился.

Проводником Кумарина в мире права и правоведов Питера стал Николай Кропачев, в то время – декан юридического факультета, а ныне – первый проректор Санкт-Петербургского государственного университета (СПбГУ). Личность весьма примечательная. Николай Михайлович Кропачев родился в 1959 году. Сам себя он называет человеком «команды Медведева» и даже особой, приближенной к Императору (т.е. Владимиру Путину). Любимый трюк Кропачева: в разгар какого-нибудь совещания, лекции или семинара выйти из помещения, пропасть минут на 15, а потом – вернуться с загадочным видом и бросить: извините, мол, Владимир Владимирович (Дмитрий Анатольевич) звонил… Непосвященные люди часто верят.

Однако факты – против версии о близости Кропачева к руководству страны. Нетрудно заметить, что на протяжении 7 лет – с 2000 по 2007 – Николай Михайлович так и не получил никаких серьезных предложений от Кремля и вообще федеральной власти. Правда, в 2000-2005 он успел поработать главой Уставного суда Санкт-Петербурга – органа с размытыми функциями и неясными полномочиями. Однако этот пост ему пришлось покинуть со скандалом, по инициативе губернатора северной столицы Валентины Матвиенко.

А в начале 2007 года Николай Михайлович вознамерился стать ректором СПбГУ, чтобы как-то компенсировать моральный ущерб от потери кресла в Уставном суде. Однако, по достоверным данным, «друг» Дмитрий Медведев поддержать его отказался. Тогда не без участия влиятельных силовиков, близких к «ночному губернатору», был организован скандал. Возбудили уголовное дело против проректора университета Льва Огнева. Ядовитые брызги должны были полететь в направлении ректора Людмилы Вербицкой – ученого и педагога с мировым именем и безупречной репутацией. На волне скандала Кропачев стал первым проректором и уже начал говорить о себе как о «без пяти минут ректоре». Но в этот самый момент Владимир Путин и Дмитрий Медведев однозначно встали на сторону Людмилы Вербицкой. Скандал, грозившей репутации главного питерского вуза, сам собой угас.

Но сам Кропачев, конечно же, всегда был слишком занят, чтобы лично оказывать юридические услуги своему настоящему (а не мнимому) покровителю. Он сформировал целый пул «юридических контор», которые вышли на рынок правовых услуг Санкт-Петербурга.

К числу сомнительных неофитов юридического рынка северной столицы можно отнести, например, фирму «Альтернатива», которая к сегодняшнему дню фактически превратилось в структурное подразделение мясоперерабатывающего завода «Парнас-М», подконтрольного «тамбовскому сообществу» (лидером которого, как известно, считается все тот же Кумарин-Барсуков). Глава «Альтернативы» некий Малышев по прозвищу «Доцент» осуществлял юридическое обслуживание ряда скандальных рейдерских захватов, за которыми прослеживаются интересы «ночного губернатора». В частности - захват Смольненского универсама в центре Петербурга и ресторана «Петербургский уголок» на Невском проспекте (хозяйка этого ресторана Наталья Шпакова считается подругой губернатора «дневного», то есть Валентины Матвиенко). Многие наблюдатели полагают, что именно эти беспардонные захваты, которые проводились на базе заведомо коррупционных неправосудных решений, переполнили чашу терпения Матвиенко и заставили ее переговорить о наглых действиях «тамбовских» как с президентом Путиным, так и с будущим президентом – Медведевым. Оба президента принимали участие в обсуждении, которое закончилось принятием решения о необходимости устранения «тамбовского» ОПС и ареста Владимира Кумарина (Барсукова). Это решение, как известно, было безукоризненно реализовано в августе 2007 г.

Другая сомнительная структура, «засветившаяся» в делах «тамбовских» - юридическая фирма «Президент-Консалт», которая запомнилась участием в рейдерской атаке на предприятие «Северная верфь». Руководители этой «фирмы» при общении с непугаными клиентами ссылаются не только на Кумарина и Кропачева, но и на другую «знаменитую» фигуру – Аркадия Ротенберга, влиятельного тренера по дзюдо. Возможно, в этой версии есть и доля правды. Во всяком случае, по данным из надежных источников, вскоре после ареста Кумарина тренер Ротенберг пытался использовать все свои связи в президентском окружении, чтобы добиться изменения «ночному губернатору» меры пресечения (на подписку о невыезде). Но – не преуспел. Причем принципиальная позиция Дмитрия Медведева, который, как принято считать, лично говорил по этому поводу с Генеральным прокурором РФ Юрием Чайкой, сыграла свою роль в том, что лоббистские усилия Ротенберга не достигли цели.

Есть и другие представители новейшего поколения «питерских юристов» (если вообще можно их называть этим словосочетанием). Например, «Григорьев и Партнеры». Это компания умудрилась лоббировать интересы Кумарина и «тамбовцев» даже в созданной правительством Санкт-Петербурга комиссии по борьбе с рейдерством, которую возглавляет вице-губернатор северной столицы Михаил Осеевский. «Григорьев и Партнеры» замыкаются, по некоторым данным, с одной стороны, на некоего Валерия Леонова, который возглавляет аппарат «комиссии Осеевского» и любит представляться действующим сотрудником спецслужб. А обедать этот горе-«спецслужбист» ранее предпочитал в печально известном ресторане «Золотая страна», который многие в Петербурге почему-то называют «офисом Кумарина». С другой стороны – «фирма» тесно связана не с кем-нибудь, а с личным адвокатом Кумарина Артемом Бегуном, который считается доверенным лицом «ночного губернатора» по целой группе деликатных вопросов, дел и делишек. Бегун также любит дерзко и безрассудно представляться сотрудником ГРУ, и нередко ссылается на близкие связи с сотрудниками питерского Управления ФСБ – причем не только с рядовыми, но даже и лично с начальником управления генералом Ручьевым.

Конечно, этот, с позволения сказать, «юридический консорциум» не мог бы «эффективно работать» без силового прикрытия на федеральном уровне. В связи с этим много говорят о генерале Крючкове, занимающем солидный пост в одном из ключевых силовых ведомств. Том самом, где якобы со скепсисом относятся к утвержденной Владимиром Путиным кандидатуре преемника президента. По некоторым данным, жена генерала Крючкова уже несколько лет работает в Петербургской топливной компании (ПТК). И, хотя в офисе или на объектах ПТК она практически не появляется, и вообще живет в Москве, зарплата у нее – без малого 15 000 у. е. в месяц. Определенного рода услуги стоят дорого, ничего не поделаешь.

Приходится признать, что деятельность «юридического консорциума», созданного Кумариным при участии Кропачева, изрядно подорвала репутацию самого юридического сообщества города Санкт-Петербурга. И если эту репутацию все же удалось спасти, то немалая заслуга здесь принадлежит юристам, которые действительно, а не мифологически, связаны с Дмитрием Медведевым. В первую очередь, компании «Егоров, Пугинский и партнеры», чей бренд остается для десятков крупных корпоративных клиентов, российских и зарубежных, гарантией высокой надежности и качества услуг.

В какой-то момент «Альтернатива», «Президент-консалт», «Григорьев и партнеры» стали работать настолько громко и беспардонно, что привлекли внимание самого первого вице-премьера Медведева. Во всяком случае, известно, что трудное решение положить, несмотря ни на что, конец деятельность «ночного губернатора» было принято Юрием Чайкой, осторожным человеком и тонким политиком, после вполне определенного разговора с первым зампредом правительства РФ. А без такого внятного политического и правового сигнала Генпрокуратура могла и не решиться на столь серьезную операцию, впрямую затрагивавшую интересы целой группы коррумпированных силовиков на всех уровнях.

Недоброжелатели Медведева могут сказать, что он защитил свой юридический бизнес. Но он, на самом деле, спас репутацию всего юридического бизнеса в масштабах страны. Показав, что «питерские юристы» никогда не превратятся в придаток рейдеров и всевозможных «ночных губернаторов», чья эпоха, прошла и, кажется, навсегда.