Презумпция медийности

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск

Презумпция медийности FLB: «Когда в газете-«акционерном обществе» появилась вполне себе резонная заметка о количестве портретов губернатора на страницах областного издания, — главреда-акционера убрали»

"На сайте «Четыре пера» воронежские журналисты высказались по поводу информационной политики губернатора Алексея Гордеева.
941b3f89ba27dee7421d70da752e9684.jpeg
«Алексей Гордеев стал первым губернатором в новейшей истории Воронежской области, который подсказал региональному медийному сообществу его место и — что важнее — роль. Роль, как выяснилось, эпизодическая. Раньше-то считалось, что мы все тут в главных ролях. Крупными буквами в титрах. А вот хрен, ребята. А как хорошо все начиналось. Измученные красным поясом и кровавой гебней, журналисты наконец-то получили в начальники области патрона, понимающего в пиаре, — так им объяснил уходящий губернатор. Улыбчивый, раздающий номер своего мобильного телефона. Не требующий визировать свои высказывания — «ну я ж тебе доверяю!». В пиаре он не понимал — обижался на критику и прощал. Ну не сажать же в подвалы в самом-то деле. Получили — и расписались. И наткнулись на какой-то странный забор: информацию толком не получишь… Причем пресс-служба работает как подорванная — новости о первом лице клепали одну за другой. Встретился. Подписал, посетил, сказал. Фото прилагается. Пользуйтесь. Сначала показалось, что дело в плохих пресс-секретарях. «Государь не знает, что творят подданные». Выяснилось, что не знали государя. Когда в газете-«акционерном обществе» появилась вполне себе резонная заметка о количестве портретов губернатора на страницах областного издания, — главреда-акционера убрали. И из главредов, и из председателей местного Союза журналистов. Ну — не убрали, конечно, сам ушел, да. Жирную точку в истории поставил председатель СЖР, специально приглашенный для того, чтобы объявить медийному сообществу: все у вас хорошо. Понятно? Поняли, проглотили. Ну — пошумели в кулуарах, попытались создать альтернативную структуру… Да ладно, зачем. Незачем, разумеется. Ну а с остальными — которые не акционерные, а подчиненные — еще проще. Один редактирует бесплатный листок, другой воспитывает кошек. Третий — младшенький — творит на самодельном ресурсе. Четвертый — … Да что четвертый… Мы же о профессионалах говорим. О первых трех как минимум. Вот так — путем нехитрых телодвижений — и установилась нынешняя медийная благодать. Человек знает толк в пиаре. Сообщество понятливо кивает: ну ничего, нас еще позовут на главную роль… Ночь. Шутовские костюмы качаются на вешалке, чистые и выглаженные. Завтра на работу. Мы же СМИ». Лев Лазаренко «Двадцать лет живу в Воронеже, из них пятнадцать представлял «Российскую газету». Такого отношения к прессе, как сейчас, свидетельствую, не было никогда. Что все замкнулись на экс-губернаторе Владимире Кулакове? Еще более открытыми, доступными и доброжелательными были Александр Яковлевич Ковалев и Иван Михайлович Шабанов. Шабанов любил собрать собкоров и редакторов в один кузов и повезти в какой-нибудь из районов или в гости в соседнюю область, а потом за столом говори что хочешь и сколько можешь, спрашивай, критикуй. Не забуду, как Ковалев однажды после планерки — а их свободно можно было посещать журналистам — сам подошел с предложением: «Ты все критикуешь, а жизни не знаешь. Я вот завтра еду в Богучар — посмотреть, как там танкисты обустраиваются. Вот где проблемы! Поедешь?» Назавтра вдвоем, если не считать шофера, в губерском джипе рванули в Богучар. И на совещании с военачальниками я сидел рядом с губернатором, и никто не скрывал от журналиста никаких «военных тайн». «Напиши, как есть, ребятам помочь надо», — только и сказал на прощанье Ковалев. И еще не раз мне темы подкидывал. Сейчас как-то даже не верится». Геннадий Литвинцев «Интересоваться комментариями чиновников областного правительства — напрасно потраченное время, силы, а главное — нулевой результат. 15 и 16 октября «бодалась» с региональным департаментом культуры и архивного дела. Хотелось-таки выяснить вопрос с ситуацией приказов об увольнении-восстановлении Игоря Непомнящего (теперь уже бывшего директора оперного театра. - ред.), которые «плодились» с неимоверной скоростью. В приемной меня направили в пресс-службу департамента. Там ответили, что приказами занимается кадровый отдел. Потом началось вообще интересное: по тому телефону сотрудница ответила, что нет у них кадровой службы, как и пресс-службы, она-де не кадровик, а, внимание, — консультант. И ответить на вопросы не сможет. Около шести вечера я дозвонилась до руководителя департамента Елены Ищенко. После взаимных приветствий на мой вопрос прояснить ситуацию чиновница ответила, что ей нужно позвонить руководству, а потом она мне сама перезвонит. Я удивилась, но честно ждала полчаса. Потом снова набрала Ищенко. Услышав снова мой голос, Елена Николаевна сказала, что мне ответит другой сотрудник (тот, что выполняет функции несуществующей пресс-службы, видимо) и бросила трубку, не попрощавшись. Хотя чего я обижаюсь? Елена Николаевна мне хотя бы не хамила, как ее заместитель, господин Гуров. Которому я тоже звонила с просьбой прояснить ту же ситуацию (мне его, кстати, рекомендовали, как самого вменяемого из департамента!). - У меня нет времени, — бросил мне Вячеслав Васильевич. - А когда вы сможете ответить? — интересуюсь. - Когда надо будет, — в ответ. - А конкретнее? — продолжаю. - Вы слишком много задаете вопросов! — бросил трубку заместитель. О прощаниях, как вы понимаете, ни слова. Видимо, традиция такая культурная в департаменте культуры. Попытки получить комментарии через пресс-службу области закончились ничем. Их нет до сих пор. Мне кажется, что если человек знает свое дело досконально, то он готов ответить на вопрос в любой момент. Как, например, руководитель городского управления культуры Иван Чухнов. Во сколько ему не позвони, если он не на планерке у мэра, отвечает сразу же. Приятно была удивлена общением с Владимиром Оробинским, начальником отдела пожарного и лесного надзора в управлении лесного хозяйства области, когда делала материал в прошлом декабре про елки. Он не посылал меня с запросом в пресс-службу областного правительства и не просил ждать неделю, ответил сразу же, «не отходя от кассы». Видимо, потому, что разбирается в вопросе, который курирует. Еще один показательный случай был пару лет назад, когда я пыталась взять комментарий, почему уменьшили сумму контракта по конкурсу на производство «Гото Предестинации» (копии первого русского линейного корабля. - ред.). Конечно, послала запрос в пресс-службу области. Позвонила в департамент промышленности и транспорта, специалист сказал, что готов хоть сейчас мне ответить, но нет резолюции начальника. А тот сказал, внимание: «На запросе пресс-служба написала ответить к пятнице». То есть через неделю!!! Зачем, если всего-то надо спросить специалиста отдела, у которого ответ готов, потому что он непосредственно занимается конкретной темой? Поэтому у меня давно нет никакого желания что-то у них узнавать. Татьяна Подъяблонская "
631e1fcac8dc17991f13cb1db2038ef8.gif

Ссылки

Источник публикации