Президент национального олимпийского комитета Тягачев пиарится на фоне побед, к которым не имеет отношения, чуть что чемпионами

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Президент национального олимпийского комитета Тягачев пиарится на фоне побед, к которым не имеет отношения, чуть что - бежит фотографироваться с чемпионами

Фетисов о Тягачеве, Мутко, Котенкове и своем противостоянии с "бездельниками и словоблудами", которые "ничего не делают, зато пудрят всем мозги"

Оригинал этого материала
© "Спорт-Экспресс", origindate::22.08.2008, Фото: "Коммерсант", Вячеслав Фетисов: "Если так дальше будет продолжаться, никогда нам Китай с Америкой не догнать"

Александр Кружков

Converted 27420.jpg

Виталий Мутко (слева), Вячеслав Фетисов (стоит) и Леонид Тягачев (справа)

В среду вечером в офисе "СЭ", расположенном в главном пресс-центре Олимпиады, побывал глава Росспорта Вячеслав Фетисов, который почти два часа отвечал на вопросы нашей олимпийской бригады. Разговор получился жестким, и далеко не во всем мы с Фетисовым согласны. Но, думаем, российские любители спорта должны знать, какова позиция человека, который когда-то добыл для нашей страны немало замечательных побед, а последние шесть лет представлял в отечественном спортивном движении интересы государства.

- С вашей точки зрения, то, что происходило со сборной России во всех видах спорта в первую неделю Игр, - это провал?

- Да. И причины в основном лежат в области психологии. Слишком большое давление оказывается нынче на спортсменов. Много помпезности. Чиновники накануне Олимпиады только и делали, что раздавали громкие заявления. Но делали это не в интересах дела, а ради саморекламы. Да и разговоры о призовых спокойствия ребятам не добавляли. Это в теннисе 100 тысяч евро - не бог весть какая сумма. А 16-летним гимнасткам такие деньги не снились. Конечно, для них это дополнительный моральный груз.

- Накануне Олимпиады президент ОКР Леонид Тягачев говорил о планах завоевать на одну медаль больше, чем китайцы. Сегодня это выглядит утопией, верно?

- Он много чего говорил. А какой еще президент национального олимпийского комитета "пиарится" на фоне побед своих спортсменов? Видели вы хоть раз рядом со своими олимпийцами президентов НОК Китая или США? Везде - только спортсмен и тренер. А у нас чуть что - сразу бегут фотографироваться с чемпионами. Хотя какое отношение они имеют к успеху, к примеру, Ларисы Ильченко на открытой воде? Она выиграла на воле и характере. Это заслуга только самой Ларисы и ее тренера.

- Говорят, финансирование федераций в олимпийский сезон напрямую зависело от того, сколько наград каждая из них пообещает завоевать в Пекине. Мол, из-за боязни лишиться этих денег люди брали на себя запредельные обязательства. Вы-то чувствовали, что вам откровенно дурили голову, гарантируя несуществующие медали?

- Начну с того, что за четыре прошедших года ни одна федерация ни разу не предъявляла нам претензий по финансовым вопросам. Но мы, по сути, сегодня заложники ситуации. В некоторых федерациях сидят бездельники, которые знают, что никуда мы не денемся и по-прежнему будем их финансировать. Сильно сомневаюсь, что мы вкладываем в наши виды спорта меньше денег, чем другие страны. Вопрос в качестве работы. Ну, вот плохо выступили спортсмены, и что? Какие у нас рычаги?

- Финансовые.

- То есть мы должны, урезав финансирование, наказать спортсменов, которые будут готовиться к следующей Олимпиаде? Или другой пример. Александр Котенков занимает большой государственный пост (г-н Котенков - представитель президента в Совете Федерации. - Прим. "СЭ") и одновременно возглавляет федерацию парусного спорта. Он говорил, что парусный спорт принесет нам немало медалей - только попробуй не дать ему денег.

- И где медали?

- Вот именно - где? Хотя на все эти лодки и паруса было затрачено огромное количество средств. Мне кажется, настало время определяться, какие виды спорта нам нужны, и тогда вкладывать в них деньги по максимуму, а какие - пусть развивают энтузиасты. Болезненная, конечно, тема. Но другого выхода нет.

- Главное пока впечатление от Игр?

- Китайцы. Честно говоря, думал, что они не выдержат психологического давления и дрогнут. Ошибался. Почти везде, где судьба золота решалась в последней попытке, они были безупречны. Даже американцев в этом смысле превзошли. Хотя еще в Афинах китайские гимнасты, которые были на голову выше всех, в решающий момент повалились.

- Тотальное превосходство Китая - это всерьез и надолго? Или разовая акция - с учетом места проведения Олимпиады?

- Такой успех не проходит бесследно. Нам показали, как надо работать. Как государство способно повлиять на развитие спорта. Китайцы ведь поднялись с нуля. Главное теперь - сделать правильные выводы. И не крайних искать, а разобраться, что делать дальше. Вчера услышал от одного из наших руководителей: "Что, после Пекина закрываем Олимпийские игры? Все равно все медали у китайцев". Наоборот, говорю, для нас это отличный урок. Вся их система построена на единоначалии. То же самое требуется и нам. Там министр спорта и президент олимпийского комитета - один человек. А я шесть лет, что возглавлял российский спорт, чувствовал колоссальное противостояние со стороны бездельников и словоблудов. Тех, кто не хотел работать или никогда не умел. Они ничего не делают, зато пудрят всем мозги.

***

- В Пекине на каких соревнованиях побывали?

- Как правило, смотрю по телевизору. На трибуны попадаю редко, потому что нет аккредитации. Не говоря уже о том, чтобы пообщаться со спортсменами. Чтобы пройти в Олимпийскую деревню, надо заказать пропуск через штаб. Но там каждый раз отвечают, что лимит пропусков исчерпан.

Тут вдруг обвинили в том, что это, оказывается, из-за меня в сборной плохая атмосфера. Потому что я не пришел на поднятие флага в Олимпийскую деревню, не участвовал в параде открытия Игр, не тусуюсь в "Русском доме"!

- Почему не пошли на парад?

- У меня нет формы. Сижу в Пекине на всякий случай. Несколько раз видел нашего министра спорта. Спрашиваю: "Что-то нужно?" - "Нет-нет, все нормально". За три месяца мы ни разу толком не поговорили. При этом звания заслуженных мастеров спорта и плакетки он вручает с моей подписью. Все, кто имеет отношение к Росспорту, сейчас невостребованы. Три года назад я привлек к работе со сборной по синхронному плаванию трехкратную олимпийскую чемпионку Марию Киселеву. Она умеет создать атмосферу в команде. Сначала Маше не дали аккредитацию. С моей помощью она все-таки получила ее. Каждый день приходит в Олимпийскую деревню, общается с девчатами. Спрашивает начальство: "Есть проблемы? Можем чем-то помочь?" В ответ слышит: "Нет-нет, спасибо, иди гуляй".

- Знаете, как на днях встречали в Москве наших первых олимпийцев? Призеров провели через VIP-зал, остальных - через обычный выход.

- Ничего удивительного. Когда из Турина возвращались, тоже творилось непонятно что. А последний чемпионат мира по хоккею? Миллион народу нагнали в аэропорт, а баулы у игроков взять никто не догадался. Так и выходили с ними через толпу.

* * *

- Многие наши спортсмены, в частности пловцы, жаловались, что в команде нет ни методик, ни специалистов по восстановлению. Это подтверждают результаты - российские спортсмены установили в Пекине семь рекордов Европы, однако это не позволило им победить.

- У нас вообще разрушена система спортивной медицины! Вдумайтесь, мы пытаемся конкурировать с такими державами, как Китай, Америка, Великобритания, Германия, и при этом на всю Россию одна-единственная клиника спортивной травмы - ЦИТО. Нормально? Вот и получается, что многие спортсмены летают на операцию за границу. А те, кто не может себе это позволить, заканчивают карьеру. Особенно в регионах. Там необходимо создавать клиники спортивной травмы. Но для начала - хотя бы возродить систему спортивных диспансеров. На последнем заседании Совета при Президенте России я говорил об этом. Просил дать соответствующее поручение Министерству здравоохранения. У меня-то нет таких полномочий.

Федеральное агентство никогда не было самостоятельной структурой. Оно - часть Правительства РФ. Как только включаю в статью расходов что-то связанное с медициной, сразу слышу: "Куда лезешь? Это не твое дело. Такие вопросы решает Минздрав". Знали бы вы, каких трудов нам стоило построить в Сочи суперсовременный медико-восстановительный центр! Он откроется в конце года.

Очевидно, что сегодня в спорте вопросы медицины и восстановления играют ключевую роль. Олимпиада в Пекине это доказала. Но у меня повязаны руки. Упираешься в глухую стену. Люди не понимают, что без этого побеждать невозможно. Вместо этого говорят: "Опять Фетисов что-то придумывает".

- Это говорит о недоверии к вам лично? Или к вашим идеям?

- Моя беда в том, что не научился работать с бездельниками, непрофессионалами и словоблудами. Не хочу быть частью этой буффонады. Я привык заниматься делом. Но постоянно натыкаюсь на колоссальное сопротивление. Кругом идут разговоры: мол, скинули его нам американцы с парашютом, знать ничего не знает, а куда-то лезет, командовать пытается. Мое честное имя хотят дискредитировать. Дошло до того, что написали: Фетисов, мол, завербован всеми мировыми разведками. Ну не бред?

- В спортивном ведомстве страны грядут перемены. Ясно, что троевластие Мутко - Тягачев - Фетисов не сохранится. Видите себя в новой структуре?

- Нет. И не понимаю, для чего придумали столь извращенные способы, чтобы убрать Фетисова. Можно ведь было просто ликвидировать агентство. У власти остался бы один министр, который, как вариант, возглавил бы и ОКР. Я ведь на протяжении шести лет твердил: "Нужна единая вертикаль управления спортом".

Сейчас, по моей информации, Федеральное агентство по физической культуре и спорту будет ликвидировано. Накануне отъезда в Пекин я встречался с премьером Путиным. Говорили долго и откровенно. О многом он не знал или был неверно информирован. Потом тоже спросил: "Дальше-то работать собираешься?" Обидно, что до этого я два года не имел доступа к Путину. А наше ведомство замучили бесконечными проверками - по 28 за год! И так - с 2006-го. Мы пережили четыре реорганизации! Умудрились оказаться в подчинении Минздрава. Целый год выбирались из этого болота, теряли время. Честь и хвала сотрудникам, которые все это выдержали. Мы в Росспорте создали команду профессионалов, которая работала как часы. Но к ней сейчас относятся как к изгою.

Зато в новом министерстве появились люди, которые занимают там большие посты и которые в свое время из-за непрофессионализма были отстранены от дел. В голове не укладывается! Ко мне недавно подошел один известный спортсмен: "Мне предложили возглавить департамент. Но я не понимаю, что там должен делать". Пока это парень вникнет в дела, наступит Олимпиада в Ванкувере.

Другой важный момент - международная политика. Сегодня на министра спорта свалится все - WADA, ЮНЕСКО, Совет Европы. Сколько понадобится времени, чтобы все эти вещи отладить? А время бежит быстро. Мне, как никому из наших министров, удалось наладить отличные взаимоотношения с международными федерациями и разными структурами, включая WADА.

* * *

- Кстати, о Всемирном антидопинговом агентстве - WADA. В истории с отстранением от Олимпиады наших легкоатлетов правды так никто и не сказал. Может, вы ее знаете, как председатель комиссии спортсменов WADA?

- Нет. WADA к этому никакого отношения не имеет. Уже в Пекине на объединенном заседании комиссии спортсменов МОК и WADA мы с Бубкой подняли вопрос: "Как можно защитить спортсменов в подобной ситуации?" - "Пока никак".

Давайте расскажу всю цепочку. Международная федерация инициирует проверку атлетов. Ставит об этом в известность национальную федерацию и обращается в WADA. Конкретно в случае с нашими легкоатлетками это звучало так: "Хотим использовать сравнительную методику ДНК". Им говорят: "Пожалуйста". На этом WADA свое участие в деле закончила. Дальше все зависело от международной федерации. Почему из десятков тысяч проб там выбрали именно эти, российские, оставим за скобками. Провели анализ, о результатах еще за пару месяцев до Олимпиады сообщили нашей федерации. Что она должна была сделать?

- Что?

- Проинформировать о случившемся ОКР и Росспорт, предпринять какие-то шаги. Необходимо понимать: все данные о результатах допинговых проверок находятся в соответствующих международных федерациях, которые держат на крючке национальные федерации и спортсмена. Международная федерация может в любой момент выбросить эту информацию в свет, а может "закрыть". В общем, мы со своей стороны обратились в WADA: "Ходят слухи, что-то нечисто с нашими легкоатлетами" - "Да, есть такие разговоры. Но конкретных имен у нас нет. Узнаем их наравне со всеми, когда информация будет опубликована".

- О чем же тогда президента Российской легкоатлетической федерации Валентина Балахничева предупреждали за месяц до Олимпиады?

- Он знал, что есть обоснованные подозрения на манипуляции с допинг-пробами. Но был на самом деле факт манипуляции или нет, сказать пока никто не в состоянии. Потому что расследование не завершено. Как результат - спортсменки отстранены от участия в соревнованиях. Но в международный арбитражный суд подать не могут, поскольку наша федерация не вынесла обвинительный вердикт. Как только Балахничев объявил бы о дисквалификации, они имели бы право начать тяжбу. С учетом того, что на Олимпиаде работает выездная комиссия арбитражного суда, дело рассмотрели бы в сжатые сроки. И, возможно, уже в Пекине в этом деле была бы поставлена точка. Но этого сделано не было. И когда теперь решится вопрос, неизвестно.

Перед тем как пожаловать в арбитражный суд, спортсмен имеет право открыть пробу "Б". Но редко кто идет на это. Ведь если в пробе "Б" находят следы допинга, спортсмен автоматически получает максимальный срок. Если же ее не открывать, можно рассчитывать на снисхождение.

- Кто-то в России собирается проводить расследование?

- В разгар Олимпиады всем не до этого. Странная, согласитесь, ситуация.

Или вот еще несколько штрихов на эту тему. В начале июня Тягачев произнес любопытную фразу: "У нас все спортсмены готовы к Олимпиаде. Единственное, что вызывает беспокойство, - допинг. Но кто у нас в стране отвечает за допинг, вы знаете..." Конечно, проще простого всех собак спустить на Фетисова.

Уже в Пекине у одной российской гимнастки в крови обнаружили запрещенное лекарство. Она показывает справку, полученную в международной федерации, что имеет право использовать этот препарат. И тут выясняется, что МОК за несколько месяцев до Олимпиады разослал циркуляр, в котором черным по белому было написано: справки, предоставленные международными федерациями, на время Игр недействительны. Почему же мы узнаем об этом только в Пекине? Обращаемся в ОКР - была такая бумага? Может, и была, отвечают. Видимо, этот циркуляр кто-то положил под сукно. Хотя должны были перевести и мгновенно разослать всем федерациям. Представляете, какой разразился бы скандал, если бы эта девочка завоевала на Олимпиаде медаль!

Другой момент. По правилам WADA, сегодня спортсмены 24 часа в сутки должны быть под контролем. К Пекину все готовились в разных местах, и в течение сезона ОКР обязан был информировать, где они находятся, выдавать полную информацию о каждом из них. А за неделю до Олимпиады в Росспорте раздается звонок: "Ваш Олимпийский комитет не предоставил соответствующие документы". Спасибо, что позвонили, а ведь в принципе могли бы этого и не делать. Им достаточно было дважды приехать в Олимпийскую деревню, никого из наших спортсменов там не застать - потому как те на тренировках, и после второго предупреждения наступила бы дисквалификация. В итоге наши люди из Росспорта, забросив все дела, два дня собирали информацию о местонахождении спортсменов. И на "флажке" отправили ее в МОК.

* * *

- В чем суть вашего противостояния с Тягачевым? Кому вы неугодны?

- Не знаю. Одного не понимаю: зачем надо было все так усложнять? Не нужен Фетисов, считаете, что не справился с работой - скажите прямо. Я же не просился на этот пост и никому не навязывался.

Ладно, я не в претензии. И не собираюсь оспаривать принятые правительством решения. Главное - чтобы у руля спорта стояли профессионалы, которые смогут решать вопросы. А то сейчас некоторые большие начальники на полном серьезе говорят, что в каждый вид спорта привезут по Хиддинку - и все у нас наладится...

Знаете, в чем наша беда? Пока сами не начнем себя уважать, нас никто уважать не будет. Дискредитация того, что сделал Росспорт, - это полное безобразие. Не знаю, какое еще ведомство в стране за последние три года построило 400 спортивных объектов. Мы восстановили все базы, которые были на грани банкротства. Взять легендарное "Озеро Круглое". Это же ужас, что там творилось! Бомжи, наркоманы. Когда уволили директора базы, выяснилось такое... Света Хоркина и Леша Немов тренировались вместе с крысами и тараканами. В бане обваливался потолок. А в бассейне купались пьяные компании. Зато 10 гектаров земли успели приватизировать наши спортивные начальники. Словом, сразу после Афин приступили к реконструкции базы. Но по мановению волшебной палочки ничего не строится. Нормальные условия для подготовки гимнастов получили лишь за полтора года до Олимпиады в Пекине.

А красноярская школа борьбы Миндиашвили, которая здесь дала трех олимпийских чемпионов! За последние четыре года мы вложили в нее много федеральных средств. Там созданы все условия. Вот пример, когда люди не ищут "отмазок", а действительно хотят работать.

Мы создали максимум условий для спортсменов. Возродили спартакиадное движение. Каждый регион должен прислать на спартакиаду юношескую и молодежную команду. Тут легионеров не купишь, надо своих спортсменов растить. Если назвался в регионе ДЮСШ, имей соответствующую инфрастуктуру. Чтобы зал был не 12x8, а 36x18. Чтобы было научно-медицинское сопровождение. Чтобы люди получали достойную зарплату. Чтобы система соревнований была прозрачной и итоговый результат был определяющим критерием отбора в сборные. А не связи и звонки губернаторов. Знаете, для чего у нас чемпионаты страны проводят в конце сезона?

- Для чего?

- Так проще манипулировать, кого послать. Встречаю тут в Пекине знакомого: "Поздравляю, твой парень выиграл Олимпиаду". - "Спасибо. Жаль, второго не взяли. Сказали, дескать, зачем из твоей маленькой республики двух спортсменов везти? Я им: так он же сильнейший! Нет-нет, на надо, отдыхай. Одного хватит..." Если так дальше будет продолжаться, никогда нам Китай и Америку не догнать.

У американцев есть Фелпс, который сейчас в общем медальном зачете как самостоятельная единица идет месте на восьмом. Мы его только через полторы недели Игр догнали. Уверен, и в России есть свои Фелпсы! Только при нынешней системе можем его и не найти. Потому что спортивный принцип при формировании сборной не является главным. Если бы Фелпс в свое время пришел к нам и кому-то не понравился, о нем никто и знать бы не знал.

На мой взгляд, нам надо внимательно изучить американскую систему школьного и студенческого спорта. В России полностью разрушена система молодежного спорта. Если вовремя не попал в сборную - уже никаких перспектив. А в США всегда есть шанс выбиться наверх через студенческий спорт. Селекция начинается со школ. Ни один мало-мальски талантливый ребенок не остается не замеченным в любом уголке страны.

Я недавно был в США вместе с Лешей Пимановым. Он там фильм снимал. Проезжали один из беднейших районов. Говорю: "Давай заедем в обычную школу. В первую попавшуюся. И там точно будет два футбольных поля, бассейн и большой спортзал. Сейчас суббота, так что везде полно народу". Так и получилось. На всех площадках шли соревнования, родители сидели на трибунах и поддерживали детей. Пиманов глазам не мог поверить!

Я как-то спросил нашего министра образования: "Слушай, как это вы делаете стандарты высшего образования, не прописав спортивную составляющую? В мире любой университет имеет современный спортивный комплекс! А мы кого хотим воспитать?"

- Что ответил?

- "Тогда мы должны закрыть 90 процентов всех вузов страны". Я говорю: "Закрывай. Либо дай им возможность построить такие спорткомплексы".

* * *

- Не жаль потраченных шести лет?

- Жалею об одном - что не состоялся как тренер. Нравилась эта профессия. Предлагали должность главного тренера в клубе НХЛ. Но в этот момент меня попросили возглавить российский спорт. И я решил вернуться.

- Если бы в 2002 году вы точно знали, к чему придете в 2008-м, все равно поехали бы в Россию руководить спортом?

- Нет. Пошел бы тренером в НХЛ.