Президентский назначенец. Березкин

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


"В распоряжении редакции FLB оказался официальный документ из президентской администрации – письмо за № А4-6549Пад, подписанное 12 мая 2011 года помощником президента РФ А. В. Дворковичем, которое адресовано заместителю Владимира Путина - руководителю аппарата правительства РФ В. В. Володину.

картинка

Дворкович, известный как особо доверенное лицо к Медведеву, пишет (текст письма приводим полностью):

«По итогам рассмотрения находящихся на согласовании в Правительстве Российской Федерации предложений по исполнению поручения Президента Российской Федерации от 2 апреля 2011 года № Пр-846 в части формирования органов управления акционерных обществ с государственным участием не поддержаны следующие кандидатуры:

председателя правления ОАО «Страховое общество газовой промышленности» С.С.Иванова для избрания в наблюдательный совет ОАО «Российский сельскохозяйственный банк»;
генерального директора ГК «Ростехнологии» С.В.Чемезова для избрания в совет директоров ОАО «ИНТЕР РАО ЕЭС»;
председателя правления НП «Совет рынка» Д.В.Пономарева для избрания председателем совета директоров «ОАО «ФСК ЕЭС»;
генерального директора ООО «РН-Энерго» В.М.Кравченко для избрания председателем совета директоров «ОАО «Холдинг МРСК».
Также предлагается избрание в совет директоров ОАО «Российские железные дороги» в качестве независимого директора председателя совета директоров ООО «ЕСН Энерго» Г.В.Березкина.
Просьба учесть при подготовке соответствующих решений Правительства Российской Федерации».

Создание благоприятной экономической, политической, финансовой ситуации, влияющей на приток внутренних и внешних инвестиций в экономику страны, и масштабная, непримиримая, бескомпромиссная борьба с коррупцией – цели, безусловно, архиважные и незамедлительные. Потому «перечень Поручений по осуществлению первоочередных мер, направленных на улучшение инвестиционного климата в России», утвержденный президентом Д.А.Медведевым 2 апреля 2011 года, - документ действительно государственной важности.

Хотя, откровенно говоря, в части Поручения, касающейся формирования органов управления акционерных обществ с государственным участием, у экспертов возникают некоторые вопросы.

«Во-первых, пока не очень ясно, кто заменит чиновников в креслах председателей, - часто говорится, что у Медведева нет своей собственной команды, - пишут, например, в немецкой газете «Die Welt» ректор Российской экономической школы Сергей Гуриев и профессор экономики Йельского университета Алех Цывинский, - во-вторых, на фоне «несовершенства» российской юридической системы неясно, будут ли новые председатели советов директоров реально управлять компаниями. В конечном итоге, многие члены правления могут действовать по указке сверху».

И если вопросы наблюдателей и экспертов носят больше риторический характер, то кандидатуры, предлагаемые администрацией президента РФ, в советы директоров государственных корпораций - вполне предметная тема для разговора.

Господин Березкин, которого прочат в «независимые директоры» крупнейшей компании, конечно, не государственный служащий, и потому его кандидатура вроде бы подходит. Но никогда человек с сомнительной репутацией не приносил и не принесет пользу государству. (Заметим, что при этом кандидаты от команды премьера Путина отстраняются твердой рукой Дворковича от руководства богатейших компаний России).

Биография г-на Березкина и скандалы, связанные с ним «от и до» исследованы журналистами и работниками правоохранительных органов.
Кто-то называет его «образцом кипучей лени», кто-то «человеком Медведева», «кто-то выдающимся интриганом».
Истина, как всегда, в правде. В любом случае лучше цитировать.

Иван Плишкин

Из досье FLB. Что нужно знать о Григории Березкине:

РАЗМИНУЛСЯ С ПРЕЗИДЕНТОМ

Медведев и Березкин могли познакомиться на целлюлозно-бумажной почве. Летом 2001 г. компания «Континенталь-инвест» выставила на продажу контрольный пакет Усть-Илимского ЛПК. На акции сразу же нашелся претендент — «Илим палп», представлять интересы которого взялся Березкин. Но «Илим палп» смог приобрести лишь часть доли «Континенталь-инвеста», другая отошла Олегу Дерипаске. Это дало старт длительному конфликту между «Базовым элементом» и «Илим палп».

За пару лет до этого, в 1997–1998 гг., правовую службу «Илим палп» возглавлял будущий президент России Дмитрий Медведев. До поступления на госслужбу он был совладельцем «Илим палпа».
Березкин не отрицает того, что познакомился с Медведевым в начале 2000-х годов «по работе», но как - не говорит.

Березкин Григорий Викторович. биография

«Ladno.ru»: «Родился в 1966 г. В 1988 г. окончил химический факультет МГУ им. М.В.Ломоносова по специальности "нефтехимия". В 1993 г. защитил диссертацию, кандидат химических наук.
Жена Елена. Три дочери – Анна, София и Арина.

Становление бизнеса

В мае 1992 г. Березкин вместе с Александром Мамутом и Владимиром Груздевым учредили фирму "Славянка" на базе магазина №2 Октябрьского ОРПО (Ленинский проспект, дом 61/1). Этот торговый объект стал одним из первых камней в фундаменте сети "Седьмой континент".
В феврале 1994 г. Березкин стал заместителем генерального директора "Коминефти" и одновременно ее генеральным представителем в Москве, а также возглавил фирму "Мэско" – совместное предприятие этой компании и крупного трейдера – РАО "Международное экономическое сотрудничество", который одновременно был одним из ключевых акционеров "Коминефти".

Березкин последовательно позиционировал себя в качестве антикризисного менеджера. Всю первую половину 1990-х нефтяной комплекс Коми находился под угрозой банкротства. В 1994 г. случилась авария на нефтепроводе Возей – Головные сооружения и большой разлив нефти под Усинском, для ликвидации которых были привлечены целевые займы Всемирного банка и ЕБРР. Одновременно с приходом Березкина в "Коминефти" начинается консолидация акционерного капитала. В 1994 г. компания провела серию выпусков дополнительных акций, увеличив свой капитал в 15 раз. Эти действия вызвали недовольство портфельных инвесторов, поскольку явно были направлены на их вытеснение.

В этот период Березкин знакомится с Романом Абрамовичем, который тогда занимался в Коми нефтеторговым бизнесом. Во второй половине 1994 г. акционеры "Коминефти", "Ухтинского НПЗ" и "Коминефтепродукта" одобрили объединение в рамках холдинга "Коми ТЭК". Сама "Коминефть" уже имела высокий статус спецэкспортера, а "Коми ТЭК" – статус правительственного агента по обеспечению нефтепродуктами Коми, Архангельской области и Ненецкого АО. Деловые отношения Березкина и Абрамовича прошли проверку временем. В 1996 – 1997 гг. Березкин возглавлял "Коми ТЭКМосква" (КТМ, сбытовая структура "Коми ТЭК"), которая по поручению "Сибнефти" экспортировала нефть "Ноябрьскнефтегаза", продав в общей сложности 4 млн т сырья – 27% от объема добычи предприятия.

В 1997 г. Березкин консолидирует в своих руках рычаги управления "Коми ТЭК". В январе – апреле госпакеты акций холдинга на аукционах приобрели "Евросевернефть" (38%) и "СБ-траст" (29%), предоставив гарантии "Национального резервного банка" (НРБ). Председатель правления НРБ Александр Лебедев и заместитель Березкина в КТМ Александр Корсик вместе работали в посольстве СССР в Великобритании. Пост председателя совета директоров "Коми ТЭК" Березкин сохранял за собой вплоть до сентября 1999 г., когда холдинг был продан "Лукойлу". В результате сделки Березкин получил пакет акций компании Алекперова. В 2001 г. Березкин был включен в список кандидатов в состав совета директоров "Лукойла" от миноритарных акционеров, но не набрал необходимого количества голосов. В 1998 г. он пытался расширить свое присутствие в нефтяном секторе, став претендентом на пост внешнего управляющего "Роснефти", но уступил Зие Бажаеву.

С тех пор Березкин специализируется на электроэнергетике. В 1999 г. он сокращает название "Евросевернефть" до "ЕСН" и спустя некоторое время получает от правления РАО "ЕЭС" мандат на управление "Колэнерго" (Мурманская область) на четыре года.
В 2002 г. ЕСН объявила о планах по созданию СП с итальянской ENEL для участия в приватизации генерирующих компаний. Через два года Березкин в альянсе с ENEL подает заявку на тендер по выбору управляющего "Северо-Западной ТЭЦ" и одерживает победу. В 2007 г. контракт закончился и станция вошла в состав "Интер РАО ЕЭС". В 2006 г. ENEL приобрела 49,5% подконтрольной ЕСН компании "Русэнергосбыт" – крупного оптового поставщика электроэнергии, среди клиентов которого к тому времени уже были "Газпром" и РЖД. Для укрепления отношений с газовой монополией Березкин к 2004 г. собрал в ее интересах 5,3% акций РАО ЕЭС. Однако в 2007 г. "Газпром" расторг контракт с "Русэнергосбытом", а Березкина не переизбрали в совет директоров энергохолдинга. Лишь спустя два года ЕСН восполнила потерю, заменив "Транснефтьсервис-С" в качестве поставщика электричества для "Транснефти".

В январе 2006 г. группа ЕСН приобрела 80% петербургского издательства "РЖД Партнер" с намерением создать издательский холдинг на базе активов РЖД. В середине 2008 г. компании совместно приобрели 49,3% акций ТГК-14. А в ноябре "Русэнергосбыт" и РЖД подписали меморандум о намерениях, предусматривающий поставку электроэнергии на основе 15-летних договоров.

Текущее состояние дел

Григорий Березкин владеет 50,5% "Русэнергосбыта", Уярским железнодорожным нефтеналивным терминалом (ООО "НТ-сервис"), инжиниринговыми компаниями "Инженерный центр ЕЭС" и "Энергоаудитконтроль". Среди медийных активов – издательские дома "Комсомольская правда" и "РЖД-Партнер", журнал "Энергетика сегодня", газета "Метро".

Через компанию "Энергопромсбыт" ЕСН совместно с РЖД владеет 76,9% акций ТГК-14. Последний пакет – 27,7% – был приобретен в мае 2009 г. у "Норильского Никеля". В "Энергопромсбыте" ЕСН принадлежит 49%.

Участие в политике

В 1995 г. Григорий Березкин был независимым кандидатом в депутаты Государственной Думы от Университетского избирательного округа №201. Проиграл Павлу Буничу, который также баллотировался как независимый кандидат, но после выборов примкнул к фракции "Наш дом – России".

Конфликты

В 1999 г. Счетная палата России провела проверку "Коми ТЭК" за 1997 – 1998 гг. В отчете аудиторов отмечено, что переход права пользования недрами с "Коминефти" на "Коми ТЭК" был осуществлен с нарушениями законодательства. Кроме того, в лицензионных соглашениях были неправомерно определены ставки платы за недра. Также компания нарушила условия использования доходов от реализации дополнительной квоты на экспорт нефти: вырученные средства лишь частично были направлены на погашение задолженности по платежам в федеральный бюджет. Отмечалось также, что бухгалтерская документация "Коми ТЭК" велась в Москве, что мешало налоговым органам по месту регистрации компании контролировать правильность исчисления платежей при пользовании недрами. Впрочем, отчет Счетной палаты негативных последствий для Березкина не имел.

В начале 2001 г. коллектив телеканала НТВ, принадлежавшего опальному Владимиру Гусинскому, предпринимал лихорадочные попытки избежать поглощения со стороны холдинга "Газпром-Медиа". Березкин выступил организатором международного инвестиционного альянса, включавшего фонды Теда Тернера и Джорджа Сороса. Однако попытка стать "белым ангелом" сорвалась.

Летом 2001 г. компания "Континенталь-Инвест" выставила на продажу контрольный пакет Усть-Илимского ЛПК. На акции сразу же нашелся претендент – "Илим Палп", представлять интересы которого взялся Березкин. В обмен на содействие в приобретении комбината ЕСН рассчитывала получить блокирующий пакет крупнейшего российского целлюлозного холдинга. Но "Илим Палп" смог приобрести лишь часть доли "Континеталь-Инвеста", другая отошла Олегу Дерипаске. Это дало старт длительному конфликту между "Базовым элементом" и "Илим Палп".

В июле 2001 г. Анатолий Чубайс предложил главе "Мосэнерго" Александру Ремезову добровольно оставить свой пост, но получил отказ. Тогда РАО ЕЭС инициировало проведение внеочередного собрания акционеров с целью назначения нового генерального директора. Одним из претендентов был Григорий Березкин, но в итоге он не получил ни одного голоса в свою поддержку. В 2005 г. ENEL и ЕСН заявляли о готовности участвовать в приватизации "Мосэнерго", но в итоге компания досталась "Газпрому".
Весной 2001 г. Алексей Миллер, только что возглавивший "Газпром", взял курс на возврат концерну утраченных активов. Одним из них была компания "Пургаз" – оператор Губкинского месторождения, контролировавшийся "Итерой". Для защиты своих интересов "Итера" привлекла у ЕСН кредит под залог спорных 32% акций "Пургаза". Благодаря этому "Итере" в марте 2002 г. удалось добиться от "Газпрома" выплаты справедливой стоимости своей доли.

В 2002 г. федеральное правительство озаботилось усилением госконтроля над компанией "АЛРОСА", но столкнулось с серьезным сопротивлением властей Якутии. Григорий Березкин попытался заработать на этой ситуации, начав переговоры о приобретении 5% акций алмазодобывающей компании у Фонда социальных гарантий военнослужащим при правительстве России. В ответ Министерство имущественных отношений приняло решение о ликвидации фонда. Спор продолжался до конца 2002 г. и разрешился в пользу государства после личного вмешательства Алексея Кудрина”.
Источник: LADNO.ru

«ВЕДОМОСТИ»: ПАРНЕР АБРАМОВИЧА

От ред. FLB: В сентябре 2010 года журналисты газеты «Ведомости» опубликовали обстоятельное исследование всех бизнес-связейц Григория Березкина. «Березкин рассердил кучу бизнесменов, в том числе довольно влиятельных, в бизнес которых со ссылками на поручения президента он пытался встроиться», – сделала тогда вывод газета «Ведомости»:

«В начале 1990-х, вспоминает Григорий Березкин, он запустил свой первый крупный бизнес-проект — переработка кабеля для нефтепогружных насосов. Отработанным кабелем, говорит он, были завалены все месторождения Сибири и Коми. Он его собирал, переплавлял медь, а потом делал из нее на «Сибкабеле» новый кабель. Его он поставлял нефтяникам в обмен на нефть, а нефть продавал на экспорт: «Так я стал нефтетрейдером. Знал почти всех руководителей нефтяных компаний. Этот бизнес продолжался года два», — рассказывает Березкин.

В 1994 г. Березкин стал заместителем генерального директора «Коминефти» (добыча — около 3 млн т в год; имела статус спецэкспортера). В этот период он познакомился с Романом Абрамовичем, у которого тоже был бизнес в Коми. Как именно это произошло, непонятно: все источники «Ведомостей» помнят их уже партнерами, причем все в один голос говорят, что Березкин был более крупным нефтетрейдером, чем Абрамович. Если это правда, логично, что в 1996-1997 гг. возглавляемый Березкиным трейдер «КомиТЭК — Москва» экспортировал нефть «Сибнефти».

Но потом между Березкиным и Абрамовичем пробежала кошка, рассказывает бывший сотрудник бизнесмена. В мае 1997 г. государство выставило на продажу 51% акций «Сибнефти», и Березкина попросили поучаствовать в конкурсе, чтобы обеспечить независимую заявку — ее подала «КомиТЭК». Березкин согласился. Заявки реальных конкурентов — «КМ инвеста» (Онэксимбанк) и АО «Пирамида» (Альфа-банк) были отклонены из-за «нарушения юридического регламента» (цитата по «Прайм-ТАСС»). А победителем, как и ожидалось, стала Финансовая нефтяная корпорация, представлявшая интересы Абрамовича и его партнеров.

Задаток составлял 10% от начальной цены пакета — $10,1 млн, еще $189,9 млн участник конкурса должен был депонировать на счете залогодержателя (двумя годами раньше государство заложило пакет на аукционе). «КомиТЭК» получил деньги от структур Абрамовича, но официально это не было оформлено. Березкин в итоге вернул деньги, но не сразу. Эту историю «Ведомостям» рассказал человек, работавший в тот момент на Березкина и участвовавший в разрешении конфликта, и подтвердил бизнесмен, близкий к Абрамовичу. Правда, по словам последнего, разошлись Березкин и Абрамович не поэтому: просто последний решил торговать нефтью самостоятельно.
Про этот проект, как и про некоторые другие, «Ведомости» Березкина расспросить не смогли — поговорив с корреспондентом газеты один раз, он потом раздумал давать комментарии.

Партнер Спиридонова

К тому времени Березкин и сам стал владельцем крупной нефтяной компании — той самой «КомиТЭК». «Надо было войти в игру активов, — объясняет он. — На трейдинге нельзя стать богатым человеком».

В холдинг «Коми ТЭК» входили «Коминефть» (добыча), Ухтинский НПЗ (переработка) и «Коминефтепродукт» (сбыт). По данным Счетной палаты, в 1997 г. компания экспортировала 858 500 т нефти, в 1998 г. — 1,5 млн т.

В 1997 г. два главных лота при приватизации «КомиТЭКа» достались на конкурсах компаниям Березкина: 38% выиграла «Евросевернефть» (позже он сократил ее название до более солидного ЕСН) за $3,9 млн и обязательство инвестировать в регион $19 млн, а 29,3% — «СБ траст» за $3 млн и инвестиции в $10,9 млн (всего выходит $36,8 млн). Были еще денежные аукционы, на которых продавались более мелкие пакеты. В мае 1999 г. 64% акций «КомиТЭКа» принадлежало 4 офшорам, они контролировались Березкиным, рассказывают бывшие менеджеры КомиТЭКа.

И «Евросевернефть», и «СБ траст» на конкурсе предоставили гарантии Национального резервного банка. Председатель правления банка Александр Лебедев вспоминает, что Березкин тогда был «well-established man, добился больших результатов и обладал ресурсами». «К моменту аукциона по “КомиТЭКу” я был уже не бедным человеком», — подтверждает Березкин. По словам Березкина, контроль над «КомиТЭКом» обошелся ему и его партнерам чуть не вдвое дороже указанной выше суммы — «более чем в $70 млн»: «Я вложил все, что у меня на тот момент было».

29,3% «КомиТЭКа» — второй из указанных выше пакетов — было закреплено в собственности Коми. Березкин сумел расположить к себе главу республики Юрия Спиридонова, рассказывают бывшие топ-менеджеры «КомиТЭКа». «[Со Спиридоновым] у нас вообще сложились очень хорошие деловые отношения, — рассказывал Березкин журналу “Коммерсантъ-Власть”. — В какой-то момент он даже предложил нам работать над привлечением денег под другие региональные проекты. Начали мы с небольшого, разместив для республики российский облигационный заем на полгода. Потом помогли региону получить хороший кредитный рейтинг — такой же, как у федерации. Затем привлекли иностранный кредит в $55 млн».

Березкин всегда умел привести нужных людей, вспоминает бывший сотрудник «КомиТЭКа», а сейчас глава Законодательного собрания Тверской области Андрей Епишин: «Общение — одна из его сильных черт. Он неплохой психолог и прекрасный переговорщик». Как вспоминает Епишин, Березкин на переговорах обязательно учитывал психологические моменты. Известный пример: если ты сидишь за столом, а на стене за тобой висят портреты, то кажется, что на твоей стороне больше людей, такие вещи обязательно использовались.

«Евросевернефть» стала управляющей компанией «КомиТЭКа», а Березкин — председателем ее совета директоров. «Когда мы покупали “КомиТЭК”, никто не понимал, что будет дальше, — говорит Березкин. — Нефть стоила $12 за баррель, компания была не консолидирована, не управлялась». «Доверие к руководству было минимальным, — добавляет Епишин. — Зарплаты не выплачивались по полгода. Мы тогда привлекли кредиты западных банков, чтобы расплатиться с работниками».

Команда Березкина занялась консолидацией компании, которая вылилась в войну с миноритариями «дочек» «КомиТЭКа», вспоминает один из бывших топ-менеджеров компании. Контроль в «Тэбукнефти», рассказывает он, в 1997 г. получил англо-датский бизнесмен Ян-Бонде Нильсен. К концу 1998 г. предприятие оказалось на грани банкротства, вся добыча — около 1 млн т нефти — уходила на сторону. В конце концов было решено выкупить долю Нильсена, с ним долго велись переговоры. Наконец поехали на итоговое подписание соглашения в Лондон. Березкин установил своим представителям планку: за акции Нильсена — максимум $10 млн. Но тот требовал $11 млн. Переговоры шли всю ночь. В итоге сделка не состоялась, и Нильсен продал свой пакет в «Тэбукнефти» Urals Energy, в числе совладельцев которой был бывший зять президента Ельцина Леонид Дьяченко. «Так из-за $1 млн мы получили огромную головную боль. Urals Energy оказалась покруче Нильсена», — утверждает собеседник «Ведомостей».

Окончательно решить проблемы с «Тэбукнефтью» удалось гораздо позже — и не Березкину, а «Лукойлу», который купил «КомиТЭК» в 1999 г. за свои акции (сумма сделки составила около $500 млн, включая $200 млн долга). Urals Energy не ответила на запрос «Ведомостей».

Березкин не раскрывает, сколько получил за свою долю в «КомиТЭКе», но его бывший подчиненный считает, что бизнесмену досталась большая часть этой суммы. «Я вышел из “КомиТЭКа” как из шахтерского забоя на цветочную поляну, — говорит Березкин. — Это был очень тяжелый проект… Благодаря “КомиТЭКу” я понял, как работает бизнес».

Партнер Чубайса

«После сделки с «Лукойлом» я получил по тем временам очень большие деньги, — рассказывает Березкин. — Но не стал рантье, у меня уже был хороший опыт управления промышленным предприятием. [Глава РАО «ЕЭС России» Анатолий] Чубайс делал первые шаги к реформе электроэнергетики. Было понятно, что ему нужны люди, я пришел к нему и попросил в управление «Колэнерго».

У «Колэнерго», как и у других «дочек» РАО, были проблемы с платежами, их уровень составлял всего 12%, вспоминает бывший топ-менеджер РАО. Но был и большой плюс — мощные промышленные потребители: Кольская ГМК («Норникель») и «Апатит». В 2000 г. выручка «Колэнерго» по РСБУ составила 3,5 млрд руб.

Договор на управление энергокомпанией был подписан между «ЕСН-энерго» и РАО ЕЭС в июне 2000 г. сроком на три года. На вопрос, как удалось убедить Чубайса, Березкин отвечает, что очень просто: «У него такой кадровый голод был. Мы взяли определенные социальные обязательства. К тому же я был к тому времени известный человек — знал всю российскую элиту».

Березкин предложил доверить частной компании управление «Колэнерго», что можно было бы использовать в качестве примера для других энергокомпаний, которыми управляли красные директора, вспоминает бывший топ-менеджер РАО. Его задачами было улучшение финансового положения компании; повышение производственных показателей; налаживание хороших отношений с местной администрацией. Также был выставлен и ряд условий, одним из которых был запрет на какие-либо операции с активами или акциями «Колэнерго».

Судя по пресс-релизам РАО, эксперимент блестяще удался — Березкин умело управился с компанией: в 2002 г. это признавало правление РАО, а в 2003 г. при расторжении договора с «ЕСН-энерго» — акционеры «Колэнерго»: «ЕСН энерго» удалось вывести «Колэнерго» из «предбанкротного состояния», полностью погасив кредиторскую задолженность в 1,3 млрд руб., увеличить капвложения в 4,3 раза и т. д. Тогдашний губернатор Мурманской области Юрий Евдокимов рассказал «Ведомостям», что сначала у него были сложные отношения с Березкиным, но потом они сработались — «он делал все то, что должен был делать менеджер его уровня». «У нас был трехлетний контракт с “Колэнерго”, мы его замечательно исполнили», — говорит Березкин.

Бывшие менеджеры РАО рассказывают другую историю. В 2002 г. на заседании правления рассматривался отчет «ЕСН энерго» о результатах управления, и правление сочло их неудовлетворительными. По производственным показателям (аварийность, условный расход топлива и производственный травматизм) была отрицательная динамика. А финансовое положение компании улучшалось потому, что «ЕСН энерго» повысило тарифы для потребителей более чем в два раза. После заседания правления, продолжают источники «Ведомостей», в РАО поступило обращение из профсоюза «Колэнерго». В нем говорилось, что работников заставляют продать акции. Впоследствии обнаружилось, что структуры «ЕСН энерго» собрали около 10% «Колэнерго», а потом продали структурам «Норникеля».

«Ведомости» попросили прокомментировать эту информацию бывшего зампреда РАО Михаила Абызова. Он ответил, что такие факты имели место. Бывший топ-менеджер «Норникеля» подтвердил, что Березкин помогал его компании купить пакет «Колэнерго».
К моменту расторжения договора по «Колэнерго» у Березкина созрел новый проект — с «Газпромом».

Партнер Миллера

В «Газпром» Березкин пришел с двумя предложениями: одно — скупить акции РАО ЕЭС, чтобы потом в ходе реформы электроэнергетики обменять их на активы, другое — снабжать газовую монополию дешевым электричеством, вспоминает бывший зампред «Газпрома» Александр Рязанов.

РАО ЕЭС находилось тогда на развилке, объясняет Березкин: либо энергохолдинг купит месторождения газа и угля, либо в ходе реформы РАО владельцы сырья купят энергетику. Для «Газпрома» очень выгодно было бы купить энергетику, а выгоднее всего — сделать это через конвертацию акций. Березкин вспоминает, что начал собирать акции РАО ЕЭС, чтобы конвертировать их в активы при разделении РАО. «С этой идеей я к Миллеру и попал, обошел очень многих», — говорит он.

У Березкина были хорошие отношения с председателем совета директоров «Газпрома» (а с октября 2003 г. — главой президентской администрации) Дмитрием Медведевым и тот посоветовал предправления монополии Алексею Миллеру принять Березкина и выслушать его, вспоминают менеджеры «Газпрома». «Я Дмитрию Анатольевичу тоже эту идею [конвертации акций РАО в активы. — “Ведомости”] докладывал, ему она понравилась», — подтверждает Березкин. Но он не согласен с тем, что попал в «Газпром» по протекции Медведева.

Энергетикой тогда в «Газпроме» толком никто не занимался, поэтому Миллер перенаправил Березкина к своему заместителю Рязанову, вспоминает последний: «Березкин произвел на меня очень хорошее впечатление. Четкий, очень разумный и самостоятельный».

«Газпром» с помощью Березкина консолидировал 10,5% акций РАО ЕЭС, из них 5,3% — на структурах ЕСН, говорит Рязанов. Это была выгодная сделка, убежден он: акции потом выросли — и монополия осуществила план Березкина, обменяв их на активы.
Приняла монополия и второе предложение Березкина. В конце октября 2003 г. зампреды правления РАО ЕЭС и «Газпрома» Абызов и Рязанов подписали соглашение, по которому «дочки» газовой монополии получили возможность покупать энергию не у региональных энергокомпаний, а на оптовом рынке (ФОРЭМ). Посредником в этих операциях, объем которых в 2003 г. оценивался в $500 млн в год, становилась трейдерская «дочка» «ЕСН энерго» — «Русэнергосбыт».

Как РАО ЕЭС уступило такого клиента? «Газпром» сам выбрал себе поставщика», — дипломатично объяснял тогда «Ведомостям» представитель РАО. В «Газпроме» сделку с «Русэнергосбытом» объясняли желанием снизить стоимость электроэнергии.
Осенью 2006 г. Рязанов покинул «Газпром», а с января 2007 г. «Газпром» решил отказаться от услуг «Русэнергосбыта» и закупать электричество через свою «дочку». Это стало неприятным сюрпризом для Enel, которая в марте 2006 г. заплатила за 49% «Русэнергосбыта» $105 млн, все аналитики говорили, что это очень хорошая цена. На «Газпром» у «Русэнергосбыта» в 2007 г. должно было прийтись 17% поставок. Но у Фульвио Конти, президента Enel, нет претензий к Березкину: «Это динамичный и опытный бизнесмен. Enel имел очень хорошие партнерские отношения с ESN».
«Мы перестали работать как поставщики электроэнергии для “Газпрома”, потому что монополия купила генерацию. С уходом Рязанова это не связано, — настаивает Березкин. — Это была часть договоренностей».

Окончательно его отношения с монополией прекратились после попытки поучаствовать вместе с Eni и Enel в аукционе газовых активов ЮКОСа в апреле 2007 г. (20% «Газпром нефти», «Арктикгаз» и «Уренгойл» с запасами свыше 900 млрд куб. м). Итальянцы планировали пойти на аукцион в консорциуме с Березкиным, но накануне аукциона итальянский премьер Романо Проди позвонил Владимиру Путину, который сказал: никаких посредников, рассказывали тогда «Ведомостям» менеджеры «Газпрома» и чиновники. В итоге аукцион выиграли итальянцы, но без Березкина.

Но Березкин не видит в этом конфуза: он уверяет, что вышел из консорциума с Eni и Enel сам, поняв, что не потянет финансирование газового лота ЮКОСа. С расхожим мнением, что после этого аукциона у него испортились отношения с неформальным куратором «дела ЮКОСа» замглавы администрации президента Игорем Сечиным, Березкин не согласен: «После этого я с Игорем Ивановичем много раз виделся, взаимодействовал по рабочим вопросам, был у него в Белом доме на совещаниях и не видел никакого негатива».

Партнер Вайнштока и Токарева

Партнерство с «Транснефтью» у Березкина началось с нефтеналивного терминала в Сковородине мощностью 15 млн т в год. В Сковородине, неподалеку от китайской границы, заканчивается первая, действующая сейчас очередь нефтепровода Восточная СибирьТихий океан (ВСТО); там нефть переваливают в цистерны и отправляют дальше на Восток по железной дороге.

Первоначально планировалось, что терминал в Сковородине не будет частным и войдет в состав ВСТО, рассказывает бывший топ-менеджер «Транснефти». Так было прописано в проекте постановления о ВСТО, но в окончательном документе, подготовленном Минэнерго, про нефтетерминал Сковородино даже не упоминалось. По словам бывших топ-менеджеров «Транснефти», Березкин выкупил землю в Сковородине, где должен был строиться терминал, а потом убедил руководство «Транснефти», что может быть полезным партнером.

Сперва у оператора проекта «Энерготерминала» был один владелец — кипрская Zalana, бенефициаром которой были структуры Березкина. Осенью 2007 г. в «Транснефти» сменилось руководство: кресло Семена Вайнштока занял Николай Токарев. И в августе 2008 г. стало известно, что контроль в «Энерготерминале» перешел к «Транснефти», у Zalana осталось 49,96%. Структуры ЕСН построили Сковородино, а после смены руководства «Транснефти» уступили ей контроль в операторе терминала, объяснял представитель ЕСН.

«У Вайнштока не было выбора, защищает экс-президента “Транснефти” его бывший подчиненный. — Ставилась задача осуществить ВСТО в кратчайшие сроки, а “Транснефть” не могла это сделать без согласования с собственниками земли».
Интересно, что Березкин сумел найти общий язык не только с Вайнштоком, но и с его заклятым сменщиком — Токаревым. До 2008 г. энергообеспечением «Транснефти» занималась «Транснефтьсервис С». Контракт с ней расторгли после смены руководства «Транснефти», а ее место занял «Русэнергоресурс» Березкина. Схема партнерства такая же, как в терминале. В 2008 г. «Транснефть» по номинальной цене получила 25% в материнской компании «Русэнергоресурса» (голландской «Стузара Н. В») и опцион еще на 26% (о том, что совет директоров 100%-ной «дочки» «Транснефти» — «Транссибнефти» — одобрил сделки, говорится в отчетности последней). С 2009 г. «Русэнергоресурс» упоминается в отчетах монополии как «зависимая компания» и поставщик энергии (19 млрд руб. за 2009 г.).

Партнер Медведева?

Похожую схему Березкин пытался использовать и для того, чтобы попасть на телекоммуникационный рынок. Начиналось все с того, что весной «Ростелеком» и Федеральная сетевая компания (ФСК), миноритарием которой является ЕСН, вели переговоры о создании совместной компании «Русэнерготелеком». Предполагалось, что «Русэнерготелеком» будет строить единую сеть волоконно-оптических линий связи (ВОЛС) для объектов Единой национальной электрической сети. Обсуждалась такая схема: «Ростелеком» будет оператором сети и получит в «Русэнерготелекоме» 25%, остальные 75% заберет ЕСН Березкина, а ФСК просто сдаст в аренду «Русэнерготелекому» свою оптоволоконную сеть (20 000 км). Такое распределение долей трудно объяснить. Правда, в апреле глава «Энергостройинвест-холдинга», крупного подрядчика ФСК, Игорь Ярославцев назвал в интервью газете «Коммерсантъ» руководство ФСК «младшими бизнес-партнерами» Березкина.

«Люди себе многое объясняют фантомными вещами»,- рассуждает Березкин. Кабель ФСК, по его словам, никому не был нужен и «мы начали инвестировать в его достройку. Это расходная статья пока, и, чтобы она стала доходной, придется еще поработать».
Березкин выдвинул и другое предложение «Ростелекому»: вместе строить в России мобильные сети четвертого поколения. А для этого «Русэнерготелеком» должен идти на конкурсы Роскомнадзора по распределению частот на 2,3-2,4 ГГц в 40 регионах (позволяет предоставлять услуги по технологиям WiMax и LTE). Но «Ростелеком» в последний момент отказался от партнерства с Березкиным и решил участвовать в конкурсах самостоятельно.

В начале 2010 г. «Ростелеком» и родственный ему «Сибирьтелеком» выиграли частоты в 39 из 40 регионов. Но на этом их везение закончилось. Обещанный Роскомнадзором второй этап конкурсов не последовал, и даже уже полученные частоты «Ростелеком» использовать пока не может — он пока не получил частотного присвоения.
Зато выяснилось, что «Русэнерготелеком» все-таки может получить частоты под четвертое поколение — в диапазоне 2,5-2,7 ГГц, причем уже вне конкурса: вопрос об их выдаче включен в повестку летнего заседания Госкомиссии по радиочастотам. Высокопоставленные чиновники решили, что государственный «Ростелеком» должен строить сети LTE не сам по себе, а в партнерстве с частным инвестором — Березкиным, объясняет источник, близкий к участникам проекта. Причем 25% в «Русэнерготелекоме» — это максимум того, что «Ростелекому» удалось добиться, добавляет он.

Тут уже переполошились сотовые операторы большой тройки — МТС (Владимир Евтушенков), «Вымпелком» (Михаил Фридман) и «Мегафон» (Алишер Усманов), у которых появился шанс остаться вовсе без частот для четвертого поколения. Они написали возмущенное письмо президенту, премьеру и еще в несколько адресов помельче. Официальной публичной реакции не последовало, но источник в одном из операторов тройки говорит, что «сигнал от президента, чтобы все проводилось законно», был и теперь решено выставить ценный частотный ресурс на конкурс. А заседание ГКРЧ, на котором должен был решиться вопрос с частотами для «Русэнерготелекома» с тех пор постоянно откладывается.

Березкин пытался выйти на четвертое поколение и с другой стороны — вел переговоры с владельцами компании «Скартел» (представляет услуги WiMax под брендом Yota) — госкорпорацией «Ростехнологии» и бизнесменом Сергеем Адоньевым о покупке доли в компании. Переговоры были на самой раней стадии, говорит источник, близкий к одной из сторон. По его словам, Березкин пытался диктовать условия, уверяя, что этот вопрос уже согласован в Кремле. В ответ акционеры «Скартела» прекратили переговоры и пожаловались Сечину.

Вскоре после этого Роскомнадзор издал приказ, аннулирующий решения о выдаче «Скартелу» почти половины из имевшихся у компании частот. Адоньев не знает, откуда пришла беда, но уверен, что Березкин тут ни при чем. Березкин утверждает, что вообще не вел с Yota переговоров.

Березкин заявил «Ведомостям», что больше не будет сражаться за телекомы: «Тема умерла, возможно, с нами как с игроками в 4G LTE». «Прорваться через блокаду “большой тройки” не получилось», — объясняет он: «Конкуренция происходит не в бизнес-поле, а в политическом поле и скорее всего большая тройка ее легко выиграет. Все они получали частоты без конкурса такими же частными решениями. Если бы условия были равными, то конкуренция из политической плоскости перешла бы в экономическую. А мы вместе с Ростелекомом строили бы сети 4G. Вот такая конкуренция выгодна обществу, у нас до экономической конкуренции было не дойти».

С энергобизнесом Березкина сейчас, возможно, происходит обратный процесс — он стремительно политизируется. Бизнесмен договаривается о продаже «Русэнергосбыта» и «Русэнергоресурса» государственному «Интер РАО» (председатель совета директоров — Сечин), и на прошлой неделе стало известно, что «Русэнергоресурс» может потерять своего основного клиента — «Транснефть». С потерей такого клиента стоимость трейдера будет ноль, категоричен аналитик «ВТБ капитала» Михаил Расстригин. У «Русэнергосбыта» 80% бизнеса приходится на одного клиента — тоже государственную РЖД, напоминает он.

Березкин рассердил кучу бизнесменов, в том числе довольно влиятельных, в бизнес которых со ссылками на поручения президента он пытался встроиться, полагает источник из окружения президента Медведева. «Разговоры о каких-то моих отношениях особых с президентом — это фантазии», — парирует Березкин. Пресс-секретарь президента Наталья Тимакова отказалась от комментариев.»
Источник: "Ведомости", origindate::13.09.2010

Обзор FLB: С тех прошло почти два года. Видимо, все это время влиятельные недоброжелатели продолжают копить обиды на человека, прославившегося в их среде своими неуемными «бизнес-обещаниями».

«НОВАЯ ГАЗЕТА»: ЧТО НЕ СЪЕМ, ТО НАДКУШУ

История человека, который знает, как управлять чужой нефтью, чтобы стать миллионером

«Имя главы группы компаний «ЕСН» Григория Березкина малоизвестно широкой общественности, хотя в нашумевшем недавно списке самых богатых людей России журнала Forbes он имеет достаточно высокий рейтинг с личным состоянием в 830 млн долларовa. При этом надо отметить, что в «золотой русской сотне» он один из самых молодых представителей крупного российского бизнеса: Березкину всего-то 38 лет. Как же за столь короткий отрезок времени этот сравнительно молодой человек, не будучи богатым наследником, умудрился сколотить столь солидный капитал?

На этот вопрос журнал Forbes ответа не дает. В бизнес-биографии Березкина вообще много тумана, белых пятен и мифов, рожденных PR-агентствами, услугами которых он, судя по всему, достаточно часто пользовался. Поэтому попробуем сами разобраться в происхождении его капитала.

Старый товарищ Абрамовича

Григорий Березкин в 1988 году окончил химический факультет МГУ им. Ломоносова. Работал там же на кафедре химии, нефти и органического катализа. В 1993 году даже защитил диссертацию по специальности «Нефтехимия». Но на этом его научная карьера закончилась, и начался взлет в нефтяном бизнесе.

Березкин вошел в когорту так называемых внешних управляющих, которых в начале 90-х было не так много. Это потом, после дефолта 1998 года, они расплодились и, не создавая никакого собственного бизнеса, принялись пилить активы некогда мощных системообразующих банков и обанкротившихся предприятий.

Березкин же активно занялся управлением в нефтяной отрасли еще в 1994 году в качестве заместителя генерального директора нефтедобывающей компании «Коминефть», а позже, в 1997 году, — в качестве генерального директора акционерного общества «КомиТЭК-Москва». В середине 1997-го Григорий Березкин был назначен председателем совета директоров НК «КомиТЭК». Тогда же к управлению «КомиТЭКом» с целью выведения компании из кризиса была привлечена возглавляемая Березкиным управляющая компания «Евросевернефть», которая в 1999 году и была переименована в «ЕСН».

Тут самое время заметить, что основным партнером Березкина в нефтяном бизнесе был Роман Абрамович. Если верить газете «Московский комсомолец», приблизив Абрамовича к ельцинской «семье», Борис Березовский передоверил ему все финансовые и сырьевые потоки «Сибнефти». Первым делом Абрамович на целый год отдал весь экспорт «Сибнефти» компании «КомиТЭК-Москва», которой руководил его старый товарищ Григорий Березкин.

«КомиТЭК-Москва» славилась в то время самым высоким процентом «усушки и утруски» при транспортировке нефти. «Усушка и утруска» оставляла неплохой осадок в карманах самих экспортеров. Скопленный на первом этапе капитал впоследствии пошел на выкуп контрольного пакета акций «Сибнефти». Выходит, если Абрамович, как принято считать, был «кошельком» ельцинской «семьи», то Березкин являлся «кошельком» Абрамовича? Позже Абрамович и Березкин вроде бы поссорились из-за того, что последний переметнулся на сторону «ЛУКОЙЛа».

Бывший глава Минтопа РФ Виктор Калюжный как-то в одном из интервью («Новая газета» от origindate::04.02.2004 г.) так охарактеризовал нефтяной период в карьере нашего героя: «Кто в Коми раньше занимался нефтедобычей? Григорий Березкин, который за всю свою жизнь ни к одной скважине близко не подходил, а только махинировал денежными потоками. Его команде было наплевать на техническое производство — насоздавали десятки структур, растащили весь «КомиТЭК» на клочки».

Впрочем, команда профессиональных пиарщиков долгое время убеждала общественное мнение совершенно в обратном. В частности, в том, что именно Григорий Березкин не покладая рук увеличивал и наращивал капитализацию «КомиТЭКа» и довел ее до цифры в полмиллиарда долларов.

В итоге вроде бы именно такую сумму (подробности сделки до сих пор не разглашаются) за «КомиТЭК» в 1999 году выложила компания «ЛУКОЙЛ». Сделка состоялась, несмотря на то что «КомиТЭК» под управлением Григория Березкина имела большую задолженность в местные бюджеты и перед западными кредиторами, а 1998 год закончила с убытками. Тем не менее прирост активов «ЛУКОЙЛа» за счет поглощения «КомиТЭКа» и ее «дочек» составил более 15 процентов, доказанных запасов нефти — более 25. Правда, одновременно «ЛУКОЙЛу» достались четырехмиллиардный долг «КомиТЭКа» в рублях и двухсотмиллионный (в долларах) зарубежный займ, а также 700 гектаров неочищенной от нефти земли и 250 километров трубопроводов, на которых требовалась замена старых труб — результат «эффективного» управления Григория Березкина.

Как бы там ни было, акционеры и директорат «КомиТЭКа» получили солидные комиссионные — примерно 30—40% от сделки. Точные цифры не называются до сих пор. Во всяком случае, Григорию Березкину хватило, чтобы стать владельцем одной из крупнейших в России коллекций старинных и редких автомобилей — около сотни раритетов.

Что не съем, то надкушу

После удачной сделки с «ЛУКОЙЛом» Березкина стали гораздо чаще видеть на шумных и нелепых новорусских тусовках, чем в офисе. Он стал завсегдатаем лыжных сезонов в Куршавеле, а лето коротал в популярном среди миллиардеров местечке Порто-Черво на Сардинии. Сделался постоянным участником ралли дорогих спортивных машин, гонял по Москве и на своих раритетных авто.

Чем только не пытался после «нефтянки» заниматься Григорий Березкин! Всеядность его поражает воображение. Пытался стать акционером 6-го телеканала — не получилось. Намеревался выкупить у фонда «Гарантия» значительный пакет акций алмазной госкомпании «Алроса» — не вышло. Хотел создать холдинг «Русская целлюлоза» — опять промашка. Пробовал поучаствовать в строительном проекте «Москва-сити»…

И все это в то время, когда компания Березкина «ЕСН-Энерго» заключила трехлетний контракт на управление и вывод из кризиса региональной энергетической компании ОАО «Колэнерго», обеспечивающей централизованное снабжение электроэнергией Мурманской области (988,5 тыс. чел.) и большого числа индустриальных предприятий по всему Кольскому полуострову.

В 2000 году «Колэнерго» находилось на грани банкротства. Березкин пообещал исправить положение. За три года его команде якобы удалось «внедрить эффективную систему финансового учета и бюджетирования, упорядочить энергосбытовую деятельность и улучшить финансовые показатели». На самом деле деятельность «ЕСН-Энерго» в Мурманске ознаменовалась рядом скандалов и конфликтов с местной администрацией и даже командованием Северного флота.

Первый казус, к примеру, случился в июле 2001 года, когда ОАО «Колэнерго» официально уведомило об ограничении электрообеспечения судоремонтный завод ВМФ-82 (поселок Росляково Мурманской области), в плавучий док которого планировалось поместить после подъема со дна Баренцева моря атомную подлодку «Курск».

Директор предприятия Вадим Чуриков заявил, что завод готов вернуть «Колэнерго» все долги за 2001 год, то есть около трех миллионов рублей. На что управляющие ответили: «Нас устроит возвращение всех 43 миллионов, которые задолжали «Колэнерго» все предприятия ВПК Мурманской области». Этот шантаж чуть не привел к срыву операции по подъему «Курска».

В феврале 2002 года депутат Госдумы Артур Мяки обратился в Комитет ГД по энергетике, транспорту и связи с просьбой разобраться в ситуации с диспетчерскими ограничениями Кольской атомной электростанции со стороны ОАО

«Колэнерго». Один энергоблок Кольской АЭС постоянно находился в заглушенном состоянии, а его мощность составляла 440 мВт/час. Это привело к существенному снижению мощности всей станции, что впоследствии грозило энергетическим кризисом в регионе.

И это вместо того, чтобы построить ЛЭП, которая позволила бы реализовать недорогое электричество АЭС в Финляндию и Норвегию. По мнению депутата, некоторые менеджеры в топливно-энергетическом комплексе действовали с позиций продавцов обычных товаров и не захотели вникать в специфику отрасли, тем самым явно или неявно действуя вопреки регламенту по безопасной эксплуатации ядерных энергоблоков.

В итоге акционеры «Колэнерго» досрочно приостановили полномочия гендиректора управляющей компании Григория Березкина. К началу 2004 года долги потребителей перед «Колэнерго» составили более 1 млрд рублей. Из-за недостатка средств «Колэнерго» теперь не может расплатиться с подрядными организациями, которые осуществляют ремонт оборудования компании. Другими словами, энергокомпания была на грани банкротства, а стала, по существу, банкротом.

Все это не смутило Березкина, который на момент своей отставки больше был озабочен организацией первого за 80 лет в России турнира по конному поло. Познакомившись, видимо, в Куршавеле, с Владимиром Потаниным, управляющий поспособствовал тому, чтобы «Норильский никель» довел свою долю в «Колэнерго» до блокирующего пакета. Благодарность в соответствующем денежном эквиваленте, видимо, не заставила себя ждать?

После чего и попал Григорий Березкин в список самых богатых россиян журнала Forbes с личным состоянием без малого в миллиард долларов.

Образец кипучей лени

Казалось бы, что еще человеку нужно? Мультимиллионер, да еще в столь раннем возрасте. Катайся себе на альпийских лыжных трассах, грейся под ласковым солнышком Сардинии, мчись в старинном кабриолете с открытым верхом по Рублевке и ни о чем не думай. Но деньги ведь — это та же гонка, тот же адреналин, которого обычно не хватает. Особенно если человек склонен считать себя гением инвестиционной мысли. Отсюда — новые планы и прожекты.

Как сообщает все тот же Forbes, c октября 2003 года ряд структур «Газпрома» начал покупать электричество на оптовом рынке через компанию «Русэнергосбыт», которую с недавних пор контролирует все тот же Григорий Березкин. Он не штрафует, зато берет посреднические. А это лишние затраты. Расходы на электроэнергию у газовой госмонополии выросли на 60%. При этом тарифы на энергию увеличились только на 17%, а газа «Газпром» добыл на 3% больше. Прирост расходов составил более $125 млн.

А в гараже Григория Березкина, наверное, прибавилось раритетных лимузинов. Какие там государственные интересы, какое удвоение ВВП и социальная ответственность! О чем вы?”

Источник: «Новая газета», origindate::13.09.2004

«ОБЩАЯ ГАЗЕТА»: ТРЕТИЙ ЛИШНИЙ

Почему Григорий Березкин «выпал» из итальянского консорциума

«История с распродажей очередной порции активов ЮКОСа еще раз наглядно показала, что Европа не спешит открывать свои рынки для российского бизнеса. Европейцы считаются лишь с теми, с кем волей-неволей приходится считаться, - например, с «Газпромом», - и стараются избегать тесных контактов с компаниями, практикующими специфический русский стиль ведения дел.

Очередным «отказником», судя по всему, стал владелец группы ЕСН мультимиллионер Григорий Березкин. Еще месяц назад деловые СМИ активно осуждали возможность покупки экс-активов ЮКОСа «Арктикгаз» и «Уренгойл», а также 20 процентов акций «Газпром нефти» Березкиным в союзе с итальянскими концернами Eni и Enel. Но в итоге аукцион состоялся без участия ЕСН. На пресс-конференции, посвященной этому событию, глава Eni Паоло Скарони объяснил «исключение» Березкина весьма расплывчато и даже иронично: дескать, у главы ЕСН в последний момент не хватило денег.

Как стало очевидным уже по факту продажи экс-активов ЮКОСа, негласным условием допуска претендентов к аукциону была последющая перепродажа их контрольных пакетов «Газпрому», и полная переуступка «Газпром нефти». Буквально за час до начала торгов представители косорциума Eni-Enel, подписали с представителями российской газовой монополии соответствующий опционный договор. Автором этой интриги эксперты небезосновательно считали именно Березкина, поскольку его ЕСН, по странному совпадению, претендовала в составе «тройственного союза» именно на ту часть активов, которая предназначалась «Газпрому». Но итальянцы решили, третий лишний, и предпочли договариваться с российским монополистом самостоятельно.

Скорее всего, операция по исключению ЕСН из этой схемы была не только защитной реакцией, но и неким жестом доброй воли итальянской стороны по отношению к «Газпрому». Не случайно европейцы, привыкшие строить деловые отношения по-джентльменски, теперь рассчитывают получить от монополиста материальную благодарность. Пресс-конференция Паоло Скарони, как отметили наблюдатели, была обращена не столько к журналистам, сколько к руководству «Газпрома». Итальянский бизнесмен, не стесняясь, просил монополиста, впореки подписанному опциону, оставить в его собственности пакет «Газпром нефти».

Со стороны поведение итальянцев кажется наивным: дескать, что Березкин перед могущественным «Газпромом»? Но преуменьшать возможности и интриганские способности владельца ЕСН а не следует. Одна из ведущих российских газет не случайно назвала его «образцом кипучей лени». Долгое время, практически не имя собственных активов, г-н Березкин успешно распродавал чужие, работая внешним управляющим. Так случилось, например, в конце 90-х годов с компанией «КомиТЭК», которая была переведена под контроль ЕСН и, по слухам, готовилась к перепродаже «Сибнефти» Романа Абрамовича. Благодаря этой истории за Березкиным в СМИ ненадолго закрепилось прозвище «кошелек Абрамовича». Но будущий владелец «Челси» явно недооценил «творческий потенциал» своего тогдашнего партнера. Через некоторое время Березкин переметнулся на сторону ЛУКойла, которому и отдал свой главный нефтяной актив. По информации газеты «Коммерсант», на этом приватизационном кульбите Григорий Березкин заработал порядка 120 млн. долларов.

Представители бизнеса связывали успехи Березкина с его вхожестью в «семью», и как только ее влияние стало падать, бизнесмена начали преследовать неудачи. Ему не удалось получить контроль над «шестой кнопкой», стать акционером «Алросы», поучаствовать в проекте «Москва-сити»... Однако черная полоса была недолгой. Новая волна финансовых удач г-на Березкина связана как раз с «Газпромом» и энергетикой. Используя неизвестно какие контакты в высших сферах, Березкин добился того, что принадлежащая ему компания «Русэнергосбыт» (одно из подразделений ЕСН) стала эксклюзивным оптовым продавцом электричества для газовой монополии! При этом Березкин, как посредник, берет солидные комиссии. В результате затраты «Газпрома», по информации Forbes, c октября 2003 выросли на 60 процентов.

При этом ни «Газпром», ни РАО «ЕЭС», ни ОАО «РЖД», ни другие системо образующие структуры, с которыми плотно работает Григорий Березкин, ни разу не предъявили к нему публичных претензий. Итальянцев, как и других участников цивилизованного рынка, такая «круговая порука», естественно, пугает. Видимо, поэтому группа ЕСН разделила судьбу «Северстали» и монстров российской экономики, которым отказано в шенгенской визе. Хотя не исключено, что и этот поворот событий был искусно спланирован г-ном Березкиным.»
Источник: "Общая газета.Ру", origindate::07.05.2007

The Moscow Post: ОПАСНАЯ СВЯЗЬ

В результате войны бывшего нефтяника с «большой мобильной тройкой» российские потребители рискуют остаться без сетей нового поколения

Агрессивные «малыши»

«Информация о том, что лицензии на использование частот, отведенных под строительство федеральной сети 4G, будут вне конкурса переданы малоизвестным новичкам на рынке телекоммуникаций, стала одной из главных сенсаций этого лета. Журналисты узнали о конфликте, разгорающемся вокруг Министерства связи после того, как на имя премьер-министра Владимира Путина было направлено письмо руководителей МТС, «Вымпелкома» и «Мегафона» с просьбой навести порядок с распределением частот. По мнению представителей «большой тройки», частоты для 4G (технология LTE) будут распределены вне конкурса в пользу «вновь созданных мелких компаний», что приведет «к негативным последствиям для подавляющего большинства населения РФ, наших компаний и государства в целом».

Журналисты быстро выяснили, что под «мелкими компаниями», которым в обход конкурсных процедур чиновники Минсвязи уже пообещали вожделенные лицензии, подразумеваются «Основа Телеком» и «Русэнерготелеком» («РЭТ»).

Первая из них была зарегистрирована только 3 июня 2010 года при участии «Воентелекома» - компании, подведомственной Министерству обороны, а вторая создана несколько месяцев назад и, как оказалось, принадлежит Григорию Березкину – одному из самых неоднозначных и закрытых бизнесменов России.

Несмотря на обращения и просьбы основных игроков федерального рынка мобильной связи, министерство своих «подковерных» решений, судя по всему, отменять не собирается. По информации СМИ, на 11 августа назначено согласительное заседание Государственной комиссии по радиочастотам (ГКРЧ), после которого лицензии на 4G смогут перейти к компаниям, не имеющим ни опыта работы, ни квалифицированного персонала, ни собственных средств. Так, по данным газеты «Коммерсант», лицензии на частоту 2,3-2,4 ГГц в 39 регионах останутся у «Ростелекома» (который выиграл их весной 2010 года), остальные частоты в этом диапазоне достанутся «Основе Телеком», а частоты 2,5-2,7 ГГц отойдут «РЭТ».

В обоснованности этих подозрений аналитиков убеждают те события, которые происходят вокруг новоявленных игроков телекоммуникационного рынка. В первую очередь, речь идет об активности Григория Березкина, который, судя по всему, решил при помощи административного ресурса стать ключевым игроком на рынке 4G. Предварительно решив вопрос в отношении «большой тройки», он уже принялся за более слабых конкурентов.

По сообщению газеты «Ведомости», 30 июля Роскомнадзор совершенно неожиданно аннулировал собственный приказ о выделении компании «Скартел» ряда частот. Напомним, что «Скартел» продвигал в Москве и нескольких регионах известный бренд «Yota». И использовал для этого те самые частоты 2,5-2,7 ГГц, которые, по данным «Коммерсанта», обещаны теперь компании «РЭТ».

Минсвязи сообщило, что такое решение было связано с проверкой, в ходе которой обнаружились нарушения закона «некоторыми должностными лицами». Но большинство экспертов связывают жесткое решение Минсвязи с тем фактом, что переговоры Григория Березкина о покупке «Скартела» окончились провалом. Возможно, отдай менеджмент «Скартела» свою компанию Березкину - и никаких бы «нарушений» в получении ими лицензий не нашлось бы. А теперь компанию ждет незавидная судьба: по мнению экспертов, «возможность строить сети четвертого поколения «Скартелу» давали как раз отобранные частоты».

Начало большого пути

Подобные малоэтичные бизнес-схемы для Григория Березкина – ныне более известного как глава Группы ЕСН - излюбленный прием. Будучи человеком предельно закрытым для прессы, он тем не менее любит при возможности напоминать, что взлет его карьеры был в бизнесе связан с «черным золотом» и начался с продажи нефтяной компании «КомиТЭК». В своей биографии на сайте «Деловой России» он с гордостью пишет: «Проект «КомиТЭК» был завершен 15 сентября 1999 года, когда Григорий Березкин организовал первое в России благополучное слияние двух российских нефтяных компаний НК «КомиТЭК» и НК «Лукойл».

Так называемое «благополучное слияние», по сведениям СМИ, было частью многоходовой операции по переделу российской нефтянки. Операция эта сопровождалась захватом «Транснефти» сотрудниками ОМОНа под руководством Семена Вайнштока (в то время, вице-президента НК «Лукойл»), передачей Роману Абрамовичу контроля над «Пурнефтегазом» и получением вездесущим Борисом Березовским крупной денежной компенсации.

Григорий Березкин, игравший в той игре роль разменной «пешки», за правильно организованное им голосование акционеров ОАО «КомиТЭК» получил 120 миллионов долларов. А в Коми еще долго не могли простить ему, что крупнейший нефтегазовый актив, покупка которого сразу же увеличила запасы НК «Лукойл» на 25%, был «слит» Березкиным за сумму, несерьезную даже для того лихого времени - 500 миллионов долларов.

Бывший глава Минтопа РФ Виктор Калюжный в одном из интервью весьма красноречиво охарактеризовал итоги работы Григория Березкина в «КомиТЭКе»: «Кто в Коми раньше занимался нефтедобычей? Григорий Березкин, который за всю свою жизнь ни к одной скважине близко не подходил, а только махинировал денежными потоками. Его команде было наплевать на техническое производство - насоздавали десятки структур, растащили весь «КомиТЭК» на клочки».

Любимец госмонополий

Чем только не пытался после «нефтянки» заниматься Григорий Березкин. Пытался стать акционером 6-го телеканала — не получилось. Намеревался выкупить у фонда «Гарантия» значительный пакет акций алмазной госкомпании «Алроса» — не вышло. Хотел создать холдинг «Русская целлюлоза» — опять промашка. Пробовал поучаствовать в строительном проекте «Москва-сити» - безрезультатно. Взялся за кризисное управление мурманской энергокомпанией «Колэнерго» - и за несколько лет своим непосильным трудом привел компанию к окончательному банкротству, накопив более чем миллиардную задолженность от потребителей. В результате собрание акционеров ОАО «Колэнерго» досрочно разорвало с ним контракт.

Неудачи следовали одна за другой, пока перебравшийся в Москву Березкин не прибился к госмонополиям. Работать с государственными деньгами ему оказалось значительно проще.Но и здесь его бизнес-проекты сопровождали скандалы. Правда, иного рода. Как сообщает Forbes, c октября 2003 года ряд структур «Газпрома» начал покупать электричество на оптовом рынке через компанию «Русэнергосбыт», которую контролировал Григорий Березкин. В результате расходы на электроэнергию у газовой монополии выросли на 60%. И это при том, что за это время тарифы на энергию увеличились только на 17%, а газа «Газпром» добыл всего на 3% больше. В результате его посредничества прирост расходов по этой статье для «Газпрома» составил более $125 млн. …

…После этого Григорий Березкин вместе с бывшим менеджером РАО «ЕЭС» смог …совместно приобрести контрольный пакет энергокомпании «ТГК-14»… Правда получить их можно и не покупая станций. Еще в 2006 г. монополия заключила пятилетний контракт с «Русэнергосбытом» (той самой компанией, что до этого «нагрела» на $125 млн. ОАО «Газпром»), а в дальнейшем стороны предполагали продлить действие этого документа еще на 15 лет. Но это нисколько не помешало Григорию Березкину получить за счет госсредств в управление еще и ТГК-14. С управлением, правда, снова вышла беда – в феврале 2010 года из-за отключения по инициативе ТГК-14 поставок энергии на Забайкальском ГОК произошла крупная авария, нанеся ущерб в несколько сот миллионов рублей…

Еще более провальным был роман Григория Березкина с московской недвижимостью. Через нужных людей во ФГУП «Водоканал им. Москвы» он получил договоры на аренду двух участков - 58 га земли в охраняемой зоне на берегу Москвы-реки (совсем недалеко от печально известного поселка «Речник»). Получив подписанные бумаги, Григорий Березкин уже готовился снимать сливки. Еще бы, ведь по условиям заключенных договоров, за аренду гектара земли, который по оценкам рыночных аналитиков на тот момент стоил $15-20 млн. за 1 га, компании Березкина должны были выплачивать государству всего… по 400 рублей в год.

Получив такие удивительные контракты, сотрудники Березкина незамедлительно принялись выселять москвичей, чьи дома оказались рядом со сданной ими в аренду территорией. Говорят, что Березкин планировал застроить этот берег Москвы элитными домами. Но его мечтам не удалось сбыться. Жители осаждаемых домов обратились с письмом к Виктору Зубкову, рассказав об угрозах и шантаже со стороны новоявленных застройщиков, и вскоре неоднозначные договоры были расторгнуты.

История же «эффективного» взаимодействия Григория Березкина и Федеральной сетевой компании (ОАО «ФСК ЕЭС») за последние месяцы из публичного скандала и вовсе превратилась в «криминальную разборку».

Началось все с того, что гендиректор «Энергостройинвестхолдинга» Игорь Ярославцев поведал газете «Коммерсант» о закулисных разборках вокруг ОАО «ФСК ЕЭС». Оказалось, что в отношении подрядчиков федеральной компании планомерно осуществляется попытка недружественного захвата. Схема действий была предельно проста: руководители ФСК давали команду прекратить оплачивать работы конкретного подрядчика. В результате у такой компании в весьма короткие сроки накапливалась дебиторская задолженность в несколько миллиардов рублей, и фирма буквально начинала задыхаться без денег. Тогда на сцене появлялся спаситель Григорий Березкин сотоварищи и делал предложение о покупке контрольного пакета в компании, попавшей «под прессинг». Деньги предлагались смешные, но если компания артачилась, то ей обещали окончательно перекрыть кислород. Все это, по мнению Игоря Ярославцева, происходило с ведома нескольких замов руководителя ФСК, которые тесно связаны с Григорием Березкиным.

Чтобы спасти свою компанию от наезда, Игорь Ярославцев написал письмо вице-премьеру Игорю Сечину, который в начале 2010 года уже дал указание выгнать структуры Березкина из курируемого им порта в Сковородино. Как ни странно, глава ФСК Олег Бударгин в суд за опровержением этого разоблачающего интервью обращаться не стал. Чем вызвал серьезное неудовольствие Григория Березкина, привыкшего прятаться от внимания СМИ. Говорят, что теперь он в высоких кабинетах активно лоббирует замену «мягкотелого» и несговорчивого Бударгина на своего коллегу-нефтяника Александра Рязанова, проигравшего этим летом борьбу за кресло президента «Роснефти», куда его мечтали пропихнуть Березкин и «могучим и ужасным» владельцем Gunvor Геннадием Тимченко.

Финал в этой истории пока не наступил, но 29 июня на Игоря Ярославцева было совершено покушение, после которого он оказался в реанимации. Источники в правоохранительных органах сразу же сообщили о том, что нападение на него может быть связано именно с профессиональной деятельностью.

Инновационный долгострой

Вот какой «бизнесмен» готовится теперь стать одним из ключевых игроков в создании федеральной сети нового поколения 4G. Его не смущает полное отсутствие опыта в управлении высокотехнологичными проектами и высокая стоимость строительства, которая оценивается в 5-7 миллиардов долларов.

В отличие от компаний «большой тройки», которые были готовы сами профинансировать «конверсию» частот, необходимых для сетей 4G (а в России более 90% таких частот используются сейчас под нужды военных), лишь бы только они были выставлены на открытые торги, Березкин свои деньги тратить не собирается. По сведениям «Коммерсанта», он уже договорился с одним из госбанков о кредите для компании «РЭТ» в $2 млрд. и еще планирует занять у государства не менее $2,5 млрд. Расчет понятный: за те семь лет, в течение которых «РЭТ» планирует построить новую сеть, «либо падишах умрет, либо ишак сдохнет». Кто будет возвращать эти деньги госбанкам и как – это большой вопрос.

А если учесть, что госбанки для покрытия дефицита госбюджета планируют в ближайшее время занять на внешних рынках 135 миллиардов долларов, то вся эта история с необеспеченными кредитами для компании-пустышки, созданной всего несколько месяцев назад, выглядит по крайне мере странно.

Собственно, что будет с бюджетными деньгами, когда они попадут под контроль Григория Березкина, предположить не слож"