Премиальные из ниоткуда

Материал из CompromatWiki
Перейти к: навигация, поиск


Оригинал этого материала
© SmartMoney , origindate::23.03.2009, Фото: Thomson Reuters

Премиальные из ниоткуда

Почему менеджеры компаний-банкротов получают астрономические бонусы за счет налогоплательщиков

Тут такое творится, а она думает о бонусе! Вам не стыдно, уважаемая?
'Керен Певзнер?, «Ее последний круиз»

Илья Хренников, Юлия Говорун

Compromat.Ru
Американские налогоплательщики возмущены жадностью гендиректора AIG Эдварда Лидди

В США бушует корпоративный скандал. Менеджеры American International Group (AIG) получили $165 млн бонусов. Хотя их не заслужили: последний год компания работает в убыток и держится на плаву только благодаря господдержке на десятки миллиардов. Проблема актуальна и для России: в кризис многие компании запросили помощи у государства. При этом их топ-менеджеры получают солидные бонусы за неэффективную работу.

Американская трагедия

Compromat.Ru

На прошлой неделе гендиректор AIG Эдвард Лидди оправдывался перед конгрессом США. Но праведный гнев американцев было уже не остановить. Барак Обама назвал менеджеров AIG «бессовестными и жадными». Сенатор от штата Айова Чарлз Грессли предложил руководителям AIG сделать себе харакири — как поступают самураи, нарушившие кодекс чести. Группа конгрессменов от Демократической партии назвала непростительным то, что бонусы выплачивает компания, «которая существует только благодаря помощи налогоплательщиков на $170 млрд».

AIG, один из лидеров мирового рынка страхования с годовой выручкой $110 млрд и более чем 100 000 сотрудников в 130 странах мира, страховала крупнейшие глобальные банки от невозврата кредитов. Для этого компания продавала так называемые кредитные свопы (CDS, credit default swap). AIG получала денежную премию от банка в обмен на гарантию того, что, если клиент банка не сможет заплатить по своим обязательствам, AIG обязуется компенсировать ущерб. Финансовый кризис сыграл с компанией злую шутку. Сначала неплатежи по ипотечным кредитам, потом банкротства банков — в итоге за 2008 г. AIG понесла $99 млрд чистых убытков.

И вот выяснилось, что в марте AIG выплатила минимум по $1 млн бонусов десяткам сотрудников своего лондонского подразделения, получившего в 2008 г. убыток на $40,5 млрд. Факт обнародовал на прошлой неделе прокурор штата Нью-Йорк Эндрю Куомо: «AIG сделала миллионерами 73 человека из подразделения, которое поставило компанию на колени». Часть сотрудников, получив бонусы, уволилась. Причем Лидди убеждал конгрессменов ровно в обратном: мол, бонусы нужны, чтобы удержать в компании амбициозных менеджеров. Впрочем, некоторые из них под давлением общественности согласились вернуть бонусы или их часть. Например, вице-президент Дуглас Полинг, которому причиталось $6,4 млн. Ему всего 48 лет. Ему еще долго смотреть людям в глаза.

В России до таких скандалов пока не доходит. Объемы госпомощи банкам и бонусы топ-менеджеров у нас на порядок ниже. Но тенденция та же.

Бизнес по-русски

Compromat.RuГосударство, как известно, помогает «системообразующим» банкам — Сбербанку, ВТБ, Газпромбанку. На 1 марта ЦБ разместил на счетах ВТБ около 600 млрд руб., на счетах Газпромбанка — 305 млрд руб. Казалось бы, получая поддержку государства, банкиры должны вести себя скромно. Но нет. По данным «Интерфакса», в начале 2009 г. Газпромбанк заплатил по $2,88 млн в расчете на каждого члена правления. Банк Москвы, тоже получавший господдержку, раздал топ-менеджерам по $2,7 млн. Компенсации членам правления ВТБ составили по $1,95 млн.

Вокруг бонусов в Сбербанке разыгрался фарс. На прошлой неделе движение «Наши» устроило пикет у центрального офиса банка с требованием, чтобы топ-менеджеры Сбербанка отказались от бонусов. За 2008 г. 23 члена правления получили 933 млн руб. — по 40 млн руб. на человека. «Столь щедрые бонусы в условиях кризиса — открытый вызов государству и обществу, чьи деньги и чьи интересы обслуживает Сбербанк», — заявила комиссар «Наших» Мария Дрокова.

Помимо госбанков российские власти через Агентство по страхованию вкладов (АСВ) помогали ряду частных банков, которые из-за кризиса оказались на грани банкротства, — «Союзу», ВЕФК, «Северной казне», «Электронике» и др. Руководитель банковского комитета Госдумы Владислав Резник призвал Счетную палату проанализировать размеры и порядок вознаграждения топ-менеджеров банков, которым помогло АСВ: «Санация банков в любом случае проводилась за счет налогоплательщиков. Необходимо разобраться, не было ли при этом злоупотреблений с бонусами топ-менеджеров — таких, как в AIG».

Опасения Резника небеспочвенны. Например, ряд топ-менеджеров банка «Северная казна» еще 24 октября, когда у банка начались первые проблемы из-за кризиса, подписали дополнения к трудовым договорам. Они предусматривали увеличение зарплаты (с 450 000 до 750 000 руб. в месяц) и выходного пособия (с 6 до 24 месячных окладов). Выходило, в случае расторжения контракта менеджеры должны были получить по 18 млн руб. Но Альфа-банк, в итоге купивший «Северную казну», отказался выплачивать спорные вознаграждения и доказал свою правоту в суде.

Этические проблемы возникают не только у банков. Например, президент АвтоВАЗа Борис Алешин недавно попросил 26 млрд руб. господдержки. Между тем ветеран АвтоВАЗа Юрий Целиков считает, что топ-менеджерам следует начать экономию с себя. «Вице-президенты АвтоВАЗа получают от €20 000 до €70 000 в месяц, некоторые имеют квартальные бонусы по 500 000 руб., — возмущается Целиков. — Вдобавок московские менеджеры работают на АвтоВАЗе вахтенным методом, поэтому тратят колоссальные деньги на проживание в местных гостиницах и на охрану».

Бонус ни за что

Особая статья — немотивированные бонусы. Лауреат Нобелевской премии по экономике Джозеф Стиглиц считает их первопричиной финансового кризиса: они стимулировали банкиров проводить рискованные сделки. В случае успеха они получали миллионы, зато, когда банк нес убытки, ничем не рисковали. Информация о том, что по итогам 2008 г. банкиры с Уолл-cтрит получили $18,4 млрд бонусов, повергла американцев в шок. Бонусы — за что? За бездарное руководство? В отчете AIG прямо написано, что бонусы топ-менеджеров «не зависят от прибылей и убытков от операций с деривативами».

Почему бы вместо гарантированных — не зависящих от результатов — бонусов не платить топ-менеджеру просто большую зарплату? «Можно, но тогда это разрушит всю систему компенсаций. В любой компании существуют грейды: сколько должен получать гендиректор, сколько — его заместители и т. д., — говорит управляющий партнер Ward Howell Антон Дерлятка. — Выплата гарантированного бонуса позволяет эти ограничения обойти и платить выше рынка». Гарантированные бонусы распространены в финансовой сфере, прежде всего в инвестбанках. «Это очень хороший способ переманить человека к себе. Для кандидата это практически безрисковая стратегия: он переходит на новое место с гарантией, что как минимум не потеряет в деньгах», — говорит Дерлятка.

Например, талантливый инвестбанкир имел зарплату $500 000, а вместе с бонусами его доход составлял $5 млн. Чтобы переманить его, другой банк готов был предложить гарантированные $5 млн в течение 1-2 лет. Гарантированные бонусы получили специалисты Deutsche Bank, год назад перешедшие в «ВТБ-Капитал» — инвестиционное подразделение ВТБ. Его главе, Юрию Соловьеву, по итогам 2008 г. досталось порядка $10 млн. Именно во столько хедхантеры оценивают его годовую компенсацию с учетом гарантированного бонуса, при том что в кризис «ВТБ-Капитал» не совершил ни одной крупной сделки. Для сравнения: годовая компенсация гендиректора BP Тони Хейворда, по данным Hay Group, — $5,6 млн.

Компенсации, как в США — $10-20 млн в год, — не считались в России зазорными и для других отраслей, но там они все-таки зависели от результатов. «Телекомы, девелопмент, банкинг — эти бизнесы росли сумасшедшими темпами. Так же стремительно рос и уровень компенсаций топ-менеджерам в этих сегментах. Бонусы в крупнейших компаниях достигали десяти годовых зарплат, — говорит директор хедхантинговой компании Green Street Юна Скобликова. — Сейчас картина поменялась: бонусы урезали, так как они привязаны к чистой прибыли, которой нет. В ближайшие пять лет повторения прежней ситуации ожидать не стоит».

Урезать аппетиты

Раньше топ-менеджеры получали слишком много, зато теперь обозначилась обратная тенденция: чиновники разных стран стремятся ограничить их зарплаты. Барак Обама считает, что необходимо установить потолок зарплаты в $500 000 для топ-менеджеров банков, получивших помощь от государства. Такие же идеи звучат во Франции, Англии и России. Министр финансов Алексей Кудрин призывает ограничить зарплаты не только банкирам, получившим госпомощь, но и топ-менеджерам госкорпораций. Сейчас зарплаты руководителей госкорпораций достигают 1 млн руб. (около $30 000) в месяц, что в 3-4 раза выше, чем зарплаты российских министров.

Но то госкорпорации. Уважающие себя менеджеры частных фирм не пойдут работать за гроши. Например, бывший глава «Ренессанс Управление инвестициями» Андрей Мовчан привык к гарантированным бонусам и большим зарплатам: «Лично я смотрю не на цифры, которые мне предлагают, а на возможность заработать семи-восьмизначные суммы для себя как на часть финансового результата самой компании». Предправления Русского международного банка Роман Воробьев считает планку, предложенную Обамой, абсурдной. «В кризис людей необходимо мотивировать и бонусы должны существовать. Иначе кто тогда будет работать?» — удивляется он. «Не каждому под силу управлять огромной компанией, — добавляет финансовый аналитик Максим Осадчий. — Топ-менеджеры — особые люди, несущие огромную ответственность и риски».

Кстати, Обаме так и не удалось найти юридические аргументы, чтобы сократить бонусы менеджерам AIG. Вместо этого конгресс спешно принял законопроект о том, что бонусы свыше $250 000 менеджеров тех компаний, которые получили более $5 млрд из бюджета, будут облагаться налогом по ставке 90%. Скандал с бонусами послужит для многих уроком. «Российские и иностранные компании теперь меняют структуру компенсации: увеличивают базовую часть зарплаты, снижают размеры бонусов, зато делают больший упор на опционы», — говорит управляющий консультант Hay Group Денис Карасев. А базовые зарплаты в российских компаниях и так на 24% выше, чем в Европе.