Президент внезапно поменял «заместителя»

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

638227239.jpg

Настоящее политическое землетрясение случилось в российских верхах в эту пятницу: Владимир Путин поменял руководителя кремлевской администрации


Место старого доверенного соратника ВВП Сергея Иванова занял «молодой выдвиженец» — Антон Вайно. Большую часть российского населения эта новость может оставить равнодушной. В глазах публики человек номер два в стране — это премьер-министр, а руководитель президентской администрации — это серый и скучный «столоначальник». Но в реальности путинская Россия устроена совсем по-другому. После своего первого президентского срока Путин предпочитает иметь на посту премьера декоративные и не очень самостоятельные фигуры. А функции «заместителя президента» в нашей стране выполняет именно глава кремлевской администрации.


Загадка отставки Иванова


Официальная причина перевода Сергея Иванова на созданную специально под него должность спецпредставителя президента по вопросам экологии и транспорта — обычная кадровая ротация. Как сказал сам Сергей Борисович, на посту главного аппаратчика Кремля он проработал даже дольше срока, который он в 2012 году согласовал с ВВП — четыре года и восемь месяцев вместо четырех лет. И я склонен верить, что в этом вопросе нам сказали абсолютную правду. Фактически Иванов является одним из самых важных российских чиновников аж с 1999 года.


Секретарь Совета безопасности, министр обороны, вице-премьер, соперник Медведева в гонке за право стать местоблюстителем президентского престола на период временного ухода Путина на должность председателя правительства — должности и функции Иванова в российской государственной иерархии менялись, но он всегда оставался одним из самых близких к президенту людей. После такой долгой и насыщенной карьеры желание сменить сферу деятельности на менее беспокойную вполне естественно.


В то же самое время я твердо убежден: о причинах отставки Иванова нам рассказывают чистую правду, но далеко не всю чистую правду. Мне кажется, что у ухода Сергея Борисовича с должности главы администрации Кремля есть и другие причины — причины, о которых мы можем вскоре узнать, а можем и не узнать. Пока же можно быть твердо уверенным только в одном: речь не идет об опале, а о переходе Иванова на должность, где он может сам определять объем своей занятости. Если Иванов захочет, то он может стать очень влиятельным игроком в сфере транспорта и защиты природы. Не захочет — должность президентского представителя будет для него своего рода синекурой и почетной пенсией.


Впрочем, довольно о «тех, кто ушел». Поговорим лучше о «тех, кто пришел». Для широких масс российской общественности новый руководитель кремлевской администрации Антон Вайно — это совершенно незнакомая фигура. Но в околокремлевских кругах о Вайно говорят как о любимце Путина еще со времен президентства Медведева. В 2008 году могущественный и бессменный руководитель путинского секретариата Игорь Сечин был отправлен на самостоятельный участок работы — вице-премьером по топливно-энергетическому комплексу. Казалось, адекватной замены Сечину как «правой руке» ВВП найти не удастся. Но не зря говорят, что свято место пусто не бывает.


К концу пребывания Путина на должности премьер-министра при Медведеве выходец из президентского протокола Вайно прочно утвердился в роли «правителя канцелярии» ВВП. Антон Вайно стал главным составителем путинского графика, тем чиновником, который определяет, кого пустить к первому лицу, а кого нет. В свите любого сильного лидера обладатель подобных функций автоматически становится архивлиятельной фигурой. Такой фигурой Вайно и был.


Знакомые нового шефа кремлевского аппарата описывают его как человека, который «терпеть не может высовываться, но всегда имеет свою точку зрения по любому вопросу. Он не просто канцелярист, который умеет лишь перекладывать бумажки». Как и полагается главному аппаратчику, Вайно очень дисциплинирован и трудолюбив. По мнению моих осведомленных собеседников, Антон Вайно понимает, что его новая должность по определению является уже не технической, а политической. На российском властном небосклоне появился новый, очень влиятельный и мощный игрок.


Что же этот игрок принесет стране? И в чем глубинный смысл его возвышения? Опыт показывает, что ответы на эти вопросы мы можем узнать очень не скоро. Вспомним, например, чехарду назначений в кремлевской администрации в последние годы правления Бориса Ельцина. Никто не понимал, почему в 1997 году на должность главы администрации Кремля был назначен совершенно чуждый для чиновничьей среды человек — профессиональный журналист Валентин Юмашев. И лишь потом до околополитической тусовки дошло: Ельцин в этот период нуждался на этом посту в своего рода «няньке», лично близком к нему человеке, практически члене семьи.


8042121.jpg

фото: kremlin.ru

Одним из самых обсуждаемых в прессе событий последнего года нахождения Сергея Иванова на должности главы администрации стала встреча с голливудской звездой Памелой Андерсон. Они обсуждали проблемы экологии и защиты животных. Не потому ли сейчас Иванова назначили спецпредставителем президента по вопросам природоохранной деятельности, экологии и транспорта.


В следующем году элита снова ахнула: никто не предполагал, что столь удобный для президента Юмашев вдруг уйдет в отставку, а на его место будет назначен не замеченный в особых связях с ельцинской семьей генерал-пограничник Николай Бордюжа. Истинный смысл этого назначения стал понятен сильно позже: Бордюжа обкатывался на роль преемника Ельцина, но обкатку не прошел.


По прошествии еще нескольких месяцев в Кремле опять появился новый глава администрации. И снова никто не сумел быстро понять смысл президентского кадрового маневра. Александр Волошин воспринимался как временная и даже комическая фигура. Вместо этого Волошин быстро превратился в одного из главных гигантов современной российской политики.


Очень важными вехами в нашей политической жизни были и смены руководителей кремлевской администрации при Путине. Только один пример. Рокировка Волошин — Медведев в 2003 году знаменовала собой уход Путина в самостоятельное политическое плавание — до этого он управлял страной в компании ельцинских назначенцев — и начало движения Дмитрия Анатольевича к президентскому креслу.


Ясно, что замена Иванова на Вайно тоже означает что-то важное. Но вот что именно — об этом пока знают только сам ВВП и узкая группа его доверенных лиц.


Интернет-газета «Фонтанка.ру», 12.08.16, «Белковский: «Сечин тоже не должен чувствовать себя спокойно»»

- Станислав Александрович, что означает уход ещё одного старого друга президента?

– Я считаю, что Путин избавляется от старых друзей, заменяя их на слуг. Он начал тяготиться своими старыми друзьями во власти. С одной стороны, самим фактом своего существования они напоминают ему о тех временах, когда он не был большим начальником, тем более – президентом России. С другой стороны, они ощущали себя слишком безнаказанными и неприкосновенными благодаря ресурсу личной дружбы с президентом. Ему нужны исполнители, которые с ним на вы, а не на ты. Которые изначально смотрят ему в рот и считают боссом, а не личным другом.

- Не понимаю, чем был плох Иванов. Слышали мы о нём мало, скандалов особых не создавал…

– А это психологический вопрос. Это не вопрос функциональный. Это стандартный путь авторитарного правителя. Учебник истории даёт нам много таких примеров. Сначала такой правитель – первый среди равных, потом он сильно возвышается над командой. На третьем этапе он начинает избавляться от старых соратников, поскольку для него теперь важны люди, находящиеся с ним на дистанции изначально. Исполнители, а не друзья.

- Путин проводил Иванова словами «с пониманием отношусь к вашему желанию перейти на другой участок». Может быть, тут нет особой психологии, человек сам пожелал сменить работу? Или, может, друзья сами бегут?

– Если мы начнём дословно трактовать все эти дипломатические пассажи, мы зайдём слишком далеко. Так оформляется любая отставка. Когда в отставку уходит крупный чиновник, сразу возникает две «утечки»: первая – он тяжело болен, вторая – давно просился.

- Не обидно ему переходить с такой должности на природоохранную работу?

– На сегодняшний день это очень обидно и унизительно. Но я не исключаю, что это трамплин к новому назначению. Согласно одной из версий, Сергей Иванов может вернуться в правительство и занять место вице-премьера по промышленности и оборонно-промышленному комплексу.

- Там же, кажется, Рогозин?

– Он может занять место Рогозина. Даже с несколько более широкими полномочиями.

- Почему не сразу?

– Видимо, ещё нет решения убрать Рогозина. Путин же всё делает постепенно. Он по психотипу – консерватор.

- Разве Рогозин – из той команды, которую надо менять?

– Нет, Рогозин – не близкий к Путину человек. Просто он Путину поднадоел. В первую очередь неэффективностью оборонно-промышленного комплекса под его руководством. Только что, как вы знаете, сорвались испытания зенитно-ракетного комплекса, предназначенного для фрегата «Адмирал Горшков». И так далее. И именно потому, что Рогозин – ни в каком смысле не близкий к Путину человек, по отношению к нему накапливается неотвратимое раздражение.

- Путин считает, что сумма поменяется от перестановки слагаемых? Если поменять условного Рогозина на условного Иванова, все ракеты сразу полетят?

– В какой-то степени, может быть, «сумма» и поменяется. Но если говорить о замене Иванова на Вайно, то это просто замена друга на администратора. Путину нужны эффективные администраторы в каждой точке пространства.

- Где та «скамейка», на которой он берёт эффективных администраторов? Откуда он знает, что они будут эффективны?

– Это сотрудники его личного аппарата и охраны, с которыми он работал на протяжении последних 15 лет бок о бок. Вайно был шефом протокола Путина, когда тот работал председателем правительства. Мы с вами понимаем, что, каков бы ни был формальный статус охранника или шефа протокола, он находится рядом с телом начальника очень длительное время. Никакой премьер-министр так тесно не контактирует с президентом, как охранник или шеф протокола. Поэтому у Путина была возможность оценить личные качества этих людей.

- Но как, по каким признакам Путин узнаёт, что тот или иной охранник будет хорошим руководителем региона или администрации?

– Это субъективный выбор Владимира Владимировича. Он считает, что они будут на новой работе хороши. Мы с вами не можем залезть ему в голову. Он считает, что умеет оценивать людей. И он оценивает людей, с которыми на протяжении ряда лет был в непосредственном физическом контакте большую часть рабочего дня, которых, как он считает, он хорошо знает. С другой стороны – они не навязываются ему в друзья, чётко понимают иерархию: они – слуги, он – господин.

- Меня давно интересует: почему заместитель главы администрации, будь то Володин или Сурков, у нас гораздо более заметная фигура, чем сам глава администрации?

– Володин занимался внутренней политикой. О внутренней политике хочет поговорить очень много людей. А глава координирует все направления деятельности администрации, особенно документооборот и график президента.

- Это работа канцелярская?

– Она политическая, потому что в зависимости от документооборота и графика президента принимаются те или иные решения. В зависимости от того, кто встретится с президентом, какие документы попадут ему на стол первыми, а какие – последними, в значительной степени определяется логика политических решений. Аппарат здесь играет огромную роль. Кстати, поэтому логично назначение Вайно, который считается большим специалистом по движению документов и составлению графиков.

- Почему президент не продвинул на эту должность Вячеслава Володина?

– Вячеслав Володин, как мне представляется, имеет все шансы после выборов 18 сентября перейти на пост спикера Государственной думы.

- Ну, если в логике избавления от прежних друзей…

– Вячеслав Володин не относится к друзьям президента, он пришёл в его команду уже тогда, когда Путин был президентом. Но Володин понравился Путину в определённый момент – и он рекрутировал его в свою команду. Однако это не тот старый друг, который помнит времена, когда Путин был никем. Психологически это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

- И всё равно его тоже могут переместить?

– Я думаю, что вопрос созрел. Путин вполне может после думских выборов переместить Володина в Думу, чтобы он управлялся со сформированной им же нижней палатой парламента.

- Кого тогда можно передвинуть на место Володина?

– Пока не знаю. Идут разные слухи.

- Сурков?

– Владислав Сурков очень хочет вернуться на это место, но я сомневаюсь, что вернётся. Потому что такого рода «камбэки» не в стиле Владимира Путина.

- Каких ещё отставок и перестановок можно ждать среди оставшихся ближайших друзей?

– Каких конкретно – этого не знает никто, кроме Путина. Но думаю, что Сергей Чемезов и Игорь Сечин не должны чувствовать себя абсолютно спокойно.

- Неужели Сечин?

– А чем Сечин лучше или хуже Иванова? Или, скажем, Бельянинова, чей пресс-секретарь в день обысков заявлял, что отставки быть не может, потому что не может быть никогда?

- Ну, коммерческая компания…

– Нет, «Роснефть» – не коммерческая компания в чистом виде. Это государственная компания, от которой в значительной степени зависит наполнение бюджета. Это стратегическое бюджетообразующее предприятие в нефтяном секторе. Под этим предлогом и производилось наполнение «Роснефти» огромным количеством разных активов, особенно ТНК-ВР.

- Раз президент взял такой разгон, какая судьба ждёт Дмитрия Анатольевича, нашего премьер-министра?

– Ну, разгоном я бы это не назвал. Всё-таки людей не будут сажать, у них не отнимают их богатства. Идёт медленный эволюционный процесс.

- Я имела в виду, что эволюционный процесс, может, медленный, но явно разгоняется.

– Что касается Дмитрия Анатольевича, то он занимает эксклюзивную позицию, в отличие от остальных. Он не просто друг президента, он его политический сын. Он 24 сентября 2011 года отрёкся от престола в пользу Владимира Путина, чем доказал свою полную лояльность. Поэтому он, я думаю, находится за скобками этих кадровых перестановок. Это не означает, что ему ничего не угрожает. Но, по крайней мере, мне представляется, что он падёт последним.

- Вообще «оттуда» – или с поста премьер-министра куда-то на другое место? Одно время говорили, что он возглавит Верховный суд.

– Пока что он остаётся полуофициальным преемником Путина. Этого никто не отменял. Цель Медведева – досидеть до того светлого дня, когда Путин снова уступит ему президентский пост. Чтобы убрать Медведева с поста премьер-министра, который сам по себе не имеет существенного значения… Так ведь?

- Даже не знаю, что ответить.

– Чтобы убрать Медведева с поста премьер-министра, Путину надо определить нового преемника. Это сложно.

- А вот как раз Сергея Иванова тоже когда-то называли преемником…

– Медведев уже доказал, что ему можно доверять. Никто другой не доказал.

- То есть преемник у нас не поменялся, он всё тот же?

– Может быть, он изменится. Но пока тот же.

- Вы объяснили тактику президента – зачем он переставляет кадры. А какая у него конечная цель? Какая у нашего президента стратегия?

– Никакой. Путин по типу мышления не стратег. Он тактик. А тактик не может мыслить стратегически. Он мыслит короткими перебежками. Он планирует на 3 – 4 месяца вперёд. Поэтому бессмысленно задаваться вопросом, что будет делать Путин в 2018 году. Он об этом не думает. А раз он об этом не думает, то зачем нам об этом думать?


Ссылки

Источник публикации