Президент с одной попытки

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Президент с одной попытки Выборы в Чечне должны пройти по обычному сценарию


"За два дня до выборов президента Чеченской Республики, которые должны пройти в предстоящее воскресенье, можно с уверенностью сказать лишь одно: еще никогда ответственные за их проведение не чувствовали себя так неуверенно. Даже глава избиркома Абдул-Керим Арсаханов, хотя и считает, что уровень предвыборной напряженности не выше прошлогоднего, не хочет делать никаких жестких заявлений относительно голосования в один тур.

Такая неуверенность в быстром и правильном исходе голосования была, возможно, только в марте 2000 года -- когда на значительной части чеченской территории еще шла война, а избирком фактически под пулями и бомбами должен был проводить выборы российского президента. Но тогда всем было ясно, что это скорее формальная акция. И важнее было даже не то, кто и как проголосует, а то, что выборы вообще проводятся.
Следующие выборы состоялись летом 2000-го -- Чечня должна была доизбрать собственного депутата Госдумы созыва 1999 года. С учетом военно-полевого опыта президентской кампании выборы депутата провели сравнительно легко. Их тогда выиграл Асламбек Аслаханов, который считался чуть ли не оппозиционером, и это дало некоторым наблюдателям основание утверждать, что голосование было независимым. Во всяком случае на тех выборах еще не было кандидатов, которых напрямую поддерживал бы Кремль.
Хотя за технические нюансы отвечала при этом все та же бессменная команда главы избиркома Чечни Абдул-Керима Арсаханова, которая проводила выборы еще в первую войну. Напомним, в начале 1996 года их усилиями главой Чечни был избран Доку Завгаев. Этого итога не признал в Чечне фактически никто. «Они провели голосование среди военных в той небольшой части Грозного, которую контролировали», -- говорили чеченцы о тех выборах. Спустя примерно полгода, в августе 1996-го, Грозный был занят сепаратистами, а самому г-ну Завгаеву пришлось бежать из республики и отправляться в "дипломатическую ссылку" -- послом в Танзанию, из которой он вернулся в центральный аппарат МИД России совсем недавно.
После окончания первой чеченской войны, в начале 1997 года, был избран президент Ичкерии Аслан Масхадов. Число его сторонников значительно перевалило за 50%. «Мы были уверены, что Масхадов сможет договориться с Москвой», -- до сих пор вспоминают некоторые чеченские лидеры, в ту пору поддержавшие бывшего полковника Советской армии и дудаевского начштаба.
Нынешняя основная избирательная технология, обеспечивающая необходимый федеральному центру результат, получила свою обкатку во время большого электорального цикла 2003 -- 2004 годов: Россия выбирала только Думу и президента, а Чечня сверх того принимала конституцию (март 2003-го) и выбирала себе главу (октябрь 2003-го). И уже во время голосования на конституционном референдуме стало ясно, что основной элемент новой чеченской демократии -- никакие не подтасовки и не голосование военных. На самом деле большинство граждан усвоили правило: голосовать положено так, как хочет Кремль.
Трудно сказать, с чем это связано: с политической апатией, с надеждой, что если сделать, как хотят в Москве, то Москва в ответ поможет хоть как-то наладить мирную жизнь, или с тем, что, создавая видимость альтернативного голосования, федеральный центр раз за разом под формальными предлогами убирает из списка кандидатов всех потенциальных конкурентов своего фаворита.
Так или иначе корреспондент «Времени новостей» сам имел возможность наблюдать голосование на референдуме и на выборах Ахмата Кадырова. В обоих случаях голосовали главным образом сельские жители -- в городах слишком распространены протестные настроения. Но общая явка, хотя и не достигала, возможно, заоблачных показателей, фиксируемых республиканским избиркомом, все же была достаточной. А из тех, кто пришел, большинство голосовало именно так, как научили по телевизору.
В том, что этот механизм сработает и на сей раз, организаторы выборов в Чечне не так уверены. Причин для беспокойства несколько. Во-первых, люди устали -- и от выборов, и от того, что их жизнь в результате слишком мало меняется. Во-вторых, кандидат, которого на этот раз Кремль сделал фаворитом, -- генерал-майор милиции Алу Алханов -- гораздо менее ярок по сравнению со своим предшественником Ахматом Кадыровым. Тот хотя и не мог похвалиться безупречно честной победой на выборах, но к концу своего трагически короткого правления снискал реальное уважение соплеменников. В-третьих, времени на ударную раскрутку кандидата Алханова было слишком мало, и, даже удалив с дистанции наиболее опасного соперника, предпринимателя Малика Сайдуллаева, федеральный центр не смог гарантировать отсутствия разных неприятных нюансов, о которых уже писало «Время новостей». Речь идет о появлении неожиданного соперника в лице советника администрации президента Чечни Вахи Висаева, имеющего высокий рейтинг в тех районах, где сильно влияние кадыровцев.
Кроме всего вышеперечисленного, выборы опять осложняет война: за неделю до голосования боевики, которые никаких выборов не признают, продемонстрировали силу в Октябрьском районе Грозного и сожгли несколько избирательных участков в других населенных пунктах. «Какие выборы, если мы вчера три часа просидели в подвале, голову не могли высунуть, такая была стрельба?» -- спрашивает жительница Старопромысловского района Грозного, живущая неподалеку от ДК нефтянников, который в прошлую субботу сожгли боевики.
Срыв выборов в этих условиях означал бы слишком крупный проигрыш федералов. Поэтому в последние недели перед голосованием они включили все свои ресурсы. На помощь несколько вялому штабу Алу Алханова пришли объединенная группировка (бронетранспортеры на дорогах весьма наглядно свидетельствуют об усилении режима) и партия «Единая Россия» -- по сути единственная работающая общественно-политическая структура в лояльной Чечне.
Едва ли респектабельная и скучная «Единая Россия» где-нибудь еще выглядит так же живописно, как в Чечне. Она как будто совместила в себе рутинную обстоятельность собраний районного актива КПСС 80-х годов прошлого века, по которым явно ностальгируют уставшие от разброда и шатаний жители республики, с большевистскими бурей и натиском времен революции и гражданской войны. Некоторые районные руководители больше похожи на басмачей: например, глава Шелковского исполкома «Единой России» Хамзат Гаирбеков является на заседания в «обком» в Гудермесе в камуфляжных штанах, с двумя пистолетами и боекомплектом, которого хватило бы на два часа боя. Из-за бороды и усов партийца можно спутать с полевым командиром, но его более миролюбиво выглядящие коллеги поясняют: оказывается, г-н Гаирбеков по совместительству замещает военного коменданта района. И добавляют: «Боевики на нас охотятся -- значит, мы должны быть похожи на них».
В чеченской «Единой России» 27 000 членов и 370 первичных организаций -- это значит, партия есть почти в каждом селении. Только в Чечне сотрудникам «первичек» партия платит ежемесячное содержание -- 2--3 тыс. руб. в месяц. Глава районного исполкома получает примерно 7 тыс., начальник республиканского политотдела -- 12 тыс. Для Чечни это не такие уж плохие деньги. Но достаются они непросто: в горных районах современным партийцам приходится так же трудно, как их «красным» предшественникам лет 80 назад где-нибудь в этих же местах.
Аналогией здесь, в общем-то, дорожат: «Помимо выборов вы к следующей неделе должны проверить готовность школ к новому учебному году, -- тоном доброго завуча объясняет районным партийным начальникам начальник отдела общественных связей «обкома» Малика Сальгериева. -- Вы сами должны пройти по школам: сами знаете, что они напишут в отчетах по линии Минобразования. Люди должны видеть: партия работает! Ничего не изменилось: только раньше она была руководящей и направляющей, а теперь только претендует на это».
Но главная задача новой «руководящей и направляющей», разумеется, не школы, а как раз выборы. Чеченская «Единая Россия» в полном составе собиралась поддержать своего фактического лидера -- первого заместителя секретаря регионального политсовета Халеда Ямадаева. Но г-н Ямадаев участвовать в выборах не стал. Партийное руководство, как может, объясняет своим подчиненным, что таким было политическое решение Москвы, и его надо просто выполнить.
Что такое партийная дисциплина, здесь хорошо помнят. «Сегодня есть опасение, что население будет проявлять пассивность, -- говорит глава республиканского исполкома «Единой России» Расул Хадалов. -- Люди думают: «Зачем нам туда ходить? От нас все равно ничего не зависит». Но срыв выборов будет означать слишком серьезный прокол политики стабилизации. К тому же если мы не изберем этого президента сегодня, нам все равно придется его избрать».
Глава регионального политсовета Франц Клинцевич объясняет подчиненным линию партии: «Наша с вами задача -- обеспечить демократические выборы. Вы понимаете, что Алу Алханов -- это человек, поддерживаемый федеральным центром. Да, его штаб часто не считается с нами. Видимо, они считают, что если у тебя есть власть и какая-то копеечка, то и помощь никакая не нужна. К тому же штаб получил деньги на эти выборы. А вы никаких денег не получите. Но вы будете работать, господа. И за результат отвечать будете вы, хотя не вы заказываете музыку. Чеченский народ доведен до удручающего состояния. Люди ничему не верят, ничему не удивляются и ничего не боятся. Но мы с вами, мужики, должны стать ассенизаторами, врачами и психологами».
По мнению г-на Клинцевича, задач у его подопечных две: обеспечить явку и победу г-на Алханова в первом туре. «Иначе я никогда не уйду в отпуск, -- шутит он. -- Помните, нам не нужны никакие заоблачные проценты -- достаточно 30% явки. Но у Алханова должно быть большинство».
Политик считает неприемлемым срыв выборов президента Чечни и вариант замены его на наместника или генерал-губернатора, вновь озвученный недавно российскими силовиками: «Тут и так беспорядок, а если взяться за него жесткой рукой, вообще будет хаос». Поэтому выборы, по мнению г-на Клинцевича, обязательно должны состояться в положенный срок -- несмотря на слухи об эскалации войны, родительскую суету перед началом учебного года и контрпропаганду конкурентов.
К слову, среди граффити на стенах попадаются не только фамилии зарегистрированных кандидатов. «Вы еще не поддерживаете Масхадова? Тогда мы идем к вам!» -- написано черной краской на стене дома на одной из центральных улиц Грозного. События минувшей субботы в чеченской столице показали, что Аслан Масахадов при неблагоприятном стечении обстоятельств действительно может составить "конкуренцию" г-ну Алханову.
Но кроме него есть и вполне легальные соперники. В Веденском районе пальму первенства у г-на Алханова оспаривает местный уроженец, полковник ФСБ Мовсар Хамидов, а в «кадыровских» районах все слышнее голос Вахи Висаева, которого к тому же довольно настойчиво поддержал Рамзан Кадыров. Судя по некоторым признакам, начатая им самостоятельная игра вполне серьезна, и вполне вероятно, что она продолжится даже после встречи с президентом России, состоявшейся в Бочаровом Ручье в прошлое воскресенье.
Наблюдатели из «Единой России» не забывают о силовых ресурсах Рамзана Кадырова и надеются на повышенную бдительность федеральных структур в день 29 августа. Но основной запас прочности заключается, конечно, не в выдающихся качествах главного кандидата, его сторонников и охраны избирательных участков. «Человек, который хочет быть президентом в Чечне, должен или иметь полный дом денег, или быть беспредельно храбрым, -- сказал корреспонденту «Времени новостей» один из собеседников. -- У Алханова, может быть, этого и нет, хотя он сам по себе вполне достойный человек. Но у него есть то, что важнее и богатства, и личной храбрости: поддержка Москвы. Обычные люди это понимают даже лучше, чем многие из его окружения». "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации